Помолчим?

Я сидела, прислонив продрогшие ноги к горячему боку панельного радиатора, и смотрела в окно. Я давно заметила, что если смотреть в окно, то через какое-то время начинает казаться, что твои ноги греет дровяной камин  и тогда можно прикрыть глаза и услышать, как потрескивают поленья, отдавая свое прощальное тепло.  А в окне показывали раннюю весну: хмурую, влажную, ветреную, спешащую быстрей обнажить всю лживость белой чистоты снега. И земля, все еще замерзшая и уставшая от этого не хотела принимать в себя, скопившийся за зимнее время мусор, отторгая его, оставляя на поверхности… Бр-рр. Меня снова передернуло от стылости сегодняшнего дня, и я плотней прижала колени к батарее.

– И что? Грустим? – говорит он, привычно устраиваясь на моем правом плече.
– С чего ты взял? Все нормально!
– А то я тебя не знаю, третий день мечешь громы и молнии. Я даже решил переждать,- он ухмыляется и устраивается поудобнее,- а то вдруг и меня пришибешь!
– Не выдумывай! Ты не убиваемый!
– Конечно не убиваемый, зато вполне ранимый. Но ты же обидишь сгоряча, а потом будешь сама мучиться, а мне, как будет больно-о-о,- он мечтательно закатывает глаза, растягивая О, и при этом ухитряется почесывать себя за ухом.
– Я ж буду мучиться за двоих! За себя – потому, что ты меня обидела ни за что,- он дробит последние слова паузами, ударяя отдельными слогами “Ни”, “За”, “Что”, а потом частит, переходя в бормотание, – и за тебя – потому что ты дура, каких свет не видывал, но дура добрая, и сделала это не со зла. Вот!
– Ты не правильный ангел,- вздыхаю я, расправляя на коленях плед, и хлопаю  себя по ноге, и, предлагая ему, пересесть ко мне на колени. Спланировав в ложбинку между плотно сжатыми бедрами, он укладывается на спину и говорит: ” Пузико почеши!”. Я протягиваю руку, а он продолжает витийствовать, щурясь от удовольствия.

– Ну. Рассказывай! Пока будешь грызть себя изнутри – тебе не полегчает… Давай поговорим, а?
– О чем?
– Не увиливай! Хватит трусливо ерзать! Опять оказалась непонятной?
– Непонятой… это хуже, – вздыхаю я, поглаживая нахала, и начинаю говорить, перебивая самою себя, – почему так, а? Ты же знаешь? Почему всегда так? Почему, как только начинаешь доверять, перестаешь бояться повернуться спиной, начинаешь верить, что дружба есть … тут же …
– Что тут же? Руку на коленку или под юбку?
– Не так примитивно, но … Да. Ты же помнишь, меня всегда это оскорбляло, когда мои друзья переставали видеть во мне меня и начинали видеть во мне предмет вожделения.
– Сколько раз тебе говорить, что единственный мужчина, способный с тобой дружить это – я. И то, только потому, что бесполый,– он повернулся на бок и погладил меня по коленке.
– Убери!– привычно зашипела я.
– Не кипи! Мне можно! Дальше давай, я тебя просто жалею. Понимаешь, дорогая, объятья, прикосновения, поглаживания – это не всегда физическое влечение, иногда простое человеческое участие, – он вздыхает укоризненно  и уже другим тоном продолжает.  А что дальше? Что  – опять под юбку?
– Хуже, – я протянула руку и погладила его по пузику.
– Ну!  Из тебя, что клещами каждое слово нужно тянуть? Ты чего снова захлопнулась?
– Что, ну? – я вздыхаю и отвожу глаза, снова уставившись в выползающие из-под снега останки «красивой жизни»: бутылки, коробки, некогда яркие упаковки. «Мерзко», я отвернулась от окна и продолжила. – Понимаешь, я с ним, как с другом, а он решил, что я его клею…
– Смешно. У тебя есть два НЕ друга, зачем тебе еще третий? Ты бы и цифру “два” бы поделила на два. Тебе не идет быть раздвоенной. А еще лучше вычла бы из двух два. Они не стоят тебя. Оба.
– Не могу. Я им нужна. Они мне – нет, а я им – да. Замкнутый круг какой-то.
– Не переживай! Этот поймет. Рано или поздно поймет, что ты – друг лучше, чем любовница.
– Ты хочешь сказать, я плохая любовница. Что я и в этом ничего не понимаю?
– Да, ладно тебе, расслабься. Я не о технике говорю, а о душе. Ты устала и перестала хотеть любить, а это плохо… для женщины, – он с грустью смотрит мне в глаза. – Ну, что помолчим?
– Пойдем лучше погуляем. Я давно не видела звезд.
– Пойдем!

Он спрыгивает с колен и, задрав хвост, отправляется к двери.

“Ангел мой пойдем со мной. Ты впереди, я за тобой”,- привычно шепчу я, надеваю сапоги и топаю след в след …

 

2011-2021

(Просмотров за всё время: 51, просмотров сегодня: 1 )
10
Серия произведений:

Из сказок еще не рассказанных на ночь

Автор публикации

не в сети 2 часа

Мира Кузнецова

4 173
Улыбки чужие всех джокеров суть – никто же не знает, как горек наш путь
Комментарии: 1392Публикации: 117Регистрация: 24-01-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
12 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Dracula

Супер! Очень люблю умные тексты, даже когда не согласен с автором. Дружеский секс никто не отменял)))

1
Dracula

И не чаще раза в год))) Тогда это безопасно.

1
Dracula

“Не имей сто рублей, а имей сто друзей” приобретает новый смысл)))

1
Федор

Мира, прекрасная зарисовка! Единственно, что я бы Вам предложил – заменить ангела на необычного кота. Всё-таки с ангелочками надо быть поосторожней – их тонкие души можно невзначай легко разрушить … и поэтому им не всё можно.

0
mgaft1

Ох уж эти любви и дружбы. Поди разберись в них, если нами управляют био-химические алгоритмы, отлаженные миллионами лет эволюции.

1
mgaft1

В биохимии процесса да, любви нет. Но я где-то читал, что есть какой-то особый гормон, который найден у всех людей, которые влюблены.

И, кстати, женская тайна заключается только в одном. Ей не нравится мужчина, который в настоящую минуту добивается её благосклонности.  😁 

1
БФ-2 ФиналБФ-2 Финал
БФ-2 Финал
Шорты-8Шорты-8
Шорты-8
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

12
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх