На Земле.

Глава белого стола, края которого не было видно, был одет в сверкающе белое длинное, скрывающее его ноги и руки. Лицо его не имело постоянного облика, оно было изменчиво как река, и в ней то и дело отражались разные лица. Он начал говорить, нарушив немую тишину восседавших за столом. Его голос лился чисто и ровно, каждым звуком доносившись до ушей каждого:

– Каждая планета во вселенной – это Жизнь – Душа, но многие из них уже очень стары… Время, когда они рождались одна за одной, прошло и начался обратный отсчет. Планеты умирают. Нам нужны новые Души…

– Ваше Сиятельство, люди на Земле погружены в виртуальность, разрешите действовать через нее? – спросил человек в сверкающе-изумрудном одеянии.

– Вызывая такие сильные чувства как счастье, от которых может сотвориться Душа… через искусственный мир – вы рискуете создать болото, в которое людей затянет уже безвозвратно, в следствии, срок их жизни сократиться в разы, – это не решение. Еще предложения?

– Ваша Светлость, разрешите сотворить великое обледенение Земли, или же великое потепление, дабы не повторяться? – произнес человек в искряще-голубом.

– Исключено. Возобновление через смерть не допустимо. Планеты слишком слабы. Большая часть из них не сможет более возродиться.

– Можно мне слово? – судя по мягким очертаниям лица, что выглядывало из-под серебристого капюшона, и тонкому голосу – это был образ женщины. – Ваше Светлость, у нас есть одна новая Душа, я предлагаю действовать через нее. Сейчас это мальчик четырнадцати земных лет. Она сотворилась в результате ярких чувств, испытанных ребенком пяти лет: он упал с кроватки и с него слетела маска виртуальной реальности, мы воспользовались моментом и направили в открытое окно бабочку. Ваша Светлость, она села ему на ручку, а после на нос. Детские эмоции как известно самые сильные и чистые. И у нас получилось.

Глава белого стола, удовлетворенно кивнул.

– Этого мальчика, – новую Душу, нужно послать на Землю повторно – продолжила женщина. – Но без процедуры очищения памяти. У него будет миссия.

Стол взбунтовался. Каждый выражал негодование. Но глава сего заседания произнес фразу, оглушающе прозвучавшую в головах сидящих. Стол затих.  – Да будет так.

***

Чья-то рука упала мне на плечо, я обернулся.

– Мальчик, жадность, скупость, алчность, не желаешь? – пропела седая худощавая женщина, в изношенном до дыр зеленом платье, и застиранном кухонном переднике. Ее темные глаза, за две секунды успели оценить меня с ног до головы.

– Что-то в тебе есть странного… –  освободила она наконец-то мое плечо из своего плена. Затем провела по нему ладошкой и пощупала край рубашки, будто собиралась ее у меня купить. – Таким простодырым на Земле делать нечего, бери мою скупость?  – один уголок ее рта поплыл вверх – так будешь брать, нет? – не отставала женщина, прижимая двумя руками стеклянные колбочки к своей груди, будто какое сокровище.

– От тебя ему ничего не нужно, ступай дальше! – внезапно появилась из-за спины еще одна незнакомая мне женщина. Я здесь совершенно никого не знаю.  – Сколько ж у нее этих пузырьков? Сколько смотрю на нее, все никак расстаться с ними не может – возмущалась она – эта женщина сынок, была жуткая скупердяйка, теперь вот, раздает свои качества. Тебе они совершенно ни к чему! Меня зовут Бэтта.

А я все еще молчал, лишь кивнул головой зачем-то.

«Эгоцентризм! Чувство юмора! Стройность – сможете есть и не толстеть! Обаяние! Антиаллерген на пыльцу! Щедрость – подходите, забирайте!» – И тому подобное доносилось со всех сторон.

– Я вижу ты совсем растерян, – это ярмарка малыш. Здесь, вновь прибывшие люди, раздают свои накопленные личные качества и свойства, тем кто собирается спускаться на Землю. Они таким образом обнуляются. А после отправляются отдыхать от земной жизни, каждый на свою родную планету. Но ты у нас Душа новая, земной жизнью еще не утомленная, отдыхать тебе рано. Давай посмотрим, что у тебя в накоплениях. Что там у тебя в карманах? Вынимай. Так, скромность нужно отдать, любознательность оставить, это всё?

Женщина по имени Бэтта, взяла меня за руку, и потащила в глубь рыночного хаоса, ее серебристый плащ, ослеплял мои глаза. Я щурился, и то и дело сталкивался с прохожими.

– Сейчас доберем тебе личных качеств, и ты вновь отправишься на Землю. У тебя будет ответственное задание! – одной рукой она вела меня по ярмарке, другой приобретала для меня разные колбочки, я только успевал складывать их в карманы.

– Какое задание? – наконец-то вымолвил я.

Женщина в серебристом плаще остановилась.

– Тебе нужно будет вернуть людей в реальный мир, заставить их вновь любоваться рассветом и закатом, вернуть их в природу, так сказать.

– Я сам всю свою жизнь прожил в маске! Ее надевают с младенчества, и она растет вместе с черепом. Как мне удастся это сделать и почему именно я? Почему вы сами этого не сделаете?

– Видишь ли, на Землю отправляются люди лишь после тщательного очищения памяти, для твоей же миссии эта процедура нарочно не предусмотрена. Любой другой из этих людей прожил уже довольно много жизней, поэтому там, на Земле, их голова просто треснет от такого архива. А я, видела и знаю жизни каждого из них. Понимаешь? Ты – единственная новая Душа за последний век. Прошлая жизнь твоя была коротка, твой земной мозг вполне справиться с этим: ты будешь помнить всё что видел и слышал здесь, будешь помнить всю свою прошлую жизнь. А главное – помнить о своей миссии! Точных инструкций никаких нет, будешь действовать по обстоятельствам. Попробуй уложиться в один век. Вселенная долго ждать не сможет.

***

Спускаться на Землю было очень страшно. Меня трясло мелкой дрожью. Я волновался из-за огромной ответственности за целую Вселенную, (а ее у меня было бутыльков пять – семь) возложенную на мои юные плечи. Я распинал возникшее передо мной огромное облако и зашел в сверкающий чистотой, просторный лифт.

Когда на табло высветилось «Земля» и двери лифта открылись, угадайте что я первым делом увидел? Нет, не зеленую поляну под синим небом – я ничего не увидел. У меня просто не было глаз чтобы смотреть, так как я превратился в бесформенное существо. Я просто чувствовал, что я есть. Я помнил всё, но ничего не мог сделать. После я понял, что со мной – мной беременны.

Я не взлюбил эту женщину сразу, как и она меня. По началу она пыталась меня выплюнуть. Эти рвотные извержения мне изрядно надоели. Я советовал ей смериться, но она не слышала мой мысленный посыл. Потом стало немного лучше, я прозрел. Разглядывал свои полупрозрачные конечности, большую часть времени спал, другую строил план своего подвига по спасению галактики.

Иногда пытался слушать что происходит за приделами моего местонахождения, ничего внятного я там не услышал. При том что если голосов было два или несколько, то частенько, они звучали одновременно. И суть разговора была совершенно не ясна. А точнее ее не было совсем, потому что люди разговаривали не друг с другом, а сами с собой – со своей маской виртуальной реальности. Сильнее всех был слышен конечно голос матери, и она совсем не рада была моему появлению на свет. Почему-то стало обидно. Но я вернулся к мысли, что моя цель иная, родственные связи меня никак не должны волновать.

Наконец-то наступил день моего рождения. И я скажу вам, что умирать, в прошлой жизни, было куда менее ужасней, чем рождаться! Что я испытал невероятный стресс, это мягко сказано! Мой череп будто был сжат тисками. Я пытался абстрагироваться от этих чувств, перебрал все приятные воспоминания из прошлой жизни, но ничего не помогало. Я стал задыхаться, мне совершенно нечем стало дышать. Но тут я почувствовал свободу своей ново-человеческой макушкой! Еще секунда и свет! Но нет… меня затянуло обратно! Снова темнота… потом снова свет, будто эта женщина издевалась надо мной. И вот наконец-то все закончилось, свобода! Старт для осуществления моих планов, но мне все еще не вздохнуть… что-то мешает внутри… тут по моей спине прилетает пара шлепков, от женщины в резиновых перчатках, я и начинаю дышать… честно, я бы не отказался от амнезии.

***

«- Попытайся уложиться в один век…» – часто вспоминал я эту фразу, произнесенную мне в напутствия Бэттой. Я тогда подумал: «Да я туда и обратно! Какой век?»

Но вот уже минуло шесть лет.

Как только я научился управлять своим телом, я сразу же стянул с себя эту прозрачную маску, с моих глаз, одетую мне еще в роддоме. В которой то и дело проигрывались мультфильмы, детские песни и воспроизводился образ и голос матери. Та кстати ко мне почти не подходила, вся забота о малыше возлагалась на робота-няню.

Несколько раз я пытался стягивать маски и с родителей, пока они спали, и прятал их. Но результатом было лишь раздражение и негативные эмоции, они слишком привыкли к своему образу жизни. К тому же мне несколько раз хорошенько прилетело за это, и желание повторить этот фокус у меня пропало. Нужно было придумать что-то другое.

Однажды я пошел гулять, и в холле встретил соседскую девчонку, моего возраста. Она была со своей няней-роботом. Я поздоровался с ней. Она очень удивилась, увидев меня и спросила, где моя маска и няня. Я ответил, что она слишком редко выходит из дома, иначе бы знала, что я не ношу маску, и гуляю один. Она сильно озадачилась. Тогда я подошел к ней ближе и сказал – Предлагаю поиграть сегодня вместе, обещаю показать тебе мой шалаш, и.. – я заговорил совсем шепотом – И моего питомца, который там живет.

Через прозрачную маску, огибающую ее острый нос, было видно, как расширились еще больше, ее и без того большие глаза, от удивления.

– Но предупреждаю, вход в шалаш строго без масок и нянь!

Девчонке было страшно интересно узнать, что такое шалаш, и что за питомец в нем живет. Но в то же время ей было просто страшно, снять нано-технику с лица и оставить няню. Что скажет мама?

– Иди за мной! – я взял ее за руку и вывел из подъезда.  – Няня смотрите, а что это летит в небе? – отвлек я робота после того, как свернули за угол, пальцем указывая в пустоту. Пока тот пытался найти заданный объект, я нашел маленькую кнопочку у него на спине и нажал на нее. Робот выключился.

– Тебя как зовут? – спросил я девчонку.

– Рита. – Испуганно ответила она.

– А меня Дима, а моего питомца – Космос – он еще щенок! – решил я вернуть ее интерес. Она тут же принялась освобождать голову от своих привычных оков. Сняв маску, она защурилась и закрыла руками лицо, солнечный свет был слишком яркий для нее, а ветерок казалось больно обжигает лицо.

– Все нормально, ты сейчас привыкнешь, не бойся, открывай потихоньку. – И я взялся за кисти ее рук. Она послушалась, стала понемногу отводить свои ладони от лица. Наконец-то раскрыв свои большие голубые глаза, она безумным взглядом стала смотреть на меня, а потом на все вокруг. Будто слепой человек прозревший в одночасье. Я почувствовал небольшую победу внутри себя – маленькими шажками к большой цели! Если все пойдет хорошо, она сможет помочь мне.

Половину дня мы провели у моего шалаша под деревом. Рита, забыв обо все на свете играла с моим щенком, играла со мной. Первый раз за эти шесть лет, мне и самому было весело. Но мне нужно было действовать дальше, и я решил ей рассказать немного о своей миссии. Она ребенок и я знал, что она поверит мне. И она поверила. Но тут она вдруг вспомнила, что пропустила урок китайского языка и очень расстроилась.

– Мне надо бежать, у меня еще французский и испанский!

– Тебе всего шесть! Для чего тебе столько языков? – она в ответ пожала плечами. – А как же Вселенная? Ты снова наденешь маску? – теперь расстроился уже я.

– Прости, ведь уроки проходят только по ней, да и мама…

– Все понятно.

– Было очень весело… но я должна идти, – виновато сказала она, покидая шалаш. – Я приду завтра!

Я промолчал.

Рита действительно пришла на следующий день, как и обещала. И с этого дня мы стали подключать к нашим играм все новых, и новых детей. Игры я придумывал сам, или находил их в сети (из списка прошлых столетий) и веселье у моего шалаша зашкаливало. Я уверен, что от наших бурных, ярких эмоций сотворилось сотни новых планет!

Но наше веселье не могло остаться не замеченным. Хоть родители и возложили воспитание своих детей на роботов, некоторые все-таки через недели две, заметили частое отсутствие детей дома, что было совершенно несвойственно для их чад. Подняли тревогу. Началось разбирательство с участием полицейских. Когда обнаружили груду выключенных нянь-роботов, за кустами – некоторые мамаши чуть не попадали в обморок, учитывая, что маски, на их лицах, считывая воображение мозга, подрисовывали им страшные вещи. После, нашли и нас.

Когда стали выяснять кто зачинщик преступления, некоторые ребята, не раздумывая, указали на меня. Посыпались обвинения в мой адрес. Полицейский схватил меня под руки и повел к моим родителям. Я только и успел, что шепнуть Рите чтобы она кормила Космоса, если меня посадят.

Когда моя мать открыла дверь, мужчина в пагонах прошел в квартиру, без спросу прошел к нам на кухню, усадив меня за стол и сел напротив меня. Достал планшет, ручку и попросил родителей присесть рядом. Начался допрос с пристрастиями. Из всего выходило что я – злостный правонарушитель, подстрекающий неразумных детишек к преступным действиям.

Про галактику я ничего конечно не стал говорить, иначе бы мне светил поход к психотерапевту. А так я отделался домашнем арестом. На ногу мне было зацеплено устройство, которое должно тут же сигнализировать полицейскому, если вдруг я покину пределы квартиры в течении четырнадцати дней.

Когда мужчина в погонах ушел, мать посмотрела на меня ненавистным взглядом и ни слова не обронила. Отец, тот вообще почти не вникал в суть дела, он перестал слушать полицейского на второй минуте разговора, он был в своем мире.

***

Я услышал пикающий звук, стал озираться, заглянул под кровать и увидел, что это моя маска сигнализирует о входящем звонке. Это было под конец моего ареста. Пришлось надеть. Она мне правда стала маловата, я ее сколько лет не носил? Передо мной тут же возник образ Риты – она сидела у меня на кровати.

– Привет, как ты? – робко спросила она, загибая пальцы.

– Все нормально, а как Космос? Ты кормишь его как я просил? – продолжая сидеть на полу спросил я.

– Ты знаешь… а Космоса забрали…

– Кто забрал? – чуть не криком спросил я.

– Не знаю. Приехала машина в тот же день, и увезла. А шалаш наш сломали и убрали. – Рита заплакала.

Я отвернулся. Потом подумав встал, и подсел к ней на кровать. Хотел взять ее за руку, но моя рука прошла сквозь ее. Я выругался.

Как только с моей ноги сняли сигнализирующее устройство, я тут же помчался к тому месту где был раньше мой шалаш, чтобы своими глазами убедится, что его больше нет. К моему удивлению, там я обнаружил детей, что играли со мной до ареста. Они были без технических оков, опоясывающих обычно их головы, они как будто не уходили от сюда, с того последнего дня. Я заглянул в кусты, даже няни и те были на месте.

– Что происходит? – спросил я.

Оказалось, дети, посидев пару дней дома, вдруг заскучали по совместным играм, по друг другу. Они успели за то время, проведенное у шалаша, почувствовать вкус реальной жизни, и теперь, ее у них не отнять! Я был счастлив.

Но я не остановился на достигнутом. В эту же ночь, я пробрался в комнату консьержа и стащил оттуда все магнитные ключи от соседских квартир, что были в ящике. Рита и еще трое мальчишек, которых я решил подключить к делу, ждали меня в закутке возле лифта. Мы разделили ключи между собой, и отправились «чинить» маски, на спящих соседях. Всего то требовалось замкнуть контакт пластиковым стикером, как объяснил нам Валерка, вставив его между началом «экрана» и ободком. Мы вооружились небольшими фонариками, и условились встретиться на этом же месте к четырем утра. Мне достались квартиры на самых верхних этажах.

Я прислонил ключ, дверь без звука открылась. Переступив порог, я сделал несколько шагов по длинному темному коридору и увидел, как из-за угла, появился некий объект, надвигающийся на меня. На уровне моих глаз, на темном объекте горела маленькая зеленая лампочка.

«Робот! – понял я, – как же я забыл про них!?»

– Добро пожаловать, чай? кофе? – спросил гостеприимный робот, программой которого не воспринимался мой визит как вторжение, возможно потому, что дверь была открыта ключом.

– Чай! только тихо пожалуйста, чтобы никого не разбудить!

– Хорошо, переобуйтесь и проходите на кухню. – Железный дворецкий протянул мне мягкие тапочки.

– Вот черт… – выругался я шепотом.

– А как же без меня? – вдруг послышалось со стороны.

Я обернулся, и увидел два желтых глаза. Самого говорящего было не рассмотреть в ночи. Я испугался подумав, что это хозяин квартиры застал меня, и хотел было бежать. Но фигура с желтыми глазами двинулась с места, и осветилась лунным светом. Я понял, что это не человек… Робот уехал на кухню заваривать мне чай. А я замер на месте.

– Кто ты?

– О, молоденькая душонка, даже ничего и не знаешь обо мне? Какая прелесть! Я тот, кто одним щелчком пальцев, может вернуть всех жителей этой планеты к реальности! Заставить людишек снять эти чертовы маски – ты ведь этого добиваешься?

– Каким это образом? – недоверчиво спросил я.

– А смотри! – и существо поманило меня за собой. Оно распахнуло дверь в спальню хозяев и демонстративно щелкнуло своими длинными волосатыми пальцами. И хозяева тут же заворочались в пастели, мужчина что-то стал бормотать во сне, женщина стала вскрикивать. Я отпрянул от порога и стал наблюдать, выглядывая из-за дверного косяка.

Мужчина поднялся на кровати. Сквозь прозрачный экран его маски, было видно, что он открыл глаза, но будто обезумев, смотрел по сторонам хватаясь за голову и жалобно подвывая. Тут села на кровати и хозяйка, она то и дело вскрикивала и призывала к себе на помощь.

С кухни, на крики приехал робот.

– Снимите мне маску! Умоляю! Бот, сними мне маску! – кричала женщина.

Моя спина покрылась ледяным потом. Я посмотрел на существо рядом, сотворившее все это безумие. На его волосатой морде проглядывалась ухмылка.

Я бросился бежать из этой квартиры, со всех ног. Не стал спускаться на лифте, помчался вниз по лестнице, пробежав несколько этажей остановился, облокотившись о перила. «Что же это было? Почему так? Почему меня не предупредили об этом существе? Он может…зачем тогда я?.. Ничего не понимаю!» – думал моя голова взорвется от этих вопросов. Я чувствовал себя обманутым и беспомощным, выброшенным на Землю с заведомо невыполнимой целью.

После того как молотки в моих висках утихли, я вспомнил про ребят и стал спускаться вниз, но уже не спеша. Я сел в закутке у лифта, на договоренном месте и принялся ждать остальных. На моих часах было без четверти четыре, когда ребята стали собираться. На мое удивление, им удалось обойти около трех десятков квартир, но правда не всех из них они смогли деактивировать. Некоторые спали так, что к ним было не подобраться, например, уткнувшись в подушку или то и дело переворачивались с боку на бок. Ребята возбужденно, на перебой рассказывали мне о своих приключениях. Я смотрел на каждого и улыбался, но я не чувствовал больше той победы, внутри себя.

– Ну что, рассвет уже начинается! Включаем пожарную тревогу? – воодушевленно спросила Рита.

Я кивнул. Мы прокрались мимо консьержной комнаты, а Валерка к тревожной кнопке. Зазвучала серена, через некоторое время, в холле, появились сонные встревоженные люди. Половина из них были более растерянны чем остальные, так как обнаружили по пробуждению нерабочие почерневшие экраны на своих лицах, которые пришлось снять. Таких людей было сразу заметно в толпе, не только по отсутствию гаджета: они постоянно щупали свое лицо, озирались по сторонам так, будто первый раз вышли на свет. Они впивались взглядом в своих соседей. Через маску, прежде, они выглядели для них совсем иначе.

Все жители нашего дома, в халатах, пижамах, стояли по среди двора, расспрашивая друг у друга что случилось.

Ритка сунула мне рупор: – Говори! – толкнула она меня в бок. А я потерял прежнее воодушевление, и мне трудно было придумать что сказать. Мне совершенно не хотелось ни чего говорить. – Смотри, солнце поднимается! – подбивала меня девочка.

Я нехотя поднес рупор к губам:

– Внимание пожалуйста! – сказал я своим детским голоском. – Те, кто до сих пор с экранами на лицах, попрошу их снять, иначе вы рискуете не увидеть самое интересное!

– Что за шутки? Что происходит? – доносилось из толпы.

Я почувствовал, как в мою руку кто-то впился, сжимая ее сильными пальцами. Я обернулся, подняв глаза – это была моя мать. Ее взгляд, через экран, был полон злобы и негодования.

– Что ты опять вытворяешь!? – зашипела она на меня.

– Пусти, мне больно! – попытался высвободится я. Ритка, выпучив глаза растерянно смотрела то на меня, то на женщину, называемой моей биологической матерью.

– Горит! – закричал кто-то из толпы, и те, кто был без экранов ахнули. – Где горит? Куда смотреть? – спрашивали те, кто все еще смотрел сквозь него. – Да снимите же вы маску, действительно! – говорили уже сами люди, своим соседям.

В этот момент я резко дернулся и освободился из плена. Всучив рупор в руки голубоглазой девчонки, ринулся бежать.

– Это солнце…рассвет – послышался тоненький, дрожащий голосок Риты. – Обернитесь назад! – Она перевела общее внимание от нашего дома, который будто бы горел, отражая своими стеклами алые краски, к рассвету. Лишь некоторые упрямцы оставались в масках. Остальные же завороженно любовались, поднимающимся из утреннего тумана, солнцем.

Я убежал за край дома, и наблюдал из-за дерева.

Косым зрением я заметил, что, что-то черное промелькнуло за спиной, я обернулся и увидел из-за угла, те самые, желтые ухмыляющиеся глаза на темной волосатой морде, они посмотрели на меня в упор, все с той же ухмылкой, а потом скрылись. В голове всплыли его слова – «…одним щелчком пальцев…снять эти чертовы маски». И кажется, в это мгновение, я понял кто он!

– Я все же продолжу бороться за души! – решил я.

Уверен, что он, подумал то же самое.

(Просмотров за всё время: 18, просмотров сегодня: 1 )
10

Автор публикации

не в сети 13 часов

Клара

44
Комментарии: 85Публикации: 1Регистрация: 22-03-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
БисерБисер
Бисер
Шорты-4Шорты-4
Шорты-4
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Научи робота говорить по-русски! Эксперимент

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх