Три плюс один

 

– Ты выяснил, когда хозяин вернется? – серая изящная кошка, с красивой треугольной мордочкой, спрыгнула с открытой форточки на подоконник и повернула голову в сторону дремлющего пса. Ее уши нервно вздрагивали, выдавая нетерпение. Пес нехотя приоткрыл глаз и Серая удовлетворенно вытянула заднюю лапу и принялась ее тщательно вылизывать.

– Явилась? И кто на этот раз будет папашей?
Кошка прервала свое занятие и, критично осмотрев лапу вальяжно, прогнулась и соскочила на пол.

– Я еще не решила. Думаю: не нарушать традиции или породу улучшить? Белый перс повадился. Вон на заборе сидит.

 – Где?- пес поднял голову и посмотрел в окно. – Этот? – и пару раз ворчливо тявкнул. – С ума сошла? Он же дачник! Ты на него к концу лета посмотришь – сваляется, как валенок. Нет уж, давай по старинке, без экстриму.  Нечего деткам будущее портить.

– Ну и ладно, не очень то и хотелось, – и кошка направилась к кормушке, – докладывай,  давай.

– О хозяине? Разве их поймешь? У них там ничего не понятно: она телефон слушает и улыбается, то, улыбается, а у самой слезинка катится. Я как-то утешить хотел, ну руку там лизнуть что ли, а она мне мячик кинула – я за ним и побежал. А она шепчет, шепчет что-то в телефон – лежащий в кресле пёс, оживился и даже приподнял морду.

– Мячик? И ты побежал? – кошка запрыгнула в кресло и улеглась на собачий бок. – У тебя внуки уже родились, и лаять научились, а ты за мячиком бегаешь? Я же тебя просила внимательно послушать! – кошка укоризненно тронула ухо пса, будто собираясь ему задать трепку, но вместо этого стала его вылизывать.

– А тебе-то зачем знать? – пес сел, встряхнулся и посмотрел на кошку свысока. – Тебя что, хозяйка за ушком не чешет? Или молоко не вовремя дает?

– Боже! Какая проза! Молоко! Ушко! Ты что, не видишь, как у нас стыло в доме с тех пор, как он уехал? У нее глаза грустные все время. Даже, когда меня гладит! И в шаль все время кутается. И ноги поджимает, когда спит…

– А то! Зачем я, думаешь, к ней каждый раз под одеяло лезу? Ноги греть. То же знаешь ли – работа! Ни пошевельнуться, ни соседям подгавкнуть!.. Так что, успокойся. Я думаю уже скоро, она сегодня веселая утром была, когда перед работой гуляла со мной, даже смеялась.

Кошка, в ответ, потерлась о него боком. Пес удовлетворенно засопел.

– Мур-р-р? Это, конечно, хороший признак. Но ты уж не расслабляйся. Нельзя ее одну оставлять. В конце концов,  мы за нее в ответе, – кошка выгнула спину, и кончик высоко поднятого хвоста несколько раз вздрогнул, так, словно кошка покачала указательным пальцем перед носом нерадивого ученика.

…Когда хозяйка пришла с работы, звери встретили ее у дверей, и весь остаток вечера неотступно путались под ногами. После вечерней прогулки и ужина хитрованы просочились в хозяйскую спальню, где собака по-партизански юркнула под одеяло, а кошка, презирающая такие условности и страхи, плавно запрыгнула на постель и улеглась поверх.

Вошедшая хозяйка, глядя в хитро прищуренные кошачьи глаза, не стала никого прогонять, тихо разделась и забралась под одеяло. Пес тут же лизнул ей ногу, извиняясь, и слегка отодвинулся, чтобы хозяйка могла лечь поудобнее. Женщина закрыла глаза и, засыпая, подумала: «Пусть лежат. Они тоже скучают. А завтра он вернется, и они будут спать в своем кресле. И это – уже так скоро. Он приедет, и я буду тыкаться ему в плечо,  и мурлыкать всякие глупости, а он будет гладить меня по голове и выслушивать любой, слетающий с моего языка, бред. А я буду ворочаться и подгребать его под себя, и тыкаться, и тыкаться в него …то носом, то локтем… Буду чмокать его в ухо, а он будет ворчать, что я его оглушила – а я все равно буду это делать, потому что мне непременно нужно будет его касаться. Везде. И сразу.

Завтра. Завтра он закроет нашу дверь, уткнется лицом мне в грудь, чмокнет и выдохнет: “Я дома”. А я буду делать то, что не позволялось никому до: я буду гладить его волосы, и вообще, всячески там хулиганить, вороша пятерней короткий ежик его волос. Он будет ворчать и щуриться от удовольствия, а я расскажу ему, что сегодня наши домочадцы внаглую оккупировали хозяйскую кровать, причем пес забрался под одеяло, и теперь оттуда лижет кошке живот. Потому что они дружат и всячески друг друга любят: кошка клянчит ему еду, а пес позволяет ей валяться поперек своей тушки и вылизывать лапу. И они точно знают, что завтра – уже скоро… и он приедет.
Он – тот, кого мы все втроем очень любим… И тогда псу придется уйти спать на свое место… а кошке закроют дверь перед носом – когда придет – время остаться нам вдвоём. А я?.. Я-то останусь. И буду гладить, щипать, ворочаться и …смотреть! Смотреть в его усталые глаза, в которых всегда столько нежности. И загораться от этой нежности. А пока мы ждем его втроём… Мы – ждем…»

…Он вернулся ночью. «Завтра» наступило во время сна разметавшейся по кровати троицы. Никто не бросился к двери, радостно восклицая-поскуливая-мяукая. Ключ в замке провернулся мягко и тихо, будто бы приложив палец к губам, и шепнув «Тшииии…» Дом встретил хозяина мерцанием ночника и забытой на столе чашкой остывшего чая, которая первой улыбнулась ему, шепнув: «Тебя заждались». Он отхлебнул пару глотков, улыбнулся в ответ и пошел вглубь квартиры.

Осторожно приподнял спящую кошку и провел рукой по пушистой спине. «Тшииии…» – улыбнулись его глаза. Мокрый нос пса тут же высунулся из-под одеяла, сонный прищур сменился на – довольный, и пес соскользнул с кровати. Когти аккуратно зацокали по полу. На пороге спальни животные встретились, остановились и оглянулись.
Их хозяйка спала. Спала, прижав левой рукой к животу его подушку, и пропустив правую под ней. Ладонь свешивалась с кровати. Хозяин устало сел на пол, положив голову рядом с ее ладонью.

«Дома. Я дома. Я дома с тех пор, как эта женщина вошла в мою жизнь. Вошла со всеми своими страхами и нечеловеческой преданностью. А чего стоит ее безоговорочная уверенность, что каждый день должен быть лучше предыдущего? Отчего я никогда не думал об этом прежде?.. Это любовь? С ней не вяжется то, что я раньше вкладывал в это слово. Истерика юных влюбленностей, буря страстей пережитых нами с другими – все это ничто в сравнении с тихим течением нашей теперешней жизни…»\

Вернувшаяся кошка запрыгнула к нему на колени и, настойчиво требуя ласки, потерлась о его руку. «Вся в хозяйку…». Пес подошел и лег рядом. Вторая рука легла барбосу на голову и почесала за ухом.

«Дождались», – мурлыкнула кошка.

«Дождались», – вздохнул пес.

Через пару минут хозяин осторожно опустил кошку на пол и кивнул им на дверь. Степенно, обнявшись хвостами, парочка двинула на выход. В дверях они опять оглянулись. Хозяин взял ладонь жены и прижал к своей щеке. Она мгновенно проснулась и улыбнулась ему.

– Ты…

– Дома.

(Просмотров за всё время: 46, просмотров сегодня: 1 )
10
Серия произведений:

Из сказок еще не рассказанных на ночь

Автор публикации

не в сети 31 минута

Мира Кузнецова

4 277
Улыбки чужие всех джокеров суть – никто же не знает, как горек наш путь
Комментарии: 1471Публикации: 118Регистрация: 24-01-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
5 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр Михеев

Прекрасно и уютно, как умеет только Женщина) Спасибо, Мира!

2
Dracula

Правильно. Настоящий дом – это любимый человек. Я даже об этом писал как сумел. Я думаю, к такому выводу многие приходят с годами, но не все могут так красиво сформулировать, как ты)

3
Madam

Мира, превосходная мелодия сердца!Читала очень медленно,чтобы уловить каждое движение героев.Трогательно.И да-это любовь🌹

1
Шорты-9Шорты-9
Шорты-9
АП ФиналАП Финал
АП Финал
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

5
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх