Рассказ №25 Кровь, пролитая в Червонном замке.

Количество знаков: 30037

Меня зовут Альберт и я скептик. Вернее, был им. До случая, произошедшего со мной в Червонном особняке, Россия.
Он был огромным — 150 000 кв. м. Было 2 огромных зала и не менее большая столовая. А этажей имелось всего 3. Чтобы полностью обойти особняк вокруг, потребуется около часа. Стены были каменными, в местах пробитыми из-за своей долгой жизни. Снаружи он был очень красивым. Портили вид только разбитые оконные стёкла и болтавшиеся на ветру створки. Его история довольно банальна—в 16 веке был построен для местного графа. Но меньше чем через год по непонятным причинам все жители и придворные его покинули. Вокруг него протекала река, которая со временем высохла. Спустя несколько сотен лет через образовавшийся овраг протянули мост для туристов. Сначала особняк посещало более 100 000 людей в год. Они делились невероятными впечатлениями о нём. Говорили о волшебной и завораживающей атмосфере. И, видимо, почти каждый считал своим долгом прибавить: «Я обязательно приеду туда ещё!». Никакой информации про этих людей я не имел. Как и человек, печатающий их отзывы в газете 1911 года.
По этому описанию вы, наверно, сойдётесь мнениями с людьми, посетившими особняк. Но не со всеми. Почему? Сейчас объясню.
***
В 1920 году Червонный особняк посетила всего лишь одна группа туристов, состоящая из 30-ти человек. На следующий день вернулся только один. Его тело было покрыто ссадинами. Одежда полностью порвана. В некоторых местах имелись переломы.
—Мужчина, что случилось?! Вы будто упали со второго этажа!—выдал милиционер.
Пострадавший не понял ни слова, так как являлся французом. От шока он мог кричать только на родном языке:
—Bête…Il y a une bête! Il les a tués! Tous les!..
У полицейских не получилось понять его речь. Только благодаря переводчику им удалось записать показания.
—Это турист из Франции. Он был в Червонном особняке. Возможно, что-то оттуда так повлияло на него.—поделилась психолог после приёма.
Через 40 минут пострадавший скончался…
***
—Бррр,—встрепенулся я после прочтённого.
—Ты чего?—моя младшая сестра даже подпрыгнула от неожиданности.
—Да так, статью одну читаю.
—Какую? О чём?—заинтересовалась тут же она.
—Неважно.
—Ну скажи!
—Тебе не стоит знать об этом.
—Скажи, скажи, скажи!—закапризничала та.
—Адель!—рявкнул я.—Я уже один раз рассказал тебе то,о чём ты не должна была знать. И на следующий день об этом узнали родители.
—Я никому не расскажу, честно!—она состроила свои щенячьи глаза, против которых я редко мог устоять. Но об этой ужасной статье я точно не мог говорить в её присутствии.
—Послушай,—я присел на корточки перед сестрой.—тебя разве не ждёт твоя подруга?
—Точно!—вспомнила она. 10-летняя девочка тут же рванулась к выходу, перед этим попрощавшись со мной.
Я вернулся к статье.
***
Через неделю в замке нашли тела всей группы. У них были те же самые ссадины и переломы, что очень странно. После случившегося, все пути к особняку перегородили. Туристов больше туда не возили. Червонный особняк стал заброшенным. Спустя 101 год он оброс довольно густым лесом вокруг. Некоторые утверждают, что он был посажен специально. Но какой смысл это делать? Первые несколько лет пользу он всё равно не нёс. Но лес меня не волновал. Я хотел увидеть особняк. Этот огромный шедевр архитектуры, площадь которого просто огромна. Я хотел оказаться внутри. Вы спросите—зачем? Очевидец ясно дал понять, что соваться туда не стоит. Подробно изучив его показания, я пришёл к выводу, что он описывает не что иное, как полтергейста. Я не верил в мистику. И даже смеялся с людей, верующих в неё. Что, кстати, было ошибкой.
После 2-недельных раздумий я решил организовать поездку туда. Но один ехать я не хотел по крайней мере потому что там могут встретится люди не в очень нормальном состоянии. Я знал хорошего человека, который смог бы мне помочь.
—Яна, привет!—воскликнул я, когда на том конце трубки раздалось женское «Алло?».
—О-о-о, какие люди! И тебе привет.
—У меня к тебе есть одно предложение…
—Я слушаю.
Начался мой длинный монолог про Червонный замок, его историю ,последнюю группу, посетившею его и наконец ,про показания того очевидца.
—И в общем, я хочу поехать туда.
—Ну, окей, езжай. А я чем могу тебе помочь?
—Яна, мы знакомы с тобой ни один год. Не делай вид, что не понимаешь меня. Своим присутствием ты мне можешь помочь.
—Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой, так?
—Так.
—Кто-то ещё поедет?
—Вообще-то, нет.
—Может, кого-то ещё привлечь?
—Например?
—Есть у меня знакомые, которые точно согласятся. Я свяжусь с ними и напишу тебе.
—Хорошо, буду ждать.
На этой ноте наш разговор и был закончен. Я был очень рад, что смог заинтересовать давнюю свою подругу. Мы были знакомы больше десяти лет. Познакомились ещё в школе. Сначала друг-другу не понравились, но со временем сдружились.
Неделю от Яны не было никаких новостей. Мы списывались каждый день, обсуждали поездку и замок. «Я нашёл кое-что про владельца особняка: «Константин Гринёв—русский граф, пожалованный особняком в 1582 году. Но через 9 месяцев умер, оставив жену с 2-мя маленькими детьми. Ещё через месяц абсолютно все покинули Червонный особняк по непонятным причинам.». Сейчас ещё попробую что-то поискать.»—написал в 1 день я. На что подруга мне ответила: «У меня тоже есть новости. С нами поедут ещё 2 человека.».
Прошло ещё 4 дня. Я, Яна, Марк и Герман сидели дома у девушки и обсуждали поездку. У Марка был небольшой опыт в таких поездках. Он бывал всего в 1 заброшенном замке в Европе. Но у Германа его вообще не было. Поэтому он с радостью и подписался на это. Мы с Яной знали, с чем имели дело. Это наш не первый заброшенный объект. В детстве мы часто лазили по подобным объектам. 3 раза побывали в заброшенных замках. Ничего мистического не нашли.
Герман и Марк—родные братья с разницей в 4 года. Младшим был Герман. От брата он часто получал порцию шуток. Особенно в детстве. Конечно, когда они выросли, оба стали относится к этому проще. Но даже сейчас Марк не упускает шанс подшутить на братом. На что тот смеётся, понимая юмор.
—Итак, план такой: едем на место, проходим всё здание, попутно снимая, уезжаем. Всё просто.
—Не боишься на каких-нибудь бомжей напороться?—вмешалась Яна.
—Я забыл самое главное: берём с собой средства обороны. Ну, остальное мы обсудили. Через неделю встречаемся в аэропорту. Всем до встречи.—на этой прекрасной ноте мы разошлись. Как же я тогда был рад. Я привлёк к этому дело людей. Да, всего 3,но это ведь лучше чем ничего. Нам удалось бы столько всего снять! Удалось бы…
Всю неделю я готовил оборудование, потратил на это кучу денег и даже нервов во время его выбора. Я несколько дней проверял его, устраняя любую неисправность. И наконец, всё было готово.
В день отлёта и приехал в аэропорт с 2-мя сумками—с небольшой с моими вещами и с сумкой, вдвое больше 1,с оборудованием.
—Ого, что там у тебя?—удивился Герман. В нашей группе он был самым младшим.
—Камеры, штативы и прочая дребедень.
—А зачем так много-то?—посмеялся Марк.
—Как зачем? Чтобы снять весь особняк.
—Зачем нам его вообще снимать?—подала наконец голос и Яна.
—Напомни мне: зачем мы туда едем?
—Как ты там говорил? «Посмотреть на этот шедевр архитектуры».
—Верно. Но без материала мы оттуда не уедем.
—Что тебе этот материал даст вообще?—недоумевала подруга.
—Ребят, не ссорьтесь. У нас регистрация через 5 минут начинается.—напомнил всем Герман. Я замолчал. Но я был настолько заведён этим разговором, что хотел выплеснуть всё. И когда решился сделать это, мою речь перекрыл голос диспетчера, сообщающего о начале регистрации.
Я закатил глаза и взял маленькую сумку в подмышку, а чемодан с оборудованием покатил за собой. Пару раз он издал неприятный звук, который издавали колёсики. Группа из-за этого поворачивалась на меня и строго смотрела, но никто ничего не сказал. Только я злился, приговаривая «Да что же это такое…» и пытался нести чемодан на весу, но это было слишком тяжело. К тому же, я и так отставал от всех. «Давай быстрее!»—говорили мне ребята. На что я отвечал: «Иду я, иду…».
—Может, тебе помочь?—поинтересовался Марк.
—Не надо, я сам. Чемодан не такой уж и тяжёлый.—ага, именно поэтому ты еле-еле волочишь его, Альберт.
Регистрацию мы проходили 40 минут. Я наконец избавился от лишнего груза и мог размять затёкшие кисти. До нашего рейса оставался час и 20 минут. Мы прошли в зону ожидания и заняли свободные кресла. Я сразу достал из кармана телефон, чтобы ещё почитать что-то о Червонном особняке.
—Ребят, я ещё кое-что про хозяина особняка нашёл. Но не думаю, что информация такая ценная.
—Всё равно читай, интересно же.—Герман пересел с сиденья напротив ко мне и заглянул в очередную статью.
—«Константин Гринёв—русский дворянин. 14 февраля 1582 года бал награждён особняком за 20-летнюю службу. 19 ноября того же года скончался.».
—Да, эта информация нам точно не к чему.—Яна почесала затылок.—Ладно, мы на особняк посмотреть летим, а не про дворянина какого-то узнать.
Мы просидели так ещё довольно долго. За это время мои ноги затекли, и я начал ходить из стороны в сторону.
—Ты чего суетишься?—вопросительно посмотрел на меня Герман.
—Сидеть уже неудобно.
Герман хотел ещё что-то добавить, но его перебил голос диспетчера. Началась посадка на мой рейс.
Около стойки стояло уже несколько человек. Я в очереди был шестым. И когда она дошла до меня, протянул билет «Москва-Санкт-Петербург» контролёру.
Мы вышли на улицу. Я сразу почувствовал порыв ветра. А Яна вместе с ним и свои же волосы на лице, не дающие что-либо увидеть. Между нами прокатился дружный смех.
—Очень смешно.—возразила девушка и направилась к автобусу быстрее нас, дабы укрыться от ветра. Мы поспешили за ней, так как и нам он не приносил приятные ощущения.
15 минут спустя мы были в самолёте. Я, Герман и Яна сидели вместе, а Марк сзади нас. Но не смотря на это, мы переговаривались, пока не прозвучала команда пристегнуть ремни. Я послушался и почти сразу заснул. Но долго поспать мне не удалось. Через 20 минут я проснулся от чужого смеха. Яна и Герман что-то обсуждали. Свои слова вставлял и Марк. Насколько я понял, из-за него все и смеялись. Я отвернулся к иллюминатору, у которого сидел и снова прикрыл глаза. Но спустя 30 минут проснулся от голоса стюардессы, говорящей о том, что через 15 минут мы окажемся в Санкт-Петербурге.
Прошло 30 минут. Мы всей группой спускались к автобусу. В тот день в городе было тепло и солнечно, несмотря на то, что на календаре было 5 октября. В Петербурге тоже был ветер. Не такой сильный, как в Москве, но ярко-красные волосы Яны всё равно развивались на ветру.
—Чёрт возьми!—она пыталась убрать их за спину, но так как они были пострижены выше плеч, возвращались на место.
Она снова самая 1 оказалась в автобусе. Мы спокойно шли за ней, осматривая аэропорт, находящийся в 300 метрах.
—Ох, я даже представить не могу, что наш ждёт!—Герман чуть ли не прыгал от радости.
—Привидения нас ждут.—выдал Марк.
—Ага, или бомжи какие-нибудь.—подхватила Яна.—А уж с ними дело не очень приятно иметь.
—Я года 2 назад напоролся на одного, начал убегать и руку сломал.—я поёжился от воспоминаний.
—Серьёзно?—у Германа даже глаза округлились от такой информации.
—Да, мы вместе тогда были.—подтвердила девушка.
Автобус подъехал к дверям аэропорта, в который нас тут же пустили. Зайдя внутрь, мы направились в ленте с багажом. Я снова взял тот тяжеленный чемодан с оборудованием и сумку с вещами. Дождавшись, когда вся группа возьмёт свои чемоданы, я пошёл к выходу. Солнце сразу ослепило меня своими лучами. Я нахмурился и стал оглядываться в поисках такси. На часах было 16:47.
—Как до отеля добираться будем?—поинтересовался Марк.
—Вон, такси свободное, пошлите.
В багажник поместилось всё, кроме моей маленькой сумки. Как назло. Я сел на переднее пассажирское сиденье и положил её на колени. Остальные сели сзади.
—Куда едем?—подал голос водитель.
Я уже хотел продиктовать адрес, но меня опередила Яна. Машина тронулась. Ехали мы не очень долго—30 минут. Отель находился в центре города. Поэтому там скопилось множество таких же как и мы туристов. Я побоялся, что для нас номеров не хватит. Но нам повезло. Было 3 свободных. Герман и Марк заселились в 1. Мы с Яной—в 2 других. Началась суматоха. Мы бегали друг к другу обсуждая поездку, ссорились, настраивали аппаратуру, собирали нужные вещи.
—Если что-то не нравится, я могу уехать!—злилась Яна, когда я сказал, что она немного неправильно настроила камеру.
—Я просто советую!
—А я только учусь! Всё, иди лучше!—девушка снова уткнулась в настройки аппарата.
—Чего же ты злая такая сегодня?..—как можно тише сказал я.
—Что говоришь?
—Да нет, ничего.—я быстро удалился из номера подруги и спустился на этаж ниже в свой.
По дороге мне встретился Герман, по лицу которого можно было понять, что тот обеспокоен.
—Ты где ходишь?! Я тебя минут 30 по всему отелю ищу!
—Я Яне помогал камеру настроить. Пытался, вернее. А что?
—Ты штативы брал?
—Да. Уже уложил их.
—Отлично. Значит, мы всё подготовили?
—Только та камера у Яны осталась.
—Ладно, её в рюкзаке можно понести.
Пройдя ещё несколько номеров и спустившись на нужный этаж, я увидел Марка. Он спокойно шёл по коридору и уже хотел зайти в свой номер, как увидел меня.
—О, Герман тебя ищет.
—Уже нашёл.
—Он такой суетливый сегодня.
—С Яной та же история. Мы, видимо, одни такие спокойные.
Х-а-х, наверно.
Я бросил взгляд на часы. Они показывали 23:30.
—Ладно, завтра вставать рано, спать пойду.
—Спокойной ночи.
—Тебе тоже.
На следующий день все наши планы обломались. Санкт-Петербург—город дождливый и хмурый. Особенно осенью. И если в день прилёта ярко светило солнце, то на следующий день лило как из ведра. Как будто все осадки планеты в одном месте.
—Ну почему именно сегодня?—с самого утра Герман ходил расстроенный. Мы пытались успокоить его, но он на это никак не реагировал.
—Да ладно тебе, завтра поедем.—за ужином Яна активнее всех пыталась поддержать друга.
—Или сегодня. Дождь заканчивается уже.—подхватил я.
—Закончился уже.—даже неразговорчивый сегодня Марк начал говорить.
—Ну вот. Поужинаем и поедем.
—Да нет. Вечер же, скоро солнце сядет.—Яна взглянула на окно, находящиеся по её правую руку.
—Успеем.
—Альберт, это тебе не июнь. Солнце рано садится.
—Я сказал—успеем.—девушка закатила глаза.
И действительно. Когда мы выезжали солнце садится не собиралось.
—Сколько мы ехать будем?—обратился к водителю Марк.
—Место далёко за городом, 100 километров, где-то час и 20 минут.
—Слушайте, а закат солнца-то скоро.—Яна оторвалась от прогноза погоды.
—Успеем мы.—подал голос я.
Мы ехали долго. 1,5 часа. В дроге я снова уснул. Сквозь сон слышал разговоры, но не мог вникнуть их. Мне снился особняк. Огромный и красивый. Мне снились залы в нём. Украшенные и полные гостей. Мне снился бал. С громкой музыкой и фуршетом. Мне снилась прошлая жизнь особняка. Кипящая жизнь. Я уже начал верить, что это и вижу, но реальность была иная.
—Альберт, мы на месте.—услышав голос, я тут же вскочил и вышел из машины. Я не увидел красивый особняк, горящий изнутри огнями. Я увидел разруху. Разруху в темноте. Всё-таки, не успели. Да, тогда я был разочарован.
—Может, обратно поедем?
—Нет.—но не был намерен отступать.—для начала хочу сказать, что здание аварийное. Ходим аккуратно, ничего лишнего не трогаем, просто снимаем.—я подошёл к дверям особняка.—Ну здравствуй, Червонный особняк.—они со скрипом отворились. Я поморщился от неприятного звука и повернулся к группе.—Заходим, Господа!—мы достали камеры и двинулись внутрь, оставив машину снаружи.
Мы оказались в огромном зале.
—Ого.—эхо Германа разлетелось по всему помещению.
С левой стороны стоял довольно большой камин. Он давно потух, но там лежала зола. Как-будто свежая. «Странно…»—подумал я. В конце зала была деревянная массивная дверь. На неё имелись красивые вырезанные узоры. Над ней был небольшой балкончик, на который вели 2 лестницы с обеих сторон. «Очевидно, так можно на 2 этаж подняться.»—подумал я. На балконе была ещё одна дверца и окна—4 слева и 4 справа. В середине зала лежала огромная люстра. Именно она так и привлекла Яну. Девушка подбежала к ней и начала рассматривать. Никаких украшений на люстре не было—только свечи.
—Ребят, тут кровь.—она провела пальцем по застывшей жидкости.
—В 1920 году тут группа людей умерла. Люстрой, может, придавило?
—Скорее всего.—девушка направилась к дубовой двери, чтобы снять её.
На стенах у камина висели портреты. На них был изображён один и тот же человек. Только глаза были вырезаны.
—Как думаете, кто это?—поинтересовался Герман.
—Хозяин, Константин Гринёв.
Осмотрев главный зал, мы перешли к малому, находящемуся на том же этаже.
—Тут прошёл первый и последний бал.—сказал я.—Этот зал лучше всего сохранился.
Малый зал был почти пустой. Только у самой дальней стене стояло 1 кресло, обращенное спиной к нам.
—Как оно жутко стоит..—подметил Марк.
На 1 этаже больше ничего не было. Мы поднялись на 2.
Там была просто огромная столовая и кухня. В середине столовой стоял стол и 12 стульев. Яна подбежала к 1 из них.
—Это же такой антиквариат, столько денег можно за это получить! А давайте заберём что-то? Никому это всё равно не нужно.—девушка села на стул и откинулась на спинку. Она начала качаться. Но загнивающие от времени ножки не выдержали этого и сломались. Яна полетела со стула вниз. Но она успела подставить руки, поэтому удар был не сильным. По всему особняку раздался звук падения вместе с нашим смехом. Марк облокотился на стол и взялся за живот. Он минут 15 не мог успокоиться. И даже когда мы были уже на кухне, он всё ещё смеялся.
—О, ребят, я кастрюлю нашел.—сказал Герман.
—Кастрюля на кухне? Ухты!—саркастически ответил Марк и усмехнулся.
—Ц, я просто сказал.
Все замолчали, когда по кухне прошёлся железный звук. Будто упала та самая кастрюля. Но она всё ещё была в руках у Германа.
—Это ещё что такое?—я сказал это громче, чем планировал, что вздрогнул от собственного голоса.
—Слушайте…а может обратно поедем?—Герман положил кастрюлю обратно на стол.
—А что, страшно?—усмехнулся Марк.
—Не пойму, что упало?—я ходил по комнате, в поисках упавшего объекта.—Ты мог это как-то случайно воспроизвести?
—Я?—спросил Герман.
—Ну не я же!—я легонько ударил пальцем по стенке посуды. Звук был намного тише прошлого.—Странно…может, это в столовой было?—мы дружно вышли из кухни. На стенах столовой были чучела животных. Их было много. Очень много.
—Какая жуть…—девушка подошла ближе, чтобы лучше рассмотреть животных.
На противоположной стене висели кинжалы и мечи.
—Может, от меча звук?—я снял 1 из них.
—Каким образом?—Яна подошла ко мне.
—По зданию сквозняки ходят. От них и шелохнулся.
—Но звук не был бы таким громким.
—Что ты этим хочешь сказать?
—Уж точно не о чём-нибудь паранормальном.
Я закатил глаза.
Мы поднялись на второй этаж. Там находились комнаты. 7 дверей у левой стены, 7 у правой и 1 у противоположной от нас.
Яна подняла взгляд на часы-кукушку. Часовая и минутная стрелки стояли на 12. При голубом свете луны они казались безумно красивыми. Часы представляли собой дворец золотого оттенка с куполами. В самом центре расположился циферблат. Над ним были открытые створки, образовывающие окно, из которого выглядывала застывшая на месте птица и закреплённая сзади пружинкой.
—Предлагаю по всем комнатам пройтись. В них точно есть что-то ценное.
—Пошлите.—согласился Марк.
Из 14 комнат я проверил 3. Они все были одинаковыми. В них стояли только кровать и шкаф. В шкафу 1 комнаты висело 2 деревянные вешалки. Во 2—ничего. В 3—тоже. «Да, не много..»—подумал я и начал проверять матрацы. В 1 и 3 комнатах также ничего не нашлось. Но во 2 была довольно странная вещь—кинжал. Как только он оказался в моих руках, я услышал дикий вой. Он резал слух. Я уронил оружие и попытался закрыть уши руками. Но это не помогло. Вой не стихал ещё минут 10. Я в панике пытался встать, но мои ноги были будто ватными. Камера давно валялась разбитая на полу. Я схватился за косяк двери и попытался выйти, но что-то держало меня. Я пытался звать группу. Я пытался встать. Всё бесполезно. Со временем этот адский звук прекратился. Я вышел из комнаты. Яна и Марк стояли в коридоре. Они оглянулись на меня.
—Нашёл что-то?
—Что это было?
—Ты про что?—Яна подняла 1 бровь.
—Про этот…звук..
—Какой звук?—девушка подошла ближе ко мне.
—Вы не слышали?
—По-моему ты бредешь.—Марк удивлённо посмотрел на меня.
Я недоумевал. Почему я чуть не оглох от этого звука, а все остальные не слышали его? Это и по сей день остаётся для меня загадкой.
—А где Герман?
—Да, кстати.—она осмотрелась по сторонам.
Мы начали звать друга. Мы звали долго. Но никто не отозвался. Мы спустились на 2 этаж. Звали там. Тишина. Спустились на 1. Та же история.
—А кто-то проверял 15 комнату на 3 этаже?—в панике спросил Марк.
—Я нет.—девушка рыскала по главному залу.
—Я тоже.
Мы рванули на 3 этаж. Когда я бежал по лестнице, упал и ударился подбородком. Я шипел от боли и потирал его, идя на этот раз шагом.
Марк первый подбежал к двери. Он дернул ручку, но та не поддалась. Дёрнул ещё раз—результата нет. Он пытался открыть эту несчастную дверь, чуть не плача.
—Марк!—девушка пыталась оттащить его. Тот не поддавался.—Послушай меня!
—Что?! Зачем слушать?! Мой брат пропал в огромном особняке, в котором умерло 29 человек, и ты предлагаешь мне сейчас слушать тебя?!
—Если ты так будешь стоять и дёргать эту несчастную ручку, дверь не откроется!
Парень пытался отдышаться. К этому времени подошёл и я. Мрак определённо был в панике. Его руки дрожали, а по щекам текли слезы, из-за которых краснели глаза.
—Марк, успокойся. Он может где-то ходить и не слышать нас.—говорила девушка.
—Ты говоришь это перед единственной дверью, которую мы не открыли. Закрытой дверью!—он переходил на крик.
—Успокойтесь!—подал голос я.—Если не нашли—будем искать ещё.—Марк скатился по стене, закрыл лицо руками и зарыдал.
—Марк…—Яна села рядом с ним и обняла парня.—Мы найдём его, слышишь?—Слова явно не внушали доверие. По крайней мере потому что когда он положил руку на пол, почувствовал лужу непонятной жидкости. Марк поднял перевернул кисть внутренней стороной к себе. Его глаза округлились. Он подскочил с места. Его руки дрожали ещё сильнее. По ним стекали капли алой крови.
—Что это?!—кричал он. Парень тряс рукой в воздухе, будто от этих действий кровь исчезнет без следа. По почему-то этого не произошло.
Я обернулся. За мной и Яна с Марком. Мы увидели ужасную картину. На гвозде, вбитом в стену, висела голова. Голова Германа. По ней стекала кровь. На его лице отобразился страх и паника. Он застыл в немом крике. В глазах был виден ужас. Даже Марк ничего не мог сказать. Он стоял в шоке. Как и Яна. Только я пытался что-то придумать. Я оглядывался по сторонам, лишь бы не смотреть на это.
Снова послышался тот самый вой. Мы повалились на пол, закрывая уши. Марк не переставал рыдать. Его всхлипы заглушал этот звук непонятного происхождения. Яна свернулась калачиком, будто закрываясь в себе. Этот звук был похож на рёв медведя. Только в несколько раз громче. Он был диким. Любой бы сошёл с ума. Оглядев всех, в том числе и голову Германа, я принял решение ползти. Взяв за руки Яну и Марка, я пополз. Поняв мои намерения, они последовали за мной. Передвигаться таким образом было максимально не удобно. К тому же, коридор был достаточно длинным, и ползти нам пришлось долго. Я полз впереди, иногда оглядываясь на остальных. Мы не прошли и половины пути, как открылось окно у противоположной к нам стены. Меня бы не сильно тогда удивил этот факт, если бы сильный ветер, больше похожий на чьё-то дыхание, не припечатал нас к стене. Но он быстро прекратился, как и вой.
В ушах продолжало шуметь. Оба уха заложило. Я оглядел Яну и Марка. Те сидели в полнейшем шоке, как и я. Мы боялись сказать хоть что-то. Яна жалась к двери сзади, Марк не шевелясь смотрел в 1 точку, я пытался вникнуть в произошедшее.
На стене заработали часы. Кукушка начала громко куковать. Это звучало ужасающе в огромном особняке, наполненным гробовой тишиной. Это звучало как колокольный звон в городе, давно покинутом людьми. Это звучало как чужие шаги в пустой квартире.
Прокуковав ровно 12 раз, кукушка удалилась за створки окон часов.
—Ребят…—мой голос сильно дрожал. Это было трудно не заметить.—Уходим…быстрее…
Яна кивнула мне в ответ. Поняв друг друга, мы рванули к выходу с этажа. Дёрнув ручку, я понял, что дверь заперта.
—Она закрыта!—я начал оглядываться по сторонам. Мой взгляд зацепился за Марка, сидящего на том же месте.
—Марк! Вставай!—кричал ему я. Его ответ меня ошарашил.
—Идите без меня.
—Что?..—Яна оглянулась на парня.
—Идите без меня.
—Ты с ума сошёл?! Ты погибнешь здесь!—я начал не просто кричать, а орать.
—Я понимаю. Но я не смогу без Германа. Он ведь…мой брат…—его глаза снова наполнились слезами.—простите…
—Вставай сейчас же!—Яна быстрым шагом направилась с нему.
—Не подходи ко мне.—спокойным голосом отвечал тот. Девушка остановилась в паре метрах от него. Он смотрел на неё холодно и безэмоционально.
—Мы тебя не оставим здесь.
—И что же вам мешает?
Она молчала. Как и я.
—Ни-че-го.—проговаривал Марк.—Уходите. Уходите отсюда! Живо!
Яна вздрогнула. Она оглянулась на меня в поисках поддержки. Но я явно смотрел на неё такими же глазами.
—Уходите!—он со всей силы ударил кулаком по стене и упал на пол. Каменная поверхность оставила ссадину на его руке, которую он начал потирать от боли.
Девушка развернулась и побежала в мою сторону. Я снова приложил усилия, чтобы открыть дверь, которая на этот раз поддалась. Мы выбежали на лестницу. Дверь тут же захлопнулась. Быстро и с характерным звуком. Мы переглянулись.
—Что происходит?!—я пытался держать себя в руках, но получалось плохо.
—Давай вернёмся за ним?..—более спокойно говорила Яна. Он дёрнул ручку. Результата не было.
—Дай я попробую.—я начал более активно нажимать на ручку. Но было ощущение, что изнутри её кто-то держит.
—Может, это Марк?
—Марк, открой сейчас же!—я был в ярости. Как он добровольно смог остаться в этом проклятом особняке? Может, я чего-то не понимаю, но это сумасшествие.
Я начал стучать по двери. Сильно стучать.
—Альберт, прекрати!
—Почему прекратить?! Ты его одного здесь оставить хочешь?!
Я хотел ещё что-то прибавить, но с обратной стороны в дверь вонзили топор. Он был окровавлен. Из-под двери потекла кровь. Я тут же отпрыгнул от неё.
—Его…его…убили?..—с обратной стороны кто-то начал дёргать дверную ручку. Сначала медленно и редко, но через несколько секунд её дёргали с такой силой, что казалось, будто ручку сейчас вырвут, а дверь вышибут. Топор исчез из двери. Осталось небольшое отверстие. Я двинулся к двери, чтобы посмотреть. Но Яна схватила меня за руку.
—Не ходи…пожалуйста…
В дверь снова влетел топор. Но уже с новой силой.
—Яна, уходим…Уходим, Яна!
Взяв девушку за руку, я побежал к лестнице.
—Что это было?!—кричала она.
—Я не знаю! Точно не Марк!
Подбежав к лестнице, я остановился, чтобы перевести дыхание. Я согнулся, оперевшись о колени и поднял голову. Мой взгляд упал на на рукописные картины. Их было ровно 10. А изображена была, видимо, одна и та же девушка в разные моменты жизни. От детства до старости. Она сидела в одной и той же позе, смотря прямо в камеру в с одним выражением лица. Жутким выражением лица. Хмурые брови, опущенные веки и уголки губ, бледная кожа, ярко выраженные ключицы.
Но удивило меня не это. А удивил тот факт, что лица на всех картинах перекашивались. Девушка начала улыбаться.
—Ты тоже это видишь?..—Яна в ужасе оглянулась на меня.
Девушка начала смеяться. Её голос был очень жутким. По коже пробежал рой мурашек. Я начал пятиться назад.
Мы с Яной побежали по лестнице вниз. Да так быстро, что я чуть не споткнулся. Я успел ухватиться за перила и подставить под себя руку, оперевшись на неё. Яна бежала впереди меня, часто оглядываясь. Я быстро встал, еле успевая за ней.
Мы оказались на 2 этаже. По ровной поверхности бежать было удобнее, но я всё равно ещё раз упал. По коленям прошлась боль. Я разбил колени. Яна, стоявшая в паре метров крикнула:
—Альберт! Вставай быстрее!
Тут же я услышал её крик. А когда поднял голову, сам чуть не закричал. Стул начал самостоятельно передвигаться по столовой. Но делал он это так, будто его кто-то тащил за спинку. При чём, тащил вокруг стола и очень долго. Его ножки издавали неприятный звук в такой устрашающей атмосфере. Стул резко остановился. Наступила гробовая тишина. Но через несколько секунд он вновь зашевелился. Но на этот раз в мою сторону. Я прижался к стене. Дальше двигаться мне было страшно. Я весь дрожал. В моей голове были самые плохие варианты продолжения событий. Стул поднялся в воздухе и полетел на меня. Мне не пришло тогда в голову просто присесть, поэтому я закрылся руками. Но предмет мебели всё равно попал в меня—разбил губу ножку. И упал на землю.
—Альберт!—Яна подбежала ко мне.—Ты в порядке?!
—Да…только…губу разбил..—я приложил к больному месту палец. На нём осталась кровь.
—Пошли отсюда, быстрее.—она схватила меня за руку и побежала к лестнице.
На этот раз я не упал, хотя бежал быстро. За меня это чуть не сделала Яна. Но я успел её поймать за руку. Через несколько секунд мы оказались на первом этаже в большом зале. Но и здесь не обошлось без сюрпризов. Люстра, которая лежала на полу, висела на своём законном месте и крутилась. На ней горели свечи, которые, на удивление, не потухали от такой большой скорости. Она шаталась в разные стороны. Я остановился у лестницы, в ужасе наблюдая за происходящим. Яна стояла в самом центре зала.
—Альберт!—я наконец обратил на неё внимание.—Чего же ты стоишь?!—она сказала что-то ещё, но я был занят разглядыванием люстры, которая сорвалась с петель. Даже на этот момент свечи не потухали.
—Яна!—крикнул я. Я хотел подбежать к ней и оттолкнуть. Но не успел. Люстра упала на девушку.—Нет!—Остановившись в паре метров, я смотрел на эту картину: до сих пор не потухшие свечи.
На этом моменте я понял, что надо реально бежать. И как можно быстрее.
Я огляделся и направился к дверям. В панике подбежав к ним, я дёрнул ручку. Двери оказались закрыты, хотя при входе мы их не закрывали. Я повторил свои действия ещё несколько раз, но всё было бесполезно.
—Чёрт!
—Прошу не выражаться так в моём особняке, молодой человек!—послышалось сзади. Я замер на месте. По коже пробежался рой мурашек, в горле встал ком, а сердце, казалось, остановилось. Поворачиваться было страшно. Я не знал обладателя голоса. Он прозвучал достаточно громко, но не кричаще.
—Повернитесь же ко мне. Неприлично стоять спиной, когда с Вами разговаривают.
Руки задрожали. Я стоял на месте, будто вкопанный. Но в моём положении мне ничего не оставалось, как повернуться.
Сглотнув, я отпустил руку от двери и медленно развернулся, закрыв глаза. Но через несколько секунд я их всё же открыл. Передо мной стояло нечто в образе человека. Но явно не он. Это существо было без ног, но при этом витало в воздухе. С конечностей стекала кровь. Конечно, на первый взгляд это обычный человек — довольно высокий ростом, гусарские усы, трость, на которую он опирался. Но не стандартная одежда. Она как из прошлого, но выглядела богато. Очевидно, это костюм обеспеченного человека в 16-17 веке. Его мантия была настолько длинная, что касалась пола.
Мои глаза округлились. Я прижался к стене и закричал. На что это нечто просто улыбнулось. Заметив его реакцию, я замолчал. Я скатился на пол по стене, смотря на это.
—Я…Я сошёл с ума…—в этот момент мне хотелось слиться со стеной, провалиться под землю, испариться, да что угодно, лишь бы не находится там.
—Скорее я. Неужели, смертные снова появились в моём особняке? Я думал, те людишки были последними.
—Кто ты?..
—Кто я? Вы прекрасно знаете обо мне, молодой человек. Но всё равно явились сюда. Без моего согласия. Не знаю, как у Вас, но у нас в 16 столетии было принято оповещать хозяев перед приходом. Или ждать приглашения. Ни того, ни другого Вы не сделали. Так с какой целью же Вы здесь.
Я ничего не отвечал. Только жался к стене, глотая ртом воздух. Но под пристальным взглядом, как я понял тогда, хозяева, подал голос:
—Кто Вы?..
—Граф Гринёв. Или же Константин Александрович. Называйте как Вам угодно. Хозяин Червонного особняка. Один, увы глупый, человек рассказ про меня. Я избавился от него. С Вами придётся сделать то же самое.
Не смотря на его грозную речь, он стоял на месте и смотрел на меня. Ждал, что же я предприму.
Я встал в попытке открыть ту же дверь. Я долго дёргал несчастную ручку, которая не поддавалась. Остановил меня очередной топор, влетевший в дверь с обратной стороны. К счастью, мои пальцы были на хорошем расстоянии от него. Я пошатнулся и оглянулся на призрака. Он стоял на том же месте и улыбался. Жутко улыбался.
«Он не один…»
Я побежал в малый зал. На что граф развернулся в мою сторону, но за мной не пошёл. Оказавшись там, я понял, что там даже окон нет, чтобы выбежать через них. Я остановился на несколько секунд, дабы отдышаться. Долго стоять не пришлось. Я тут же вышел. В большом зале стояла подозрительная тишина. Призрака не было. Он будто испарился. Я вышел на середину, к люстре. Я сел на колени и зарыдал. Всё мертвы. Всех убили. И Яну, и Марка, и Германа.
Самому погибнуть здесь мне не хотелось. Поэтому я тут же встал и развернулся. Но в сию же секунду пожалел об этом. На балконе, ведущему на второй этаж, были видны силуэты. Приглядевшись, я увидел выпирающие кости. Сначала мне подумалось, что передо мной просто несколько достаточно худых людей. Но я был не прав. На балконе, смотря на меня сверху вниз, стояло шесть скелетов, державшись за руки. Они не двигались. Просто наблюдали за мной. Я попятился назад. Но из-за чувства тревоги и шока упал на спину. Я пополз так, не отводя взгляда от этой картины. Через минуту такого достаточно неудобного передвижения я упёрся в стену. Мои руки дрожали, а голова кружилась. Я прикрыл глаза буквально на несколько секунд а когда открыл, под лестницей стоял хозяин особняка. Он находился в той же позе, с тем же жутким выражением лица. Скелеты потихоньку спускались и, видимо, направлялись ко мне. Я оглядывался по сторонам в ужасе. Я не хотел, чтобы моя жизнь закончилась именно так. Я пытался найти выход из этой ситуации. И нашёл. В зале находилось несколько окон. Я встал на ноги, несмотря на то, что они ужасно тряслись и направился к окну, не отводя взгляд от графа. Сначала медленно, а потом бегом. Но тот меня не остановил. Я выпрыгнул и, видимо, неудачно упал, так как больше ничего не помнил — лишь пустоту.
***
Очнулся я в больнице. У меня была сломана рука и перевязана голова. Когда выдался шанс рассказать, что со мной произошло, все просто посмеялись надо мной. И что самое странное — я не нашёл ни номеров команды, ни нашу переписку. Я не хотел оставлять это просто так. Я пытался рассказать произошедшее. Просил вызвать полицию. На что медсестра косо посмотрела на меня и закрылась в комнате медперсонала. Людям, лежавшим со мной в одной палате, я пытался доказать то же самое. Они назвали меня «новым местным сумасшедшим». Я понял, что разговаривать с ними бесполезно. Добравшись до главврача, я рассказал историю ему.
«Молодой человек, посидите пока в коридоре, пожалуйста.» – ответил он.
Я послушался. Сидел я минут сорок. Наконец, врач вышел из кабинета. Но прошёл мимо меня, будто не заметив. Через десять минут он вернулся с девушкой, представившейся психологом. Мне был назначен двухнедельный курс.
За это время я рассказал абсолютно всё. Девушка просто делала записи в своём блокноте. Под конец курса она сказала:
«Мы обязательно решим Вашу проблему.»
На следующий день в мою палату зашли врачи. Но у них была иная форма. Я сразу понял, что они из другого больницы. Через 10 минут я ехал с ними в машину.
«Куда мы едем?» – пытался узнать я. На что добродушная медсестра рядом ответила:
«Не переживайте, Вам там помогут!»
Через полчаса мы подъехали к зданию с надписью «Психиатрическая больница». Тут до меня и дошло в чём дело.
***
На данный момент я нахожусь тут почти полгода. Меры здесь радикальные. Врачи угрюмые и строгие. Конечно, могут быть более добрые, но это большая редкость. Сколько бы я не пытался рассказать про ту ситуацию, мне никто не верил. Но вы мне верите, ведь так?..

(Просмотров за всё время: 221, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
27 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Андрей Лакро

Автору – числительных в подарок, и книжку бабы Норы. Что речь, что персы – дохлые напрочь, художественность нулевая. Таким языком бы статьи в Вики писать.

1
U.Kapitanskay

Автор, я верю, что вы очень старались. Предполагаю, что это ваш первый опыт участия в конкурсах. Я постараюсь быть деликатной в критике и не придираться к мелочам.
Избитый сюжет, древний замок с проклятым хозяином. Почему Червонный, почему хозяин стал монстром? Было бы интереснее, если читатель узнал страшную тайну о графе и его жертвах.
Очень много лишних подробностей: сестра Адель, тяжелое оборудование( я так ждала, что в конце ГГ достанет из сумки что-нибудь интересное и оригинальное и усмирит всех демонов), тягомотина в порту, сам полёт – всё можно было сократить до нескольких предложений. Была надежда на кинжал – опять мимо.
Бестолковые неинформативные диалоги. Приключения в замке не впечатлили, хотя здесь можно было развернуться и добавить красочных метафор.
Персонажи безликие, унылые, не вызывают никаких эмоций. ГГ, которому кроме девушки позвать некого. Всеобщий ржач, когда девушка упала со стула.
Множество числительных, которые пишутся буквами!!! В тексте куча простых предложений, которые неплохо было бы объединить. Они уместны в некоторых моментах, для передачи определенных эмоций, но в данном случае такой стиль написания раздражает.

1
Мушавер

Сюжет избитый и предсказуемый уже с 1-й половины рассказа. Много, на мой взгляд, лишних описаний, которые никак не влияют на суть истории. Также текст довольно перегружен диалогами, в которых часть реплик не несёт никакой смысловой нагрузки. Это произведение, конечно, не самое худшее, но удовольствия от прочтения мной получено не было.  

0
redberri

С самого начала меня удивила площадь замка – на минуточку, пятнадцать гектаров. С таким могут потягаться только несколько сооружений в мире, например, Пентагон или Таджмахал. Множественные цифры в этом рассказе, похоже, играют какую-то сакральную роль. Их нужно писать прописью! Цифрами пишут только большие, громоздкие числительные, которые плохо читаются. Что касается рассказа, то первую часть можно смело убрать. Уж очень долго герои добираются до места. А вот со второй еще поработать. Я уверена, у вас получится неплохая вещь. Чувствуется задор и желание писать. Вот в этом месте нужно поправить.

Мой взгляд упал на на рукописные картины. Их было ровно 10. А изображена была, видимо, одна и та же девушка в разные моменты жизни. От детства до старости. Она сидела в одной и той же позе, смотря прямо в камеру в с одним выражением лица.

Если картины рукописные, как девушка может смотреть в КАМЕРУ?

0
Александр Михеев

Я бы посмеялся над “рукописными” картинами… но недавно выяснил, что креативные художники какими только частями тела ни пишут)))

2
redberri

Это да… Впрочем, “девушка от детства до старости” тоже круто…

1
Александр Михеев

Я встречал таких девушек. Иногда это грустно. Но иногда – обалденно)

2
Mavaz_2090

Естественно, не шедевр.
Но, наверно, не настолько уж и плохо.
А насчёт “числительных” всегда можно поспорить: ведь гораздо проще и быстрее написать 600 , чем мучиться и гадать: “написать шестсот или шестьсот?”.
А так всё = без лишних жертв B)

0
Борисыч

Сюжет: замок с привидениями. Набило оскомину еще со времен Вильяма нашего Шекспира. Впрочем, О’Генри взялся за эту тему несколькими веками позже Шекспира и преуспел. Автор, конечно, не О’Генри, как, впрочем, и все мы, но всему же есть мера!
Язык текста: с виду русский, но явно не тот, о котором писал Иван Тургенев: “ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!” Многословие, косноязычие, штампы, ненужные повторы… Рассказ можно было бы сократить по меньшей мере на треть, не выкинув ни одного предложения, но лишь за счет выметания смыслового мусора.
Автор, жуть нагнетать нужно не повторением слова “жуткий” и его синонимов, не обилием костяков, кишок и танкеров с кровью, а прежде всего формой изложения. Это относится не только к этому рассказу, но и к большинству конкурсных текстов. Отмечу, что автор пишет относительно грамотно, и это радует. Конкурс собрал таких “знатоков” синтаксиса и пунктуации, что диву даешься. У одного насчитал полсотни ошибок на странице текста — и прочитал в комментариях, что рассказ написан грамотно! Вот где ужасняк и кровавый расколбас!
 

0
golgofinyanin

“Закатив глаза”, я “скатился на пол по стене”, дочитав ЭТО, а “по коже пробежался рой мурашек”.
12к+ знаков без пробелов- именно столько длиться “водное” начало, в котором вбрасывается крупица экспозиции, остальное пустые диалоги, повторяющиеся действия и лишние описания (сестра Адель, видимо, “ружье Бондарчука”).

с обратной стороны в дверь вонзили топор. Он был окровавлен. Из-под двери потекла кровь

А где же Джонни?!

Очередной молодняк отправляющийся в очередной заброшенный замок/психушка/больница/церковь, чтобы поснимать. Внутри начинается стандартная беготня, бесконечное “дергание несчастных ручек” вечно запертых дверей, нелепые смерти (голову Германа каким гвоздем прибили? двухсоткой?) и, конечно же, постоянные падения на ровном месте (не хватает музыки из шоу Бенни Хилла). Герои тупые овцы, хозяин замка злобный Каспер.
И вот еще, звание “Граф” в 1582 году на Руси не существовало.
P.S. как особняк/замок сохранился в таком состоянии, простояв без обслуживания 400+ лет???

1
golgofinyanin

и вот забыл

На этом моменте я понял, что надо реально бежать. И как можно быстрее.

хорошая мысля приходит опосля, когда все товарищи мертвы.

1
Natalya

“Этот огромный шедевр архитектуры, площадь которого просто огромна”, “пару раз он издал неприятный звук, который издавали колесики”. И еще много подобного. Про сюжет уже сказано. Из хорошего выходит только одно- прочитала.

0
Natalya

Я имею в виду то, что текст не хочется закрыть с первых же строк. Его все же хочется дочитать.

0
Good Reading

Уважаемый автор, познакомился с Вашим произведением.
Чуть ли не половина рассказа – это сборы и путь к замку.
Не очень интересно такая завязка. Концовка тоже разочаровала…
Да, он в больнице. Но как ему никто не верит, если пропали люди.
Или это он выдумал сам? Не разобрался немного…
Творческих успехов!

0
a.savushkin

Читалось с интересом. Спасибо за хеппи энд. Хотя психбольница это жутко. Автору спасибо

0
lena

Рассказ интересный, быстро читается, достаточно страшный. Но автор использует цифры вместо слов, что отвлекает от сюжета. Нашла несколько грамматических ошибок. Но в целом, рассказ запомнился и оставил след.

0
Shad

Фух, еле продрался через текст, много орфографических и пунктуационных ошибок, кроме того хотя бы однозначные числа неплохо бы словами писать, много повторений и тафтологии и множество ненужных диалогов не несущих в себе никакой иформации. Также чрезмерное описание не несущих в себе никакого смысла действий, особенно в аэропорту. На этом моменте стало смешно: “Мы повалились на пол, закрывая уши. Марк не переставал рыдать. Его всхлипы заглушал этот звук непонятного происхождения. Яна свернулась калачиком, будто закрываясь в себе. Этот звук был похож на рёв медведя. Только в несколько раз громче. Он был диким. Любой бы сошёл с ума. Оглядев всех, в том числе и голову Германа, я принял решение ползти.”, лежал на полу и держал руками товарищей, а затем пополз, без рук, как червяк чтоли?)) Понятно почему они не смогли сбежать из дворца))

0
scepticism

Аааа! Круть!
Текст, очевидно, написан ребёнком, поэтому ругать его совсем не хочется. Хочется набросать историю Червонного особняка. 

«Его история довольно банальна», — сообщает нам автор. Банальна? Банальна?? 

Так и представляю: Акт первый, 1582 год, февраль, царь Иоанн Васильевич встречает странного… э… индивидуума… в э… мантии.

– Ты кто?
– Граф Константин Гринёв, сын Александрович, царь-батюшка!
– Кто-кто??
– Г-граф…
– Какой ещё граф?
– Граф… Графный… Графический граф!
– Ну, дурень! Рассмешил! Жалую тебе особняк за службу!
– Премного благодарен, товарищ царь!
– Только особняк большой. Сто пятьдесят тысяч аршин.
– Сколько-сколько?!
– Кремль на Москве видал?
– Так точно!
– Вот, в половину его.
– Вот это да! А где он, этот особняк?
– В Ленинградской области.
– Где-где?
– В п…де! В Ленинградской области, сто вёрст от Санкт-Петербурга.
– Какого Петербурга?
– Чё, не знаешь? Через сто лет царь Пётр отвоюет у Швеции Ингерманландию и начнёт строить там Петербург. Вот сто вёрст от него твой особняк. Только с люстрами там осторожно. И в камеру не смотри.
– С чем? Какую камеру?
– Ай, ладно! Проваливай, темнота ты некультурная!

Акт второй. 
В 1911 году со ста тысячами туристов в год Червонный замок был самым посещаемым в мире объектом. Но вот пришла революция, с ней гражданская война, в Петрограде голод и красный террор, на город наступают войска Юденича. Только тридцать французских туристов отважились посетить архитектурное чудо. Итак, выжившего француза встречает пролетарский милиционер в будёновке.

– Мсье! Помогите! Там чудовище! Оно их всех убило!
– Ты чё мелешь, буржуй-интервент? Ничего не понятно!
– Я не интервент! Я турист! Помогите!
– Чё стряслось-то?
– Я весь в крови! У меня множественные переломы!
– А! Вон чё! Так это тебе надо поговорить с барышней-психологом.
– С кем??
– С психологом, дурья твоя бошка!
– Но я умираю!
– Ничего не знаю! Постановление Реввоенсовета – всех иностранцев отправлять к барышне-психологу на допрос. Ой, то есть, на приём. Так что вставай и пошли, пока тебя губчека не отправила к барышне-блогеру. 

Некоторые панчлайны в рассказе просто прекрасны!

Я не верил в мистику. И даже смеялся с людей, верующих в неё.

Ха! Герой-то наш – из Одессы!)

Я в очереди был шестым.

Вот тут автор прокололся. Слово «шестым» тоже можно было написать цифрой))) 

—Предлагаю по всем комнатам пройтись. В них точно есть что-то ценное.

150 000 метров? Года два будете обходить.

Мой взгляд упал на на рукописные картины. … Она сидела в одной и той же позе, смотря прямо в камеру в с одним выражением лица.

Надо полагать, она смотрела в камеру для написания рукописных картин. Мы многого ещё не знаем о Средневековье.

Спасибо за доставленное удовольствие! 

2
Кирин59

Рассказ №25 «Кровь, пролитая в Червонном замке»

Продолжаю разбирать (на запчасти) конкурсные рассказы «Кровавого Расколбаса») И последующие разборы решил продолжать с конца групп.
Когда прошло первое впечатление от «Крови», я все же решил не делать из рассказа жертву. Очевидно, что Автор этой истории новичок, и мне не хочется топтаться на его самолюбии (тем более это, без сомнения, сделают непосредственные участники конкурса). Вместо этого я попробую дать Автору пару советов.
Первое, что нужно любой работе (новичок ты или нет), – это вычитка. Потому что нелепые ошибки и опечатки обесценивают все старания автора. Вот немногое из того, что есть в работе № 25:
«мы знакомы с тобой ни один год»; «друг-другу не понравились»; «подшутить на братом.»; «информация нам точно не к чему»; «волосы Яны всё равно развивались на ветру»; «мы направились в ленте с багажом»; «В дроге я снова уснул»; «слышал разговоры, но не мог вникнуть их»; «массивная дверь. На неё имелись красивые вырезанные узоры»; «у самой дальней стене стояло 1 кресло»; «—Ц, я просто сказал»; «По почему-то этого не произошло»; «взгляд упал на на рукописные картины»; «предмет мебели всё равно попал в меня—разбил губу ножку»
Это главное правило (ну, по крайней мере, одно из основополагающих для писателя): никогда не пренебрегайте текстом!
Даже такая мелочь, как неправильно проставленные пробелы, может оттолкнуть читателя – он увидит ошибки и недочеты вместо истории. В работе кое-где пробел проставляется перед запятой, а не после, или вообще полностью отсутствует в обозначениях прямой речи.
И дайте себе торжественное обещание, Дорогой Автор, никогда в художественных произведениях не писать числительные цифрами (они превращают рассказа в аналитический отчет).
Расширяйте свой лексикон, потому что тексты, в которых то и дело повторяются одни и те же слова (в представленной работе это прежде всего «я» и «был», но отнюдь не только они), повторяются одни и те же конструкции предложений, повторяются целые фразы, читать не интересно.
Если планируете и дальше писать (надеюсь, опыт участия в «Расколбасе» придаст Вам желание развиваться, а не бросить все и сжечь черновики), то настоятельно рекомендую Вам больше читать. Если хотите, чтобы Ваши работы не клеймили отсутствием художественности и читабельности – больше читайте. Никто, кроме книг, которые Вам нравятся, не научит этому лучше.
В конкурсах (тем более с призами) редкий критик захочет объяснять, что не так с такими фразами, как эти:
«она пыталась убрать их за спину, но так как они были пострижены выше плеч, возвращались на место»
«Я сразу почувствовал порыв ветра. А Яна вместе с ним и свои же волосы на лице, не дающие что-либо увидеть. Между нами прокатился дружный смех.»
«Это наш не первый заброшенный объект. В детстве мы часто лазили по подобным объектам. 3 раза побывали в заброшенных замках.»
«Но один ехать я не хотел по крайней мере потому что там могут встретится люди не в очень нормальном состоянии.»
Вычитка может спасти и от нестыковок. Например, в начале рассказа, когда рассказчик говорит о погибших в тысяча девятьсот двадцатом году туристах, есть сразу и милиционер и полиция. Или основное место действия в разных случаях называется то замком, то особняком. А у этих понятий совершенно разные значения.
При таком объеме работы над текстом, вероятно, уже нет смысла рассуждать о более сложных вещах, вроде темпа повествования, динамике, значении сцен для сюжета, композиции и прочем и прочем.
Начните с текста, а потом, если желание писать не пропадет, так или иначе научитесь видеть и сюжетные нестыковки, и мотивацию героев, и пробелы в повествовании.
Раз у меня нет обязанности оценивать конкурсные работы, то я, пожалуй, и не стану давать оценок.

3
Катерина

Не зашло. И числительные глаза режут. Однако, автор, у вас ещё буду успешные работы)

0
Назиров Тимур

Я правильно понимаю – идея этого рассказа навеяна гостбастером Димы Масленникова?)
Думаю автор сия произведения ещё ребёнок, так что постараюсь сильно не обижать начинающего писателя своим отзывом и посоветую после неудач, не забрасывать писательство, нужно адекватно воспринимать критику и совершенствоваться.
Что касается текста, то это было сложно прочитать. Миллион абсолютно ненужных подробностей, как герои собираются ехать в замок, как они едут, всякие детали не несущие в себе смысловой нагрузки, они лишь утомляют и портят впечатление от истории. Числа в художественных произведениях обычно пишут словами, а не цифрами, иначе рассказ превращается в отчёт.
Огромный объем рассказа позволяет лучше раскрыть персонажей и надо бы заполнить этот объем их предыстория и, а не описаниями того как сложить штативы и камеру в багажник машины, а иначе персонажи погибают, а мне как читателю абсолютно плевать, потому что я не знаю ничего об этих персонажей кроме имён и ещё двух трех фактов.
Постоянное повторение слова “жуткий” не создаёт атмосферу хоррора, а беготня по замку и вовсе выглядит забавной.
Про грамматику и пунктуацию я лучше промолчу, обещал же не громить автора.
В любом случае, не надо расстраиваться если с первого раза не получилось. Творческих успехов!)

1
Макс Крок

— Я заметил как однажды,
В 15ти гектарном замке
Сам собой поехал стул –
Ты мне веришь или нет?
Веришь мне или нет?

— Я тебе, конечно, верю,
Выходи, уже психушка.
Я и сам всё это видел –
Я и был шестой скелет,

1
scepticism

6-й скелет

3
Elegzende

Извините, просто жуткий слог, написано коряво. Много ненужных подробностей, никак не развивающих и не украшающих предсказуемый сюжет. Например, на этапе перелёта.
Волосы на ветру закрыли девушке лицо – что смешного? Ножки кресла подломились, девушка падает – что смешного? 🙈 Можно было б тогда и с головы Германа угорать.
Крови много, но, увы, штампованной.

0
Дед Мазай

Рассказ можно причислить к жанру ужасы, но Боже, как это было неуклюже. Было весело читать, особенно со всеми этими числительными, которые употребляются бессовестно часто.
Хочется похвалить динамику, которая тут создает драйв и экшн, во время боевых сцен.

Спасибо!

0
RuwWlo

Привет, автор!

Слишком много ненужных подробностей, бесполезных диалогов. Сократить бы как следует.

Мотив графа про отсутствие приглашения сомнительный, я так понимаю, незваные гости виноваты уж тем, что хочется ему кушать просто явились и дали возможность потешиться. Может, конечно, ему приятнее лить кровищу, создав иллюзию легитимности сего?  😂 

Удачи.

0
МашруМ

Некоторые замечания.

Автору нужно разбираться в тех событиях, которые фигурируют в его же рассказе.
Титул графа в России был введен Петром I в начале 18 в. Первым графом был Шереметев. Никаких графов Гриневых в 1580-х годах не было и быть не могло. Чай не Франция нескрепная.

Далее. Иностранные туристы в России в 1920 году?? Сирьозна? В стране разруха, продолжается гражданская война, а неопознанная группа из 30 французских туристов шарится под Петроградом. Логично, чоуш.

“Это существо было без ног, но при этом витало в воздухе. … Его мантия была настолько длинная, что касалась пола.” – то есть мантия скрывала ноги, которые не должны были быть видны, и которых не было? Л-Логично апять.

Числительные для лучшего восприятия текста стоит писать буквами.

Персонажи картонные, плоские, шаблонные. Сопереживать им не получается.
Про грамматику и орфографию писать не буду, недостатком это не считаю. Ибо, если рассказ затягивает, на ошибки внимания не обращаешь.
Здесь не затянуло. Автор, извини.

Автор вполне может оказаться как парнем, так и девушкой, единственно – думаю, автор молод. И не особо интересующийся историей.

А зря. Писательство это не просто сел и написал, что в голову пришло. Финтифлюшек накрутил и на продажу. Писательских труд это именно труд. Копаться, искать инфу, наконец, просто больше читать.

0
Шорты-16Шорты-16
Шорты-16
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

27
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх