Рассказ №18. Формула жизни.

Количество знаков : 18791
  1. I. Дневник профессора Томаса Фаулера

«Я каждый день смотрю на звезды. Телескоп уже порядком замызган, а на подоконнике появилась зарубка от постоянного трения с тубусом. Также на маленькой табуретке около штатива всегда лежит потрепанная тетрадка с закрепленной на странице ручкой, и стоит кружка с сухим пакетиком чая.

Иногда мне хватало её на целую ночь, а в редкие моменты, например, во время метеоритного дождя или парада планет, я не мог брать в рот ничего. Во-первых, из-за волнения, во-вторых, чтобы не перекрыть наслаждение от просмотра космоса каким-нибудь черствым, но таким необходимым бутербродом.

Я вообще считаю, что человек, чем-либо увлеченный, питается страстью выбранного дела. Он не испытывает обыденных потребностей, если имеет возможность прикоснуться, почувствовать на себе все прекрасное лично для него самого.

Вся моя жизнь – это мерцающие осколки звезд, манящие туманности, обжигающие глаз астероиды и безжалостные черные дыры, все ближе и ближе приближающиеся к Земле. Я очень рад, что не имею преград для общения с Вселенной. Полностью погружаясь в глубины Галактики, я иногда забываю о существовании человеческого мира с его проблемами и радостями. В такие моменты я начинаю задумываться – один ли я в Солнечной системе? Нет, конечно, нет.

Где-нибудь совершенно недалеко от моей сине-зеленой миниатюрной планетки существует созвездие с иными цивилизациями. Почему именно на звездах, а не на таком же сгустке различных сфер, облаченных в твердый панцирь, как Земля? Потому что инопланетяне довольно склочные существа, они психологически не способны жить в большом количестве на n-ой территории. А звезды как раз способны разместить на себе их silvestre genus, что с латыни переводится как «дикий тип».

И также хочу заметить, дорогой читатель, что в моих записях часто будут встречаться сочетания на этом языке, так как уфология, как и биология,использует латинский язык. Он прост и, надеюсь, ты выучишь его по моему дневнику. Ну так вот, как бы не утверждали «настоящие ученые», но природа инопланетян уже давно изучена, хотя самих существ мало кто видел.

Я провожу глобальные расчеты и трачу все свое время, чтобы выйти на контакт с высшим разумом, и вскоре это состоится! Мои соседи недавно сказали мне весьма обидную вещь и посоветовали обратиться за медпомощью, якобы мои непрерывно работающие приборы и радары на крыше мешают им спать.

Я теперь уже не пытаюсь донести до людей всю важность своей работы, они твердо уверены, что инопланетяне -всего лишь выдумка. Но опять повторюсь, они есть! Потому что было бы несправедливо, если бы только человеку предоставлялась возможность взирать на бескрайний космос и любоваться холодными звездами».

  1. II. Великое открытие доктора Карцереса.

Из первого кабинета химической лаборатории корпуса П-172 доносилось монотонное пиканье и еле различимое жужжание. Фиолетовое существо с большой головой и длинными худыми конечностями, облаченное в белый медицинский халат сосредоточено наблюдало за колебанием электромагнитных волн, спроецированных на монитор компьютера. Хотя компьютером это было назвать сложно – лазерный экран с колонкой быстро сменяющихся цифр висел в воздухе перед круглым окном с металлическим ободом.

– Добрый день, Карц!- в кабинет вошло такое же существо и похлопало ученого по плечу. Он этого не заметил и начал вполголоса читать мелькающие на экране знаки.- Не теряешь надежду вымерить уровень радиации в атмосфере Земли? Ты зря тратишь время, мой друг. Знаешь, как люди нас окрестили? «Дикий тип», что думаешь?

– Грасс, поэтому я и хочу полететь на эту планету, чтобы вывести землян из заблуждения по поводу нас,- не отвлекаясь от вычислений, спокойно проговорил Карц и с усмешкой добавил,- не хочешь быть «типом», считай себя Высшим разумом.

– Шутки шутками, но основная наша работа важнее, чем личная экспедиция. Ты подготовил системы?

– Да, еще утром.

Доктор Карцерес вынул из кармана прямоугольную флешку и передал напарнику. Грасс, сузив косые глаза, взглянул на лазерную панель, что-то буркнул и покинул лабораторию. Облегченно вздохнув, ученый включил микрофон, приколотый к халату и, потерев ладони, забормотал:

– Тысяча девятьсот тридцать первые сутки. Эксперимент продолжается. Я пытаюсь досконально изучить причину радиационных волн с поверхности Земли и понять – действительно ли они так губительны. Если же эта теория подтвердится, то я приступлю к разработке материала, не пропускающего этого излучения. На данные сутки я отделил бета-лучи от солнечных и записал их на диск К548. После тайных переговоров с земным уфологом я убедился, что людям необходима моя формула. Иначе они могут погибнуть.

Инопланетянин отключил запись и вновь углубился в экран. Теперь на нем колебались две длинные линии и одна короткая. Это была модель Земного радиационного излучения. Раздалась вибрация, Карц обернулся к двери. Её панель потихоньку отъезжала в сторону, позволяя увидеть высокого черного гуманоида в светлом смокинге и забинтованной головой.

– Ну, как успехи?- поинтересовался он, проходя в кабинет и рассматривая все до мельчайших деталей.

– Я делаю все возможное, Иви,- отозвался Карцерес и вытянулся в струнку перед начальством.

– Не хочу тебя разочаровывать, но с экспедицией придется повременить или отложить совсем,- продолжил ученый,- никто не пойдет в твой экипаж, наши физики не полетят на верную гибель.

– Но я создам защитную оболочку для капсулы, пожалуйста, не консервируйте мой полет!- взмолился Карц и схватил Иви за руку,- я полечу один! Требуется только собрать необходимые измерительные приборы и камеры.

– Это исключено!- немилосердно перебил директор лаборатории,- твоя идея требует больших затрат, а наши коллеги из П-153 затеяли масштабное исследование почвы на Омеге, так что практически все физики из этой лаборатории там на стажировке.

-Я…

– И еще,- Иви даже подлетел в воздухе,- твоя разработка уже зарегистрирована Межгалактическим Центром и принадлежит только инопланетянам, то есть нам. Ты не имеешь права передать формулу людям. Чушь какая! Подвергать свою жизнь опасности, чтобы заняться благотворительностью! Я вот пострадал из-за своего же опыта, это не так обидно, как погибнуть благодаря человеку. Не смеши меня, мой друг,- покровительственно похлопав Карцереса по плечу, начальник вышел.

«Нет-нет, я обязан помочь Землянам,- судорожно думал доктор и ходил из угла в угол,- я пообещал Томасу, что доставлю спасительную разработку. Они не имеют права забирать у меня моё же изобретение!»- на этом моменте Карц замер на месте и стукнул побелевшим кулаком по крышке подвернувшегося прибора. Аппарат тут же заморгал десятками лампочками и электронный голос довольно сухо произнес:

– Эксперимент завершен. Попытка сто сорок пятая не удалась. Лимит попыток исчерпан. Включена блокировка.

– И ты туда же,- с досады поморщился доктор, но тут его лицо озарилось улыбкой,- мои данные! Моя сохраненная формула!

Инопланетянин со скоростью метеора выбежал в узкий коридор и спустился в лифте на первый этаж. Сразу перед кабиной находилась электронная база всех ученых П-172. Введя в специальное поле персональный код, Карцерес, открыл личный диск с десятками тысяч папок и ссылок. Однако, нужный документ оказался удален «источником».

III. Возмездие.

Похожий на разрезанную вдоль грушу летательный аппарат поднялся над поверхностью и устремился сквозь атмосферу звезды в Космос. Синие язычки пламени вырывались из боковых отдушин и несли экипаж судна по указанному маршруту. Доктор Карцерес не уставал преданно пожимать руку и восторженно поглядывать на директора лаборатории:

– Я поверить не могу, что вы, многоуважаемый Иви, измените свою позицию!-  заулыбался во весь рот Карц,- это, разумеется, только разведка, но то, что вы выделили мне этот корабль, очень радует.

Иви неопределенно пожал худыми плечами и, поднявшись с кресла, отправился в кабину.  Карцерес выглянул в иллюминатор и умиротворенно вздохнул, подперев ладонью острый подбородок. Впереди уже была различима яркая голубоватая точка, окутанная туманом. «Ну и как это образование может навредить? Почему все инопланетяне считают это облако радиоактивным?»- размышлял ученый и рисовал в сознании теплый прием с цветами и красной дорожкой, нескончаемые конференции и встречи с уфологами земного мира.  А планета все приближалась, уже стали различимы континенты. Повернув голову, Карц невольно зажмурился. Из противоположного иллюминатора сверкнуло громадное Солнце.

– Ну что, друг мой, давай активизируй приборы и отпускай их к Земле,- порекомендовал вернувшийся Иви и протянул небольшой пульт управления.

Фиолетовый инопланетянин с признательностью взял прибор и нажал круглую кнопку. За бортом раздался звук раскрывающегося люка. Затем что-то заскрипело, а сам аппарат с силой качнуло. Почти сразу же из командирской рубки донеслось предупреждение о неисправности грузового отсека и невозможности подачи оттуда содержимого.

– Давайте я посмотрю, что случилось?- вызвался Карцерес. Иви кивнул и, отвернувшись, злорадно хмыкнул.

– И еще проверь окошки,- донеслось с носа корабля,- мне кажется, осколок метеорита поцарапал иллюминатор.

Карц согласно кивнул и пристегнул к поясу специальный трос, чтобы не улететь в открытый космос. Аппарат как раз встал над Землей, когда ученый сделал шаг в пустоту. Он «подгреб» к борту и добросовестно принялся изучать зеркальный материал. Ни трещин, ни вмятин на нем не оказалось. Тогда инопланетянин подобрался к застрявшему в отсеке прибору для измерения влажности. В его полозья каким-то образом попала тряпка.

– Иви, прием, тут застряла какая-то ткань. Скорее всего, ею была прикрыта коробка, чтобы избежать трения. Я её удалю.

– Не торопись, приятель,- голос директора лаборатории не предвещал ничего хорошего,- скоро ты «удалишься» сам. Мне известно, что сегодня ночью ты взломал секретный диск и похитил формулу. Нам предатели не нужны. Хочешь донести свое открытие до Земли – я тебе помогу!

Последняя фраза сопровождалась шипением. Секунда, и доктор Карцерес завис в невесомости отдельно от корабля. Через мгновение аппарат со скоростью света понесся на фиолетового инопланетянина. Карц хотел увернуться, но только беспомощно замахал руками и перевернулся на спину. Сильный толчок.

– Твоя разработка погибнет в радиации вместе с тобой!- прокричал Иви.

Доктор стремительно приближался к разноцветной планете. Под редкими облаками она маняще светилась, и Карцересс подумал, что не совсем уж и позорно он погибнет.

С каждой секундой становилось все теплее и теплее, когда же до поверхности осталось совсем немного тысяч километров, приборчик, висевший на поясе ученого и показывающий состав воздуха, истошно запищал. Это означало начало недопустимого радиационного поля.

  1. IV. На Земле

Томас проснулся от непонятного звука, похожего на шорох крыльев птицы. Он потянулся и встал с табуретки, на которой умудрился заснуть после подсчета звезд этой ночью. Уфолог где-то прочитал, что именно сегодня на Северо-Востоке от 00часов 01минуты до 03часов 40минут по прямому восхождению и от +25° до +73.7° по склонению начнет свой цикл новая звезда.

Проше говоря, мужчина всю ночь напролет не отрывался от телескопа, разглядывая небо над пустыней Верде. Обнаружить искомую звезду, к сожалению, не удалось, но по личным утверждениям, Фаулер открыл новые небесные тела и занес их координаты в тетрадь для дальнейшего рассмотрения. Испещренные мелким почерком страницы с шелестом начали перелистываться.

– Опять, что ли, ворон прилетел?- пробормотал Томас и встал,- да, точно, он обычно навещает мой балкон именно в это время. Я завтракаю и оставляю ему поджаренные в тостере корочки и сардины, если они есть. А сейчас я проспал и не вынес моему пернатому другу его заслуженный хлеб. Именно!

Уфолог нашарил под подоконником старые тапки, обул их, водрузил на тонкий нос очки и отправился на кухню. Коридор был завален пустыми коробками, пластмассовыми ящиками и неизвестно откуда взявшимися банками консервов. Кухня встретила своего хозяина противным запахом «убежавшей» каши и горой невымытой посуды в жестяной раковине.  Что-то пробормотав, Фаулер достиг холодильника, предварительно споткнувшись о выдвинутый стул, и распахнул белоснежную дверцу. Холодильник стал полноправной частью гарнитура совершенно недавно и еще не перенес на себе никаких экспериментов. Мужчина схватил с верхней полки бутылку молока, сосиски и кетчуп, когда на балконе что-то загремело.

– Он мне все там развалит!- с ужасом прошептал Томас и, бросив свой завтрак на стол, схватил черствый батон и вихрем вынесся из комнатки.

Балкон со стороны улицыпредставлял весьма впечатляющую композицию. Мало того, что «очень нужные вещи» дотягивались до потолка, так еще и выступали за пределы перил, норовя с малейшим порывом ветра упасть вниз. Поэтому люди с предосторожностью обходили угол многоэтажки.

Нетрудно догадаться, что грохот в своеобразной кладовке повлек успешного уфолога в шок и страх. Открыв наотмашь расшатанную дверь, мужчина сначала ничего не понял. Но когда из груды отслуживших приборов показалась тонкая фиолетовая рука, Флауер радостно заулыбался:

– Вы все-таки сумели собрать экспедицию, доктор Карцерес? Это так приятно, что Высший разум заботится о человечестве.

– Помогите, пожалуйста, мне выбраться отсюда,- сдавленным голосом попросил инопланетянин.

Томас спохватился и принялся услужливо разгребать образовавшийся завал. Вскоре, пришелец уже стоял в комнате уфолога и с подозрением разглядывал телескоп.

– Да, все-таки хорошо, что я прибыл к вам на Землю. Такими устройствами пользовались динозавры и древние племена кочевников. Отстает ваша наука.

Мужчина виновато пожал плечами и сунул под нос доктору тетрадь с многочисленными записями. Однако инопланетянин отодвинул ее от себя длинным крючковатым пальцем:
– Этим должны заниматься ваши счетоводы звезд, а у меня совершенно другая миссия. Я не погиб, добираясь от третьей сферы до вашего балкона и поэтому верю в благосклонность судьбы. Моя разработка в этом чипе, – Карц слегка прищурил глаза, и на ладони уфолога появился миниатюрный шарик, покрытый матричными дорожками,- а теперь о главном. Мне нужно удостовериться, что в ваших лабораториях есть необходимые вещества и металлы. Если нет того, что я подразумевал, то придется создавать аналоги. Это займет около трех звездных суток или один ваш световой день. Этим очень удобна Земля. Несмотря на ежегодные ускорения, время на ней очень запаздывает.

– Не хотите ли чаю, дорогой доктор Карцерес?- любезно осведомился Томас,- вы, наверное, потратили много сил при перелете? А до базы уфологов добираться довольно долго.

– О, люди, примитивные существа!- воскликнул инопланетянин и взмахнул тонкими руками,- вам необходимо подпитывать организм продуктами, это занимает очень много времени. Знаете ли вы, мистер Фаулер, что наши ученые делали подсчет и выяснили, что человек тратит более половины сознательной жизни на прием пищи. Если бы эти часы пошли в нужное русло – ваша наука была наравне с нашей. Все гуманоиды тысячи световых лет питаются автотрофно, как растения. Нам достаточно лишь побыть в освещаемом месте.

– Но ведь недолго проживешь так, на солнышке?- совсем сбитый с толку Томас схватился за тетрадь и начал быстро писать особенности «дикого типа».

– Народ, созданный из пыли звезд Цингуса не может погибнуть,- улыбнулся Карцерес и прищурил глаза. В их уголках проступила голубоватая жидкость, подобная человеческим слезам,- единственное, что нас может погубить – это высокая степень радиоактивных волн. Если она выше собственной, то инопланетянин сгорает. Да, не надо так на меня смотреть, профессор Флауэр, я тоже являюсь источником бета и гамма лучей, но в этой атмосфере они неопасны.

– Ладно, хорошо. Тогда я сейчас переоденусь, поем и позвоню в лабораторию, чтобы там подготовились к нашему, извините, вашему визиту.

Появление на улице фиолетового пришельца никак не сказалось на гуляющих. Люди уже привыкли видеть нечто неординарное возле химической лаборатории, по соседству с которой располагался величайший музей космонавтики. Подростки часто наряжались в костюмы гуманоидов или иных существ с просторов Вселенной и за деньги фотографировались с желающими или просто пугали их.

Когда Томас и Карц добрались до верхнего этажа с маленькими кабинетиками, в коридоре появился неимоверно толстый человек с приплюснутой головой и большой бородавкой на подбородке. Маленькие серые глазки подозрительно бегали, в пухлых ручках человек теребил носовой платок.

– О! Вы пришли, дорогие друзья!- едва заметив гостей, захихикал здоровяк и «подкатился» к сотруднику,- ай да Том, ай да Томас Фаулер, ваш отец гордился бы вами! Отыскать настоящего инопланетянина да еще живого!- попытался пошутить он, но доктор сухо перебил:

– Меня, конечно, невозможно убить, но время все равно дорого. Пойдемте оформим бумаги, мистер, прошу прощения, не знаю вашу фамилию, и займемся моей разработкой.

– Алан де Пирне – директор этой чудесненькой лаборатории,- представился человек,- ну, раз наш дорогой великодушный пришелец не любит терять минуты, то пройдемте в мой кабинет и заполним все необходимое.

Толстяк засеменил к своемукабинету, не переставая на ходу рассыпаться эпитетами по поводу благородного поступку со стороны Высшего разума.

  1. V. Формула жизни.

– Да, пожалуйста, остановитесь здесь,- Алан подвел инопланетянина к кафедре в лекционном зале,- сейчас соберутся все ученые,  и вы расскажете о том, что ваша разработка прекрасно действует в условиях земной гравитации.

– Но свойства не зависят от…- попытался возразить Карц, но здоровяк уже развернулся и начал движение.

Вскоре все имеющиеся места заняли крепкие коренастые люди в черной камуфляжной форме и с рюкзаками за плечами. Доктор заволновался;что-то непохожи они на физиков, жаждущих производить вещество из секретной формулы. Вскоре явился и Фаулер, неожиданно одетый в смокинг и галстук. Он приветливо помахал брату по разуму и опустился в свое кресло.

– Дорогие коллеги, здравствуйте!- на кафедру взобрался де Пирне и обеими ладонями пожал руку Карцереса,- этот великий ученый, прилетевший с далекой звезды созвездия Цингус,  готов поделиться своим открытием! Похлопаем!

По аудитории прокатились нестройные аплодисменты, кто-то даже крикнул «браво».

– Эта разработка способна сохранить жизнь на Земле после сильнейшего космического удара, который ожидается в следующей половине года,- продолжал разглагольствовать Алан,- также речи о спасении цивилизации могло и не быть, если бы не профессор Томас Флауэр, который благодаря упорному труду сумел наладить контакт с инопланетянами и донести до них нашу, не побоюсь этого слова, глобальную проблему,- мужчина перевел дух, сделал глоток из непонятно откуда появившейся бутылки воды и недобро хохотнул,- но теперь спасителем мира провозгласят меня! Не какого-то жалкого гуманоида, существование которого стоит под большим вопросом! Не бедняка уфолога, которого считают сумасшедшим, а меня! Взять их!

«Благодарные ученые» вскочили со своих мест и бросились на Карца и Флауэра. Большая часть спецназовцев набросилась на растерявшегося пришельца и вмиг связала его. Трое военнослужащих повалили Томаса.

– Спасибо за формулу, дружище,- оскалился в улыбке здоровяк, подходя к большому стальному кубу со скошенными углами, напоминающему старинный сейф.

Он был сделан из весьма интересного материала – кто находился вне куба мог видеть все, что происходит в нем, в противоположность тому, кто находился в заточении. Тот не видел окружающее пространство, поверхность оказалась покрыта зеленой эмалью.

– Ну, что же ты, о великий и могучий Карц, так печален?- развеселился де Пирне и постучал костяшкой пальца по грани,- твое изобретение достигло человеческой цивилизации. Ты потратил весь свой электронный мозг, отдыхай! А этот милый Томас тоже сейчас веселится.

Как, ты еще не знаешь, где находится твой союзник?! В психиатрической больнице! Он все время бормочет про дружбу миров и взаимовыручку, но это лишь усугубляет и без того сложное положение. Даже если Флауэр и выйдет когда-нибудь на свободу, то сведет счеты с жизнью, как и его отец. Непонимание, о, как ты подрываешь состояние человека!

– Ты не сможешь воспользоваться моей формулой,- донеслось из куба. Алан увидел, как пришелец побелел и сузил глаза,- из-за своего эгоизма ты никогда не спасешь человечество.

– Это мы еще посмотрим!- ухмыльнулся здоровяк.

– Как?! Повтори еще раз!- директор лаборатории трясся от ярости, слушая вердикт молодого уфолога.

– В инструкции к разработке указано, что полученное вещество нужно облучить гамма-лучами, но эту интенсивность невозможно создать искусственно, а в природе её попросту нет.

– Как же так?- де Перне схватился за голову и забегал по лаборатории,- неужели Карц и Томас меня обманули?

– Нет, мистер,- попытался успокоить начальника юный физик,- в описании сказано, что такие волны возможны при определенных условиях, их создать совершенно нетрудно, такие лучи вырабатываются у silvestre genus. Тут написано, что доктор Карцерес готов облучить искомое вещество.

– Черт!- выругался Алан,- придется рушить мой замечательный куб! Ну, ничего, закажу еще один. Сейчас эти гаммы нужны мне, как воздух!

Он выскочил из лаборатории и побежал за проектировщиками «сейфа».

– Увы, но мы подбирали материалы по вашему желанию,- пожал плечами один из создателей.

– Мы сделали его огнеупорным, непотопляемым и непробиваемым,- подхватил другой.

– Даже атомный взрыв не сможет сделать трещинки в корпусе куба,- добавил третий,- так что инопланетянин останется там навсегда, его никто никогда не вытащит оттуда.

Доктор Карцересс прекрасно слышал весь разговор. С каждой секундой он становился все мрачнее и мрачнее, цвет его кожи темнел, а в больших раскосых глазах скапливалось больше и больше голубой жидкости. Карц понимал, что его жизнь закончена. Каким бы не был негодяем Иви, он сказал правду.

Это открытие погубит его.Заточение – благодарность за отзывчивость и желание помочь. Однако, без радиационного поля формула не заработает, и человечество умрет. И зря доктор Карцересвывел формулу, зря собирал экспедицию и оказался на Земле. Алан де Пирне прекратил разумное существование уфолога Фаулера и обрек на вечные мучения существо из другой галактики.

Карц вздохнул и положил длинные фиолетовые пальцы на эмалевую стену.

ОТЗЫВЫ ОТ КОМАНДЫ ЖЮРИ

Отзыв от Елены Таволги

Ах, какой милый, окрашенный юмором «мультяшный» рассказ с благородными героями, злыми злодеями, инопланетянами – alter ego землян, и истиной русско-народной мудростью: не делай добра, не получишь зла. Теперь из-за тщеславия придется всем нам погибать «после сильнейшего космического удара, который ожидается в следующей половине года». Самые лучшие оказываются в психиотричке или в заточении. Причем если от психушки избавит смерть в катастрофе, то заключение неубиваемого существа будет вечным. Вот дилемма-то: что хуже? Прямо-таки гамлетовский вопрос.
Стиль такой разнообразный: автор умеет и в экзальтированную романтичность, и в научную популярность. Фиолетовые пальцы гармонируют с эмалевой стеной. Высокая грамотность, в которой я вижу уважение к читателю, радовала на протяжении всего рассказа. Это безусловные плюсы.
Что показалось недотянутым, так это динамика, которая потеряла от большого количества подробностей. А вот художественной детали мне недостало. Фиолетовые щупальца могли бы стать ею, если бы были наполнены особым значением или психологичностью, отразили бы изменение в герое. И еще, к слову, маленькое замечание. Правильнее будет сказать не «повлечь», а повергнуть в шок и страх.

Отзыв от Ksan-Kikin

Приветствую, автор! Начну с того, что, несмотря на объем, текст я прочел быстро. В ходе изучения, не раз делал пометки по работе, и, потому, буду сверху вниз анализировать, выделять некоторые замечания касательно логики сюжета.

Научная фантастика – ужасно сложный жанр. Следовательно, когда автор начинает писать, он принимает на себя куда больший груз, чем, например, с фэнтези, где можно сослаться на “авторский мир, чо ты хочешь?“. К чему это я? К тому, что бОльшая часть моих замечаний относится к логике, сюжету и роялю в кустах, разбавленному Мери Сьюшностью. Мне понравилась работа, а потому, прогоняю ее по всем деталям.
История начинается с заметок профессора. И тут складывается впечатление, что перед нами что-то вроде эпистолярного произведения. Томас, более того, уверяет, что благодаря его записям мы вообще латынь выучим. Странное заявление, если далее по тексту латынь встретится один раз, а эпистолярка исчезнет совсем. Обращу внимание на момент: “...хотя самих существ мало кто видел” из которого вытекает факт: кто-то их видел. Однако, как мы дальше узнаем, ведущие ученые будут в восторге от встречи с инопланетянином. Это, по-моему, странно. Еще небольшое замечание, личного характера. В тексте упоминается, что какие-то приборы мешают соседям спать. Но почему? Гремят, шумят, пищат? Может быть, стоит дать немного больше информации по данному вопросу, просто одно-два предложения, которые растолкуют позицию соседей.
Далее – “Потому что было бы несправедливо, если бы только человеку предоставлялась возможность взирать на бескрайний космос и любоваться холодными звездами“. Если Томас считает, что “чисто логически не можем мы быть одни“, очень странно через какое-то время показывать, что он СТО ПРОЦЕНТОВ контактировал в тайном послании с инопланетянином. А что если это специально, чтобы запутать всех?..Или прошло много времени? Если так, то, может быть, стоит об этом что-нибудь сказать? Более того, я как минимум еще один раз нашел временной скачок без указания в сюжете на него.
Полетели дальше. Встреча Томаса и Карца. Ученый, если держал связь с существом с иной планеты, не узнавал о том, что они… не способны питаться тем, что для человека норма? И чем он вообще питается? Также вопрос всего текста – персонажи разных планет общаются на одном языке? – Сие не упрек, а указание на то, что, вероятно, стоит проработать – добавить гаджет перевода на инопланетный язык, сделать пометку, что Карц, интересовался чаем и прочее. Детали, даже маленькие, дадут ответы на возможные вопросы.
Сцена предательства де Пирне выглядит немного нераскрытой. Я оправдываю это тем, что сроки конкурса поджимали, но, надеюсь, в дальнейшем Вы сможете увеличить ее, развить. В настоящем варианте я увидел лишь хорошую идею, которую не за что было подтянуть. Возможно, читатель не знает о каких-то конфликтах среди профессоров? 🙂
Отдельно выделю “сейф”. Мне он показался чем-то за гранью реальности. Особенно, если учитывать, что Карц может «сгенерировать» (если я правильно понял) мощности, коих на Земле не было никогда. Опять же, задумка отличная, но развить ее не было бы лишним.
Я люблю плохие концовки. Они заставляют задуматься куда больше, чем “жили долго и счастливо”, и “Формула жизни” дает много тем для раздумий. И данная работа дает читателю почву для анализа действий себя любимого, задаться вопросом, как бы поступил ты. Благодарю за концовку 😉
Я надеюсь, что данное произведение претерпит количественно-качественные изменения, и, потом, я буду рад его перечитать. Успехов!

(Просмотров за всё время: 65, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
4 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Агния

Очень скучно.
Я тут Лема перечитывала – Дневники Иона Тихого. Своеобразная литература – герои -символы, политика выглядывает из-за каждого угла, но заскучать не успеваешь – быстрая смена обстановки, темы, подковырка какая-нибудь живая..) Непросто это, автор – вывести на свет божий героев так, чтобы в них поверили.

0
КолбаскО

Извини, афтор, но я ниасилила.((( Сломалась на твоей угрозе, что выучу я латинский язык по твоему дневнику. Живой не дамся! Хватило с меня и английских мучений. Но они были для аттестата. А читаю-то я для удовольствия. Согласна максимум на русский розентальный.

0
Вес-На Ларина

Рассказ №18 нравится с первых строк! Сначала врезается в память «замызганным телескопом». Этот прибор (когда-то считавшийся великим изобретением, позволяющим приблизить для исследования звезды) выныривает из болота гниющих норм и устоявшихся правил (замызганный относится к одежде, ветоши, обуви). Потом окунает читателя в благоуханную реку современных переработок. Подводит к зарубке (узкому углублению, появившемуся в следствии механического воздействия острым предметом), с которой стер тину болотную тубус с покатыми сторонами.
В первом же абзаце я предалась глубокому созерцанию написанного и неустанно благодарила автора за то, что так легко и непринужденно он напомнил мне о важности ежедневных тренировок в стремлении постичь Дзен.
К сожалению, я еще не постигла его весь и не смогла понять, что значит: «Также на маленькой табуретке около штатива всегда лежит потрепанная тетрадка с закрепленной на странице ручкой, и стоит кружка с сухим пакетиком чая».
Также, как телескоп обрел свойства грязной одежды или как цилиндр колюще-режущих предметов? Или в телескопе также заварен чай и в него вставлена ручка?
Находясь в состоянии великого познания истины, я узнала одно правило и могу им щедро поделиться, как завещал великий Дзен: не надо совать кружку в рот. Дух истины призывает ГГ слать неустанные благодарности метеоритным дождям за то, что они оберегают его рот от этого беспощадного действа.
Когда ко мне присоединились соседи, уставшие от экспериментов с погружением кружки в рот, мы стали вместе наблюдать, как инопланетянин углубляется в экран. Когда раздалась вибрация, нас оттеснило расширившимися габаритами от краешка мировосприятия к центру, и мы познали, как консервируют полет.
Мы благодарны автору за то, что теперь знаем, что динозавры пользовались телескопом, что у фиолетовых инопланетян есть флешки для лазерных компьютеров, белые халаты для ученых, светлые смокинги для начальства и бинты для их же раненых голов…
Мы с интересом рассматривали окошки на инопланетном корабле, пока он стоял в космосе над Землей. Наблюдали за счастливым прохождением инопланетянина в халате через экзосферу, термосферу, мезосферу, стратосферу, тропосферу и его счастливым приземлением на балкон глотателя кружек.
Несколько удивила непредусмотрительность инопланетян, знающих, что «Народ, созданный из пыли звезд Цингуса не может погибнуть». Но не было бы повествования без наивной веры в неизбежную гибель фиолетового инопланетянина от недоказанного радиационного излучения. Не было бы финала без торопливого, не способного провести элементарную логическую цепочку до перевода формулы с инопланетного языка, директора лаборатории, расположенной по соседству с величайшим музеем космонавтики.
Спасибо за урок медитации!

1
Александр Михеев

Сквозь черную бездну, отравой пыля
К планете с чудесным названьем “Земля”
Зелёный и гадкий летит гуманоид…
И это меня беспокоит.

Он лысый и скользкий, он в щупальцах весь,
Он сроду не знает про совесть и честь,
Он строит коварные, гнусные планы…
А вы прописали мне ванны.

Он нелюдь! Он всех нас убьёт, хохоча!
Скорей приведите другого врача!
Уже фиолет проступил на эмали…
Зачем вы меня привязали?

0
Шорты-5Шорты-5
Шорты-5
БФБФ
БФ
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

4
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх