1. Обратная сторона дивана

Она открыла глаза. Покосилась на будильник и улыбнулась – пять минут свободы и тишины. Относительной тишины. И относительной свободы. Тишину время от времени взгрызал храп Игоря. Вечно пьяного мужа.  Ей уже не нужно было принюхиваться, к спящему рядом. Это время миновало. Перегаром пропахло всё в, когда–то её, спальне: постель, одеяло, шторы. Этот запах преследовал и заставлял невольно вздрагивать от мысли, что и она сама впитала этот омерзительный дух.

А свобода? Она тихо, день за днем стекла по стеклу дождевыми каплями ее уступок под приторный припев мужниного “воркования”: “Лапусик, ты же не задерживайся дольше положенного – я же скучаю без тебя.” Под этот припев исчезли походы с детьми в кино и театры, их посиделки в кафешках и драйв на концертах; встречи с друзьями и подругами… даже вечера с родителями и прогулки в одиночестве, которые она так любила. Под такие припевки она лишилась всего своего. Даже права потянуться с просоня в кровати, прогибаясь новому дню на встречу и принимая его со всей страстью и желанием, но она могла просто полежать, еще не сорвавшись в очередной забег по кругу, глядя на мелькающие цифры будильника, отмеряющего секунды относительной свободы.

      Как она дошла до того, что утро ее перестало радовать? Куда делся утренний задор? В какой песок стекла радость нового дня? Она улыбнулась и нажала кнопку выключения будильника. Встала, накинула халат и вышла, встречать новый день, не оглядываясь на спящего мужа. Ей уже не хотелось любоваться этим мужчиной – мужчиной, который всегда скучал без нее и никогда по ней. И очень не хотелось, чтобы он сейчас проснулся и испортил утро с семьей. Она вышла на цыпочках из своей комнаты, прикрыла дверь и шагнула навстречу не прожитому дню.

Утро радовало: улыбками и шутками детей; отсутствием высокого давления и наличием аппетита у стариков; в меру крепким кофе; солнцем за окном и громогласным пением птиц. Даже младший с семье пес (щен по имени Карат) порадовал отсутствием лужи в прихожей. Ольга расслабилась и, продолжая посмеиваться, вошла в комнату, быстро переоделась в костюм. Окрик Игоря застал ее уже в дверях.

– …Лапусик, я так соскучился, дай я тебя поцелую, – муж выпростал руки из–под одеяла и раскинул их в приглашающем жесте. Но, Ольга оглянулась и, вернувшись, присела в кресло:

– Игорь, когда ты успел соскучиться? Мы не виделись от силы, – она оглянулась на часы за спиной, – четыре часа. После твоего предутреннего порыва страсти.

– Ну вот, проснулся и соскучился. Посмотри! – жестом фокусника он сорвал с себя одеяло. «Блин, опять утренний стояк …в мое рабочее время. Как же ты в молодости без меня обходился–то, а?» – взвыла она и скривив губы в улыбке процедила:

– Дорогой, а ты не мог бы по мне поскучать несколько иным способом?

– Ты хочешь сверху?

– Нет, дорогой, я сейчас совсем НЕ ХОЧУ! У меня мозг работой забит! А вот ты, например, встал бы для разнообразия в девять – хотя бы вольер починил, чтоб собаки цветы не вытаптывали. Я приеду с работы и увижу: мой муж по мне скучал! Он заботился обо мне, а не тупо сжигал время.

– Так, – Игорь подтянулся на кровати, подбивая под себя подушку, – Ты меня, говоришь, не хочешь? И с кем же ты тогда удовлетворяешься? А, лапусик?

Ольга встала, подняла с пола одеяло и кинула в супруга.

– Игорь, ты не мог бы меня, для разнообразия, иногда по имени называть? А то у меня чувство, что ты не помнишь, как меня зовут. А на работе – я работаю. Деньги там зарабатываю. Мне семью кормить нужно, а те что зарабатываешь ты, она подняла руку, предупреждая тираду мужа, – ты мужественно пропиваешь. Всё. Пока. Мне пора. И… можно, тоже для разнообразия – давай, я приду с работы – а ты трезвый… и, нет не приготовил ужин, а хотя бы сварил макароны?

Она развернулась и вышла из спальни, а потом и из дома, тихо притворив дверь. К старикам не зашла, не хотелось видеть на их лицах констатацию фиаско ее второго “похода за любовью”. Стыдно. Перед стариками и детьми было мучительно, до алых пятен на щеках, стыдно. Дражайший супруг не утруждался до пониженных тонов и финальную часть слышал весь дом. Она села за руль и уже через десять минут сидела в своем кабинете, обложившись чертежами.

А день задался. Работа закрутила ее в спираль, не давая просачиваться глупым мыслям об неудавшемся бабском счастье. И она бежала, по давно выверенному пути лабиринта, не растрачивая время на рассуждения о смыслах и бессмыслицах жизни, привычно принимая на себя ответственность за свои решения. Когда уже забрезжил просвет в конце трудового туннеля, зазвонил телефон. 

– …Оль, на работе? Я заеду?

– Давай.

Она отошла к окну, давая глазам отдохнуть от монитора. Сейчас Мага приедет, старый и хитрый друг, много раз пытавшийся подмять ее своим обаянием, и сделать своей «вечной должницей».

– …Душа моя, у тебя усталый вид, – мастер манипуляций живыми объектами улыбался ей даже теми зубами, которых не может быть в принципе.

– У меня нормальный вид для женщины, которая спит урывками по пять часов в сутки. Так что, дАрАгой, давай без реверансов… Что тебя к нам привело? В такое время? Только не надо про «жгучее желание меня увидеть и невозможность больше сдерживать его»…

– Ты читаешь в моем сердце, – и он прижал руки к груди и склонил голову.

– Я читаю по твоей хитрой физиономии, что тебе что–то «из–под меня» надо и по возможности “БЭЗВОЗДМЭЗДНО – то есть даром”! Так что пей свой кофе и – говори, мал–чык!

– Оль, а тебя часто «стервой» называют? – попробовал сбить Ольгу с настроя Мага.

– Бывает, – она равнодушно пожала плечами и уселась в свое кресло, – А что, есть желание? И повод?

– Я, может, действительно – заехал просто посмотреть на тебя, – тихо произнес Мага и если бы не столько лет знакомства, в его искренность можно было поверить, но Ольга качнула головой лево–право и прицыкнула языком. – Плохо. Не верю. Оваций не будет. По делу давай.

– Скучно с тобой. Все–то ты понимаешь. Есть тема…

– И конечно бесплатная.

– Помоги, а?.. Мне нужен генплан к завтра. Самое позднее завтра вечером.

– Почему, когда ты даешь не выполнимые обещания, я всегда та Золушка, что их выполнит?

– Ладно, сколько?..

– Столько!

Они расхохотались и …ударили по рукам. Потом пили кофе, он блестел глазами и, уходя, погладив ее по голове, сказал:

– Хорошо с тобой, только глаза у тебя всегда печальные, даже когда смеешься.

– Не придумывай. Иди с миром!

Ольга вздохнула, когда за ним закрылась дверь и посмотрела на часы…14.30. «Еще повоюем!» Очень много надо успеть. Успеть сделать… Делать, делать, делать…

 

В пять вечера заглянула Наташа и поинтересовалась:

– Ольга Викторовна, я Вам еще нужна?

– Что, уже пять?!. Нет, иди, конечно…

Следом в кабинет ввалились детки и не дали снова  погрузиться в работу. А по дороге они заскочили в магазин «за хлебом». Часа через полтора, пиная перед собой тележку, Ольга брела через гипер–пупер–маркет и задавала себе вопрос: «А замужем ли ты, дорогая?»

Добравшись все–таки до дома, она остановила машину у закрытых ворот. Закрытые ворота – хороший знак. Надежда – что Игорь трезв. Сын вышел и открыл ворота. Муж сидел на скамейке и курил. Он снова был пьян… Она подошла и села рядом. Ребята молча разгрузили машину и ушли в дом. Она достала сигарету из пачки и закурила.

– Почему?..

– От счастья.

– Ты …счастлив? – вдруг оказалось, что нечем дышать.

Два года ежедневной муки видеть, как он с каждым днем все больше спивается, уговоров, унижений и попыток помочь… А он, оказывается – пьет от счастья. Какого счастья? Счастья жить, перетекая с кровати на диван, а с дивана на кухню? Без смысла, без цели, без желания что–либо сделать. Сделать не потому, что тупо – НАДО, а потому, что руки чешутся и душа просит. Да и потому, что надо – ведь этого тоже нет. Жить, справляя нужду: поесть, поспать, попить, заняться сексом… Именно – заняться сексом, точнее – потрахаться. Они давно не занимаются любовью, он примитивно трахает ее, когда у него в том нужда… Он справляет нужду, а она терпит? И он – счастлив?

«Всё! Больше не могу!»

– Игорь, я сейчас пойду, соберу твои вещи, – она вдохнула сигаретный дым словно это был последний глоток воздуха на Земле и продолжила, – потом приготовлю ужин, и мы поужинаем. Спать я сегодня буду в гостевой. Пожалуйста, не скандаль – не надо волновать стариков и детей. А утром ты уедешь. И никогда больше не вернешься! А потом, …уже без меня, …ты бросишь пить.

 

(Просмотров за всё время: 61, просмотров сегодня: 1 )
10
Серия произведений:

Мозаика судьбы

Автор публикации

не в сети 7 часов

Мира Кузнецова

4 173
Улыбки чужие всех джокеров суть – никто же не знает, как горек наш путь
Комментарии: 1392Публикации: 117Регистрация: 24-01-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
19 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
belogorodka

Не знаю, чем вам не угодил целых десять лет этот эпизод? Зная содержание второго – мне все понятно. Вычитка нужна – много очепяток, катавасия с запятыми и парочка ошибок (может больше- не считала).А так все супер! жиза!

0
belogorodka

“Ей уже не нужно было принюхиваться, к спящему рядом”.(запятая не нужна); “Она тихо, день за днем, стекла по стеклу”; “Встала, накинула халат и вышла встречать новый день, не оглядываясь на спящего мужа”.; “с просоня”, а нужно – спросонья. А у вас этого рассказа в гуглдоках нет? Времени нет(вот честно) копировать каждую ошибку!!! Если вам действительно она нужна – вычитка. 

0
mgaft1

После прочтения вашего рассказ я кажусь себе семейным героем. Смотрите НЕ ПЬЮ, деньги все в семью, с детьми занимаюсь, пищу готовлю, в квартире убираюсь, массаж жене делаю, по утрам к ней не пристаю. Но вы знаете – она все равно недовольна. )))

Серьезно, хороший рассказ. Читается легко и быстро. Я прочел от начала до конца и не заскучал. А на знаки препинания я вообще никогда не обращаю внимания. Ну разве что “Казнить нельзя, помиловать.”

Кроме того, мне стало очевидным, что вам на письме не нужно выдумывать каких-то особых красивостей, потому что они у вас получаются органически, и как раз в том объеме, который не препятствует пониманию прочитанного.

Только в одном месте я не понял вот этой конструкции

“который всегда скучал без нее и никогда по ней”

Это что отличие физической нужды от духовной?

1
mgaft1

В таком рассказе хочется знать как все начиналось и почему выбор Оли остановился на том мужчине, который сейчас оказался с ней на диване и от которого пахнет перегаром. Был ли он такой с самого начала и что случилось с ним, если он таким с самого начала не был?

1
mgaft1

А она у вас опубликована?

1
mgaft1

 👍 Прочту и тогда обсудим.

1
mgaft1

Нет. Надо читать все сразу.

1
mgaft1

Ну вот, первый путь я прошел. Немного сумбурно. Прыжки памяти в разные времена. Теперь прочту второй раз. Хочу только понять если я на правильном пути.

Сеня – первый муж, которого Оля любила.
Игорь – второй муж, который пьяница.
Мага – второй мужчина, к которому Оля неправнодушна, но он провинился, и она не хочет его прощать.

Кстати – МАГА – это сейчас предмет большой политических разногласий в СЩА.

MAGA – это лозунг Трампа. (Make America Great Again) – Сделаем Америку Опять Великой

Наконец Федор, который хочет называть Оли мамой маленькой Нади. Хотя здесь я не понял, хочет ли он рассматривать Олю во всех остальных аспектах семейной жизни.

1
belogorodka

Я уже прочитала… впечатляет. Правда, хорошая история и написана хорошо. Вы ее нигде не публиковали? Только на прозе?

1
Madam

Но это же не конец, Мира, ведь так? Созависимая пара не может так легко решить проблему. Описано ярко, герои сочные, действия много, диалоги – чудо-диалоги. Вы мастер, что тут скажешь 👍 

1
БФ-2 ФиналБФ-2 Финал
БФ-2 Финал
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

19
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх