Рассказ №18 Цикл

Количество знаков: 20814

Этот Город был или будет не таким, к чему вы привыкли. Когда-то Великая Мать-Демон нашептала одному голодному городскому писателю книгу, нет, не так – Книгу, с которой можно обрести бессмертие. Но. Какой ценой?.. Книга прошла через много жадных, уставших и грязных рук, заразив своей раковой опухолью те глаза, что смотрели в нее. Люди, приняли великий дар Матери-Демона, прекрасный, как сочная, спелая кровь на изумрудной траве; души их разделились на две части – гонимую и преследующую. К тому времени, как Книга нашла мальчика, Город погряз в боли Великого Цикла.
Мальчик бродил по большому дому, тоскливо смотря в огромные окна, где стволы старых деревьев клонила к земле сила невидимого ветра. Черные облака клубились в небе и злобно сверкали молниями. Скоро будет гроза. Мама с его старшей сестрой сидели в спальне, вышивали очередную яркую и бесполезную чепуху. Отец вместе со слугами проверял периметр около дома. Он чего-то опасался, но мальчик не знал, чего именно. Все, что ему удалось узнать, это то, что в Городе люди сильно заболели и болезнь лечится огнем. Яркая вспышка за окном осветила кресло-качалку, на котором, полуприкрытая вышитой подушкой, лежала Книга. Она властно позвала мальчика. Он не знал, кто принес ее сюда. Гувернер сестры, тайно влюбленной в нее? Или друг отца, которому нравилось общество мамы, в ее спальне, когда отец отправлялся по делам? Гроза предостерегающе зарычала, как огромный зверь и мальчик открыл Книгу. Казалось, ее желтые, засаленные страницы усмехались мальчику, пока он, с любопытством, похожим на транс, читал.
Он вчитывался в неровный, истеричный подчерк голодного писателя, глаза его темнели, приобретая тусклый цвет сажи, тело костенело, словно труп на морозе, а сознание уплывало дальше и дальше…
***
Улицы коварны. Особенно ночью, когда покров тьмы скрывает в себе самые изощренные ловушки Города. После полуночи Город живет сам по себе, и некоторые его тайны не должны касаться посторонних. Тайны не любят свидетелей.
Маленькая и неказистая Травница, с длинными, спутанными волосами. Она спешит, сжимая в левой руке красный платок: в правой – корзина, где, под салфеткой, отдыхают травы. Девушка простужена и от этого чувствует себя несчастной. Она торопится домой, где заварит себе горячий чай с веточкой смородины и, кто знает, быть может, побалует себя маленьким кусочком шоколада. В конце-концов, она его заслужила. Несмотря на недомогание, она отправилась за травами, которые заказали ее клиенты. Одна богатая особа заплатила ей куском настоящего шоколада за редкий хмельной корень. Сама травница на такое никогда бы не потратилась – слишком дорого.
Травница подумала, как там поживает ее курочка, чем занималась она в отсутствие хозяйки? Снесла яичко и с видом скептическим разгуливает по комнате? Или учится летать, пока никто не смотрит?
Бам!
Вскрикнув, девушка схватилась руками за нос, чувствуя, как липкие ручейки крови потекли по лицу. Корзинка полетела в сторону. Металлический столб с газовым фонарем недовольно загудел, будто насмехаясь над бедняжкой.
Девушка выругалась так, как ругается пьяный кучер. Ну и пусть! Все равно никто не слышит. Она прижала к носу платок, на котором мгновенно вспыхнули пятна крови.
Она не услышала лишние в ночи звуки, похожие на те, что издает металл, скребущий по камню. И только шлепающие шаги заставили ее выйти из прострации. Дернув головой, она уставилась в темноту ближайшей подворотни, стремясь увидеть скрытое в ней.
Шаги удалялись, затаились. Моргая, и еще сильнее прижимая платок к носу, девушка сделала шаг в сторону источающего тайну места и остановилась. Она была не уверена, что поступает правильно, но через секунду ноги сами понесли ее в нужном направлении.
Бархат мрака надежно укутал молодое создание. Даже вспомнив давние наказы матери, о том, что события, вызывающие настороженность и страх, следует избегать, она и не подумала внять голосу рассудка.
– Кто здесь?- шепотом спросила девушка, осознавая всю глупость вопроса.
Тишина была ответом. Сердце тяжелым молотом билось в горле. Страх, непонятно откуда взявшийся, напевал на ухо тревожную мелодию. Что-то коснулось ее ноги. Зрачки стали расширяться, рот раскрылся, пропуская крик, платок полетел на землю…
Секундная возня, несколько тяжелых и сильных ударов, и все стало спокойно. Свет фонаря выхватил из черноты горбатую низкую фигуру, которая тут же исчезла. Заскрипел металлический люк, закрывающий проход в царство смрада и крыс.
Кругляшок луны на пустом небе продолжал безучастно светить. Он не был свидетелем…Скорее, он казался соучастником.
***
Охотник сразу почувствовал резкий, неприятный запах Зверя. Пахло мокрым пером и сгоревшей краской
«Здесь» – подумал он.
Спрятавшись в темной нише, Охотник закрыл глаза. Пыльный темно-зеленый плащ укутывал сильную фигуру, скрадывая тот факт, что одна нога героя была короче другой. Охотник мысленно сосредоточился на месте, куда мог призвать Зверя.

Веранда большого старинного дома. Небо затянуто грозовыми тучами, далекое громыхание напоминает о том, что покой этого места скоро будет нарушен.
Охотник здесь не один. В кресле качалке, повернутой к нему спинкой, кто-то сидит.
– Ты не устал?- говорит незнакомец, не поворачиваясь. Его голос – песок. Сухой. Шуршащий.
– Ты знаешь ответ. Это то, зачем Мать создала меня.
– Я помню эти мысли,- шепчет собеседник.- Ты сделал выбор. Уверен, что он верный?
– Сомнения – удел слабых…таких как ты.
– Да, слабых…
Кресло мерно раскачивается, тихонько поскрипывая. Гроза уже ближе, а первые капельки дождя расстреливают сухую землю.
Ударом ноги охотник опрокидывает кресло, но оно пусто.

Охотник медленно открывает глаза. Чертов трус.
Город пробует укрыть свое творение, но Охотник к этому готов. Столько лет томительных поисков, столько сил, потраченных впустую, столько крови, пролитой его руками. Городу нечего ему противопоставить.
***
Он не помнил своего имени. Жизнь походила на ленту пустынной, туманной дороги, бесконечно ведущей его к невидимой цели. И как промелькнувшая в боковом зрении пустая обочина, так каждый прожитый день не оставлял о себе никаких воспоминаний. Только Зверь, к которому он подбирался все ближе и ближе. Только мальчик, чью смерть он не простит.
Пора приниматься за работу. Охотник засунул подмерзшие руки в карманы плаща и вытащил огрызок мела. Присел на корточки и начал рисовать. Он начертил пятиконечную звезду, обвел ее неровным обручем. По линии круга – 13 символов, плавные линии которых, напоминали рунические письмена. Когда он закончил, и без того маленький кусочек мела, стал совсем крошечным, пальцы руки побелели от меловой пыли. Охотник сел в центр рисунка, подмяв под себя ноги. Он чувствовал грубые, влажные камни под собой и что-то еще. Что-то теплое и пульсирующее, как живое сердце; и большое, как боль чувствующего существа. Охотник прикоснулся двумя пальцами, указательным и средним, левой руки ко лбу, затем к груди и поднес их к губам, закрепляя поцелуем древнее знамение. Раскрыл ладони к лицу и, глядя неотрывным взглядом на испещренную линиями кожу, зашептал молитву.
«Великая Мать, прими дитя, погибшее безвременно, в колыбель вечности. Укрой душу невинной в объятиях своих, упокой тело уставшей в кровати своей. Позволь мне очистить мерзость поступка во славу твою»
Охотник достал нож из внутреннего кармана. Серебряное лезвие хищно сверкнуло, отражая свет последней звезды, когда он провел им по ладони.
«Приди, Мать, забери дитя свое»
Где бы она не была, нежась на растекающихся потоках магмы, она придет на его Зов крови. Так было всегда. Так будет до тех пор, пока он не уничтожит Зверя. Она придет и будет нетерпеливо ждать свою жертву, и ей неважно, станет ли ею Охотник или сам Дьявол.
Охотник встал на ноги, простер ладонь с раной, похожей на беззубую улыбку, над нарисованной мелом звездой.
«Прими кровь мою, в тело свое»
Ярко алая, как осколки рубина, кровь капала в центр звезды, собираясь в небольшое озерцо. Оно подрагивало, расходясь милиметровыми волнами от пульсации под землей. Оно растекалось по рисунку, как по сетке капилляров, наполняя молитву жизнью и волей. Охотник ждал.
Зверь, после трапезы, оставлял выеденную оболочку – «имаго» жертвы. Имаго обладали остатками сознания и неутолимым голодом. Один раз, всего один раз, Охотник пожалел нечто, принявшее форму маленького мальчика. Больше он такой ошибки не совершит.
Раздался скрежет металла, открываемого люка. В свете полной луны из дугообразной щели показалась рука, похожая на белого паука. Следом появилась вторая, на двух пальцах ногти были содраны, открывая нежную, беззащитную плоть. Под грязью и засохшей кровью, белела обескровленная кожа. Руки, словно танцевали в щели люка, постепенно отодвигая крышку и расширяя проход. Наконец, из черной пасти появилась сама девушка. Она стянула на груди разорванное пальто, будто ощущая холод ночи, неосознанно пряча от глаз неприличную, пошлую рану под солнечным сплетением. Рана напоминала женский орган, дарующий жизнь, но сейчас олицетворяющий собой смерть. Лицо девушки, цвета луны, было пустым. Как будто она что-то забыла, что-то важное и силилась вспомнить. Охотника каждый раз приводили в дрожь их глаза, всегда черные. Но не той глянцевой чернотой, как крыло жука. Цветом они больше походили на сажу, такую же матовую, поглощающую свет, а не отражающую его. «Жжется» – прошептала девушка непослушными, синими губами и туже стянула на груди пальто, скрывая место, где больше не было сердца. «Потерпи, сейчас пройдет» – пообещал Охотник.
Привычным, чуть ли не скучающим движением, Охотник схватил имаго за шею и вогнал лезвие ножа ей в висок. Это ее не остановит, но задержит на несколько минут. Она упала на колени, пошатнулась в сторону дыры люка, но Охотник успел поймать ее за волосы и нагнуть лицом к земле. Коленом уперся в шею, скрытую спутанными волосами. Подальше от ее зубов, которые начали издавать голодную чечетку. Охотник достал из кармана засаленную веревку и скоро перевязал запястья имаго за спиной. Так лучше. От ее волос легким шлейфом шел запах шоколада. Охотник встал на ноги и оттащил извивающееся тело к кровавой звезде, начертанной его кровью.
Мать-Демон была здесь. Она всегда появлялась незаметно, как тень. Ждала.
Волосы на ее голове структурой напоминали осенний ковыль: тонкие, редкие, белесые. Они извивались змеями, тянулись к небу и издавали нервирующее шуршание. Непропорционально высокий лоб был больше маленького сморщенного лица, на фоне которого он казался гротескно фарфоровым. Глаза-щелочки горели изумрудным сиянием, вместо носа была впадина, обрамленная хрящами. Безгубый рот демонстрировал пещеру острых, игольчатых зубов. Отвратительное, отталкивающее здравый смысл тело, было угловатым, неправильным со всех точек зрения. Оно словно насмехалось над видом человека. Глаз не мог долго фокусироваться, чтобы разглядеть руки или ноги, или туловище. Все это, плавно перетекало друг в друга, менялось местами незаметно, но постоянные, волнообразные метаморфозы сводили с ума. От существа исходила пульсация, похожая на сердцебиение.
«Очисти скверну, Великая Мать и прими дитя свое в объятия свои» – прошептал Охотник, отводя взгляд от Матери и пятясь назад. Он видел то, что происходило дальше сотни раз, и не горел желанием увидеть вновь.
Существо запульсировало сильнее, став похожим на сгусток полупрозрачной слизи. Оно приняло каплеобразную форму: широкую у головы и истонченную там, где были ноги. Острые, игольчатые зубы расползлись по студенистому лицу беспорядочной россыпью. Мать на мгновение замерла. И бросилась на имаго.
Охотник зажал уши, но это мало помогло. Крики девушки раздавались в голове, приходя не столько звуками, сколько образами, яркими и жгучими, как вспышки солнца. Образы боли, сверхъестественной и разъедающей нутро. От этого голова Охотника пошла кругом, он присел на корточки, с силой сжав виски и зажмурив глаза. Мать впитывала тело имаго в себя через кожу лица, перемалывая острыми зубами, пока то, что приняло облик девушки, не затихло. Тишина была благословенной. Но недолгой.
Мать застонала утробой, как насытившаяся корова. От ее тела исходил жар, как от лесного пожара. Сквозь полупрозрачную кожу виднелись всполохи пламени, набирающего силу. Существо завыло скорбно, задрав безобразную голову к луне и вспыхнуло, как факел. Несколько мгновений спустя, от нее остались лишь черные угли, смердящие едким дымом. Мать вернулась туда, откуда она приходила, утолив голод и выполнив свое предназначение. Охотник встал, подошел к месту, где была начертана звезда. Рисунки сгорели вместе с Матерью, на их месте остался вымазанный в саже младенец. Новая жизнь за смерть, вечный цикл. Охотник знал, что младенец помечен родимым пятном за правым ухом, ближе к затылку, как и все предыдущие. Была ли это метка того, что их коснулся Зверь? Или того, что их породила Мать? Он не знал. Знал, только, что ему нужно быстрее передать ребенка людям, неважно кому, и поспешить за Зверем, пока след его, как никогда свеж.
***
Охотник не встречал подобных себе. В ту ночь, когда он прочитал Книгу и выпустил из себя Зверя, испуганный Город полыхал огнем и никакая гроза не могла справиться с пламенем страха и ненависти. Матерь-Демон наведывалась в каждый дом, она пожирала трупы, оставляя после себя младенцев, обсыпанных сажей. Она устроила себе долгожданный пир. Имаго убивали невинных, плодя скверну смерти, Звери бесновались, пробуя новую силу, а Охотники не могли справиться с таким количеством мертвецов. Люди поняли, что лишь огонь очистит их заразившийся Город.
***
Прежде чем спуститься вниз, Охотник наведался в единственную в городке лавку сладостей, где семья кондитеров в третьем поколении варила самый настоящий, редчайший шоколад. Времени у Охотника было в обрез, поэтому, извинившись за беспокойство и пожелав доброй торговли, он вручил новорожденную девочку старой женщине, которая открыла ему дверь, и попросил позвать главу семьи. Мужчины закрылись в кабинете хозяина дома и говорили тихо. Охотник кратко представился и попросил помощи. Хозяин, – сухой, но крепкий старик, согласился помочь, ведь его, как всякого отца, пугал неуловимый хищник, который мог навредить его детям. Охотник оставил старику тряпичный мешок и четкие инструкции. Когда он уходил, старик пробормотал ему вслед: «Ох, Великая Мать, помоги ему…» и окрестил себя давно забытым знамением Матери, но Охотник его не услышал, жестко ступая по каменной дороге и поднимая пыль.
Ночь близилась к завершенью, но еще не выцвела, не приблизилась к тому мышиному цвету, что любили художники, склонные к меланхолии. Охотник запечатлел на себе знамение Матери-Демона и спустился в люк, из которого пару часов назад наружу выползла имаго.
Тоннель канализации расползался под Городом венозными трубами по три метра в высоту и в ширину. Капиллярами в вену врезались небольшие дренажные трубы. Из их отверстий, 40 сантиметров в диаметре, тонкими ручьями стекали нечистоты. Они разговаривали звонкими, пахучими голосами, соединяясь в мутную, зеленую реку, которая смачно хлюпала под ногами, пробираясь сквозь швы ботинок к коже ног.
Охотник поскользнулся на кирпиче, покрытом илом, и едва удержался, упершись рукой в склизкую стену. Среди плотного тумана запаха отходов и гниющих помоев, он улавливал тонкий запах шоколада. И на развилке безошибочно повернул в его сторону. Охотник почувствовал характерное головокружение, его сознание насильно утаскивал кто-то в место встречи. Он привалился спиной к влажной стене. Словно ужалила оса призывом «Я жду». Сила, не уступающая его воле, потянула его на встречу. Он и забыл, что это работает в обе стороны.
***
Зверь медленно облизал крупные зубы в трещинах и сколах. В его животе сытно и тяжело. Веки опускались, когда он почувствовал холодные, как снежинки, мурашки по спине. Каждый волосок его тела приподнялся подобно миниатюрной антенне, принявшей сигнал опасности. Зверь знал – Охотник уничтожил имаго. Это ощущение напоминало фантомную боль оторванной руки. Оно беспокоило Зверя, ведь обычно Охотник добирался до имаго на второй-третий день. Сейчас же прошло несколько часов. Зверь не успел поменять свое логово, он чувствовал себя слишком тяжелым, чтобы двигаться. Зверь зарычал, вырывая свою душу из тела и посылая ее из коллектора в забытый временем дом. Где кто-то из них родился и вырос когда-то. Зверь устроился на своем любимом месте – в кресле-качалке перед камином. Скрип иссохших деревянных полозьев звучал метрономом в пустоте комнаты. За панорамным окном, как всегда, начиналась гроза. Зверь позвал Охотника, что случалось всего один раз за их вечную игру в прятки.

Гроза собиралась с мрачными, потусторонними силами. Хмурясь, кашляя громом. Напоминая те времена, когда во время точно такой же грозы появились Охотник и Зверь, когда повитухой их появления была Великая Мать. Был мальчик восьми лет. Болезненный, впечатлительный с глазами, горящими лихорадкой. Была Книга, которую нельзя читать ни взрослым, ни тем более детям. Была гроза и пришедшая на Зов Крови Мать. Была первая жертва, – сестра мальчика, оскверненная Зверем и очищенная Охотником.
Охотник стоял позади поскрипывающего кресла-качалки. Лохматая, грязная макушка его врага торчала над спинкой стула. Охотник нащупал в кармане нож и крепко взялся за рукоять.
-Подожди с этим, – сказал Зверь. Он не повернулся, но качаться перестал, – Нужно поговорить.
-О чем же?
-Ты идешь за мной, верно? Но ты не должен этого делать. Это не нужно ни тебе, ни мне. Ты только перевернешь часы, и все начнется с начала, как всегда, – голос Зверя был глух, словно звуки с трудом пробивались сквозь забитую навозом глотку.
-Ошибаешься. Это нужно мне, а твои интересы меня не касаются, – Охотник сделал паузу, приближаясь к Зверю на маленький шаг.
-Если ты убьешь меня, Мать возродит. И цикл повторится. Только тогда я стану Охотником, а ты – моим Зверем. Оставь меня, Охотник, живи своей жизнью. Можешь истреблять моих имаго, но не трогай меня.
-Зачем ты убил того мальчика? Помнишь его? Шестилетний мальчик на окраине Города? Раньше ты не трогал детей. Я сотни лет подбирал за тобой трупы и знаю, что тебе по вкусу молоденькие девушки!
-Это была случайность. Я был очень голоден, ты загнал меня в угол.
– Дети-имаго не такие, как взрослые. Они дольше сопротивляются смерти.
-Он напомнил тебе нас, верно?
-Заткнись! – Охотник метнулся к спинке кресла, замахнувшись ножом. Серебряное лезвие целилось в макушку. Зверь пригнулся и кувырком скатился на пол.
Охотник навалился на него, но Зверь успел перевернуться на спину, уперся ногами в тело Охотника, перехватил руку с ножом. В лицо Охотника ударила волна нездорового дыхания. Он с трудом не отпрянул, когда увидел лицо Зверя, повторяющее до каждой морщинки и черточки его собственное.
Охотник вырвал руку из захвата и попытался ударить Зверя, но тот проворно выбил нож в сторону и вцепился зубами в шею. Охотник с трудом оторвал от себя Зверя, в чьей пасти остался клок его окровавленной плоти. Он дотянулся до ножа, прикрывая второй рукой кровоточащую рану. Зверь бросился на него. Охотник полоснул лезвием по груди противника, когда раздался грохот.

Охотник подумал, что это проделки грозы, издавшей оглушающий гром, от которого свело зубы. Но эти взрывы оказались реальными. Хозяин кондитерской лавки исполнил просьбу Охотника и взорвал возможные выходы из логова.
Охотник прижимал руку к рваной ране на шее, тщетно пытаясь остановить хлещущую кровь. Слабость мягкими лапами начала обвивать его тело, но он сопротивлялся ей из последних сил. Когда перед глазами заплясали черные точки, он поднес ко рту левую руку и укусил себя за палец. Боль мгновенно прояснила затуманенный мозг. Охотник упрямо, словно мертвец, шел к Зверю, на запах шоколада. Его ноги оскальзывались на покрытых зеленой слизью кирпичах. В ушах стоял грохот рушащихся тоннелей.
Зверь попытался выбраться через люк над головой, но тот был намертво замурован снаружи. Ловушка. Несколько выходов заблокировано взрывами. Остался нетронутым один тоннель, по которому к нему идет Охотник. Зверь примерил в руке тяжелый кусок камня.
Охотник заглянул в коллектор, из одной дренажной трубы был заметен край плаща. Ублюдок пытается выползти через узкий проход, но он не знает что тот запечатан. Охотник ускорил шаг, крепче сжимая в руке нож.
Удар, как резкий крик, обрушился на голову Охотника. Зверь напал из-за угла. Охотник согнулся пополам и, с бешенством быка ринулся на противника. Сжал в медвежью хватку и вмял в стену, словно грязевую лепешку. Зверь скрипнул зубами, его пальцы шарили по лицу Охотника. Искали мягкие глаз, но попали в раскрытую щель рта, которая мгновенно захлопнулась на манер устрицы. Охотник ударил ножом в тело Зверя несколько раз. Сопротивление прекратилось. Ненадолго. Собрав иссякающие силы, Охотник отволок Зверя к запечатанному крылу тоннеля и запихнул внутрь. Достал из нагрудного кармана фляжку с горючим, там осталось совсем немного. Выплеснул все на Зверя.
-Не делай этого, она накажет тебя, – Зверь говорил еле слышно.
-Он спрашивал, какой вкус шоколада, – Охотник чиркнул огнивом, выбивая сноп искр. Пламя жадной змеей закольцевало Зверя, впиваясь, вгрызаясь в его плоть. Запахло жирным, едким дымом горящего мяса и волос, крик Зверя рвал уши. Зверь метнулся к воде, но Охотник перекрыл выход. Тоннель осветился живым факелом.
Охотник вспомнил мальчика. Он не смог отдать его Великой Матери. Просто не смог, когда ребенок посмотрел на него умными глазами, спокойно спросил: «Ты должен убить меня?». Выглядел он ужасно, но боролся со скверной Зверя. Сопротивлялся изо всех сил. «Всегда мечтал попробовать шоколад. Ты его пробовал, какой он на вкус?». Через неделю голод свел ребенка с ума. И Охотнику пришлось сжечь его, когда тот, обезумевший, напал.
Зверь затих, его руки конвульсивно скребли стенки каменного гроба. Пламя успокоилось, размахивало дымным седым хвостом. Охотник тяжело осел на дренажную воду. Его ноги немели, а в груди разливался жар. Мутная вода вокруг него расходилась пульсирующими кругами. Над головой не прекращался назойливый шум, затем люк открылся. Полумертвый, почти ослепший от потери крови Охотник увидел обеспокоенное лицо Старика.
-Ох, Мать Жизни, да он почти кончил тебя!
Старик, с помощью сына, вытащил Охотника наверх.
-Плохо дело, ох плохо. Ты истекаешь кровью хуже свиньи зарезанной. Что ж делать?.. – Старик беспокойно ходил рядом с Охотником, его сын молча стоял в стороне. Охотник привалился спиной к стене лавки, если бы стены не было, он лежал бы на спине, глядя на рассвет. И его сознание медленно уплывало бы вверх, к зарождающемуся дню. Но он сидел, мокрый, будто попал под дождь из собственной крови.
-Не спи. Говори со мной, – старик грубо пихнул раненного в плечо.
-Сожги меня, – голос Охотника был невнятный и сонный.
-Говори. Просто говори, чтоб тебя!.. Как ты нашел Зверя?
-Шоколад. От имаго пахло шоколадом. И я решил… что он здесь. Этот запах сложно не узнать…
Старик тем временем рисовал на земле. Знаки были знакомы Охотнику, как линии на собственных руках. Суставы старика скрипели при каждом движении так, словно в них насыпали хлебных крошек.
-Кого ты зовешь, старик? – спросил Охотник, уже зная ответ. Он безуспешно попытался приподняться и с тоской подумал о пустой фляжке.
-Не засыпай, если потеряешься, то – конец. Станешь им… Почему ты не отдал Зверя Матери?
-Он не заслуживает этого. Он убил ребенка.
-А чем смерть одного ребенка хуже всех остальных? – Старик улыбнулся, не прекращая рисовать. Охотник увидел пещеру его рта с крутыми горками розовых десен. Он почувствовал отчаяние.
-Не надо старик, не зови Ее. Сожги меня, я не хочу опять в Цикл, – по щекам Охотника потекли бессильные слезы.
-Ну нет, сынок, нельзя прервать Цикл. Охотник гонит, гонимый охотится, – Старик выпрямился во весь рост. Он казался старше своего тела. Намного старше, – Я ведь тоже охотился и был Зверем не раз. Но нашел силы отпустить его, второго. Думал, что разорву связь.
Охотник молчал.
-Остановил ли я цикл? Да. Но какова плата? Я старею, я умираю и когда умру, Мать не придет за мной. Она отвернулась от меня, она не идет на мой Зов. Но. Возможно. Она придет за тобой.
Охотник видел, как его кровь ручейком потянулась к рисункам старика, повторяя их узор. Последнее, что он почувствовал это пульсацию земли. Теплую, как живое сердце и большую, как боль чувствующего существа.
***
Ярко светит солнце. Два мальчика, одногодки, играют в саду перед кондитерской лавкой. Им по 6 лет. Они не похожи, кроме одинаковой отметины за правым ухом. Ближе к затылку. Один из них растянулся в зеленых кустах жимолости. Второй выслеживает его с сучковатой палочкой, притворяющейся ножом. Тот, кто прячется, не желает играть. Он плотно поел. Хочет спать. Он медленно засыпает, пока на его лице высыхает корочкой кровь.

(Просмотров за всё время: 215, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
46 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
AiRon88

В целом неплохое фэнтези. Момент гибели травницы получился наиболее ярким, сочным и удачным. Очень резануло увидеть “по 6 лет”и “40 сантиметров”. Знаков же хватало, почему не написать прописью?
Не могу сказать, что этот рассказ прям очень понравился, но читал не без интереса.

0
Автор

Спасибо за комментарий. Никогда не обращал внимания на принципиальное написание чисел – прописью или цифрами. Учту.

0
Автор

Вообще обидно. Остальным конкурсным рассказам выпали причитающиеся им “фи” и “вау”, а мы с “Узурпатором” в отстающих. Особенно я. Прирожденный аутсайдер, блин. 😭 

0
Б.И.Крекор

“-Это была случайность. Я был очень голоден, ты загнал меня в угол.
– Дети-имаго не такие, как взрослые. Они дольше сопротивляются смерти.”

Пробелы и знаки. “–” не равно “-“.

Блоод борн игра. Охотники, звери, охотники-сами звери. Некто высший. Благо крови здесь поменьше.

” Подальше от ее зубов, которые начали издавать голодную чечетку” – По мне голодная чечетка это смешно, а не страшно.
Очень много сравнений, иногда удачных, иногда непонятно зачем вписанных.

“Охотник встал на ноги и оттащил извивающееся тело к кровавой звезде, начертанной его кровью.
Мать-Демон была здесь. Она всегда появлялась незаметно, как тень. Ждала.
Волосы на ее голове структурой напоминали осенний ковыль: тонкие, редкие, белесые. ”

– Нужно наверно было разделить текст промежуточками, кнопочкой ентер. Текст идет одним большим долгим полотном. Мне приходилось выделять текст, чтобы прокручивая вниз, не пропустить строчку на которой остановился. Абзацы есть, разделения между ними нет. Как нет? Где-то все же есть, но редко.

Цикл! Мне кажется, что персонажи выглядели глуповато, пытались выделить это слово. С большой буквы! Значит все же подчеркивали это великий ЦИКЛ! А еще потом он просто цикл. Или это разные циклы. Один с большой другой нет.

“Я ведь тоже охотился и был Зверем не раз” – Так, так, так. Охотник он же внутри зверь. Если убивает зверя, то становится сам зверем. Так сказал Зверь. Старик убил Зверя и стал зверем, а а а а как он стал опять охотником? Или он был зверем, но убил охотника и стал охотником? Он вышел из цикла, когда не стал убивать, а отпустил зверя – 2 зверя. Значит он как минимум по 2 кругу шел.

Если цикл, это игра в салочки, то зачем это все Великой Матери? Ах, вопросики!

ГГ везде чувствует шоколад, вокруг него обсуждают шоколад. А вот связать этот факт с магазином шоколада, как то в голову идея не пришла. Он думал что они потеют шоколадом? И из-за этого все воняют шоколадом? Какой-то он слабоватый Охотник.

В начале Мать зачем-то создала книгу через писателя. Книга дает бессмертие, но “души их разделились на две части – гонимую и преследующую.” Люди поделились на две группы? Или внутри каждого по две части. Если Мать придумала этот план, чтобы получать души как платы. А ее охотник вызывал ради такой процедуры, то она великая и первоначально вроде как бы ей поклонялись… в этом нет смысла. Она могла все получить более легким способом.

Если душа делится одного человека, то это сюжет внутри головы мальчика. То есть сон. Тогда это точно блоод борн. Но тогда бесмысленое бессмертие. Если разделили всех на две группы, то много охотников и много Зверей? Так еще одна группа может переходить в другую, это сложно.

Читать приятно было, в какой-то момент забыл на прочь тему конкурса. Но вся пафосность, загадочность, начинает рассыпаться при детальном изучении. Вроде Охотник, вроде Зверь! Велика Мать! И такой же великий Цикл! Которые работают фиг пойми как, фиг пойми зачем, да и в целом смысла то в них нет. Кроме загадочных больших букв.

0
Автор

Охотник он же внутри зверь.

Охотник и Зверь меняются местами после убийства первым последнего. Зверь становится Охотником и наоборот.

 Значит он как минимум по 2 кругу шел.

Количество кругов в бессмертной жизни неограниченно

Если цикл, это игра в салочки, то зачем это все Великой Матери? Ах, вопросики!

Предназначение Великой Матери пожирать трупы и оставлять на их месте младенцев. Она съедает смерть и возрождает жизнь, потому и зовется Мать. Зверь питается людьми, Охотник подчищает за ним живые трупы и вызывает Великую Мать, которая, собственно, и исполняет свое предназначение. Она не может придти без вызова с помощью ритуала. Таким образом, для того она и создала книгу бессмертия, чтобы наплодить побольше Зверей и Охотников.

ГГ везде чувствует шоколад, вокруг него обсуждают шоколад. 

В этом мире шоколад большая редкость. Поэтому о нем и говорят. Зверь устроил логово в кондитерской впервые, до этого у него были другие места, которые не мог найти Охотник. Так как, запах шоколада прицепился к Зверю, он передался и его жертве после весьма близкого контакта. Поэтому Охотник учуял запах от имаго. Поэтому он догадался, где логово Зверя.

 Он думал что они потеют шоколадом? И из-за этого все воняют шоколадом?

Не было там такого.

Люди поделились на две группы?

Каждый человек, его тело и душа, разделился на две части, клонировали себя, если так понятней. Каждый стал двумя: Охотником и Зверем.

Люди поделились на две группы? Или внутри каждого по две части. Если Мать придумала этот план, чтобы получать души как платы. А ее охотник вызывал ради такой процедуры, то она великая и первоначально вроде как бы ей поклонялись… в этом нет смысла. Она могла все получить более легким способом.

Если душа делится одного человека, то это сюжет внутри головы мальчика. То есть сон. Тогда это точно блоод борн. Но тогда бесмысленое бессмертие. Если разделили всех на две группы, то много охотников и много Зверей? Так еще одна группа может переходить в другую, это сложно.

Усложняете. Я такого не подразумевал. Это не я. Честно. Мне кажется, я объяснил все выше.

Которые работают фиг пойми как, фиг пойми зачем, да и в целом смысла то в них нет.

Если смысл не ясен, значит я плохо донес свою мысль. Все эти ответы есть в тексте. Простите.

По поводу пунктуации и синтаксиса, оформления текста, тут оправданий мне нет.

блоод борн

Не играю, не слышал.

Большое спасибо за развернутый, подробный комментарий! Взгляд со стороны всегда ценен.

0
Б.И.Крекор

Тяжелая форма. Это метафизика с метафорами. Как и в игре от японцев, можно долго гадать, что значит Великий Бессмертный – это состояние души или тела, или метафора на что-то. Ваш путь такой же.

1- Маловато людей, кто захочет так заморочиться.
2- Это очень тонкая вещь. Два лишний предложения, одно неверное сравнение — весь текст из глубинного загадочного превратится в полный бессмысленный бред с кучей пафосных слов. Игровая индустрия продемонстрировала, как из десяти работ, одна становилась достойной в сюжетном плане.

Задумка хорошая. И сложная.

.Иногда лучше завлечь читателя, он уже сам захочет на слова разобрать все и проанализировать, а если даже не найдет смысл, сам выдумает. Пример мой комментарий выше.

Мне понравилась ваша фраза о предназначений Матери. В таком контексте, получается, что она сама является заложником цикла. Предназначена – значит чем-то создана. Тут можно долго спорить и обсуждать.

Спасибо большое автор. Сегодня мне есть над чем подумать.

0
Автор

Вы, в свою очередь, натолкнули меня на мысль, что Охотник, решивший уничтожить Зверя огнем, по сути, уничтожает половину своей души и обрекает себя на жизнь с половиной, с ощущением, что ему чего-то не хватает до полноты. Спасибо, Вы тоже дали пищу для ума. (И редактуры).

0
Наталья Кошка

Читать было интересно, но как и у предыдущего комментатора, у меня остались вопросы.
В вашей вселенной Мать дарует жизнь взамен съеденной имаго, которая появляется во время “охоты” зверя и охотника. Так? И так все работало во все времена, или же повелось с появлением первого Зверя и Охотника? И еще, каким человеком были эти две сущности -зверь и охотник, прежде чем разделились. Что стало толчком к появлению этой парочки?)
Надеюсь, я все понятно описала, хотя это было и не просто))
Спасибо автору, и удачи в конкурсе!)

0
Автор

Так? И так все работало во все времена, или же повелось с появлением первого Зверя и Охотника?

Так. Это повелось с появления Книги, которая породила первых Охотников и Зверей. У каждого цикла или круга есть начало. У моей истории начало берет тогда, когда Демон Мать устала жить вечным голодом (она – демон и не может покинуть свою обитель без ритуала, призыва) и послала в мир Книгу (не являясь лично, ментально нашептала писателю, голодному, как она), вербовать слуг, которые взамен бессмертия, поставляют ей, скажем так, мясо.

И еще, каким человеком были эти две сущности -зверь и охотник, прежде чем разделились. Что стало толчком к появлению этой парочки?

В тексте указано, что до превращения в Охотника и Зверя:

Был мальчик восьми лет. Болезненный, впечатлительный с глазами, горящими лихорадкой.

А толчком стала Книга,

Яркая вспышка за окном осветила кресло-качалку, на котором, полуприкрытая вышитой подушкой, лежала Книга. Она властно позвала мальчика. Он не знал, кто принес ее сюда. Гувернер сестры, тайно влюбленной в нее? Или друг отца, которому нравилось общество мамы, в ее спальне, когда отец отправлялся по делам? Гроза предостерегающе зарычала, как огромный зверь и мальчик открыл Книгу. Казалось, ее желтые, засаленные страницы усмехались мальчику, пока он, с любопытством, похожим на транс, читал.

Спасибо за отзыв. И теплые слова.

0
Наталья Кошка

Спасибо, что так подробно ответили. Теперь картинка сложилась! Успехов!!

0
Artemenco25

Настолько атмосферно, настолько все живо, что меня аж пробрало. Честно, я боюсь читать такие истории, тем более когда они так ярко всплывают в голове. Я полностью углубилась в историю поэтому мне было жутковато. Очень яркий рассказ.
Прекрасная работа!
Спасибо большое автору

0
Автор

Спасибо большое за теплую оценку!

0
Jein

Жутковато, но такова задумка. Сам сюжет понравился, интересно, оригинально. Но мне было тяжеловато читать. Слишком затянуто, хотя были моменты, когда прям дух захватывало от описания!

0
Автор

Спасибо за отзыв  😊 

0
tolkian

Неплохой фэнтезийный хоррор, атмосферный. Но даже с прочтением комментариев слишком мудреный. Лучше читать, не вдумываясь в суть.

0
Автор

Спасибо за отзыв. Действительно, если глубоко копать, теряется развлекательная сила рассказа. 😊 

0
morena

Скажу сразу, что я нашла несколько сочных, красочных, ярких описаний, и картинки так и вставали перед глазами. Обратила внимание на говорящие детали, создающие атмосферу, это тоже в плюс автору. Но для меня это слишком сложная сюжетная композиция и далековатый от меня жанр, поэтому боюсь что я много упустила по содержанию (( Мне кажется это лучше бы смотрелось в большой форме.

0
Автор

Спасибо за отзыв  😊 

0
Авигея

Хорошо, что сначала прочитала объяснения автора, а потом рассказ. Очень здорово, но очень сложно.  😁  Автору, удачи на конкурсе!

0
Автор

Спасибо, Вам того же  😊 

0
Celty

Грубовато по части исполнения, но ярко. Скажу даже, что хорошо, только тернистым стал путь, по которому пробирается читатель к намеченным образам. Понравился конец и сюжет. Не понравился слог автора, он, на мой взгляд, портит всю картину. Учитесь, совершенствуйтесь, и тогда все получится! Спасибо.

0
Автор

А я и учусь, и экспериментирую с жанром и стилем. Спасибо  😊 

0
SleepWalker

мне не близок жанр темное фэнтези. за красочность спасибо, но за ней теряется сюжет. слишком много автор напихал в малую форму, истории тесно, она просится в повесть, чтобы не оставалось вопросов по миру и по мифологии этого мира.

0
Автор

Спасибо  😊 

0
krlnpe

Мне ваш рассказ напомнил абстрактную картину, где много много темных красок перечеркнутых черными линиями. Хоть близко смотри, хоть отойди – кроме ощущения мрака и ужаса задаешься вопросом: зачем? и кому это нужно?
После гроз обычно светит солнце – это природный цикл и без этого ритма, жизнь была бы ну уж совсем невозможной. У вас же одна гроза сменяет другую.
Не мне давать вам советы о чем писать. Но попадись мне где-нибудь в печатном виде ваш рассказ – я бы его не читала.
Но слов вы знаете много, умеете их правильно расставить. Может все таки попробуете и без темных тонов обойтись?

0
Автор

Спасибо за совет, но я люблю мрак и ужасы. Они давно в моём сердце.  😊 

1
NeKo Tsukiko

Интересное фэнтези с элементами сказки, но не цепляет. В рассказе не хватает какой-то изюминки. Текст слишком пресный и с ненужными подробностями.

0
Автор

Спасибо за отзыв  😊 

0
a.savushkin

Читалось тяжело. Но это не претензия автору. Видимо всё таки такое фэнтази не моё. Мне подавай научную фантастику, логику и чёткий смысл. Автору удачи!

0
Автор

Спасибо. Каждому свое  😊  Вам тоже удачи  😀 

0
const

Минусы: Попробуйте прочитать фразу вслух, сделав остановку, где запятая:

Гроза предостерегающе зарычала, как огромный зверь и мальчик открыл Книгу. 

Т.к. после «зверя» запятой нет, получается, что книгу открывает огромный зверь, он же мальчик. Хотя, собственно, если буквально следовать сюжету, такое могло быть, но уже после того, как Книга была прочитана, и мальчик ее повторно открыл. Цикл же. Не понятно употребление «имаго» в форме оболочки, обладающей сознанием, имаго в общепринятом смысле, скорее то, что из оболочки вылезло и форму больше менять не будет, то есть, окончательная, взрослая стадия, которая оставит потомство и помрет. Мать-Демон сожрала девушку, породила младенца. Ну почти как из жизни богомолов. Из сочетание запахов канализации и шоколада, канализация, думаю, победит. Откуда какао-бобы в месте, где люди мерзнут и полумрак? Настолько диссонансом выглядит старая кондитерская в мрачном описании городских канализационных стоков. И вот что Охотник и Зверь меняются местами, когда Охотник убивает Зверя, боле-мене понятно, а откуда взялась Мать-Демон, она что в этом цикле типа пчелиной матки – единственное существо, способное к размножению, приходится его ценить, несмотря на извращенный тип питания, но не будет поедать недоубитых Зверем – не будет новых Охотников, как и новых Зверей? Запутано чересчур.

Плюсы: Старик, который покинул цикл и жалеет об этом – это и есть владелец древней кондитерской? Это он приманил Охотника на зверя при помощи шоколада и он же хочет приманить Мать-Демона на Охотника? Знатная вышла многоходовка. Читать, кстати, было тяжело, приходилось возвращаться и перечитывать, но тут это плюс, потому что логика взаимных перерождений обнаружилась. Это же перевернутый треугольник Карпмана – жертва-охотник-спасатель, где спасатель (Охотник) отдает жертву охотнику (Матери-Демону) и получает профит – ребенка, в котором уже заложены и жертва и спасатель. Качественные таки мрачно-психологические описания.

0
Автор

Спасибо за подробный отзыв! Он мне очень помог. Учту нестыковку сюжета и примечания к пунктуации.  😊 

0
Бессонова

Почему-то этот рассказ ассоциируется у меня с мультфильмами киностудии Гзибли. Все эти имаго, Мать-демон, пожирающая кожей лица и прочие детали. Но если аниме Миядзаки смотреть приятно, то буквенное описание меня напрягло и передёрнуло. Мрачно, грязно, грустно, и без малейшей надежды на светлое будущее.
С другой стороны, раз меня продрало, значит, автор молодец, достиг своей цели. 

0
Автор

Спасибо за отзыв! Как фанат хоррора, я именно такого эффекта и добивался  😊 

0
Dracula

Не перестаю восхищаться, какие же мы все разные. Наверняка, когда вы читали мой рассказ, вы пожимали плечами, думая: “Не моё”. Потому что нельзя любить все жанры одинаково. У меня не получается, во всяком случае. Мне в моем невежестве остается только поверить знающим комментаторам. Наверное, это интересно.

1
Автор

Не верьте!  😁  Скорее всего, так и было, позже узнаем  😉  Спасибо за отзыв.

0
Evi_Soft

Впечатляющая работа. Больше всего понравились сравнения. Каждое такое невероятное, дикое, но, в тоже время, правдоподобное. И именно они позволили окунуться с головой в историю, почувствовать каждый вздох героя, его боль отчаяние, попробовать на вкус запах крови и смерти. Но разочаровали знаки препинания. Многих не доставало, иные стояли в неположенном месте. Автору явно стоит поработать над пунктуацией. Мысль не новая. Эдакая игра “в кошки-мышки” в необычной интерпретации.

0
Автор

Спасибо за теплый отзыв. Я старался проработать образы и сравнения, чтобы было не шаблонно и ярко. Над пунктуацией поработаю.

1
Аноним

Костенею, словно труп на морозе: сколько же здесь бессмысленных и беспощадных (почти как я) метафор! А ещё навязчиво стучится мысль: не читай Фрейда! Читай Лидию Чарскую!
Но мне незачем внимать голосу рассудка – пол и возраст дают мне возможность закрыть глаза, не обращать внимания на сахарную водицу для страдающих половым бессилием, коей девицы стараются угостить читателей. С бешенством быка я сжимаю медвежьей хваткой эту грязевую лепёшку… И она растекается, успев лишь слегка испачкать настроение. 

0
Автор

 😅 

0
IrinaKrechet

Замысловатый рассказ. Не скажу, что читалось легко, но уважение рассказ вызывает, возможно, как раз своей сложностью. Не мешает второй раз прочесть, чтобы понять до конца. Цикл Охотник-Зверь весьма оригинальная придумка. В довершении -интригующий запах шоколада. Удачи вам, автор!

0
Автор

Спасибо! Вам того же  😊 

0
Кирин59

Прежде всего, хочу попросить у Автора прощения. За то, что ввиду стремительно уходящего времени не успеваю оставить под рассказом полноценного отзыва, которое вынуждает ограничиться коротким комментарием дабы соблюсти условия участия. Если Вы, Дорогой Автор, и далее останетесь заинтересованы в подробном отзыве, то сообщите любым подходящим способом, и я буду рад его Вам предоставить.

Теперь коротко о рассказе.

Ошибки, как и большинства остальных рассказов – числительные цифрами, «слипшиеся» абзацы, ненужные уточнения, излишняя пунктуация.

Не стану обращать сейчас на них внимание, переключившись на некоторые заинтересовавшие фразы.

«плащ укутывал сильную фигуру, скрадывая тот факт»

Любопытный выбор слова в данном контексте. Почему именно скрадывая, а не скрывая, например?

«сел в центр рисунка, подмяв под себя ноги»

То же самое. Почему подмяв, а не подогнув, например? Подминать, кажется, совсем иную окраску несет.

«повитухой их появления была Великая Мать»

Мне кажется слово «появления» лишнее, поскольку получается, что она приняла на свет появление, а не самих мальчиков. Лучше используйте «повитухой им была Великая Мать» или «повитухой для них стала Великая Мать».

Больше всего «запало» в душу вот это предложение:

«Мать вернулась туда, откуда она приходила, утолив голод и выполнив свое предназначение.»

Давайте разберемся. Утолять голод она приходила по зову Охотника в его мир. Получается, она вернулась именно в его мир – то есть, по сути, никуда и не уходила, когда закончила трапезу?

История, надо признать, прилюбопытнейшая. Я люблю рассказы о потустороннем, демонах, зловещих двойниках и перерождениях. Но в «Цикле» кое-чего не понял.

Вот Великая Мать нашептала писателю Книгу, дарующую бессмертие страшной ценой. Прочитаешь, и душа разделится на две части – гонимую и преследующую (по факту станет два человека – например, Зверь и Охотник).

Гонимая часть обречена совершать убийства, превращая свои жертвы в пустые оболочки с такой же жаждой смерти, как у своего убийцы. Преследующая будет гнаться за первой, по возможности устраняя ее жертвы, путем кормления Великой Матери. Мать за это выдает младенца.

Если преследующая часть убивает гонимую, то сама стает гонимой, а убитая перерождается в преследующую. Это и есть суть бессмертия Великой Матери. Я правильно все понял?

Если да, то вопрос: что за младенцы появляются после «утилизации» жертв гонимой части через Матерь? Это изначальная душа, что распалась на части, или какая-то отдельная ее часть, если так, то какая именно, и не станет ли она также преследовать или убегать, и от кого за кем?

Дорогой Автор, проясните, пожалуйста, этот момент – очень интересно разобраться.

0
Автор

Здравствуйте!
«скрадывая» – показалось, более подходит к стилистике. “Подогнув” под себя ноги в моей голове рисует образ подогнутого листа бумаги, а “подмяв” – показалось ближе к тому, что я рисую.

Лучше используйте «повитухой им была Великая Мать» или «повитухой для них стала Великая Мать». – действительно, выглядит более четко. Исправлю )

«Мать вернулась туда, откуда она приходила, утолив голод и выполнив свое предназначение.»

Тогда правильнее будет: “Мать вернулась туда, откуда она приходила, чтобы утолить голод и выполнить своё предназначение”? По задумке, она приходит из мест под землей, “нежится на растекающихся потоках магмы

Вы все поняли правильно. По поводу младенцев… Великая Мать возмещает украденную Зверем жизнь простого смертного – случайной жертвы. Перезапускает? Можно так выразиться. Допустим из Травницы вырастет простая девушка, ведь она не заключала сделки с Матерью. А вот погибший Охотник “перезапускается” в уничтоженного им Зверя. Кондитер же становится Охотником, для сохранения баланса сил.

Большое спасибо за подробный отзыв!

0
Кирин59

Благодарю и Вас за скорое пояснение.
А у меня “скрадывая” вызвало обратный эффект – выбивания из общего стиля) Но лишь потому, что у коренного слова “красть” вполне определенный смысл, который не исчезает и после модификации слова. Плащ-то не столько крал, сколько скрывал) Признаться, не припомню, где я мог вообще слышать слово “скрадывая”.
Ну а подминание обычно подразумевает некую деформацию (или даже разрушение) того, что подминают, если так можно выразиться) Вот я и усомнился.

Мать вернулась туда, откуда она приходила, чтобы утолить голод

Да, так будет правильнее)

Великая Мать возмещает украденную Зверем жизнь простого смертного – случайной жертвы

Тогда это многое объясняет) Вероятно, одного прочтения недостаточно для понимания таких важных тонкостей, а я упустил нужные ниточки. Но спасибо, что прояснили.

0
Александр Прялухин

Первый же абзац настолько запутывает читателя, что я прям вижу свою линию жизни желания читать дальше, катастрофически быстро уменьшающуюся. Думаю, если бы рассказ начался эпизодом с любопытной девочкой, зашедшей в подворотню, это гораздо сильнее затянуло бы читателя в историю. А объяснялки (допиленные и не такие путанные) лучше разбрасывать по тексту небольшими кусочками, постепенно вводя читателя в курс дела.
Несмотря на шероховатости текста, он мне понравился больше, чем предыдущее фэнтези – Узурпатор. Есть неплохие метафоры, которые своим присутствием не перегружают рассказ (что важно). И повествование, когда автор не пытается нам что-то объяснить, идет довольно динамично. Есть некая фэнтезийно-колдовская атмосферность, помогающая проникнуться.

0
БФ-2 ФиналБФ-2 Финал
БФ-2 Финал
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

46
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх