Идущая снова

Вовка топал через поле, срезая путь от части до дома, подстегиваемый мыслью, что Светка еще спит и ее разомлевшее, теплое тело с радостью примет его… объятия. Быстро пересек детскую площадку и тормознул у куста сирени. Скоренько сломил пару веток и рванул к подъезду. «Das ist fantastisch! Das ist romantic! Ja, ja!*», – насвистывал он, входя в лифт.

Светка спала, разметавшись на простыне, но почему-то в старых домашних джинсах и в задравшейся до подмышки футболке, из-под которой выкатился белый мяч груди со сморщенным комком соска. В комнате пахло чем-то сладковато-кислым и перегаром.

– Замерз, – машинально буркнул Вовка, протягивая руку, чтобы поправить одеяло, не удержался и качнул сосок пальцем. Надежда еще теплилась в его теле.
– А это ты? Мы тут посидели вчера. С Иркой поболтали… обо всем. Много порассказала, – пробормотала жена, не открывая глаз, и перевернулась на живот, расправив испачканную чем-то футболку.
– Что… по…рассказала?- надежда умерла так резко, что момент, когда она скукожилась окончательно, совпал с бегом не весть, откуда взявшейся капли пота, по позвоночнику. Капля скользнула в образовавшийся зазор под ремнем и продолжила свой бег между сжившихся ягодиц. Парня обдало жаром воспоминаний: Иркины руки, играющие своими грудями у его лица; губы, скользящие по его животу и пробующие его на вкус; ее руки, нетерпеливые и жадные; снова губы, выдыхающие ему в открытый рот: «Еще! Ты можешь! Сделай это! Хочу!»

– Всё. Воды дай. Засуха, – послышалось от подушки, и Вовчик попятился, радуясь, что эта подушка пока еще в него не летит и жена лишь подает слабые признаки жизни.
«Может пронесет?» – подумалось на ходу. Вовка повернул в кухонный коридор и ошалел. Белый глянец керамгранита пересекали смазанные кровавые полосы. «Словно кого-то волокли по полу. Бля!» – взгляд заметался. Стены. Потолок. Стены. Кровь. Ошмётки мяса. Осколки костей. Пол. Вещмешок. Лужа. Окно. «Бля!» Деревянный подоконник ровно по центру украшал, торчащий в нем Светкин «гномий топор». «Чертова сука. Ролевичка грёбанная. Бля!» Вовка снова дал заднего, стараясь не наступить на кровавые отметины. И уже в прихожей опустился на корточки, прислонившись спиной к двери в детскую. Справа от входной двери стояли Иркины туфли. Иркины. Туфли. Они их вместе выбирали… «Бля», повторенная уже, наверное, в сотый раз, наконец, освободила мысли для других слов. «Валить нужно отсюда. Светка, мать твою, ты же мать моих детей. Как ты могла?»- мысленно воззвал он и спросил, пытаясь говорить обычным голосом, вслух:
– Ты чего тут устроила? А?

– Ты тупой? Мясо рубила. Тушу расчленяла, как смогла. Голова, филей, потроха в холодильнике. Воды я дождусь? Реально горло дерёт. Просплюсь – уберу, – прохрипела Светка, все так же, не выказывая желания встать.
«Пусть лучше спит. Сейчас напою её и свалю по-тихому обратно в часть» – Вовчик уже почти собрался встать, когда дверь в детскую открылась, и он начал заваливаться на спину.

– Привет. Скучал, милый? – тихий шепот почему-то Иркиного голоса заставил Вовчика зажмуриться и он взмолился единственному богу, которому молился регулярно: «Бля! Может, я сплю?». – Что же ты лежишь на пороге? Заползай потихоньку. Ты же дома, мой герой, иди ко мне. Не шуми только. Разбудишь раньше времени свою дуру. Всегда мечтала сделать это у нее под носом.
Горячее дыхание коснулось уха, и он открыл глаза. Резко развернулся и встал на четвереньки. Ирка сидела на ковре, почти голая, в одной короткой футболке, смотрела в упор на него и уже начинала играть с собой, при этом медленно обводя языком губы.

– Твою ж… живая.

– А что мне поделается-то? – качнула головой Ирка, становясь на колени и медленно прогибая спину. Ткань съехала, обнажая бедро. Организм отреагировал мгновенно, и «герой», придерживая язычок защелки, аккуратно прикрыл дверь и подполз к любовнице. Стало жарко, совсем не страшно и как-то даже наплевать на спящую в соседней комнате жену. Не мудрствуя лукаво, приспустил брюки и вошел в «зал ожидания». «Течная сучка. Всегда готова». Через совсем немного его окончательно попустило. Он опустился на женское тело, распластанное на полу. Как только он закрыл глаза – перед мысленным взором встал кухонный кошмар.

– Слушай, а чьи кровавые следы на полу в кухне?

– Мои. Перебрали мы вчера. Пока твою спаивала и сама уже на ногах не стояла. Вот поскользнулась на луже и упала. Пол у вас скользкий. Никак встать не получалось. Сучила, сучила ручками-ножками, – рассмеялась довольная Ирка.

– А кровища-то откуда?

– Так дружок-гном ее с охоты вернулся. С кабанчиком. И принес твоей половину добычи. А тут еще и я потребовала свою долю добычи. Пришлось Светке делиться. А мы уже были… совсем не трезвы. Слушай, а твоя с топором такая прикольная. Точно – гномка… а гномок у меня еще не было, – Ирка хохотнула, притягивая голову Вовки к себе, – можем – позовем? Присоединиться?

– Зачем же меня звать? Я всегда сама прихожу. Тем более в своем доме.
Вовка медленно повернулся на голос. На пороге стояла Светка, в опушенной руке, уже сжимая топор. Поверх джинсов был надет кожаный пояс для метательных ножей, да и на правом бедре были закреплены ножны. Вовчик сделал попытку встать, но Светка рявкнула:
– Лежать дорогой. Вы же хотели продолжения, – она цыкнула зубом, оглаживая взглядом обоих, – оба. Вот и продолжайте. Не нужно останавливаться.

– Дура грёбанная! Ты что рехнулась? – взвизгнула Ирка.

– Я? Рехнулась? – растянула в улыбке губы Светка, – ты же, умная непорочная дева, сама предлагала присоединиться. Я, как гостеприимная хозяйка, отказать желанию гостьи не могу – присоединяюсь, как могу. Я, правда, в состоянии аффекта, но об этом же пока рано говорить?

– В каком, на хрен, состоянии аффекта? Убрала свои железяки и свалила в какой-нибудь лес – спасать гномов от эльфов, – проорала Ирка, впрочем, не делая попыток, выбраться из-под тела Вовчика. Тот лежал смирно, как на учениях, даже не пытаясь прикрыть голый зад, будто услышал команду «вспышка… сзади».

– А говорила, что дура – это я, – улыбнулась Светка и метнула нож с левой, до этого расслаблено лежащей на поясе, руке. Нож перевернулся в воздухе и вонзился в дерево пола рядом с головой Ирки.– Слушаться нужно. Или ты просто стрижку заказывала? – расхохоталась Светка, глядя, как взбледнувшая бывшая подруга нащупывает, загнанный в доску нож, а после – отрубленную почти под корень прядь длинных, тщательно высветленных, в золотистый блонд волос. – Ну, и что мне с вами делать, милейшие бывшие? Порешить на месте, благо, картина живописует о пороке и похоти? Или…

– Или, Свет, – вдруг встрепенулся Вовчик, – или, дорогая! Ну, прости! Я ж мужик! Инстинкты, бля! Охотник проснулся, Свет! Давай шлюшку эту за порог выкинем и поговорим, Свет. У нас же дети. Де-ти, Свет. Лето кончается. За ними и ехать пора.

Вовчик, даже осмелев, начал медленно поворачивать голову, когда Ирка снова взвизгнула.

– Шлюшку?- Иркины руки вцепились в короткие волосы Вовчика, а потом заколотили по плечам и спине. Женщина завозилась под партнером, то ли пытаясь выбраться, то ли сильней прижимаясь к нему. И он отвечал ей тем же. Глядя на эту возню, Светка вдруг поняла, что растеряла желание карать, унижать и оскорблять. Возникло желание развернуться и уйти, чтобы не испачкаться еще больше об эту ворочающуюся у ее ног кучу… животной похоти. В мозгу занозой засела единственная мысль – не блевануть на красивое тело мужа, которым все эти годы Светка любовалась, гордилась и всегда недоумевала, что этот античный бог забыл рядом с ней: мелкой, щуплой, бледной и рыжей гномкой? Всегда. Из-за которого застряла здесь, забыв о своих целях и задачах, превратившись в обыкновенную земную женщину: жену и мать. Раз за разом, игнорирующую зов леса. Сейчас она жалела, что когда случайно в лесу наткнулась на лагерь странно одетых людей – ролевиков не развернулась и не ушла. Но это было так странно: плохо склепанные кольчуги; не удобные сапоги на каблуках, которые втыкались в землю; деревянные мечи и щиты, не способные спасти даже от стрелы – и она пошла бродить по лагерю. Присела у костра с другими девушками, помогла заплести правильные боевые косы. Именно там он увидел ее, подхватил на руки и неожиданно назвал ее «гномочкой». И это слово, случайно сорвавшееся с языка, решило все. Она осталась и даже отдала ему сердце, презрев себя и сделав свою суть фетишем для его похоти. А ребята, встреченные в лесу стали друзьями, которых она потом учила стрелять из лука, метать ножи, рубить топором и охотиться.

Тишина, перемежающаяся томными вздохами, вывела ее из оцепенения. Парочка сменила диспозицию, и уже Вовчик был распластан на полу, окончательно лишившись штанов. Иркины бедра ритмично поднимались и опускались. Спина была прогнута вперед и, судя по звукам, Вовкины губы ловили соски: то посасывая, то покусывая их. Широко расставленными руками женщина упиралась в пол, в правой ладони сжимая рукоять ножа, как опору.
– Животные, – сплюнула Светка и повернулась к выходу из комнаты и вдохнула воздух, наполненный запахом хвои и прелых листьев. Еще раз вдохнула и шагнула за порог, бросив напоследок презрительное, – испугались. Перед смертью не натрахаешься, что ли?..

Именно в этот момент нож вошел ей в спину.

*
Она сидела на камне и пялилась на свои руки, лежавшие на коленях, так словно она вот-вот хлопнет ладонями по ним и подхватит суму, лежащую у ног, встанет и пойдет. «Куда пойду?» – первая осмысленная мысль вывела ее из ступора. Взгляд снова уперся в сумку у ног. Светка склонилась, подтягивая ее поближе и заглянула в нее: сапоги, стачанные для нее отцом и украшенные россыпью драгоценных каменьев; кольчуга, выкованная дедом для бабушки и подаренная ей; кожаные штаны, которые они шили, смеясь, с матерью вместе; метательные ножи и топор, выкованные под ее руку братом…ножны все так же на ней. Вещи, с которыми она пришла в очередной мир, в поисках отца своему ребенку и задержалась, увидев смеющиеся глаза парня, называющего ее «Гномочкой».

Осознание случившегося заставило вздрогнуть и ощупать спину, ниже лопатки. Сухо. «Амулеты!» Руки снова хватают сумку и зарываются внутрь, глубже и правая выхватывает связку, лежащую на самом дне. Кулон, в который вложены фотографии детей, щелкнул, распахивая свои створки. Она счастливо рассмеялась, одновременно гладя рукой и взглядом личики малышей. Краски на фотографиях стали меркнуть и утрачивать четкость, становясь прозрачными и истаивая на глазах. И вот уже пустая скорлупа мягко отсвечивает полированным металлом. Душу защемило потерей. Больно. Она еще раз погладила уже пустые створки кулона и решительно захлопнула их. «Не справилась. Не успела настроиться на временной поток. Рано. Милые мои, вы просто еще не родились. Я вернулась рано. К истоку. Я вернулась не с чем. Вас нет в этом времени. Вы – будущее этого мира. Его возрождение. Я клянусь, что найду способ, точку, в которой мы будем вместе».
Надела опустевший кулон на шею, спрятав под камизой, и начала облачаться в такую естественную в этом месте одежду. Пора в путь. Посоветоваться с отцом. С братом. Она последняя, из родившихся здесь в своем мире и способных ходить меж мирами. Последняя способная дать их народу шанс на жизнь, влить свежую кровь в кровь рода. Она и ее дети – надежда этого мира. А она забыла об этом, заигравшись в любовь.

*
Светка спала, раскинувшись на кровати и почему-то не раздевшись: в джинсах и белоснежной камизе, которую надевала под кольчугу, обнимая рукой обоих близнецов сразу.
«Спит и, кажется, пьяна, как прачка. Молодец, Ируська, напоила ее в хлам», – мысленно ухмыльнулся Вовчик и попятился к двери детской, открыл ее и бочком протиснулся в полуоткрытую дверь. Любовница, возжелавшая «экстриму и сексу под носом у жены» уже ждала, прислонившись к стене и широко расставив ноги, поигрывая «кнопкой удовольствия». Он хмыкнул и пошел вперед, кривляясь и манерно срывая с себя одежду… Никто из них не услышал, как щелкнул замок входной двери.

*
Она открыла калитку, вошла во двор и села на камень, привалившись к дереву. Уложила малышей на колени, поддерживая их головки своими ладонями, и улыбнулась, предвкушая встречу. Эти минуты ожидания каждый раз сминали, ту временную реальность, которую она уже покинула. Каждый раз повторяющуюся и каждый раз иную. Те же люди. Те же события. Только парень, красивый как бог, становящийся ей мужем каждый раз, уже не вызывал в душе тепла. А лучшая подруга – доверия. И она больше не поворачивалась к ним спиной. Любовь? Она осталась в том первом вхождении в мир. Так же, как и первые ее дети. Ее горечь и боль. Эти малыши так на них похожи. Только младше…

Теперь она не повторяла своих ошибок: не влюблялась и не оставляла детей ни на минуту. И ждала, когда в воздухе запахнет озоном и хвоей, прелыми листьями и откроется дорога домой. Она устала, но продолжала искать точку, в которой найдет своих первенцев. Она дала слово. Она найдет их, чего бы ей это не стоило. Пока жива она – жила и ее надежда.

И уже через миг зазвенели детские голоса: «Мама вернулась!» и во двор высыпали, как горох, пара десятков ребятишек… На крыльцо вышел отец. Брат подошел и тихонько, чтобы не разбудить, взял малышей. А Цветка выдернула кулон из-под камизы и щелкнула, открывая. Створки кулона привычно откликнулись пустотой. Цветка погладила, нагретый ее телом металл украшения и уже собралась закрыть его, когда ей показалось, что стало проявляться изображение. Она зажмурилась и забормотала: «Пожалуйста. Пожалуйста. Пожалуйста…» Подошел отец и забрал кулон из ее ладони.

– Всё, дочка. Свободна. Теперь можно просто жить. И радоваться бытию…

________________________________________________________
* Das ist fantastisch! Das ist romantic! Ja, ja! ( нем.) – Фантастично! Романтично! Да,да!

(Просмотров за всё время: 83, просмотров сегодня: 1 )
10
Серия произведений:

Из сказок еще не рассказаных на ночь

Автор публикации

не в сети 2 часа

Мира Кузнецова

2 799
Улыбки чужие всех джокеров суть – никто же не знает, как горек наш путь
Комментарии: 818Публикации: 73Регистрация: 24-01-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
17 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
mgaft1

Это вы классно написали. Очень романтично!

1
mgaft1

Ничуть. Какой тут хоррор? Жена застает мужа с любовницей и хочет их убить. Это обыденная история. Только мужик здесь показан дрянной. Ну хорошо пропихнулся с подругой, но ведь то, что он сделал – это подлость и слабость, и никакого уважения к жене. На кухне, пока она спит. Зачем тогда женился и делал детей?

Дело в том, что остановить мыслей о других женщинах мужчина не может. Так уж он устроен. Он – распылитель. Но вот совершать поступки только руководствуюсь нижней головкой – это другое дело. Это уже эмоциональная распущенность.

Когда я жил в Москве (давным давно) в соседнем доме был случай. Женатый мужик влюбился в другую женщину. Но он и ту любил и эту. Так в конце концов выбросился из окна.

Так что жена, которая из ревности хочет убить мужа и любовницу – это проза.

Гражданка Петхова С.Е., проснувшись с головной болью после ночи выпивки с подругой, и выйде на кухню выпить огуречного рассола, застала вышеозначеную подругу Ирку под своим мужем за содеянием полового акта. Гражданка Петухова С.Е. взяла кухонный нож и пырнула мужа и подругу. Вот и весь сказ.

Вы же из этого сделали поэзию, романтику!  👍 

1
mgaft1

Да. Да и нужно ли. Я не люблю этот жанр. Бывают действительно страшный вещи: голод, смерть ребенка, эпидемии. Но хоррор – это не об этом. В первый раз написал хоррор на прошлом ШОРТЕ. Да и то до жанра не доянул. )))

1
mgaft1

Удачи!

1
mgaft1

Класс. Я послал его сейчас редактору, чтобы вы меня по безграмотности не вычислили 😀 

1
mgaft1

Обидеть? Почему? Мой ник очень немудреный. Мой имя Майкл (Михаил) и фамилия Гафт. Но в Америке был уже еще один Michael Gaft и ник mgaft был занят. Я только добавил к нему единичку. 😀 

1
mgaft1

+ 👍 

0
Кирин59

Начну с текста.

Чисто визуально заметил странное разделение на абзацы – слишком большие и, как оказалось, разделены не по смыслу.

Есть пропущенные запятые перед «и» в сложных предложениях. Например, здесь:

«…Светка еще спит и ее разомлевшее, теплое тело с радостью примет…»

«…эта подушка пока еще в него не летит и жена лишь подает…»

«…шепот почему-то Иркиного голоса заставил Вовчика зажмуриться и он взмолился…»

И лишние запятые, как в этих примерах:

«…украшал, торчащий в нем Светкин «гномий топор.»

«Раз за разом, игнорирующую зов леса.»

«…каждый раз сминали, ту временную реальность…»

Еще заметил некоторое количество ненужных уточнений. Например, деревянный подоконник и торчащий в нем же топор. Или в самом конце, где Цветка выдергивает кулон, открывает, и створки кулона же откликаются пустотой. Ну и местоимения некоторые (их головки своими ладонями). Да, еще «почти голая», по-моему, не нужно, поскольку это и так становится понятно из следующей фразы «в одной короткой футболке»; и «до подмышки» во втором абзаце.

Не исключаю, что после «Будильника» у меня рефлекс на «уже», но все-таки некоторые из них в «Идущей следом» тоже лишние.

Некоторые фразы и предложения кажутся сложно или неправильно составленными.

«…надежда умерла так резко, что момент, когда она скукожилась окончательно, совпал с бегом не весть, откуда взявшейся капли пота, по позвоночнику.»

Исключительно для меня стекание капли пота не очень соотносится со словом «резко». И слишком усложнено предложение, как по смыслу, так и по написанию. К тому же  в этот момент повествования не понятно, о какой надежде идет речь.

«На пороге стояла Светка, в опущенной руке, уже сжимая топор.»

А почему не «На пороге стояла Светка, уже сжимая в опущенной руке топор»? Только без «уже».

«Поверх джинсов был надет кожаный пояс для метательных ножей, да на правом бедре были закреплены ножны.»

Сразу вопрос: для чего ножны (в смысле, что в них, и для чего она одела к поясу с ножами еще и их)? Далее дважды «былки». Потом чуть смутило, что пояс надет поверх джинсов. Последнее, разумеется, чисто мое субъективное мнение (я бы описал как-нибудь так: талию обхватывал пояс с метательными ножами).

«Через совсем немного его окончательно попустило.»

Марина, это не Ваш уровень (как и «осмысленная мысль», и «оглаживая взглядом», к слову). Почему «через совсем немного»? Почему не «вскоре»? Почему не «и его сразу»? А выбор слова «попустило» в контексте этого предложения мне не понятен. Это устаревшее слово, обозначающее допускать, дозволять, не предотвращать что-либо. Возможно, Вы имели в виду, что после того, как Вовчик вошел в «зал ожидания», его окончательно понесло. В том смысле, что он предался похоти, без оглядки на что бы то ни было.

О, еще есть слово «диспозиция» в отношении поменявшихся местами любовников. Оно несет в себе несколько иной смысл (скажем, если бы они разошлись в разные углы комнаты), и для этого случая подошла бы просто позиция.

Дважды, если не ошибаюсь, было о телах: «на женское тело» и «из-под тела Вовчика». Тело – предмет неодушевленный.

По повествованию.

«- Замерз, – машинально буркнул Вовка…»

Я сперва не сразу понял, кто именно замерз, пока Вовка не удержался и не качнул сосок пальцем. Думаю, предложение перед этой фразой (о запахах в комнате) лучше поставить в начало абзаца, тогда повествование будет более последовательным: пришел, увидел, жену, грудь, сосок, замерз, поправил одеяло, качнул сосок.

«Пусть лучше спит. Сейчас напою ее и свалю по-тихому…»

Не понятно, почему Вовка решился-таки войти к любовнице (ну и в нее тоже), так и не напоив жену, тем более зная, что она еше не спит – Светка только-только повторно просила воды.

Далее любовница описывается «в одной короткой футболке» сидящей на ковре. А когда она становится на колени и медленно прогибает спину, с ее бедра съезжает ткань. Что это за ткань?

«- Животные, – сплюнула Светка… бросив напоследок презрительное, – испугались.»

Субъективно эта ситуация для меня вообще непонятна. Любовников застукали, угрожают ножами (причем недвусмысленно так), он пытается примириться с женой, оскорбляет любовницу, та бросается на него … и у них продолжается секс? Да еще страстнее, чем до появления жены! Последнее «испугались» вообще ввело в ступор – ну не похожи  они на испуганных.

Потом в квартире на этаже, куда проще доехать на лифте, появляется запах хвои и прелых листьев, что никак не поясняется повествованием. После прочтения-то понятно, что этим сопровождается переход Цветки между мирами, но хоть какой-то намек на это можно было оставить, когда она выходила из детской.

Похоже на этакие фальстарты, которые я сам с таким трудом убрал (надеюсь, что убрал) из своего «К свету». Поясню. Когда читаешь первый раз, некоторые детали (вроде «гномьего топора» в подоконнике или того же запаха хвои и листьев) попросту непонятны. А фрагменты повествования, где раскрывается суть этих деталей для истории, идут значительно позже самих деталей. И, чтобы история раскрылась полностью, нужно либо перечитать дважды, либо возвращаться назад. Это не есть хорошо.

Что Светка мала ростом, становится понятно к середине рассказа. Топор называют гномьим из-за того, что Вовка называет Светку гномочкой – раскрывается также к середине. Как и суть Вовкиного восклицания про гребаную ролевичку – я так понял (ближе к финалу, когда Светка стала Цветкой), что Светка никогда не расставалась ни с топором, ни с метательными ножами, а встретились они на сходке ролевиков.

Ведь предыстория на то и предыстория, чтобы идти впереди. Вот если бы фрагмент с ролевиками в лесу вспоминал Вовчик, поднимаясь к Светке, это бы многое объяснило в дальнейшем. Тут же можно было чуть больше рассказать о самой Светке, чтобы ее переход обратно в свой мир не выглядел до странности неожиданным. Благодаря этому и перескакивания в финале можно было сделать мягче.

Мне кажется, вы просто не до конца определились, кто в истории центральный персонаж. Это рассказ про Вовку и его странную жену или про Цветку, которая путешествует между мирами.

По сюжету.

Концовка сшибла наповал. В самом наилучшем смысле. Девушка, путешествующая между мирами для продления рода – это же так интересно! Вообще идея мультивселенной для меня одна из самых увлекательных.

Но только не раскрыта она в полной мере в рассказе. Хочется больше узнать про Цветку, как на ней сказываются перемещения и вообще роль продолжательницы рода, как и когда она потеряла первенцев, почему надеется их найти, в чем предназначение и значение для Цветки медальона. Про миры с Вовкой и Ириной тоже сказано вскользь, и они больше напоминают временную петлю, чем параллельные миры (что тоже довольно интересно).

Нужно было все-таки сместить акцент истории на Цветку, она по-настоящему интересный персонаж, мне хотелось бы узнать ее получше. Надеюсь, Вы еще захотите вернуться к ней. Даю десять баллов за блестящую идею.

1
Кирин59

Если честно, то не помню) Но уже благодарили раньше, это точно. И, чего скрывать, приятно это слышать) Как, впрочем, и протянуть Вам руку помощи.
Не могу не согласиться с Вашим мужем. Причем в обоих замечаниях)
Еще раз повторю, что Цветка, как персонаж, меня очень заинтересовала. Поэтому пожелаю Вам вдохновения для работы над ошибками и буду ждать от Вас весточку о ходе работ)

1
Шорты-4Шорты-4
Шорты-4
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Научи робота говорить по-русски! Эксперимент

17
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх