День второй.  Бай-ин

 

 Бай-ин вступительный денежный взнос для игры в покер.

 

– Здравствуйте, а вы Андрея не пригласите к телефону?

– Андрея? Конечно пригласим. – я усмехнулась и, прикрыв микрофон ладонью, крикнула в пространство квартиры. – Андрей! Тебя к телефону!

– Лиза, это я. Не клади трубку. Поговори со мной.

– Да, Глеб. Он уже идёт. Как у вас дела?

– Лиза, нам нужно поговорить. По телефону… сама понимаешь, не получится.

– Дети? Нормально Глеб. Олежка пошел в первый класс. Ну, да ты знаешь. – я перехватила трубку другой рукой, оглянулась на дверь и торопливо зашептала. – Боже, какой бред я несу. Не о чем нам говорить. – Вздохнула и снова громко прокричала. –  Андрей, Глеб звонит. Ты подойдешь или нет? Что мне ему сказать?

– Ну, не идет и не идет, Лиз. Ты послушай меня. Пожалуйста.  Я приеду завтра в универ. Надо поговорить. Правда надо. Нельзя так. Ты же уничтожаешь наше будущее.

– В цирк говоришь детей сводить? Я скажу мужу. Думаю, он тоже хочет с тобой увидеться. Вот и сводите детей в цирк.

– И в цирк сводим, и в планетарий. И на море свозим, Лиз. Вместе. Заберу вас к себе и сводим. Ты и я. Без Андрея.

Я вдруг поняла, что женщина что внимательно смотрит в мои глаза, из в зеркала шифоньера, смотрит вопрошающе и оценивающе одновременно – это я. Дверь комнаты начала распахиваться, и я торопливо заговорила:

– Всего доброго, Глеб. Передаю трубку мужу, – но вместо него в комнату вошла дочь и сказала:

– Папа уехал с бабушкой.

– Куда?

– Я его тоже спросила, ма. Бабушка сказала, что не твоё дело.

– Не моё. Здесь всё не моё, кроме вас с братом. – А после спросила в трубку. –Ты еще здесь?

– Да.

– Мы одеваемся и идем на электричку. Через час на Витебском будем. Можешь нас там встретить. Можешь не встретить.

– Куда пойдем?

– На край света? – усмехнулась я и продолжила. – Кажется, зоопарк – это же там?

 

Черный зонт распахнулся над моей головой, как только моя нога ступила на перрон. Ручка зонта ткнулась в руку, а горячие пальцы мимолетно погладили ладонь, сжимая её на пластике.  Детские голоса одновременно закричали:

– Петров! Ура!

Я не смогла сдержаться и засмеялась, глядя как дети одновременно прыгнули на Глеба, а он их прижал к себе и понёс к зданию вокзала.

– С ума сошёл. Поставь детей на перрон! Ещё не хватало! – крикнула ему вслед.

– Не ставь! – закричала смеющаяся Саша.

– Не ставь! – вторя ей, тут же завопил Олежка.

– До метро. Лизок, догоняй! Не мокни!

А я стояла, глядя в спину, несущего моих детей Глеба, и не могла сдержать улыбки. Сейчас было можно. Просто стоять и чувствовать себя абсолютно счастливой. Позволить себе это безумное счастье ещё десять, девять, восемь… пять. Жаль. Я вздохнула. Еще одну секунду… Глеб поставил детей на ноги, распахнул дверь в метро и подтолкнул смеющуюся парочку внутрь. Всё! Моргнула, на миг прикрыв глаза, и наклонилась, поправляя брюки. Глеб оглянулся:

– Лиза, не отставай! – и шагнул ко мне.

– Да, да… я бегу. – Он уже поймал мою ладонь и прижал к губам, вдохнул запах и медленно провел губами влажную дорожку.

– Соскучился. Давай уже, правда, рванем?

– Куда? – я опешила, заблудившись в желаниях и смыслах.

– На край света. Мы же туда? Ты же сама сказала.

Пальцы мгновенно похолодели и превратились в мрамор. Рука опустилась, сжав ручку двери, и я потянула её на себя.

– Куда мы поедем, ма? – Саша шагнула мне навстречу.

– Так куда мы поедем, ма? – Повторил за ней Глеб.

– В зоопарк? – я улыбнулась и пожала плечами.

– Елизавета Петровна, напоминаю – дождь на улице.  Может в ТЮЗ? Или планетарий?

– Давайте уж сами решите, – я махнула на них рукой  не в силах перестать улыбаться, – главное чтобы мне там налили чашку чая.

– Простите, что вмешиваюсь в разговор. – Глеб и Саша обернулись на голос одновременно.  Молодая женщина, прижимала к животу смешливого мальчишку. –  В «Манеже» выставка игрушек. Вашим детям там наверняка понравится. Мы вчера со своими ходили. Тебе же понравилось, Мишань?

– Да, мам.

– Спасибо. Ну, что мелочь? Так и решим? Идем? – подмигнул Глеб детям и те согласно закивали…

 

Возвращались домой уже потемну. Глеб настоял и несмотря на моё сопротивление, и при громогласной поддержке детей, поехал с ними в Пушкин. Уже стоя у подъезда, я подняла голову и посмотрела ему в лицо:

– Зайдешь?

– Думаю – это лишнее. Спросит скажи, что на работу вызвали.

– А тебя вызвали, Петров? – спросила, прижавшаяся к боку матери, Саша.

– А как же? Позвонили домой. Ты же помнишь, я ходил звонить домой и мне сказали.

– А чего ты тогда с нами поехал? – Включился в разговор Олежка.

– Потому, что я – джентльмен и обязан проводить даму и.. Двух дам и молодого человека домой.

– Да? А я думала, что ты – мужик. Тетя Вита всегда говорила маме: «Петров – настоящий мужик», – хитро сощурив один глаз, продолжила допрос Ташка.

– Нет, малышка, я – не мужик. Не умею я ни дрова колоть, ни за сохой ходить.

– Дядь  Глеб, а что лучше мужик или джентлемент? – снова встрял  в разговор мелкий.

– Думаю, – Петров опустился на колени и посмотрел Олежке прямо в глаза, – думаю, что  для женщины  лучше, чтобы рядом был  настоящий мужчина и джентльмен. Настоящие мужики  очень часто забывают, что рядом с ними женщины, и они нуждаются в том, чтобы их любили. Ты же вырастешь настоящим  мужчиной? И будешь беречь свою мать и жену, обещаешь?

– Обещаю. Маму беречь,  а жены у меня пока нет…

Рука Глеба потянулась к голове мальчика, но он вдруг изменил ее движение и протянул моему сыну ладонь для рукопожатия. Олежка кивнул и протянул свою. –  Олег, всегда береги свою маму.

– Буду.

Глеб встал и в поклоне поцеловал руку Саше:

– Добрых снов юная леди. – И повернулся ко мне.

– Позволишь? – и только сейчас я разжала пальцы, почему то стиснувшие до белизны ручку сумки, висящей на плече, и протянула для поцелуя. Но Глеб не стал склонять голову, а так же медленно понес мою руку к своим губам, не отрывая взгляда от моих глаз.  Прикоснулся губами внутренней части ладони.

–  До завтра, Элис.

 

Дом встретил тишиной, время от времени нарушаемой храпом свекрови. Андрей, как обычно сидел у окна в крохотной кухне и курил.

– Нагулялись? – продолжая курить и даже не повернув головы в сторону прихожей, спросил Андрей.

– Да. В манеж ходили. Хотели в зоопарк, но… дождь все испортил. А потом немного просто прошлись. – я посмотрела на детей и спросила. – Чай?

Но Саша пихнула Олежку вперед и сказала:

– Не. Мы мультик  посмотрим.

Я сняла туфли и прошла в кухню, доставая сигарету из пачки. Очень медленно размяла её и только тогда прикурила. Сделала первую глубокую затяжку и откинулась спиной на стену.

– И куда вы ездили? Где это “не её дело”?

Андрей вздрогнул и повернулся к жене лицом.

– Умеешь ты заставить человека чувствовать себя дерьмом.

– Разве? Я просто задала тебе простой вопрос. Тебе достаточно было дать простой ответ.  Всего лишь.

– А ты не хочешь ответить на тот же вопрос?

– Куда мы ездили? Так я этого не скрывала. И ведь не солгала? – Я потушила дотлевшую сигарету и встала. – Спокойной ночи.

(Просмотров за всё время: 37, просмотров сегодня: 1 )
10

Автор публикации

не в сети 2 часа

Мира Кузнецова

5 417
Я не думаю о вас плохо, потому что просто, о вас, не думаю.
Комментарии: 1834Публикации: 163Регистрация: 24-01-2021
Подписаться
Уведомить о
9 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
belogorodka

Зачем так больно?

1
belogorodka

Роман?

0
Pearl

Нет повести печальнее на свете, когда развод, и пострадают дети? Не пострадают, может всё будет даже лучше…

1
mgaft1

Ручка зонта ткнулась в руку, а горячие пальцы мимолетно погладили ладонь, сжимая её на пластике.

и медленно провел губами влажную дорожку.

Образно!

Ситуационно – это перетерание все тех же тараканов. Но пишешь ты о них в десять раз лучше, чем десять лет назад.

0
mgaft1

 🤐 

0
ПАК-2ПАК-2
ПАК-2
Шорты-17Шорты-17
Шорты-17
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

9
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх