Рассказ № 32 Папины семейки завершают круг

Количество знаков: 17969

– Поднять флаг!
Бодро заиграл гимн, смиксованный когда-то из заготовок, бесплатно выставенных в сети. Командор смотрел на полотнище глазами, влажными от нахлынувших на него патриотических чувств. А может, просто от старости. Или того и другого вместе.
Дождавшись, когда стихнут последние аккорды, он удушливо закашлялся, но сумел справиться с приступом, восстановил дыхание. Взял в правую руку микрофон.
– Друзья! Родные мои! Все мы знаем, что промысловая рыба любит теплую воду. И вам хорошо известно, что наши партнеры с той, другой стороны, не желают относиться к этому факту с должным пониманием.
Он достал было портсигар, но снова закашлялся. Тоскливо поглядел на металлическую коробочку, убрал ее обратно в карман.
– Есть информация, что они готовят специальную технику для получения доступа к блоку управления. Надо ли говорить, чем это может для нас обернуться? Не-поз-во-лим!
Командор решительно потряс над головой мясистым кулаком, щеки его налились румянцем.
– Наши военно-морские силы готовы, так сказать, всей своей мощью…
– Жора. Жор. Слезь-ка, чего спрошу… – пожилая женщина вытерла руки о передник, потянула оратора за рукав, заставляя спуститься с деревянного ящика.
– Маша, я речь говорю. Погоди.
– Как считаешь – кабачки уже снимать?
– Рано, маленькие еще, – возразил он вполголоса, виновато оглядываясь на “друзей, родных”.
– Ничего не маленькие. Перерастут – хуже будет. Лучше сейчас снять.
Он махнул рукой – “черт с тобой, снимай!” Но торжественность момента была упущена и Георгий с досадой оставил ящик-трибуну.
– Короче говоря, – изрек он уже без микрофона, – ваше мнение для меня не безразлично. Но если потребуется… Если потребуется, я… мы без колебаний нанесем удар! И вопрос этот больше обсуждаться не будет! Просто хотел, чтоб вы знали. Так вот.
Семья – все девять человек, не считая жены командора Маши, ушедшей снимать кабачки, с неподдельной скукой в глазах взирали на главу семейства. Жора не удержался, достал сигарету и в расстроенных чувствах задымил. Потом отвернулся, побрел прочь. Собрание можно было считать законченым.
Светка, младшая из дочерей командора, направилась в противоположную сторону, к морскому прибою. Туда, где от самой береговой линии уходила, вклиниваясь в водные просторы, песчаная коса, превращавшаяся у самого горизонта в безымянный архипелаг. Цепочка островов делила резервуар, который в семье называли морем, на две части.
Светка шла, зарываясь босыми ногами в песок, еще не успевший остыть после долгого дня.
Немногим больше километра вдоль по косе – и вот уже показался домик коптильни, а рядом с ней маленький четырехколесный аппарат. Из домика девчонка вынесла сверток, который аккуратно уложила в багажный отсек квадроцикла. Подцепила мимоходом краба, деловито переползавшего через косу из правой части моря в левую, швырнула его обратно. “Нечо без разрешения менять ареал обитания!”
Прежде, чем тронуться в путь, она подняла голову. Вечерело, в “небе” набирали яркость огоньки звезд. Одна из светящихся точек двигалась со стороны поселка к краю света. Странная звезда, не должно ее тут быть. Почти год кружит вокруг станции, и появилась-то из ниоткуда. Братья говорят – наблюдает за нами кто-то. Светка пожала плечами. “Может, мусор притянуло”.
Включила электродвигатели, отпустила педаль тормоза. Квадроцикл покатился по песку.
Между островами, образующими архипелаг, были сделаны насыпи, а где-то даже перекинуты мосты, так что ехать было легко и приятно. До края – всего девять километров.
Через полчаса она въехала на пограничную полосу суши. Остановилась, спрыгнула с машины. Выудив из багажника сверток, пошла пешком. Туда, где край земли закруглялся, опускаясь вниз. Искусственная гравитация распределялась равномерно, казалось, будто идешь по ровной дороге. И все же от неприятного ощущения, будто вот-вот кубарем покатишься под откос, захватывало дух.
Если человек за всю свою жизнь хоть раз резал торт – а он наверняка резал – то поймет, что из себя представляет станция. Ломоть, который его обитатели ласково называли Пирожком. Треугольный, с заостренным концом. Как кусочек торта, вращающийся по часовой стрелке на невидимом блюдце. А люди – муравьи, ползающие по его боковым сторонам.
– Привет.
– Здравствуй, Артем. Извини, я задержалась. Папочка речь толкал.
Она подошла к парню, обняла его. Он улыбнулся, спросил:
– Ваш тоже? И у нас собрание было. Рассказывал о коварных планах партнеров.
Света криво ухмыльнулась, протянула приятелю сверток. Он поднес его к самому лицу, закрыл глаза, втягивая аромат.
– Что это?
– Треска. Копченая.
– М-м… Здорово! Идем на нашу сторону, я развел костер.
День здесь только начинался. Звезда – старый карлик – излучал, но не бог весть как. Впрочем, с той орбиты, на которой крутился Пирожок, хватало и этого.
На артемовой стороне станции не было огромного резервуара. Только бесконечные, цветные лоскуты полей и пастбищ, разделенные редкими перелесками и каналами.
Артем привел Свету к поляне, закрытой с трех сторон березовой рощей. Здесь действительно горел костер, неподалеку от которого лежало покрывало, на нем – корзина с фруктами, бутылка вина и две глиняные кружки.
Девушка молча наблюдала, как ее приятель с благоговением разворачивает сверток, раскрывает кусок рыбины и неторопливо, звенышко за звенышком, отправляет в рот белое мясо.
– Вкусно?
Он кивнул.
– Еще бы!
Налил красного, протянул кружку подруге. Они выпили и Артем позволил себе коснуться хрупкой девичьей ладони. Светка глядела на него испытующе, словно оценивая. Думала о чем-то своем. Потом аккуратно освободилась от его руки, распустила соломенные волосы. Зажав в губах резинку, стала собирать локоны в хвост.
– Свет.
– М-м?
– Дружить скучно.
Он погладил ее плечо, будто нечаянно задев лямку платья.
– Угу, – она справилась, наконец, с волосами. – Два года было не скучно, а тут вдруг приуныл. С чего бы?
Он вздохнул, откинулся на спину, уставившись в “небо”. На станции оно не было голубым, слишком тонкий слой атмосферы. Всегда видны искорки звезд – сейчас ненамного бледнее, чем ночью. И снова прочертила небосвод неизвестная точка.
– Что это за фигня? – спросила Светка, указывая вверх надкусанным яблоком.
Артем пожал плечами.
– А если упадет? – не унималась девушка. – Пробьет прозрачные панели, как считаешь?
– Не возьмет, – ответил парень, разглядывая светкины коленки и то, что приоткрывал задравшийся подол, – они неприступные. То есть, я хотел сказать порочные. Тьфу, прочные!
Светка заливисто рассмеялась, выкинула яблочный огрызок в траву. Легла рядом с Артемом.
– Папочка рвет и мечет, того и гляди спецоперацию придумает – как Пирожком завладеть. А твой?
– Та же фигня. Хочет перепрограммировать станцию, чтобы увеличить на нашей стороне световой день.
– Сможет?
– Не знаю. Проблема в том, что Пирожок – сегмент большой станции с единой системой управления. Таких сегментов в ней двенадцать штук было. Потом кризис разразился, ее распилили и по кускам фермерам распродали. Поэтому двигатели позиционирования и вся электроника уже халтурно устанавливались – лишь бы прикрутить, чтобы само в автоматическом режиме работало. На ручную настройку не рассчитывали, блок управления утопили где-то на дне резервуара.
– Значит, мы первые можем добраться.
– Можете. Море – ваша стихия.
Светка насупилась.
– Знаешь, если я отсюда вырвусь – никогда больше не буду жить у моря! Знал бы ты, как мне все это надоело. Вечный запах рыбы, прилипшая чешуя… Водоросли дурацкие… То ли дело среди лесов и полей! Черт, да я бы и на обычную станцию согласилась, не фермерскую, лишь бы не ощущать в воздухе соленый привкус.
– Сегодня как раз почтовик автоматический прилетает.
– Не сыпь мне соль на сахар.
Она взяла еще одно яблоко, подумала, вернула его обратно в корзину.
– Образование, которое можно было получить онлайн, я получила. Нужно двигаться дальше. Меня ведь приглашали, говорили, что способная. Вот только отец не отпускает и денег никогда не даст. А я здесь с ума сойду, Артем!
Он потянулся к ней, осторожно прижался губами к светлым волосам.
– Ну, среди полей тоже свихнуться можно. Навоз, химикаты, удобрения… Свет, знаешь что?
– Что?
– Ты красивая.
– Спасибо. Хочешь переспать со мной? – не предложила, но спросила она, задумчиво теребя подол, не зная, что с ним делать – задрать повыше или одернуть.
– И что в этом плохого?
– Братья тебя убьют.
– Да кто им скажет?
Она улыбнулась, позволила себя поцеловать. Сначала нежно, потом с желанием, распаляющим обоих. Он коснулся ее бедра, провел рукой по талии, еще выше, остановившись под самой грудью.
– Постой, – она схватила его за ладонь. – Как-то… Не знаю… Что-то не так!
– Что может быть не так?
– Ты спешишь. Почему? Никогда ведь не настаивал, не торопился.
Артем вздохнул. Потянулся за кружкой, залпом осушил ее.
– Я не тороплюсь. Просто не могу уже смотреть на тебя по-дружески.
Они расстались в молчаливом недовольстве, но с надеждой, что, может, завтра все образуется, наладится само собой.
Артем возвращался знакомой дорогой, под звонкий стрекот кузнечиков и шелест колосящейся пшеницы. Впереди виднелась зеленая полоса фруктового сада, за которым – он знал – его ждет поместье и привычные, рутинные дела, от которых нет спасения на фермерском дуплексе, площадь одной стороны которого лишь пять на десять километров.
– Темка! – отец заметил парня издалека, махнул ему рукой. – Идем со мной.
“Ох, не к добру это”. Артем прибавил шагу, заранее готовя себя к чему-то скверному. Он старший сын в семье, брату только пять, остальные девчонки. Если отец зовет его, значит дело важное.
– Что случилось?
– То, что должно было случиться. Я уже говорил! Всем вам говорил! А вы с мамкой Верой думали, что старик Всеволод глупости болтает? Вот получите теперь…
Они подошли к ангару, ворота которого всегда были открыты. Внутри стоял старенький фермерский биплан. Рядом с ним, в тени, прислоненный к дощатой стене испускал аромат смазки и пороха ручной пулемет.
– Хватай эту штуку и забирайся на заднее сиденье.
– Пап…
– Не папкай, хватай и забирайся! – он повернулся к сыну. – Они будут доставать кабель со дна. Жорка уже вышел в море на своей колымаге. Хочешь, чтобы рыбаки перехватили управление Пирожком? Оставили нас без света? Залезай, говорю, в самолет!
Мотор чихнул, выпустил сизую струю дыма. Нехотя провернувшись, запел монотонную песню пропеллер, его лопасти слились в полупрозрачный диск. Машина вырулила на взлетное поле, задорно подпрыгивая на кочках. Артем видел, что со стороны поместья бегут старшие сестры, за которыми едва поспевала мама, но самолет им не догнать – он уже начал разбег.
Взлетели, сделали круг. Безопасной высотой считалась сотня метров, потому что на двухстах можно врезаться в прозрачные панели, отделяющие теплое нутро станции от ледяного космоса. Но отец никогда не придерживался инструкций.
Летательный аппарат резал крыльями клубы пара, скапливающиеся под самым “потолком”; сквозь белесые клочья порой был виден блеск панелей и отражение желтого корпуса биплана. Казалось, до бронированного стекла можно дотянуться рукой.
Они направлялись к самому краю, остроугольной грани Пирожка. Когда до обрыва оставалось совсем немного, отец отодвинул штурвал от себя, заставляя фермерского летуна сорваться в пике. Земля стремительно приближалась. Но вот самолет проскочил над краем и они оказались летящими вертикально вверх – это уже была другая сторона станции! Внизу, в бледном сиянии звезд, мерцала поверхность моря.
Отец выровнял полет биплана, позволил ему спуститься ниже. Крикнул, повернувшись вполоборота:
– Смотри по сторонам!
– Так темно же! Не видно ничего!
– И пулемет приготовь!
– Я стрелять не буду!
Он будто не слышал слова Артема, пустил самолет по плавной дуге, осматривая поверхность ночного моря. Над бипланом бесшумно двигалась светящаяся точка, совершающая вокруг станции один виток за другим. Но сейчас до нее никому не было дела.
– Вон там!
Отец указал рукой куда-то в сторону.
– Видишь?
– Нет!
– Сейчас развернусь, зайду еще на один вираж!
Машина накренилась, мотор заурчал громче, прибавляя обороты. Артем успел разглядеть во мгле цепочку островов, связанных насыпями и мостами, и, кажется, даже маленький домишко, построенный на одном из клочков суши. Коптильня? Он вспомнил волшебный вкус белого мяса, сглотнул.
– А, дьявол!
Их ослепил луч прожектора. Отец дернул штурвал в сторону, уводя самолет из конуса беспощадного света. Сияние преследовало их, биплан нырял и поднимался вверх, заваливался то на правый борт, то на левый, порой ускользая от прожектора, но потом снова натыкаясь на луч.
На одном из виражей Артем сумел разглядеть источник света: небольшая субмарина, рубка которой возвышалась над морской гладью.
– След! Видишь след?
Он пригляделся и в отсветах прожектора действительно заметил тонкую линию, тянущуюся за подводной лодкой.
– Это кабель! Его надо перебить!
Отец несколько раз оборачивался, ожидая, когда Артем откроет огонь из пулемета.
– Стреляй, мать твою! Стреляй, сукин ты сын!
Оставляя за собой сверкающий пунктир, пулеметная очередь полоснула по морю. Один раз, другой…
– Стреляй в лодку, если не можешь попасть по кабелю!
– Я не буду!
– Дай сюда!
Отец попытался вырвать из рук сына пулемет. Артем не хотел его отдавать, но испугался, что в неуправляемом самолете они разобьются и позволил забрать у себя оружие. Как его родитель орудовал и пулеметом, и штурвалом – одному богу известно! Но вот очередной пунктир достиг цели, пули врезались в обшивку судна, высекая искры.
Тут же последовал ответ: несколько зарядов пронеслись мимо биплана, один угодил в мотор. Самолет закашлялся, словно командор Георгий, пославший эти заряды. Пропеллер стал вращаться с перебоями, пока, наконец, не замер. Они падали.
– Держись, Темка!
Машина по дуге зашла на цепочку островов. Еще мгновение и шасси коснулось водной поверхности. Биплан не перевернулся только потому, что выскочил на один из островов и, до того, как снова оказался в воде, успел замедлиться. Их крутануло, правое крыло коснулось поверхности моря. Самолет качнулся и ме-едленно встал на все три колеса.
– Живой?
– Живой.
Они покинули машину, выбрались на берег.
– Где эти ныряльщики, черт бы их побрал?!
Ныряльщики волокли что-то на себе, приближаясь к тому клочку суши, на котором уже находились Артем и его отец. Субмарина, с которой они эвакуировались, дала течь – она погрузилась кормой под воду, выставив кверху нос.
– Убью!
– Пап, перестань. Вы и так друг друга чуть не убили.
Отец отмахнулся, он уже шел навстречу командору.
– Ты что же это творишь, Жора?
– А как ты думаешь, Сева? По-твоему, я должен был ждать, когда ты первый доберешься до управления и установишь себе сорокачасовой день? Или, может, семидесятичасовой? Рыбам нужна теплая вода, идиот! Мы не отдадим тебе ни одной минуты светового дня!
– Рыболов ты мамкин, Жора! Твои водоплавающие не сдохнут и в холодном море. А вот пшенице и фруктам нужен свет, больше света!
Командор Георгий бросил кабель, подключенный к металлическому кейсу, угрожающе стал надвигаться на пилота.
Издалека, со стороны поселка, послышался шум мотора, через минуту показался свет фар. Микроавтобус свернул с дороги, остановился у кромки воды. Из него выгрузилось взволнованное рыбацкое семейство. Не решаясь встревать, они смотрели на убеленных сединой мужчин, готовых вцепиться друг другу в космы.
Артем покосился на Свету, она на него. Ничего не сказали друг другу, слушали, как бранятся Сева с Жорой – выплевывая друг в друга слова, прожигая уничтожающими взглядами.
Вскоре и с другой стороны, от края мира, показался грузовичок. Семья Всеволода выгрузилась рядом с соседями, некоторые даже переглянулись, кивнули друг другу.
– Кабачки снимали? – тихо спросила Вера у Маши.
– Решила снять, а то перерастут. Хотя он, – кивнула на мужа, – был против.
– Может, разнять?
– Пускай пар выпустят, дураки.
Когда у дураков перешло от слов к делу, родственники продолжали наблюдать. Извозившись в прибрежной грязи, двое награждали друг друга тумаками, отбирали один у другого кейс, подключенный к подводному кабелю – словно малые дети, не поделившие игрушку. Что-то вдруг нажали, переключили, потому что земля под ногами вздрогнула и через минуту ночь стала превращаться в сумерки, а потом и край местного солнышка показался над горизонтом – станция разворачивалась в обратную сторону.
– Не туда нажал, ушлепок! Включай обратно по часовой! – негодовал Сева, силясь щелкнуть переключателем. И, кажется, дотянулся, потому что все опять ощутили толчок, а солнце снова стало опускаться за горизонт…
Хлопок. Яркая вспышка. Севу с Жорой отбросило в разные стороны, кейс плюхнулся в воду. Оторванный, искрящийся кабель вздрагивал на берегу, словно живой удав. Но и он вскоре затих.
– Чего? Чего случилось-то? – командор часто моргал, уставившись на горизонт, туда, где по-прежнему была видна половинка солнечного диска. – Не двигается.
Сева подошел к нему, сплевывая выбитый зуб и попавший в рот песок.
– Точно?
С минуту он сам наблюдал, потом подтвердил:
– В закатно-рассветном зафризился. Йо-о… – сел на землю, закрыл лицо руками. – Ни себе, ни людям!
– Сам виноват! Надо было…
– “Надо было, надо было!” Теперь-то чего делать?!
Жора почесал затылок.
– Давай попробуем обратно подключить.
– Замкнуло там! Сгорело, поди, все.
– Погоди, надо же проверить. Эй, принесите кто-нибудь отвертку и пассатижи. Можно и молоток.
Светка решила, что за инструментом пойдет Артем, как самый старший. Но огляделась и поняла, что Темки рядом нет.
Грузовые пакгаузы и швартовочные узлы располагались на задней стороне Пирожка. Девушке пришлось спускаться на лифте, чтобы добраться до нужного места. Артем мог и домой вернуться, в поместье, но Светка чувствовала, что он здесь!
Остановилась перед шлюзом номер один – услышала изнутри шум. Осторожно заглянула в дверной проем. Тема стоял к ней вполоборота, держал в руках маленький пульт и разглядывал что-то через обзорное окно. Там, в звездно-колючей темноте, Светка заметила движущуюся точку. Траектория ее полета как будто изменилась, да и сама звездочка стала увеличиваться в размерах. Она летела к шлюзу!
“И чего это такое? Артем управляет этой штукой?! Господи, да это же дрон!”
Уже не скрываясь, Светка вышла из-за угла, хотя парень до сих пор не замечал ее. Он ждал, когда в переходной камере шлюза выровняется давление, чтобы затащить дрон внутрь.
– Значит, это твоя игрушка? Мог бы и сказать.
Артем обернулся.
– Света? Я не думал, что ты…
– Для чего тебе это? – девушка кивнула на “игрушку”.
Понимая, что отпираться нет смысла, Артем нажал на пульте кнопку. В дроне откинулась крышка, открывая доступ к потайному отсеку, из которого парень извлек тряпичный сверток.
– Милота, – усмехнулась Светка.
Тряпицей оказались раскрашенные в горошек семейные трусы. Артем развернул их, показал пластиковый прямоугольник.
– Отцовская заначка. Мать однажды нашла, так он на орбиту запустил, в дроне. А я видел.
– Ого. И что же ты – решил стибрить семейные накопления?
– Это не совсем семейные. Просто свободные деньги, оставшиеся от прибыли. Отец хотел их припрятать до поры до времени.
– А ты, стало быть, решил на них… что?
Она огляделась, заметила на полу дорожную сумку и летный костюм. Подняла голову. Несколько мгновений смотрела Артему в глаза.
– А-а, вон оно чо… – девушка сделала шаг назад. – Ясно-понятно. Сматываешься! И меня…
Глаза ее увлажнились.
– Меня здесь бросаешь. Вот, значит, почему торопился… там, на поляне… Решил попробовать напоследок. То, что еще не пробовал.
– Свет, я знаю, как это выглядит, но…
– Да не говори ничего. Уматывай!
Развернулась, быстро пошла по коридору к лифтам, смахивая на ходу слезу.
– Постой!
Догнал ее у раздвижных дверей. Светка развернулась, но не стала слушать объяснений, влепила ему пощечину – наотмашь, от души, так, как никого и никогда в жизни не била.
Опешивший Артем несколько долгих мгновений моргал, держась за щеку. Потом сунул Светке в руку пластиковый прямоугольник.
– Знаешь… Тебе, пожалуй, нужнее. Деньги можно снять без проблем – она не именная, универсальная. Там несколько тысяч коинов, на год хватит, а потом устроишься. Ты же способная.
Он посмотрел вглубь коридора.
– Почтовик у пятого шлюза, уходит через двадцать семь минут. Возьми мою сумку, там кой-чего пожрать. И костюм надень – в платьишке-то замерзнешь.
Оставил ее одну. Не стал ждать лифта, пошел к лестнице, уговаривая себя не оглядываться. В глубине души надеялся, что и она его догонит, скажет “подожди!”
Но не догнала. Не сказала.
Артем собирался вернуться в поместье и уже прошел половину пути, когда передумал, направился к выходу на морскую сторону. Решил, что все уже разошлись и можно будет побыть одному. Но издалека заметил костер, вокруг которого двигались фигуры, доносились голоса, смех. Подошел ближе и понял, что топор войны зарыт: одно семейство перестало быть другому “партнерами с той стороны”. Теперь они просто соседи. Просто люди.
– О, почтовик отчалил, – заметил Сева, глядя на “небо”. – Надо будет в шлюзовую сходить, посылочку забрать с Галактик-Экспресс.
Заметил Артема.
– Темка, а ты где был? Мы тебя потеряли. И Светка куда-то запропастилась, – он хитро подмигнул. – Да уж мы знаем, чего там!
Всеобщие радость и веселье раздражали парня, нагоняли на него тоску и уныние. Правильно ли он поступил? Стоило ли оно того? Теперь только гадать. И вспоминать ее добродушную улыбку, голубые глаза, светлые волосы. Острые, со ссадинами, коленки.
Он вздохнул.
– Света больше не…
Отец перебил его, указывая куда-то за спину парня:
– Что ж, вот и она!

(Просмотров за всё время: 425, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
60 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
const

Сам рассказ интересный, но название у него неудачное, на мой взгляд.
А так – вечный сюжет о соревновательности и неприязни двух семей, известный еще с дошекспировских времен. Эти Монтекки и Капулетти, как я понимаю, живут то ли на корабле поколений то ли на мирной космической станции. Рыбаки против фермеров. И там и там ребенок хочет от жизни чего-то большего, чем ловить рыбу или выращивать фрукты. Старшее же поколение уже всем довольно и несколько романтизирует свою работу (о, как я их в этом понимаю!), чего девушке и юноше кажется скучным. А там зарождаются чувства. Нет, не сбежать вместе в общее будущее (на это просто денег не хватит), а совершить красивое пожертвование свом будущем ради будущего любимого человека – Артем отдает все добытые средства Светке на учебу, а Светка… возвращается к Артему, видимо, решив, что чувства стоят профессии. А хорошо, что семьи помирились не на потере ребенка (нафиг эти шекспировские страсти!), а на общей отцовской лаже с питающим кабелем – теперь у них всегда рассвет

1
kompas

Спасибо автору за рассказ. Читается легко, живые диалоги украсили повествование. Сцена с поцелуем вызвала улыбку. Подогрели читательский интерес. Эротика сейчас есть практически в любом фильме, книге и тд. Но вы мило ограничились границей 16+, это правильно. Интересным получился фантастический мир. Последний поворот ключа помирил и расставил по местам дружбу, любовь, отношения. Рассказ оставил приятное впечатление.
Удачи!

0
Flake

Хороший рассказ и написан хорошо. Смутили “увлажнившиеся от старости глаза”, но возможно это один из фандопов автора).
И к концовке есть вопросы, с одной стороны – всё логично, в канве сюжета и предшествующей встречи, с другой – слишком приторно-киношно получилось, но это уже вкусовщина.

1
Vladimir Zenin

Соседская война в космических декорациях – весьма неплохо.
Коммунальная космическая станция разделена конфликтом из-за пришедшей платежки за свет. Жора закрывает спиной майнинговую ферму, а Всеволод шкафчики из которых наружу предательски выглядывают фиолетовые лучики.
Мало описаний станции. Лично я знаю только две формы вращающихся космических станций – цилиндр и тор. Более экзотические вращающиеся шары или гантели обычно фантастами не рассматриваются. К какому именно типу (или даже вообще другому) относится станция я так и не понял.
И кабачки я не люблю.
В остальном все прекрасно.

1
Александр Михеев

У автора есть целый абзац, посвящённый форме станции. Цитирую: “Если человек за всю свою жизнь хоть раз резал торт – а он наверняка резал – то поймет, что из себя представляет станция. Ломоть, который его обитатели ласково называли Пирожком. Треугольный, с заостренным концом. Как кусочек торта, вращающийся по часовой стрелке на невидимом блюдце. А люди – муравьи, ползающие по его боковым сторонам”

0
Vladimir Zenin

Оспорю. И цилиндр и тор в сечении – торт. А пирожки-булки бывают разные.
По боковым сторонам ползают, опять же – что цилиндр что тор подходят.
Треугольный с заостренным концом – вообще все с ног на голову ставит. Зачем так станцию резать, жуть. Ну допустим. Ось его вращения – острый угол (следовательно это часть более крупной станции), или центр масс (следовательно это отдельный аппарат странной формы)?
Из текста вроде ясно, что часть более крупной станции. На форму в любом случае это свет не проливает.

Это не принципиальный вопрос, от меня рассказ и так получит высокий балл.
Но поскольку меня интересуют вопросы строительства космических станций, я не мог не обратить внимание.

0
Александр Михеев

Я абсолютно без понятия, зачем автору такая форма станции) Просто процитировал текст. Треугольный ломтик торта – мне понятно, что речь идёт о сегменте цилиндра, радиус основания которого превышает высоту. Тортов в форме тора я никогда не видел. и да, я – не автор этого рассказа)

1
Александр Михеев

Война и любовь на кусочке торта) Оптимистичный рассказ. Есть у меня один личный критерий оценки конкурсных (и не только) рассказов: останется ли рассказ в памяти по истечении некоторого времени. Этот – останется, как приятное воспоминание. Спасибо!

0
IrinaKrechet

Интересно читается рассказ. Правда, жаль Светкиных чувств. Чудаковатые главы обоих семейств и умиляют, и в то же время хочется осудить их за нелепые стремления. Из названия можно было бы понять, что сейчас прочитаешь юмористический рассказ. Не соответствует замыслу название. Среднее, противоречивое впечатление.

0
mechanik

Коллизия определенно не нова. Ну так, и Шекспир не сам про Монтекки и Капулетти придумал. Но всё ж таки, у него (Шекспира) как-то бодрей было, хоть и все померли. Я где-то читал версию реальной Веронской истории. Так там Мо и Ка, утомившись от многолетней поножовщины, решили породниться, выдав Джульетту за Ромео. А у девушки совсем другие планы были на стороне. Она чуть руки на себя не наложила, но в итоге так и прожила до старости с постылым Ромео. Вот это трагедия. Да.

За истинность истории не поручусь, но на балкон Джульетты в городе Вероне своими глазами смотрел. Действительно – небольшой такой балкон (хоть и новодел 20 века). И дом очень приличный. Я это к тому, что писатель Шекспир довольно много от себя придумал. А в рассказе новое – антураж аграрно-космический, хэпптенд и отсутствие страстей (не считая маразматиков).

А так, да. Все очень мило.

1
Александр Прялухин

Вы так много посвятили слов Шекспиру, что мне даже стыдно стоять рядышком, со своим-то рассказом. Между тем – хотите верьте, хотите нет – о разборках этих ваших Монтеков и Капулетей я думал меньше всего. Вообще не думал. Это я не оправдываюсь, просто к сведению. Изначально даже не было любовной линии юноши и девушки, она уже в процессе написания созрела. Ну что тут скажешь? Всё уже написано до нас. Меня это никогда не смущало. Пишу себе и ладно, а похоже на кого или нет – дело десятое.

0
mechanik

Ну, то есть, сначала была тема про два враждующих семейства, а потом сама-собой пришла мысль о соответствующих влюбленных. Вы правы, все сюжеты – уже до нас 🙁 Но тут (на мой личный взгляд, конечно) это получилось довольно нарочито.
И под впечатлением, я больше букв написал про Шекспира и Верону, чем по делу.
Что мне в рассказе понравилось, так это сцена в самом начале, когда отец семейства выступает с патриотической пламенной речью, и тут влезает супруга с кабачками.
А поскольку, все что дальше, мне понравилось меньше, я от разочарования ничего толкового и не написал. Сорри.

1
Ульяна

В следующий раз вдвоем сбегут Ромео и Джульетта.
Отличный рассказ и слог, и папаши особенно хороши. Я не помню, был ли там поворот направо?

0
Shad

С удовольствием прочитал рассказ, как-то даже почувствовал ветер с моря и услышал шелест пшеницы, со стрекотом кузнечиков на поле, вкупе с футуристическим, вечным сиянием звезд из-за прозрачных панелей. Да и сама история легкая и интересная. После прочтения особо не обращаю внимание на название рассказа, но благодаря одному из комментарий обратил внимание, название не подходит рассказу, надо придумать что-нибудь получше, но это конечно автор пусть сам решает).Удачи автору в конкурсе!

0
Автор

Там игра слов, в названии: папины семейки – две семьи, во главе которых стоят дурни-папочки )

0
Shad

Ааа, вот оно что, имеется ввиду семьи, а я подумал семейки – это семейные трусы(только вместо семейники почему то написали семейки), которые летали в дроне вокруг станции, теперь стало все более логичным))

0
Автор

Так и это тоже ) Поэтому и игра слов, двойное значение.

0
Макс Крок

Тут поворот ключа или поворот отношений является темой? Или и то и другое? Хотелось бы думать, что поворот отношений, т.к. вернуться к своей бабе, есть не что иное, как “поворот направо”. Если поворот заключался в этом – респект. Космическую станцию можно заменить на обычную ферму и делить, например, воду из ручья или скважины. В этом смысле фантастика отсутствует. Уже не первый рассказ, где при ликвидации фантдопа, сюжет бы не пострадал.. А так-то да, писать автор умеет очень хорошо. Про отношения, например…

0
Александр Прялухин

Тут имеется в виду последний поворот станции (“в закатно-рассветном зафризилась”). Она ведь по часовой крутилась, то есть слева направо.
А то, что якобы при ликвидации фантдопа сюжет бы не пострадал, это плохо? И в фантастике что, не нужно про отношения? Только тыщ, ты-дыщ, пыдыдыщ? ))

0
Макс Крок

Спасибо за пояснения.. Насчет чего в фантастике должно быть – это побольше фантастики, собственно.. много отношений, это мелодрама; много тыщ-пыщ – боевик… хочется чтобы жанр фантастики, образно говоря, стоял первым из списка жанров..

0
Александр Прялухин

Голой фантастики не бывает. Так или иначе она все равно состоит из этих самых тыщ-пыдыдыщ, чего-нибудь детективного, чего-нибудь комедийного, и т.д. Ну и отношений в том числе. Но в этом рассказе, я думаю, фантастика как раз на первом месте.

1
Алексей2014

О вечном? Всё понравилось. Даже захотелось нарисовать. Вот так, видимо, и надо учиться масштабами оперировать: сюжет на копейку, а идея на рубль! В итоге – сундук сокровищ… Спасибо, удачи.

0
Александр Прялухин

Ну… Э-э… Да! Сюжет действительно простой, если не сказать – примитивный. Я согласен. И понимаю, что можно было бы наваять нечто похожее без всяких там космических станций и прочего (как написал Макс Крок – “заменить на обычную ферму и делить, например, воду из ручья или скважины”). С другой стороны – мне до тошноты скучно писать про обычные вещи в обычных обстоятельствах. Многие мои рассказы – это как раз о чем-то привычном, обыденном, земном. Но в фантастических условиях. И я подозреваю, что примерно половина всей фантастики (если не больше) написана по такому же принципу. В этом нет ничего плохого, не нужно носиться с фантдопом, как со священным граалем. Пишите о простом и банальном на краю вселенной, если вам хочется!
А кроме того, мне интересно создавать миры, которых еще нет, но которые, вероятно, когда-то будут ).

0
Алексей2014

Как раз это и вызвало положительные эмоции, напомнив лучшие образцы классической фантастики.

0
Автор

Пояснительная инфографика, если уж на то пошло.

0
a.savushkin

Хороший, добрый рассказ. Только почему не сбежать вместе? Автору спасибо

0
RezedaMata

Милая сельская история. В момент стрельбы с удивлением поняла, что только-только читала про сеновал, а уже из пулемёта стреляют. В жанре соцреализма и в сельских декорациях, для которых сия романтика и предназначена, всё это смотрелось бы куда уместнее и трогательнее. Про кабачки понравилось.

0
Airat333

Рассказ понравился. Хороший и добрый, он рассказывает про взаимоотношения людей, а в частности соседей. Диалоги прописано живо и естественно.
Пишите ещё!

0
Windfury

Читается очень тяжело, непонятно, толи юмор толи психоделия, толи про любовь толи против войны. Картинки в голове не получилось у меня, хоть и написано грамотно. Не знаю, м.б. это бы смотрелось в фильме в стиле кин дза дза, но как рассказ… нет погружения в мир.

0
Соня Гольдштейн

Название было таким многообещающим. Но я заскучала, простите. Сохраняя остатки объективности, отмечу, что написано хоро… господи, да почему бы просто не сказать, что рассказ мне не понравился? Так и скажу, так ведь можно, да? Но написано хорошо.

3
Александр Прялухин

Пример того, насколько по-разному люди смотрят на мир! )) Кто-то написал, что рассказ хороший, но название ему не подходит, а у вас наоборот – название казалось многообещающим, но рассказ не понравился. О чем это говорит? Правильно, ни о чем. Сколько людей, столько мнений ))

0
Соня Гольдштейн

Ой, Александр, это были вы 🙄 но вот про неожиданное вторжение рептилоидов вы не правы, мне не хватило именно фантастики

0
Александр Прялухин

Да ничего страшного. Сам недавно говорил, что лучше писать в комментариях то, что думаешь, не обращая внимание на то, кто там мог рассказ сочинить.
Рептилоидов вставлять не буду, но финал хочу немного переделать.

1
Агния

Заклёпочно ворчу – ой далеко не вся промысловая рыба любит теплую воду. Фитопланктон и зоопланктон отлично множатся в холодных водах, а ими и питается рыба. Теплую воду люди любят, это вот да – не поспоришь)
Идея с кусками торта – довольно оригинальна, более ничего оригинального, увы, не нашла.
Вообще как-то не поверилось, что во главе управления станцией могут стоять такие не совсем адекватные личности.
Но можно и отбросить все умности и соответствия – просто милота, как она есть. Но для среднего школьного возраста.
Отдельно позабавило солнышко, которое металось туда-сюда) Это удачно)
Вспомнился Евгений Лукин – Катали мы ваше Солнце. Рекомендую.

2
Александр Прялухин

В черновом варианте даже было написано “НАША промысловая рыба”, какбэ указывая, что имеется в виду не вся существующая во вселенной промысловая рыба, а только та, что выращивается на этой станции. Но я решил, что это настолько очевидно, а уточнялка “наша” настолько неуклюжа, что избавился от нее.
И да – это не та станция, которая бывает в холливудьских боевиках и во главе которой обязательно Брюс Уиллис. Фактически это обычная ферма, только в космосе. Так что во главе могут быть какие угодно идиоты ))

1
nmgvladimir

В первой половине было очень интересно. Казалось, закончится все как-то необычно, но, в итоге, финал оказался прозаичным.
И все же рассказ хорошо написан. Придуман интересный мирок, герои живые и привлекательные.
Приятно читать, когда автор могёт.

1
Max_Kapernik

Приветсвую.
Очень понравился Ваш рассказ, держу кулачки, чтобы он прошел дальше.
Удачи в творчестве.

1
mgaft1

На уровне предложений написано очень хорошо: грамотно, стилистически уместно, округло. На уровне персонажей тоже все, вроде, нормально – они таких мило женские. Девушка гордая, правильная и супер способная. А парень такой робкий, хороший, дурашливый.

Единственно, что меня насторожило это композиционная тягучесть. Казалось проблема не стоит и выеденого яйца, а с ней возятся и возятся, дают ей намного больше внимания, чем она заслуживает – прямо как Байдену. И в результате главной героиней – этакой солью земли – оказывается жена. Она занимается действительно важным делом – собирает баклажаны. А мужики точно соответствуют пословице – возраст мужчины определяется ценой его игрушек.

Чувство во время прочтения было не настоящности, деланности, театральности.

Я не понял, кем или когда был произведен поворот направо. Или может быть он был зашит в символику – вроде как все помирились, и это было правым делом, правым поворотом? А читать для выяснения этого вопроса второй раз не хочется.

0
Александр Прялухин

Станция последний раз поворачивалась слева направо, перед тем, как “зафризиться”.

0
mgaft1

A

0
LalashaL

Я не знаю почему, но мне не нравятся русские имена в современных рассказах, они как будто кричат и не вписываются в основное созвучие текста. Но текст написан легко и энергично, я даже улыбалась))

0
Полудиккенс

Почти 18 тысяч знаков, отчетливо видно, как автору в конце их не хватило, скомкал он свою историю. Приятную историю, я бы сказал, прочел не без удовольствия. Не поддержу тех комментаторов, которые считают, что фантастика тут сбоку припеку и ничего не изменилось бы, перенеси автор эту коллизию на землю. Это как раз из таких рассказов, где антураж важнее коллизии, коллизии этой сто тысяч лет в обед. Я вот пытаюсь понять, насколько благородно со стороны юного героя отдать предмету сердца своего деньги, являющиеся собственностью всей его семьи? Девушка все же не от смерти спасается, а семья трудилась… Написано хорошо, кроме финальной Светиной “добродушной улыбки”, это совершенно неуместное тут прилагательное, таково мое скромное мнение… Вообще, финал, конечно, смят…

Я не знаю почему, но мне не нравятся русские имена в современных рассказах,

Тамбовскй Джон тебе товарищ…

2
Кирин59

Легкий, ненавязчиво ироничный рассказ о семейных отношениях на космической станции в виде куска торта. Антураж потрясающе интересный, как и повествование, которое не дает ни заскучать ни споткнуться. Герои живо прописаны, как и их отношения. Хорошая работа.

0
katyafoxx

Люблю морские мотивы, ничего не могу с собой поделать! И согласна с некоторыми комментаторами – ну не то название должно быть, меня вот оно оттолкнуло.
А сам рассказ хорош )

0
Анита Блейм

Простенький и милый рассказ о типичных клановых войнах в стиле “кому нужнее”. Кто солнце не поделит, кто реку, а кто теленка))
Не понятны немного мотивы героя. То он к Светке тянется, то решает свалить по-тихому, то ей всё отдает… И Светка… #ябсвалила
Но рассказ вышел добротным))

0
blablabovna

Название рассказа как у мультфильма, сбивает с толку. Главный герой как-то слишком раздражительно инфантильно пристает к девушке – дружить ему видите ли скучно и рука под юбку потянулась. Не знаю даже, что ещё сказать, впечатлений особых не оставил рассказ.

0
Кукарача

Продуманный фантастический антураж, технически складно, автор все постарался описать и обьяснить. А это большая работа. Прочиталось с удовольствием, Осталось приятное послевкусие, но чего то не хватило лично мне. Все немного игрушечное, такое милое, мультяшное что-ли, когда знаешь что ничего плохого никогда не случится, и даже пулемет просто так, хотя стреляние из пулемета зачастую имеет ужасные последствия. Но автор так устроил что ничего не случилось. И самолетик упал благополучно и подводная лодка затопилась очаровательно. Все живы, и будут жениться, а два старых самодура, ну что с них взять, помирятся и будут водку пить вместе на новый год и закусывать жареными кабачками. В общем, добрый, рождественский расказ по духу своему. Не знаю больше хорошо это или плохо. Оценка будет высокой. Больно складно написано, что есть то есть. Писать автор умеет.

1
Агния

Да вот, соглашусь, это мило-славно. В карамельных тонах) Сам по себе мирок описан интересный, хоть мультсериал снимай. Но как иногда бывает – достоинство одновременно и недостаток – слишком мягко всё, не по-взрослому.

1
Кукарача

Это, кстати, недостаток многих авториц- женщин. Они просто боятся выйти за пределы благополучия. Очень женская черта позаботиться обо всем, все должно быть схвачено, кабачки вовремя собраны, ни шагу из Плезантвиля. Если что то подшатывается в этом мирке, то тут же забиваются сваи под подшатнувшимся. Чтобы опять все тихо мирно, все под контролем, дет накормлены и это нирвана автора. Мне это тоже свойственно, стараюсь бороться.

0
Агния

Аналогично) видимо для дамского мира это общее место)

1
SleepWalker

Добрый рассказ с легкой иронией на вечную тему соседских отношений. Написано грамотно, ладно, гладко. Но меня совсем не цепляет, и причина в банальной вкусовщине. Но отмечу, что автор хорошо прописывает героев и прорисовывает сцены. Читалось легко. Просто это не для меня  🙄 

0
Pearl

Сорри автор, ваш рассказ совсем не затронул. Прочитала. Как спектакль с космической декорацией, на котором уснула, это не цирк Солей🥱

0
belogorodka

Вторая половина читается интереснее, чем первая. Возможно, потому что в первой описаний больше, а во второй диалоги и действия. И да, если убрать фантдоп, то в рассказе ничего не изменится. Вся история могла произойти на Земле, на берегу Черного моря, например в Крыму или Сочи). Удачи Вам!!!

0
Александр Прялухин

Ежели бы я хотел сочинять реализьм, так не участвовал бы в конкурсе фантастических рассказов. А ушел бы на какой-нибудь ресурс прозаических прозаиков и действительно графоманил там про Черное море, Крым и всякие Сочи.
(я уж боялся после разговора в перловке оставлять здесь свое мнение, но, надеюсь, оно все-таки не будет воспринято так, будто я вас за что-то недолюбливаю 🙂 )

0
belogorodka

Не будет, не будет))). Все мы много немного графоманим. Мне вот, наверное, точно надо искать ресурс прозаических прозаиков (сказано же когда-то мне – писатель реального быта, а я в фантастику приблудилась))) 😪 .Вы уж не сердитесь, Ваш рассказ в числе крайних прочитанных оказался. Честно говоря, усталость навалилась. Номер 41-й вообще через силу. Думаю, поэтому и оценки такие.  😫  Я в перловке отвечу Вам, обязательно.Потом.
А рассказы у Вас замечательные, я читала в Одноклассниках и ВК. Но вот “семейки” мне не зашли. Я очень была уверена, что Красивая традиция Ваша работа. Ан нет, ошиблась, жаль. 😔  Улыбнулась, когда мой текст кто-то в Угадай-ке Вам приписал.Значит не так уж моя работа плоха)

1
Александр Прялухин

Ладно сшитое повествование для любителей простых историй в необычном антураже. Финал, конечно, слабоват. Хотя не очень представляю – на что его можно было бы заменить, потому что, например, неожиданное вторжение рептилоидов дело бы не исправило. Может, в истории отношений юноши и девушки стоило бы насыпать какого-нибудь перцу (только не перестараться). Ну, автору виднее.

0
AiRon88

Дочитываю рассказы второй группы по чуть-чуть и понимаю, что смешно было мне надеяться занять в группе какое-то место кроме последнего.
Очень классный рассказ! Такой и должна быть фантастика: тут вроде космос, станции, солнце искусственное. Но рассказ-то на самом деле о людях и их любви и противостоянии.
Классный текст. Мне очень понравилось!

0
5271009-й

Нравится. Идея о том, что на ограниченном участке старшие члены семьи будут соревноваться друг с другом, а все остальные просто жить – забавная с самой хорошей точки зрения

0
Александр Прялухин

Версия с альтернативной концовкой, если вдруг кому будет интересно.

0
Наташа Кашер

Хм… Вот это поворот. Не знаю, мне первый вариант как-то больше по душе.

0
Шорты-9Шорты-9
Шорты-9
АП ФиналАП Финал
АП Финал
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

60
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх