Рассказ №9 Экстренные меры

Количество знаков : 22337

Глава I
– Эй, вы, приготовьтесь выгружаться, мы почти прилетели! – крикнул пилот шаттла двум журналистам IBC (Межгалактическая вещательная корпорация), сидящим в салоне в окружении пятерых вооруженных солдат с нашивками Красного Креста на силовой броне.
Мужчина лет сорока, со светло-карими глазами и коротко-стриженными темными волосами по моде прошедшего две тысячи триста первого года коротко кивнул и выглянул в иллюминатор. Их шаттл завис над густыми сине-зелёными джунглями планеты Хамэр и медленно стал опускаться. Мужчина вгляделся, пытаясь разглядеть приземистые, глиняные домики, по форме напоминавшие полусферу, местного населения, но тщетно – среди раскидистых растений кислотного цвета лишь изредка мелькали стены вокруг карантинной зоны, да бараки, в которых расположились лаборатории и солдаты Конфедерации. Бросив это дело, он перевёл взгляд на своего коллегу – двадцатипятилетнего парня, с живыми яркими зелеными глазами и крашенными белыми волосами. По его загорелой коже стекали маленькие капельки пота, и он всё время нервно сжимал в руках оборудование. Мужчина нажал на маленькую гарнитуру, висящую у него за ухом, и она тут же выдвинулась, обхватив его ухо как наушник, а маленький микрофон оказался у рта.
– Как ты, Сэм? – спросил мужчина с легкой усмешкой на губах. Он знал, что для Сэма это первый репортаж на другой планете и что тот невероятно волнуется из-за этого.
– Да, нормально. – нервно хмыкнул Сэм, – А ты как, Кирк?
– Я спокоен как удав! Ты бы снял бронежилет, итак, уже весь вспотел! Мы ведь летим не на войну.
– Не, я на всякий случай… К тому же, ты же знаешь этих хамэрцев, мало ли что. Я в бронежилете посижу!
– Как хочешь. – пожал плечами Кирк и откинулся в сиденье.
Послышался характерный звук тормозных двигателей и в следующую секунду шаттл совершил мягкую посадку. Двери с шумом открылись и первыми наружу вышли солдаты Красного Креста. Пока журналисты ждали своей очереди, чтобы покинуть шаттл Кирк ободряюще похлопал по плечу своего юного коллегу. Они совершили посадку на аэродроме у самого склона горы. За забором Кирк увидел отряд солдат, бегающих по плацу. Здесь были исключительно люди и ни одного представителя планет, входящих в состав Земной Конфедерации, коих было пятнадцать штук – пятнадцать разумных рас. Когда Сенат узнал о вспышке новой неизвестной болезни на приграничной планете Хамэр, было решено отправить экспедиционный корпус, набранный из представителей основной расы – истинной причины такого решения никто не знал, хотя журналисты IBC, коллеги Кирка и Сэма, и пытались это выяснить. Говорили, что причиной стала простая человеческая осторожность, так как на данный момент было точно известно, что H-вирус распространяется только среди хамэрцев, и людям он не страшен, чего не скажешь об иных расах Конфедерации. Скептики же говорили, что Сенат попросту не доверяет столь важные миссии не homo sapiens. Кирк считал себя скептиком.
У трапа, по которому журналисты вышли из шаттла их уже ждал немолодой, бледный мужчина. Его серые глаза смотрели холодно, а когда он заговорил, то в его речи чувствовалась армейская чеканка.
– Вы Кирк Уоррен и Сэм Райс? – спросил мужчина, на плечах которого красовались генеральские погоны.
– Да. – ответил за двоих Кирк.
– Я Маркус Свенсон, командующий экспедиционным корпусом. – представился генерал, после обмена рукопожатиями. – Прошу за мной. – он повёл их в ту сторону, где неоновым горела надпись «карантинная зона». На выходе с аэродрома он спросил – Надолго вы к нам?
– На два, максимум на три дня. – отвечал Кирк – Мы хотим снять репортаж об ужасах эпидемии аш-вируса в деревнях хамэрцев. Последний месяц — это самая актуальная тема во всём медиапространстве.
– Кому-то не наплевать на хамэрцев? – мрачно усмехнулся Свенсон.
– Вообще-то миллиардам жителей Конфедерации не наплевать.
И этого человека выбрали главным? – удивленно подумал Кирк.
– А что там? – спросил Сэм, указывая на округлое здание с стеклянным куполом, возвышающееся над бараками солдат.
– Лаборатории. Сразу вам говорю – вас туда не пустят. Приехали снимать про бедных хамэрцев – снимайте их сколько влезет, а к ученым не суйтесь. Они работают.
– Ладно, а где мы будем жить? – спросил Кирк.
– Видите самый крайний к КПП белый домик? Вот там. – он довёл их до туда и затем как-то холодно улыбнувшись с наигранной улыбкой добавил – Удачи вам, парни. Если вам что-то понадобится, ищите меня в штабе.
– Понятно, до свидания. – попрощались с ним журналисты.
Они вошли в домик и осмотрелись – ванная комната, две застеленные кровати, рабочий стол, запас кислородных баллонов и два комплекта силовой брони на всякий случай.
– Тут мило. – хмыкнул Кирк и бросив вещи на кровать обернулся к Сэму – Ну что? Пошли работать?
– Ага, дай только продышаться. Я… Тяжело мне тут ходить.
– С чего бы это? Гравитация нормальная – как на Земле.
– Да, только не забывай, я же не с Земли. – он устало улыбнулся – Я с Эридии. А у нас там гравитация только восемьдесят девять процентов от земной.
– Ах да, извини. Скажешь, как будешь готов. – Кирк отошёл к окну и выглянул наружу. Мимо их домика тихо жужжа проехал робот уборщик и скрылся за бараками – Не нравится мне этот солдафон Свенсон, если честно. Надеюсь, за те пару дней, которые мы тут пробудем, нам придется не часто с ним пересекаться.
– А, по-моему, обычный армейский офицер, у которого голова работает только в рамках приказов. Таких по всей галактике можно встретить. Ладно, пошли работать.
Они вышли из домика и направились к КПП. Предъявив системе охраны пропуски, которые им выдали по прилету в центральный город планеты – Хамэр-сити, журналисты оказались внутри карантинной зоны. Грязь чвакала под ногами журналистов. Куда ни глянь виднелись приземистые домики хамэрцев, вокруг которых бродили их измученные жители – гуманоиды под два метра ростом с твердой словно деревянной кожей, их ноги были выгнуты коленями назад, уши отсутствовали как таковые, а длинные хоботы-носы закрывали специальные респираторы, которые люди обязали носить хамэрцев с целью предотвращения распространения инфекции. Многие из них были одеты в бедняцкие тряпки, но вряд ли кто-то задумывался об этом. Они сидели на земле, устремив пустой взгляд огромных глаз с тёмной радужкой куда-то вдаль. Другие крутились возле пунктов оказания первой помощи.
– Включай камеру и снимай всё подряд, – сказал Кирк Сэму. Когда всё было готово он заговорил – Мы находимся в карантинной зоне номер одиннадцать. Несколько дней назад здесь была зафиксирована вспышка H-вируса и как вы видите были оперативно организованы мероприятия по предотвращению распространения заболевания. Сейчас мы возьмём интервью у одного из жителей зоны. – они подошли к хамэрцу, который устало плелся от пункта первой помощи, сгорбив плечи. – Извините, мы журналисты Ай-би-си, не могли бы вы ответить на несколько наших вопросов?
– Да, конечно. – сказал хамэрец с явным акцентов. Все жители Конфедерации обязаны были знать хотя бы один из человеческих языков, но местным обитателям все языки давались с большим трудом, однако журналистам повезло.
– Представьтесь пожалуйста.
– Меня звать Эстер. Я жить в этой деревни с самое детство. – коряво отвечал он.
– Очень приятно, расскажите, как эпидемия повлияла на повседневную жизнь вашей деревни?
– Эпидемия изменила всё. Мы лишены свободы передвижения, многие не мочь говорить даже со своими близкими. – с раздражением проговорил Эстер – Люди привозить нам еду в пластике, не настоящую. Не вкусную! Мы заперты и скованы словно лабораторные… Животные с вашей планета, не знаю как… Забыл.
– Как лабораторные крысы? Но позвольте, все меры приняты для вашей же безопасности. Ваши родные и вы сами можете погибнуть от вируса если ничего не делать! – удивленно произнес Кирк. Он хотел продолжить, но тут же зашёлся в приступе сухого кашля, дерущего горло. Когда всё обошлось он добавил – Как мы знаем в вашей деревне уже погибли несколько десятков жителей и…
– Десять. – перебил журналиста хамэрец – И это было ужасно, кто же спорит? Но мы, мы хамэрцы, мы всегда были воинами и умирали за честь своего племени! Так было всегда, до тех пор, пока не прилетели люди. Извините, мне надо идти. – практически рыкнул Эстер и быстрыми шагами пошёл прочь.
– Пошли поговорим ещё с кем-нибудь пока светло. – он поднял голову и с прищуром посмотрел на большой диск Хамэрского солнца, катящегося к горизонту. Сутки на этой планете длились всего двадцать земных часов и поэтому журналисты решили поторопиться.
Они отправились дальше в поисках следующего респондента.
Глава II
Мужчина средних лет стоял посредине небольшой круглой комнаты перед экраном, на котором высвечивались надписи: «Соединение стабильно. 5 минут до начала брифинга.» На интерактивном бейдже красовалось: «Кирилл Зайцев. Доктор вирусологии и эпидемиологии. Старший научный сотрудник». В его голове уже созрел план доклада для консула Хамэра. Он не хотел сейчас заваливать консула научными терминами, которые тот всё равно не поймёт. Кирилл доложить обо всём кратко, четко и быстро, потому что те новые обстоятельства, которые стали известны его исследовательской группе в Одиннадцатой Карантинной зоне полностью переворачивали их представление об H-вирусе. Дело приобретало новый серьёзный поворот и потому Зайцев убедил консула в необходимости проведения брифинга прямо сейчас.
Наконец надписи пропали с экрана и благодаря голографическим проекциям Кирилл будто очутился в таком же круглом зале совещаний в консульстве. Помимо самого консула Мюллера в зале сидело ещё семь чиновников местного самоуправления. Все люди. Три кресла пустовали – раньше, ещё до эпидемии там сидели представители местного население, но в данный момент они были изолированы в своих особняках.
– Товарищ Зайцев, какие новые обстоятельства стали вам известно, что ради них нам пришлось проводить экстренный брифинг? – без предисловий начал Мюллер. Консул был немолод и чрезвычайно худ, так что казалось утопал в фиолетово-красной мантии. Его синие глаза смотрели раздраженно и холодно.
– Здравствуйте, – учтиво поклонился Зайцев обращаясь ко всем чиновникам – сегодня мы проводили очередные наблюдения за H-вирусом в лабораторных условиях. Мы наблюдали серьезную мутацию в структуре вируса, подробный отчёт уже направлен в центр, и…
– Ох, Н-вирус мутирует! – хмыкнул толстый мужчина по фамилии Бурьен, сидящий слева от консула – Как и любой другой вирус! Вы нас этим не удивили доктор.
– Да вы правы, это типичная ситуация. Вирус стал опаснее и если наши расчёты верны, то при нынешнем уровне распространении заражения, через два дня за одни сутки количество летальных исходов среди местного населения увеличится с четырёхсот до десяти тысяч. А через неделю эта цифра достигнет сотни тысяч. – Мюллер нахмурился и сосредоточено посмотрел на доктора. Цифры, которые называл Зайцев пугали, особенно учитывая, что население планеты составляло всего лишь полмиллиарда. Из которых девяносто процентов были сами хамэрцы, – Но даже не это самое пугающее. Проведя ряд экспериментов, мы пришли к выводу, что с очень большой вероятностью приоритетной мутационной веткой развития станет та, что даст вирусу возможность поражать ткани легких млекопитающих.
– К чему вы клоните доктор? Вы хотите сказать, что вирус сможет заражать и нас? То есть людей?
– Да. – честно ответил Зайцев, – Я посчитал это необходимо сообщить вам. Но ещё раз повторю, пока вирус распространяется только на хамэрцев, но думаю с сегодняшнего дня мы будем брать анализы и у людей.
– Спасибо доктор, вы правильно сделали, что сообщили. – задумчиво произнес Мюллер – Можете возвращаться к работе.
– До свидания.
Брифинг окончился. Голограмма Зайцева пропала из зала совещаний. Повисла напряженная тишина. Все взгляды обратились на консула.
– Что будем делать? – спросил министр Крюков. – Ну помимо того, что мы должны отправить сообщение на Землю и рассказать обо всей ситуации.
– Да? – иронически усмехнулся Бурьен – И сколько мы будем ждать ответа? Две недели? Три? Да у нас за это время пол планеты вымрет и мы вместе с ними!
– Вот-вот медлить нельзя! – вклинился в разговор Уотсон – мэр Хамэр-сити, который также был членом планетарного собрания. – Помните, что было тридцать лет назад на Терре-2? Тогда чиновники также промедлили с действиями, и эпидемия распространилась по всей Конфедерации! Миллиарды граждан погибли из-за промедления.
– Да, и с тех пор консулов наделили особыми полномочиями в такой ситуации. – медленно проговорил Мюллер, устремив взгляд в окно, где виднелись звездолеты, взлетающие с космодрома.
– Что вы на меня все набросились? – недоумевал Крюков – Я же так и сказал, мы должны предпринять решительные меры! Я предлагаю усилить контроль в карантинных зонах, ввести комендантский час…
– Бесполезно! – перебил его Бурьен – Вся армия занята тем, что контролирует карантинные зоны, а зараза продолжает распространяться! Надо что-то другое. Что скажете, консул?
– Тысячу лет назад, когда в Европе бушевала эпидемия чумы, короли приняли тяжелое решение – сжигать больных. Они принесли в жертву тысячи во имя спасения миллионов и победили болезнь.
– Извините, но чуму победили благодаря развитию медицины, а не… – начал было Крюков, но консул не слушал его.
– Тяжелый выбор сделает лишь сильнейший. – сказал Мюллер, окидывая взглядом собравшихся в зале, – Господа, друзья, мы стоим на распутье и нам предстоит сделать нелегкий выбор. У нас есть тринадцать карантинных зон и двести тысяч хамэрцев в них с одной стороны и миллиарды наших сограждан с другой. Я наделен чрезвычайными полномочиями, но я не сделаю этого без вашего одобрения. Мы должны проголосовать. – он не называл, то, что хотел сделать убийством, потому что убийство – это преступление, а он стремился к благой цели и не важно какие у него были методы. Так думал консул Мюллер. – Кто за то, что мы должны принять экстренные меры, поднимите руки.
Нехотя, оглядываясь друг на друга пять из семи парламентариев медленно подняли руки. Они опускали глаза, будто чувствуя себя виноватыми и каждый из них понимал, что вряд ли сможет спокойно спать после этого, но всё же они решили поддержать инициативу Мюллера.
– Как вы можете?! – недоуменно произнес Крюков во все глаза, глядя на своих коллег, — Это не… Это не гуманно, чёрт побери! Мы не должны так поступать!
– Я был на Терре-2, когда разразилась эпидемия. – сказал Уотсон и в уголках его глаз заблестели слёзы – Я видел эти горы трупов. Моя дочь умирала, а я даже не мог с ней попрощаться. Второй раз я такого не допущу.
– В любом случае, ты в меньшинстве Крюков, – с насмешкой сказал Мюллер ошарашенному русскому и торжественно провозгласил – значит решено. Я отдаю приказ о ликвидации карантинных зон, и мы все подпишем его.
– А что делать с теми журналистами Ай-би-си? – спросил Бурьен – Если они снимут, то что… – он не договорил, но все прекрасно поняли – Простые жители не одобрят наших действий если узнают. Представь какой вой поднимут либералы, а мы им не объясним, что всё это ради благой цели!
– Ты прав, надо отозвать их и отправлять на Землю. Всё равно под каким предлогом. К следующему утру их тут быть не должно.
Глава III
– Что там творится? – спросил Кирк, услышав шум военной техники на улице.
Уже стемнело и журналисты, записав два часа материала для документального фильма довольные собой вернулись в свой барак отдыхать.
– Не знаю. – пожал плечами Сэм, выглянув в окно, – Все куда-то бегают, суетятся. Как будто объявили тревогу или внезапные учения. Что-то типа того.
Тут в дверь постучали. Сэм побежал открывать. На пороге стоял адъютант по фамилии Джонсон. Он внимательно оглядел журналистов и чеканя каждое слово произнес:
– Вас отзывают с Хамэра немедленно. Вы должны собраться и проследовать на аэродром, где вас будет ждать шаттл, который отвезёт вас в Хамэр-сити.
– Что? – вскочил с кровати Кирк – Почему? Мы не получали никакого сообщения!
— Значит скоро получите, а у меня приказ. – за его спиной целая колонна вооруженных солдат прошагала в сторону КПП.
– Но почему? – не унимался Кирк.
– Я не знаю. В столице вам всё объяснят. Подходите на аэродром через пять минут. Очень надеюсь на вашу пунктуальность. – Джонсон пытался сказать это дружеским тоном, но всё равно прозвучало как угроза.
Адъютант вышел, оставив журналистов в недоумении. Кирк покачал головой и произнес:
– Не нравится мне всё это. Если бы нас хотели отозвать, то сообщили бы лично. Что-то тут не чисто. И зачем все эти военные приготовления? Эй, Сэм, бери камеру, пошли!
– Куда? Ты же слышал приказ…
– Плевал я на приказ! Мы должны узнать, что происходит! Только нам надо как-то слиться с толпой… – пробормотал он и тут его взгляд упал на силовую броню. – Надевай.
Они оделись и вышли из барака внимательно оглядываясь. Сэм прикрепил небольшую скрытую камеру на броню. Адъютанта Джонсона нигде не было видно. Батальоны вооруженных солдат маленькими ручейками стекались к КПП, образуя гигантский кишащий поток. Оба журналисты забежали в толпу, стараясь не упускать друг друга из виду. Над толпой разнесся зычный голос какого-то офицера: «Переведите шлем в режим скафандра! Использовать только бластеры! А теперь, пошли, пошли, пошли!».
Ворота распахнулись, и солдаты с ревом рванули внутрь карантинной зоны. Когда они оказались в деревне Кирк одернул Сэма и сказал:
– Спрячемся где-нибудь в стороне и посмотрим.
– Ага, идем к лесу!
Огибая отряды солдат, они, никем не замеченные, пробрались мимо дома и засели за раскидистым кустом с сочными круглыми фиолетово-зелёными листьями. Вокруг творился хаос – солдаты врывались в дома хамэрцев и силой выволакивали кричащих от ужаса существ на улицу, а затем пристреливали. Деревянные дома пылали ярким пламенем. Трупы же скидывали в одну большую кучу посреди деревни, где ещё три часа назад стояли палатки Красного Креста.
– Какого хрена… – в ужасе прошептал Кирк, наблюдая за творившемся безумием. Тут кусты зашатались и сквозь заросли выполз хамэрец. Длинный след фиолетовой крови тянулся за ним по земле и траве. Обессиленный он рухнул перед журналистами. Кирк сразу же узнал в раненном давнего знакомого Эстера, у которого они брали интервью. Уоррен скинул шлем и склонился над хамэрцем, – Эстер… Это я, Кирк… Что происходит?
– Я думал, что вы люди… Вы вирус, что заполонил галактику… Каждую планету с разумной жизнью поработили! Засели и не желаете уходить… Но я ошибся… Вы хуже вируса! В сто раз хуже! Вы испугались за свои жизни и вместо того, чтобы лечить решили выжечь всех нас…, убили мою жену и детей на моих глазах! Все вы такие, да… Абсолютно каждый… – его глаза закатились, он шумно вздохнул и на этом его жизнь оборвалась.
– Нет, нет… – шептал Кирк, глядя на свои руки, измазанные фиолетовой кровью хамэрца. Они не могли знать истинной причины происходящего, но если Эстер был прав… Он решительно посмотрел на Сэма, который был ошарашен ничуть не меньше – Мы должны рассказать обо всём, что здесь происходит.
– Но как?
– Смотри, – он высунулся из кустов и кивнул на шаттл штурмовиков, севший чуть поодаль от площади. Экипаж за исключением двух пилотов уже покинул его. – Возьмём тот шаттл и полетим в Хамэр-Сити. Там есть телекоммуникационная вышка Ай-би-си. Мы загрузим с флэшки все видеоматериалы, в центре получат их и пустят в прямой эфир.
– Нас могут поймать.
– Я думаю за нами уже охотятся. Сэм, пойми, мы не можем просто сидеть и смотреть на это!
– Ладно, согласен.
Они вылезли из кустов и оглядываясь побежали к шаттлу. Пилоты весело болтали и даже не заметили, как двое журналистов подкрались к ним сзади и приставили бластеры к их головам.
– На выход! – рявкнул Кирк.
– А этот кораблик мы арендуем!
Они вырубили пилотов и бросили их в кустах неподалеку. В кабине Кирк сел на место главного пилота и пробежался глазами по панели управления, с множеством кнопочек и обозначений на дисплеях.
– Ты хоть умеешь этим управлять? – настороженно спросил его Сэм.
– Ну я умею водить аэромобиль. Думаю, это тоже самое.
– Господи, помоги нам!
Шаттл всё же поднялся над землей, на дисплее управления Сэм задал точку прибытия как центр Хамэр-Сити, и они отправились. Не успев отлететь и на пару километров на радаре, появились два шаттла преследователей. Приемник затрещал и раздался голос:
– Говорит генерал Свенсон, приказываю вам немедленно посадить корабль и сдаться!
– Нет генерал.
– Вы совершаете большую ошиб… – они не услышали окончания фразы, потому как Кирк выдрал приемник и швырнул его в салон.
– Они же нас убьют. – прошептал Сэм.
– Пусть попробуют!
Тут же по ним открыли огонь изо всех орудий. Кирк произвел пару маневров уклонений, на удивление успешно и весело захохотал:
– Говорил же – совсем как на аэромобиле!
Впереди показались небоскребы и неоновые огни Хамэр-Сити. Высокий шпиль телебашни возвышался над городом, рядом со сферическим зданием консульства.
– А что, если у башни будет охрана? – спросил Сэм, ни на секунду не отвлекаясь от приборов управления.
– Не будет. Башня полностью автоматизирована и управляется искусственным интеллектом Ай-би-си. В неё не проникнешь без особого пропуска.
– И он у тебя есть?
– Конечно.
– Откуда? Ты же простой репортер!
– Как-то раз я переспал с секретаршей босса.
– Она же терадорианка. Вся в щупальцах и…
– Даже не спрашивай. – отмахнулся Кирк.
Тут корабль дернуло, и он начал быстро бесконтрольно падать. Из пробоины в корпусе валил черный дым, а в ушах звенело так, что казалось барабанные перепонки вот-вот лопнут.
– Держись, Сэм! – заорал Кирк, кое-как выравнивая падение шаттла.
Железная махина с чудовищным шумом рухнула на платформу перед телебашней. По инерции она пропахала пару десятков метров по асфальту и пробила стену телебашни.
Кирк открыл глаза. По щеке стекала теплая кровь, панель управления была уничтожена, но журналисту повезло – он не пострадал, если не считать звон в ушах и несколько ушибов. Он откашлялся и огляделся – Сэм сидел неподвижно, а из его груди торчала гигантская железная балка. Из рваной раны ручьем хлестала кровь, а его друг отчаянно хватал ртом воздух, выплевывая кровавые ошметки.
– Нет, Сэм, нет… – он отстегнул ремень и попробовал вытащить Сэма, но тот лишь болезненно застонал. – Только не умирай!
– Поздно… Я уже всё… Я это знаю. Но ты… – он посмотрел на него глазами полными боли и решимости в то же время. Он нажал на маленькую камеру, всё ещё висящую на броне. Оттуда выехала небольшая флэшка. Трясущимися руками Сэм передал её Кирку. – Иди.
Кирк выглянул сквозь проломанную стену – там на платформу уже приземлились два шаттла преследователей. Он закрыл остекленевшие глаза Сэма и тихо произнес: «Спи спокойно, дружище». Он выскочил из разбитого шаттла и бросился к лестнице, ведущей наверх. К передатчику. У него была небольшая фора – солдаты решили прорываться сквозь защитные системы башни, а потому Кирк бежал из последних сил. Пару раз он остановился чтобы откашляться. Что-то как будто першило в груди, не давая ему нормально дышать. Зайдясь в очередном приступе кашля Кирк, замер на третьем лестничном пролете и тогда на лестницу уже ворвался отряд солдат во главе с генералом Свенсоном. В руке генерал непонятно зачем держал голографический передатчик.
– Стой Уоррен! Ты совершаешь ошибку! Ты не знаешь всей ситуации! Мы же хотим помочь!
– Помочь убив тысячи невинных?! Хороша помощь!
И он бросился бежать вверх по лестнице. Он был измотан долгими перелетами, погоней и эти приступы кашля… С каждой секундой он чувствовал, что враг всё ближе, но продолжал бежать. Выше. Ещё выше. К передатчику. Вот наконец он очутился на верхней платформе. Панель передатчика, освещенная продолговатыми лампами, была в тридцати метрах от него. Сапоги солдат стучали по лестнице. Не оглядываясь Кирк, двинулся к передатчику, но не дойдя десять метров рухнул на пол, содрогаясь от приступа кашля. Глаза застилали слезы и ему казалось, что у него уже нет сил, чтобы подняться.
– А вот и ты! – пропыхтел Свенсон где-то у него за спиной – Быстрый сукин сын! Эй, Уоррен, с тобой хочет поговорить консул Мюллер. – он выставил вперед руку с голографическим передатчиком и тут же перед ними появилась проекция консула.
– Мне не о чем с ним говорить … – и вновь Кирк зашёлся в приступе кашля.
– Мистер Уоррен, я наслышан о вас и знаю ваше стремление к правде и справедливости. – сказал Мюллер с сочувствием глядя, на корчащегося на полу Кирка – И вы правы в своем порыве рассказать эту неудобную и жестокую правду всей галактике. Но вы не знаете, то, о чём знаем мы. Если не предотвратить распространение вируса, то вскоре он станет межвидовым и миллиарды людей и других существ окажутся под угрозой и… Мистер Уоррен, что с вами? – он насторожился – Вы контактировали с хамэрцами, пренебрегая средствами личной гигиены?
– Да, – прохрипел Кирк – Целый день.
– Возможно сейчас вы стали нулевым пациентом нового мутировавшего H-вируса. Только мы можем вам помочь, но, если вы не сдадитесь… Всё будет тщетно. Вы не понимаете. Вы подвергаете опасности жизни других!
А что, если он прав? Хотя плевать, я всё равно не могу сопротивляться! – подумал Кирк.
Он ничего не ответил. Консул, что-то приказал Свенсону и тот выключив передатчик указал солдатам на Кирка. Уоррену казалось, что всё его тело горит изнутри. Он потерял сознание, а солдаты, подхватив его понесли вниз по лестнице. Когда они проходили мимо Свенсона, генерал разжал кулак Кирка и взял маленькую флешку. Он осмотрел её со всех сторон, хмыкнул и раздавил.
Эпилог
Аппарат жизнеобеспечения, к которому подключили, Кирка Уоррена тихо и мерно гудел, убаюкивая пациента. Когда медсестра вошла, хлопнув дверью он проснулся и в надежде взглянул на девушку.
— Вот результаты ваших анализов. – сказала медсестра, показав на стопку бумажек, которые она держала в руках, – Наш доктор уже выставил вам диагноз – двусторонняя пневмония.
– И всё? – поморщился Кирк. – Простая пневмония?
– Да. – улыбнулась медсестра и вышла.
Сразу же дверь открылась и в палату вошли двое человек, которых Кирк сразу же узнал – консул Мюллер и генерал Свенсон.
– Вы ошиблись, ха! – самодовольно хмыкнул журналист, глядя на них – Никакой я не нулевой пациент, а значит скоро я выйду отсюда, и вся Конфедерация узнает о ваших преступлениях!
– Мы же объяснили вам, мы действовали во имя благой цели… – начал Мюллер, но Кирк перебил его.
– И убили десятки, нет даже сотни тысяч невинных! Вам это с рук не сойдёт!
– Уже сошло. – сказал Свенсон – Думаешь ты сможешь вернуться, думаешь ты вообще сможешь улететь с Хамэра? О, дружище, ты сильно ошибаешься! Ты мертв для Ай-би-си, для всех. Теперь ты Джон Маунт – политический преступник и рабочий шахт на Хамэре. Хотя можешь придумать себе псевдоним сам, мы не против. – он с улыбкой потрепал его по волосам и добавил – Удачи.
– Потом ты поймёшь нас, Кирк. Я в этом уверен. – сказал Мюллер и они оба вышли из палаты, оставив Кирка Уоррена в недоумении.
Его жизнь рухнула в мгновение, а он лишь сидел, тупо уставившись в стену.

(Просмотров за всё время: 128, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
20 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Grach

Отличный рассказ в трёх частях. Автор явно потрудился, придумывая всё это. Получилось очень динамично и трэшово. Даже не хочется придираться к логике военных и безрассудству телевизионщиков. Жаль, что парням из IBC всё же пришлось поплатиться за невыполнение приказа.
Очень сильная работа

0
Аноним 8

Три года Кирк махал киркой. В Советском Союзе, ему бы дали значок на лацкан и позволили принимать детей в пионеры. На Хамэре наградой репортёра стал подземный ход, прорытый из шахты прямёхонько на космодром.
Перебив кайлом роту вооружённой охраны, бывший репортёр голыми руками взломал бронированный люк и угнал шаттл. Три месяца полёта в чёрной пустоте, без запасов пищи и кислорода – и вот он на Земле!
Кирк приземлился на аризонских пустошах и три недели скрытно пробирался к хамэрскому посольству в Вашингтоне. Копию флэшки он загодя проглотил.
При виде Кирка посол хамэрцев сморщил хобот и чихнул.
– Уважаемый мистер Уоррен! Мы благодарны вам за доставленные сведения, но… Завтра у нас большой день – мы подписываем с правительством Земли договор о дружбе и сотрудничестве. Так что…
Посол не договорил и нажал кнопку звонка.
В кабинет вбежала охрана.

2
Аноним 13

Отличный рассказ. Лично мне напоминает часть чего-то большего. Складывается стойкое ощущение, что существует продолжение. История захватывающая.

0
Алексей2014

Крик Кирка, камеры Хамэра и прочие лингвистические изыски. Сюжет чем-то напомнил “Подлежит расследованию” Джо Холдемана – вплоть до проблем с гравитацией. По тексту – ничего утешительного: многословие, потеря темпа, обилие-мельтешение персонажей, масса канцеляризмов. Разочарован рассказом, удивлён комментариями остальных читателей. Скучал, увы.

0
Аноним 21

Написано неплохо, но над пунктуацией стоит поработать (например, обращения выделяются запятыми). Сюжет в целом показался вторичным (отчасти напомнило фильм Эпидемия), но, благо, концовка вывезла. Жаль, что на ней одной не выедешь. Да и вторую главу можно было безболезненно вырезать, так как всё действо в ней мог кратко пересказать тот же Мюллер в конце. Мол, решение приняли с трудом и выбрали из двух зол меньшее.

0
Наталья Кошка

Есть опечатки, потерянные слова и запятые. Сам текст неплох, но его нужно почистить и слегка сократить. На мой вкус – можно было бы увеличить сцену убийства несчастных существ, накалить обстановку)
И мне не понравился финал. Ожидала чего-то другого.
Общее впечатление – фантастика средней руки нуждающаяся в вычитке.

1
Аноним 16

Попала в Голливуд – интриги, политические преступления, честные репортеры, смерть, драки, погони, и шаттл вместо автомобиля…Вычитка нужна, местами динамика теряется из-за многословия, но сюжетные повороты интересны и финальный твист удивил.

0
КолбаскО

Автор, с тобой я бы в разведку пошла. А потому что так и вижу тебя в Кирке, которому все по плечу, даже самолет поднять с первого раза. Хочу намекнуть тебе о стиле. Вообще у тебя стиль хороший такой, доступный. Но некоторые выражения простоваты. Вот ты пишешь: «он довёл их до туда и затем как-то холодно улыбнувшись с наигранной улыбкой добавил». Меня ругали за такое зимой. Смотри, как надоть: «он довёл их до жилья и затем с наигранной улыбкой добавил».

0
Антар

Если не считать неверно оформленной прямой речи, то написано грамотно. В целом-голливудский боевичок и даже тема прописана слабо, но читается легко. Экшен!

0
Аноним 10

Очень. Очень. ОЧЕНЬ тяжело воспринимается текст. Очень много информации на каждый нанометр предложения, это не дает читателю передышки! ((
1. «Я спокоен как удав!» – шаблон жутчайший.
2. «на данный момент было точно известно» – а откуда известно? Эксперименты проводили?
3. «Мы хотим снять репортаж об ужасах эпидемии аш-вируса в деревнях хамэрцев. Последний месяц — это самая актуальная тема во всём медиапространстве.» Рисуется картинка, что вирус бушует месяц, далее, неожиданно:
«Мы находимся в карантинной зоне номер одиннадцать. Несколько дней назад здесь была зафиксирована вспышка H-вируса». Я, конечно, понимаю, что вспышка зафиксирована конкретно в этой зоне несколько дней назад. Просто из-за формулировок создается впечатление, что Автор накосячил с датами.
4. «– С чего бы это? Гравитация нормальная – как на Земле.
– Да, только не забывай, я же не с Земли. – он устало улыбнулся – Я с Эридии. А у нас там гравитация только восемьдесят девять процентов от земной» – забывчивость гг выглядит неуклюжей попыткой втюхнуть информацию читателю, чтоб никто не догадался ))
5. «сказал хамэрец с явным акцентов» – очепятка.
«коряво отвечал он» – корявая фраза.
6. «Он хотел продолжить, но тут же зашёлся в приступе сухого кашля, дерущего горло. Когда всё обошлось он добавил» – запятая. Странная формулировка опять. Когда что обошлось?
7. «Но мы, мы хамэрцы, мы всегда были воинами и умирали за честь своего племени!» – даже когда об этом никто не просил! Хочется добавить ))
8. «практически рыкнул Эстер» – пипец коряво.
9. «– Пошли поговорим ещё с кем-нибудь пока светло. – он поднял голову и с прищуром посмотрел на большой диск Хамэрского солнца, катящегося к горизонту» – кто он? Непонятки…
10. «он довёл их до туда и затем как-то холодно улыбнувшись с наигранной улыбкой добавил» – запятые. Улыбнувшись улыбкой…
11. “через два дня за одни сутки» – опять неземная какая-то формулировка…
Короче, пока это самый скучный и серый рассказ из прочитанного. Заставляю себя читать через не могу. Кровь из глаз у меня, ток всем насрать. Конкурс жестокая вещь. Хнык.

Так. Я физически и душевно не могу это дочитать. Кое-как по-диагонали. Хуй с ними с корявостями, очепятками, канцеляритами. Вычитка исправит. Но сюжет и стиль изложения. Это пиздец, уважаемый. Это настолько скучно, что даже поёрничать не получается. Это настолько перегружено информацией, описаниями, персонажами которые вообще не играют никакой роли в сюжете, что глазкам больно. Остатки мозга свернулись в дулю. Пишите книги, Автор. И дай мне бог больше не читать Ваших творений. (Судя по комментам остальных участников, скорее всего это чисто моя вкусовщина 😟 )

0
Елена Таволга

Да, автор, закрутили вы сюжет. «Куда ни кинь – всюду клин» называется. Ситуацию заострили до предела, темп выдержали на уровне. А вот с героями и идеей при таком сюжете очень сложно, имхо. Герои и правы и неправы одновременно, потому получились интересными, но судить о поведении таких героев даже не берусь. Проблема вынужденной жестокости и исторического, эпохального поступка вообще неразрешима. Называть человечество вирусом в описываемых обстоятельствах, даже устами инопланетянина? Большой вопрос. Но будем считать, что вы с темой конкурса справились.

0
Аноним 3

Не могу объяснить, почему этот рассказ такой смешной. Почти все тексты на этом конкурсе щедры ошибками, речевыми корявостями и адским синтаксисом, но над этим я ржал, как ненормальный. Может, дело в специфическом языке? Во всяком случае, очевидно, что автору примерно лет двенадцать, поэтому, получив свою порцию ржаки, я уверенно говорю: ПЕШЫ ИСЧО! 

Несколько комментариев по тексту.

Мужчина вгляделся, пытаясь разглядеть приземистые, глиняные домики, по форме напоминавшие полусферу, местного населения, но тщетно – среди раскидистых растений кислотного цвета лишь изредка мелькали стены вокруг карантинной зоны, да бараки, в которых расположились лаборатории и солдаты Конфедерации.

Автор, это предложение – проклято! Вообще, почти все твои предложения прокляты! Тебе надо вызвать экзорциста, который разрежет их на части и расставит в них знаки препинания.

Бросив это дело, он перевёл взгляд на своего коллегу – двадцатипятилетнего парня, с живыми яркими зелеными глазами и крашенными белыми волосами. По его загорелой коже стекали маленькие капельки пота, и он всё время нервно сжимал в руках оборудование. Мужчина нажал на маленькую гарнитуру, висящую у него за ухом, и она тут же выдвинулась, обхватив его ухо как наушник, а маленький микрофон оказался у рта. 

Вся эта сцена описана настолько гомоэротично, что персонажи должны немедленно отправиться в Академию Любви из рассказа «Аромат реки».

Пока журналисты ждали своей очереди, чтобы покинуть шаттл Кирк ободряюще похлопал по плечу своего юного коллегу.

Муахахахаха! Чтобы покинуть шаттл – выдерните шнур, выдавите стекло и похлопайте по плечу юного коллегу.

У трапа, по которому журналисты вышли из шаттла их уже ждал немолодой, бледный мужчина. 

«По которому журналисты вышли из шаттла» – это очень, очень важное, совершенно необходимое уточнение.

Его серые глаза смотрели холодно, а когда он заговорил, то в его речи чувствовалась армейская чеканка.
– Вы Кирк Уоррен и Сэм Райс? – спросил мужчина, на плечах которого красовались генеральские погоны.

Аааааа! То есть, герои сначала уловили армейскую чеканку в речи нового персонажа, а только потом заметили его генеральские погоны?

– Меня звать Эстер. Я жить в этой деревни с самое детство. – коряво отвечал он.

Аааааа! Боже! Какое печальное должно было быть детство у парня, которого родители назвали Эстер! Срочно в Академию Любви!

Вообще, я заметил, что со временем у этого Эстера падежи и спряжения выпрямляются, а предложения становятся такими же шестиэтажными, как у автора. В то же время, к середине рассказа сам автор уже начинает путать падежи:

Он был измотан долгими перелетами, погоней и эти приступы кашля… 

Кажется, Эстер заразил героя не только кашлем, но и своей грамматикой.

 Откуда? Ты же простой репортер!
– Как-то раз я переспал с секретаршей босса.
– Она же терадорианка. Вся в щупальцах и…
– Даже не спрашивай. – отмахнулся Кирк.

Балииииин! Значит, по крайней мере один из героев – гетеро. А я весь рассказ ждал, что их возьмут в Академию Любви.

А кстати, я знаю, что скрывалось за этим «и…» В этом рассказе слишком много отсылок к фильму «Вспомнить всё». Так что у этой терадорианки должно быть три сиськи. Это сто пудов. А главный герой должен попасть в шахты. 

Ты мертв для Ай-би-си, для всех. Теперь ты Джон Маунт – политический преступник и рабочий шахт на Хамэре.

Ну, я ж говорил! Интересно, что в предыдущем рассказе, который я читал, героя угрожали отправить на мельницу. А здесь – в шахты. Такое ощущение, что самый страшный страх в жизни современных подростков – это то, что им придётся работать.

0
stavr_godinovich

Железная балка из груди Сэма = железные прутья из груди Тринити.
Начало рассказа сплошь неудобочитаемо. Лаборатории на территории гарнизона наводило на мысль об экспериментах на пришельцах, об этом же говорил Эстер, но автор увёл в сторону. В чём суть? Может, в том что другие расы идут не в счёт и их можно спокойно выжечь?
…и, на сколько я помню, чуму победили не с помощью медицины. А в целом, попытка не плохая.

0
Аноним 1

Этот рассказ создан для того, чтобы стать сценарием для какого-нибудь голливудского блокбастера, причем с соответствующими голливудскими клише, штампами и тупым военным, который оставляет главных героев наедине, давая им возможность сбежать. Но на удивление мне всё понравилось – читается легко и даже не хочется сейчас придираться к опечаткам и некоторым неточностям. Наверное самый динамичный и наполненный событиями рассказ из всех, а напряжение держит до самой последней строчки. Главным героям хочется переживать, в общем – хочется увидеть более полную версию этой истории. Удачи автору)

0
Airat333

Меня удивляет, что такой хороший складный текст написал человек, который неправильно оформляет прямую речь и диалоги. И вообще с пункткацией проблемы(хотя я сам небось какой грамотей).
Первые две главы мне очень даже зашли, а вот третью, по-моему, автор не доработал. Слишком не достоверной она кажется. Много ляпов. И конец мне не зашел. Какой-то он…
В общем, Автор, пиши еще, и все будет круто!😉

0
krlnpe

Банальный сюжет. Написано плохо. Коряво и не интересно. Концовка вообще зашибись.
Если уж собрались изобразить геройство ГГ, то цель должна быть достигнута. Иначе зачем весь этот сыр-бор? Что вы хотели сказать, напрасны усилия – ничего не добьешься ? Зачем тогда писать?

0
belogorodka

Ничего нового не увидела в этой истории, но автор, молодец, старался. Если доработать текст, то получится прекрасный экшен. Смею утверждать, что это самый увлекательный сюжет данного конкурса.

0
Feofran

А дальше? Только-только самые действия начались, а уже всё! Нечестно… Где продолжение почитать?

0
Vasiliy

Ощущение, что рассказ монументален, продуман, проработан есть, а вот читалось так скучно, что жесть. Тем не менее литературные достоинства на месте, все ровно, чистенько, но души, нерва нет.

Отмечу, что рассказ выделяется среди остальных, но мне он не запал в душу. Несмотря на вполне неожиданную концовку.

Напоминает голливудщину, причем второсортную. Но ещё раз отмечу – проработка мира на уровне

0
Знаю

Весело получилось. Сюжет держит в напряжении, хотя поначалу медленно всё идёт. Однако ж мне понравился рассказ

0
Шорты-9Шорты-9
Шорты-9
АП ФиналАП Финал
АП Финал
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

20
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх