Рассказ № 7 Поворотный лабиринт

Количество знаков: 17971

Полуголый ангел, с длинными золотыми волосами и черными как смоль крыльями, сидел на надгробии, посреди кладбища, распростертого во все стороны на сколько видно глазу. Он ел яблоко серебряного цвета и смотрел вдаль, размышляя о чем-то своем. Капля упала на макушку головы, ангел посмотрел на небо, затянутое тяжелыми, свинцовыми тучами. Начинался дождь. Он обгрыз яблоко и кинул огрызок на свежую могилу, на надгробии которой и сидел. Полил сильный дождь, ангел расправил крылья, они озарились золотистым светом, капли дождя превращались в пар, касаясь этого света. Взмахнув крыльями, он с громким карканьем, похожим на смех, унесся за облака, где нет этого раздражающегося дождя. Под проливным дождем огрызок стал быстро распадаться, пока от него не остались только семечки. Как будто по чьей-то воле, они начали погружаться в мягкую землю могилы, добрались до гроба и вошли внутрь через щель (видимо кто-то поленился как следует забить все гвозди на крышке гроба). Семечки расползлись по всему телу, пробрались под добротный спортивный костюм и вошли каждый в свою часть, где-то просочились через кожу в ногу, где-то в сердце, две прошли через ноздри и попали прямо в мозг. Одно семечко осталось лежать на животе. В первые мгновения ничего не происходило, но затем тело затрясло, остановилось, опять затрясло и снова остановилось. Человек сделал вдох и с диким криком открыл глаза, отливающие синевой.
“Ваня, помоги…” – в голове пробудившегося был женский крик и плачь ребенка. Иван Золов, по прозвищу Зола, дернулся как от выстрела и больно ударился головой. Только после этого удара он пришел в себя и перестал кричать.
“Я чувствую боль” – была первая его мысль. Вокруг была полная темнота, он попытался ощупать руками пространство вокруг себя и везде натыкался на преграду. Как будто ожидая первых движений Ивана, семечко на животе засветилось голубоватым свечением и стало посылать электрические импульсы в те места, куда вошли остальные семена. Через секунду тело пропало из гроба.
“Бей и беги. Да, бей и беги малой. Если увидишь, что сразу трое парней хотят тебе накостылять, дай подойти поближе, а затем бей самого здорового и беги… Зола, как ты думаешь, они нас не кинут? Братаны уже готовы выступать, но вдруг лысые задумали не ладное? Может быть нам все же взять на “стрелу” волыны?” – воспоминания калейдоскопом крутились в голове Ивана, пока вместо синего свечения, заполнившего все видимое пространство, не увидел лес. Он стоял на краю большой поляны, окруженной дремучим лесом. Небо сверкало россыпью звезд, тучи как будто огибали поляну, образуя чуть ли не идеальной формы круг.
– Кар, кар, кар-кар-кар. Кар? Кар-кар! – Услышал Иван громкое карканье, доносившееся с центра поляны. Там же стояла толпа и к ней, со всех сторон поляны, стекались новые люди. Решил проверить, что же там происходит и пошел в сторону толпы. Все это время он слышал карканье, но в один момент этот звук превратился в человеческую речь, как будто прошел звуковой барьер, за которым слышал только вороний разговор.
–…вы можете стать героями и о вас сложат легенды, например, как было с известным всем Тесеем. Никто не знает, но Тесей так же был мертв и только пройдя поворотный лабиринт смог возродиться и рассказать свою историю. О, а вот и подошел наш последний участник, ну что же, расскажу поподробнее. – Стоя на большом пне, толпе вещал мужик с голым торсом и черными крыльями. В пень около него была воткнута огромная золотисто-черная алебарда, с лезвием необычной формы. За ним стояли еще девять парней, похожих на него как братья.
– Давным-давно, после того как Адама и Еву выгнали из рая, Каин убил Авеля. Горюя по своим сыновьям, так как Авель был мертв, а Каина за его грех отправили в ад, взмолился Адам к Отцу-вседержителю. И молился три дня, не поднимая колен с сырой земли, дабы тот помог ему в его горе. Наш Отец услышал молитвы и сказал: “Да будет поворотный лабиринт”, слово Отца закон бытия и появился поворотный лабиринт. Он был соткан из поворотов судьбы. И сказал Отец: “Вот вам семена и посадите их на скорбной земле, дабы появилась возможность жизни, там, где ее быть не может, а поворотный лабиринт эту возможность сделает явью”. И взял Адам семена, но их так было много, что одно семя он решил посадить отдельно от могилы Авеля. И посадил семя на том месте, где он преклонял колени, моля о чуде. Из него выросла яблоня и увидел Отец, что это хорошо. И сказал нам, своим детям, перенести его на небеса и растить в заботе, дабы дать человечеству шанс уменьшить свою скорбь по погибшим, дарованную смертью. И раз в сто лет яблоня цветет и вырастают серебряные яблоки. И раз в сто лет дети Отца спускаются с неба и “раздают” яблоки по всему миру. И раз в сто лет открываются двери в поворотный лабиринт. Яблоня дает ровно сто яблок и вас тоже ровно сто. Многие не возвращаются из поворотного лабиринта, но не волнуйтесь, это ничем не отличается от смерти, которую вы уже имеете, но вход дает шанс на жизнь, которую потеряли, на поворот судьбы, что мог бы спасти от смерти. Правила просты, вам нужно преодолеть все невзгоды и пройти лабиринт насквозь. Там ждет ваша прежняя жизнь, родные будут рады вас видеть и ни у кого не возникнет вопросов, почему вы не лежите в гробу. После того как вы поднимитесь по лестнице, вас будут ожидать сто дверей. Эти двери стоят с сотворения лабиринта, ожидая своего героя. Каждый может выбрать себе любую дверь, но выбирайте мудро.
Ангел кивнул братьям, стоявшим за спиной, и они запели. Пели о том, что наконец-то настал день, когда свершится чудо и жизнь победит смерть. Песнь была прекрасна и особенно услаждала слух недавно почивших людей, еще не живых, но и не мертвых. Их крылья приподнялись и засветились золотистым светом. Первый ангел взял алебарду и повернулся к братьям, остальные девять расступились перед ним. Как будто воткнув в воздух алебарду, с видимым усилием провернул ее вокруг своей оси, это было не оружие, а ключ. Тут же воздух заколебался, как будто рядом находился источник жара и в нем начали проявляться очертания арки входа. С громким хлопком вход материализовался, видна была лестница ведущая наверх, но на поляне не было здания, в которое эта лестница могла бы вести, за аркой все так же простирались поляна и лес.
“Хорошо, что меня похоронили в спортивном костюме и кроссовках, которые я так любил, замес намечается не хилый” – с этой мыслью Иван отправился вверх по лестнице, за остальными людьми. В толпе он замечал и других в похожей одежде, что говорить, сейчас девяностые и это самый популярный стиль одежды. Почему-то не возникало вопросов, что происходит и где они находятся, все без лишних слов шли к своей судьбе. Только чувствовалось всеобщее возбуждение от возможности попирать права смерти и вернуть жизнь. Они вышли в огромный холл, освещенный факелами. Стены зала уходили так высоко, что потолка не было видно, такое ощущение, что потолком служила беспросветная тьма. В противоположной от входа стене были видны двери разных форм и размеров. Толпа разбрелась по всему залу и каждый рассматривал все двери, выбирая ту, что ему понравилась. Иван также прохаживался вдоль дверей, ища ту, что его ждет, которая его зовет. Подойдя к двери, на которой реалистично был нарисован дуб, стоящий на пригорке, на фоне закатного солнца, он что-то услышал.
“…Ваня, будешь ли ты любить меня вечно?”, было то, что, прислушавшись он услышал из-за двери.
Иван открыл эту дверь, и закатное солнце ослепило его глаза. На пригорке также стояло дерево, только не дуб, а береза. Зайдя за нее, он увидел, что на постеленном на траве пледе сидит симпатичная девушка, лет двадцати пяти.
– Ира – не удержался он от возгласа.
– Ну конечно же это я, ты же отошел всего на минуту. Кого ты еще ожидал увидеть? Медведицу? – Ирина Расулова звонко рассмеялась. Расулова – это фамилия которую она взяла после свадьбы. Рахмед Расулов ее муж и авторитет, на которого работал Зола. Иван с Ирой тщательно скрывали свою связь, придумывали уловки, отлучались только при логичных и не возникающих вопросы ситуациях, но все тайное становится явным. Иван помнил этот момент, сейчас должен приехать Рахмед, ему кто-то доложил, где они находятся, скорее всего это сделал Татарин. Татарином его звали все и только Иван и, возможно, босс, знали, что его зовут Леха Снопов. В детстве они были в одном детдоме и начинали дела вместе, но как это бывает у друзей, их разделила черта поиска наживы и влияния. Оба были замами Расулова и не раз сцеплялись, на фоне общих интересов.
– Ира уходим скорее, сюда едет Рахмед. – Ира в испуге вскочила, но по дороге, в их сторону, уже ехал черный мерседес, машину мужа она узнала сразу. Зола спустился с пригорка и подошел к машине, спрятаться все равно было негде. Только протянул руку к ручке дверцы как неожиданно машина начала трансформироваться и превратилась в черную карету, запряженную огненными скакунами, их копыта выбивали снопы искр, обугливая землю, от тел шел нестерпимый жар. Извозчик внешне был похож на Татарина, но вся его кожа была в трещинах, которые светились красным светом. Края трещин шелушились и время от времени опадали, на их месте появлялась новая кожа, которая тут же начинала обугливаться и шелушиться. В пустых глазницах видна была только глубокая тьма, затылок был обрамлен костяными наростами, от волос на голове остался только обугленный веник. Ивану было больно смотреть на своего бывшего друга. Татарин умер раньше, в перестрелке и Иван не мог себя простить, что сбежал с Ирой и оставил его одного разбираться с делами Рахмеда. Закат догорел и с последним лучом солнца дверь кареты со скрипом открылась. Из нее, согнувшись в три погибели, вылезал или даже вытекал трехметровый жирный великан. Его лицо отдаленно напоминало лицо Рахмеда. Из огромного, ухмыляющегося рта, с рядом острых как иглы зубами, вытекала вязкая слюна. Вместо ног были толстые столпы с копытами слона. Иван в страхе попятился, но вспомнив, что он в лабиринте и ему надо преодолеть все препятствия, постарался отогнать страх.
– Храбришься? Ха-ха, тебе это не поможет. Как ты мог предать меня, Зола? Я превознес тебя над другими, а теперь вижу, как ты развлекаешься с моей женой. Каковы твои оправдания? – голос великана был вибрирующий, булькающий рокот, как будто разговаривает гора, из пещеры-рта которой льется водопад.
– Пусть оправдываются те, кто виноват, я же люблю Иру. Никто не виноват в том, что она поторопилась и вышла замуж за такого урода как ты.
– Хм, любовь. Любовь сейчас не котируется в нашем мире. Миром правят деньги, ложь и секс. Да, от Иры мне не нужна любовь, только дикий секс, хочешь расскажу, как мы с ней развлекались? Ха-ха-ха. А наскучит она, возьму себе новую девку, таких полно, даже не знаю, что ты в ней нашел. Но, как бы то ни было, она моя собственность, а я очень не люблю, когда без спроса берут мое.
– Даже проститутки рассказывали браткам, что ты ноль в постели, так что твои байки меня не впечатлят. Кроме денег у тебя нет ничего желанного для женщины, Ира поздно это поняла и вырваться от тебя уже не могла.
Глаза великана загорелись злобой, из ноздрей повалил пар, он попытался ударить Ивана огромным кулаком, но из-за массивного тела его движения были медлительны. Зола прыгнул вперед, под руку гиганта и перекатившись через плечо, оказался позади него. Резко ударил ногой под колено и в прыжке схватившись за шиворот, всем телом потянул его вниз. Оступаясь на своих слоновьих ногах, гора туши начала падать назад и заваливаться на карету. Отойдя в сторону, Иван уловил выражение скорби на лице Татарина – его бывшего друга, который следил за развернувшейся сценой. И тут он понял, что он на самом деле хотел бы сделать. Подошел к вознице и посмотрел в пустые глазницы на скорбном лице.
– Леха, я виноват перед тобой, оставил одного с этой сволочью, знал же, что мы с тобой ему уже надоели. Наше с тобой руководство стало нравиться пацанам больше и Рахмед конечно это заметил. Видел, что он не спустит это на тормозах. Когда мы с Ирой сбежали единственное, о чем я жалел, что не утащил тебя с собой. Да, мы последнее время цапались, как два льва за главенство над прайдом, но я никогда не забывал, как в детдоме мы с тобой были одни против всего мира. Прости, такого друга как ты у меня никогда не было и больше не будет.
Лицо скорби изменилось, в темноте глазниц появились белые точки, как звезды на темном небе, возможно таковы были слезы этого существа, которые не могли вырваться дальше пустых глазниц.
– Про-ща-ю. – Сдавлено произнес извозчик, как будто его горло было обожжено и ему сложно было говорить. После этого он слез со своего места и с силой буйвола начал запихивать великана в проем двери кареты. Гигант пытался бороться, рокотал, что это он его сделал и теперь так платит ему за доброту. Материл и бранил, но все было без толку. Это выглядело как будто огромный кусок жирного мяса запихивают в банку. После того как все тело оказалось внутри, со скрипом закрыл дверь. Внутри кареты продолжали рокотать ругань и брань. Вспрыгнув на свое место, он козырнул Ивану и погнал своих коней, с невероятной скоростью удаляясь за горизонт.
Иван не ожидал такой реакции от старого друга и был очень рад произошедшему повороту судьбы и с другом помирился и врага выдворил вон. С этими мыслями он повернулся, чтобы позвать Иру, но на ее месте, рядом с деревом, он увидел стоящий деревянный столб, любимой же нигде не было видно. По мере того, как он шел к столбу, окружение вокруг него менялось, сужалось и приобретало другие формы, пока не превратилось в широкий каменный коридор с факелами на стенах. Подойдя ближе, он увидел, что по бокам от столба находятся два прохода. На столбе, сверху вниз, была надпись “Поверни назад и позови проводника”. Он обернулся, но сзади оказалась глухая стена. Еще на столбе были деревянные таблички, прибитые гвоздями. На правой было написано “Умер Но”, на левой “Он Рему”. Ивану не нравились оба варианта, ведь “Он Рему” – это “Умер Но” наоборот.
“С поворотом направо все более или менее понятно, хотя это “Но” тоже дает долю неопределенности. С поворотом налево совсем ничего не понятно, но лучше выберу этот путь” – и он пошел в левый проход.
Долго брел по проходу, ему казалось, что идет уже часами. Начал страдать от жажды, тело покрылось потом, ему стало душно, но Иван не прекращал идти вперед. Коридор стал быстро расширяться, под ногами вместо камня появился песок. И вот он уже идет по пустыне, переходя через барханы песка, над головой светит палящее солнце, вдалеке видно только марево новых барханов. По дороге он не встретил никого и ничего, как будто мир состоял только из бредущего человека и его дороги из песка. Потеряв счет времени и изнемогая от жажды, Иван упал на колени, силы утекали из него как песок между пальцев рук. Не в силах больше держать тело, он упал ничком. И тут позади себя услышал звук льющейся воды. С усилием повернув голову назад, он обнаружил, что находится все у того же столба. Как будто все эти часы, а возможно и дни, он маршировал на месте и не сделал ни одного шага по коридору. Жажда пропала, будто ее и не было. В удивлении вернулся к столбу. Он решил, что стоит попробовать поворот направо, но только сделав шаг, из правого прохода к нему медленно вышел согбенный мужчина, он был не стар, но опирался всем телом на трость.
– Привет, Ваня, не узнаешь меня?
– Леонид Петрович, это вы? Но вы же умерли в перестрелке, когда хачи громили наши торговые точки. – Леонид Петрович Стропилов, был майором погранвойск в отставке и работал с Рахмедом еще с тех времен как он начинал свой бизнес. Стропилов был рассудителен и вел дела без лишней жестокости. Возможно, он был сдерживающим фактором жестокости и вседозволенности Рахмеда. Но он погиб, когда этого никто не ожидал. Возможно, конкуренты решили, что это слишком крупная фигура и ее нужно под шумок убрать, возможно была просто шальная пуля, а возможно он был предан кем-то из своих. Выстрел попал в спину, перебив позвоночник и разворотив внутренности. Убийцу так и не нашли, что было очень странно, так как усиленно искали и менты, и братва, а братва обычно находит… Леонида Петровича можно назвать наставником Ивана, учил стрелять, драться, как разговаривать в обществе и чему верить.
– Я рад, что ты меня узнал. Не иди туда малой, там нет ничего хорошего, испытай другой путь. “Умер Но Он Рему”. Большего сказать не могу, но ты сообразительный парень, все поймешь. Твое время еще не пришло, еще рано проходить свой последний поворот направо. – И больше не говоря ни слова развернулся и побрел обратно.
– Я очень по вам скучал, надеюсь мы еще когда-нибудь встретимся. – Улыбка озарила лицо Леонида Петровича, но Иван этого уже не увидел.
“Видимо направо меня ждет верная смерть. Надпись налево зеркально отражает надпись направо. Возможно поэтому я не умер, когда прошел в левый проход, а только прочувствовал зеркальное отражение смерти. “Умер Но Он Рему”. Если так прочитать, то получается фраза. Со всем понятно, кроме слова “Рему”. Был в античности Рем или Remus, один из основателей Рима, но думаю, что он здесь ни при чем. А что, если посмотреть на надпись поближе.” – Таблички висели не высоко и приложив некоторые усилия получилось снять их, вместе с гвоздями. Как только он это сделал оба прохода закрылись глухими стенами. Это немного насторожило, но он и так был в ловушке, поэтому это не меняло ситуацию. Заметил, что таблички очень запыленные и попробовал отереть их рукавом. Под пылью второй таблички, в конце, он увидел букву “c”.
“Получается “Умер Но Он Ремус”, неужели моя догадка была верна и речь о том самом человеке. И на столбе написано “Поверни назад и позови проводника”, ну что же, попробуем.” – Иван повесил таблички одну за другой так чтобы направляли в проход за ним, тот через который он попал в этот коридор. Плита, закрывающая проход, медленно поползла в сторону. Из нее вышла фигура в тунике, на лице была надета золотая маска без отверстий для глаз. В руке был фонарь с горящей внутри свечей.
– Ты Ремус? – Фигура кивнула.
– Ты отведешь меня на выход? – Фигура опять кивнула и развернувшись молча пошла назад, Ивану ничего не оставалось как двинуться следом. Так в молчании они шли дальше, вокруг была полная тьма и только свет фонаря немного отгонял тьму. Иван попытался нащупать рукой стену коридора, но там, где она была раньше, не было ничего. Посмотрев в сторону, Иван заметил, что вдалеке, похоже одетый проводник с фонарем ведет другого путника. Присмотревшись, увидел, что ведомый одет в легкую накидку какие носили в древнем Египте. С другой стороны, еще один проводник. Он вел человека в полном облачении самурайских доспехов шестнадцатого века. Один за другим в темноте загорались фонари, и появлялись проводники со своими путниками.
“Интересно, то ли многие идут уже очень долго, то ли здесь пересекаются пути людей разных эпох, сводя всех именно в этот момент времени” – с такими мыслями Иван шел за проводником. Время текло медленно, и новые путники то появлялись, то исчезали. Иван шел уже очень долго, когда неожиданно проводник остановился перед простой деревянной дверью. Повесив фонарь на крюк возле двери, проводник кивнул Ивану и ушел во тьму. На двери висела табличка с номером 36. В этой квартире, в городке под Новосибирском, они жили с Ирой, когда сбежали от Рахмеда, там их и нашли. Как только Иван повернул ручку двери, из проема вырвался резкий, белый свет и ослепил его.
Открыв глаза, Иван обнаружил себя лежащим на застеленной кровати в их квартире, рядом лежала любимая книга. Наверное, он задремал, когда читал. За дверью спальни услышал дверной звонок, шаги по коридору и голос Иры, спрашивающий “кто там?”. Его сердце бухнуло вниз, он вспомнил события того дня и быстро вскочил с кровати, направляясь в коридор. Ира, держа на руках их полугодовалого ребенка, через цепочку о чем-то разговаривала с соседкой. На шум из спальни она повернула голову и в этот момент последовал резкий удар по входной двери, снося цепочку со своего места. В проеме двери показался ухмыляющийся Рахмед, он выглядел как обычно, не как гротескный монстр. В прошлый раз Иван среагировал на шум в коридоре гораздо позже и единственное, что успевал сделать, так это прикрыть от пули любимую. Но в этот раз Рахмед, только доставал из-за пазухи пистолет, когда Иван оказался в коридоре. На бегу схватив вазу с журнального столика, он с силой кинул ее. Его бывший босс успел достать пистолет и нажать курок, но ударившая в руку ваза немного скорректировала направление выстрела, пуля попала в стену рядом с Иваном. Этого замешательства Ивану хватило, чтобы добраться до противника и ударом плеча вынести его на лестничную площадку. Удар об стену выбил воздух из легких Рахмеда, а пистолет вылетел из руки. Ниже, на лестничной площадке, курили двое братков. Иван хорошо их знал, с Котом и Трехпалым не раз вместе ездили на разборки.
– Быстро поднялись и помогли мне грохнуть этих предателей – крикнул Рахмед.
Иван посмотрел на курящих, кивнул им в приветствии, те кивнули в ответ и молча пошли на выход из подъезда.
– Я вас порешу ублюдки, будете трепыхаться на дне озера и вспоминать этот день.
Получив удар кулаком в лицо и потеряв пару зубов, он наконец-то заткнулся. Иван поднял пистолет.
– Зря ты сюда приехал, жил бы и радовался всю оставшуюся жизнь, жадность ослепила тебя, но с меня хватит, набегался, – прозвучал выстрел, и Рахмед с пулей промеж глаз сполз по стенке. Как только отзвенел звук выстрела, Иван услышал голос, доносящийся со всех сторон. Сначала смеющееся карканье, но затем слова.
– Поздравляю, ты прошел, живи.
Иван облегченно вздохнул, перешагнул порог квартиры и сделал то, о чем мечтал всю долгую дорогу, обнял жену с ребенком.

(Просмотров за всё время: 172, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
30 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Алексей2014

Мало того, что данный жанр неприятен со студенческих времён (ага, Юрий Петухов со своей газетёнкой помог!), так ещё и стиль способствует: “Как будто воткнув в воздух алебарду, с видимым усилием провернул ее вокруг своей оси, это было не оружие, а ключ.” – это машинный перевод с эдемского на русский? Короче, сугубо разочарован.

0
mgaft1

Даже не знаю, что сказать. Вроде много действия, бандиты, стрельба, драки, любовь, смерть, чернокрылые ангелы – должно быть интересно. Но почему-то, не очень. Как-то все запутано, и не хочется в этом разбираться.

И я подумал, неужели другие люди тоже так относятся к моим рассказам? Мне все ясно и интересно писать, а вот интересно ли другим читать, и в этом всем разбираться? И я не знаю ответа на этот вопрос. Мне и обидно за товарища по несчастью – видно, что человек писал, старался и воображение у него есть. Дас.

0
AiRon88

Братва, девяностые, Эдем и Лабиринт. Неплохой замес так-то. Сразу понимаешь, что лабиринт герой пройдёт, но всё интересно.
Язык местами подкачал, есть некоторые корявые фразы (как Алексей верно подметил будто машинный перевод). Над оценкой буду думать.
З.Ы. построение одной фразы и кое-какие вещи в стиле дали возможность предположить авторство. Пойду в Угадайку.

0
Кукарача

Длинненький такой рассказ. Как началось с ангела, я сразу и загрустила. Но это моя проблема, я просто не люблю всю это небесно-кладбищенскую тематику. Капля упала ангелу на макушку головы. Или макушку или голову. Ну вообще много драмы, что обьяснимо, 90е, братки, страшное время. Рассказ заканчивается хорошо, что плюс в карму автору.

0
Windfury

Местами смешно, местами интересно, местами наивно, а местами затянуто. Например, очень затянута история с выбором пути и дверями, она ведь не смысловая, а для шутки “умер он но рему”, многовато слов.
Убийство главного злодея не очень понравилось, ведь это может нарушить пространствено-временной континиум. Что-то другое нужно было придумать, например, черную кошку, которой до эти бы злодей боялся и решил их в покое оставить или посмешнее что-нибудь. Но, это все субъективные впечатления.

0
SleepWalker

Рубрика “От начписа с любовью”.
Не верьте тем несчастным, кто говорит, что на динамике и конфликте можно выехать. Картонные персонажи не дают читателю возможности посочувствовать. Действия без передышки сваливают повествование в одну кучу. Из-за этого даже сочетание 90-х и ангельской тематики может превратиться из интересной задумки в безвкусицу, не вызывающую ничего, кроме нетерпеливого “ну когда же это закончится  🙄 

0
Полудиккенс

На правой было написано “Умер Но”, на левой “Он Рему”. Ивану не нравились оба варианта, ведь “Он Рему” – это “Умер Но” наоборот.

Прочёл с начала буквы он.
Выходит “Куафёр Симон”
С конца прочел знаток наук.
“Номис” выходит, “рёфаук”
Подумавши минуток пять,
Прогулкин двинулся опять.
(с)

Нешуточная криминально-мистическая эпопея вышла. Полное ощущение, что замысел её в те самые девяностые зародился и, наконец, дозрел. Впрочем, может, это у автора такая ностальгия. Мне лично, признаюсь, было несколько тревожно осознать, насколько создатель сущего с ангелами его озабочен смертной и посмертной судьбой граждан, которых хоронят в спортивных костюмах. Что-то подсказывает мне, что я второго шанса после кончины своей не получу, не тем я в жизни занят…

3
Мира Кузнецова

Пожалуй, я почитаю Ваши комментарии. Забавное чтиво. 😉 

0
Дуня Химчук-Чернова

Как сказал бы главный герой сего произведения – “намечается нехилый замес”. Честно признаться, я люблю необычные сочетания в книгах, как, например, античные боги в мире будущего, или, как здесь, бандитские разборки и ангелы на пару с Раем. Идея довольно интересная, необычная, однако текст изложения мне не понравился совершенно. Есть множество грамматических и пунктуационных ошибок, которые крайне неприятно бросаются в глаза. Могу лишь пожелать автору удачи на будущее.

0
belogorodka

Восхищаюсь фантазией Автора! А вот за исполнение ругаюсь! Никак не могу объединить в один “замес” девяностые и мистику. Автор постарался. Только “гопник” получился окультуренный – в истории разбирается конкретно, как наш Алексей прям))) по одежде самурая угадал, да не просто угадал, еще и дату обозначил – шестнадцатый век. Круто! (не, такое, наверное, и Алексей не угадал бы)).
Помню я тех “гопников”: плюваться они сквозь зубы могли метко, по “боте фенить”, да мясом пушечным служить.

Есть логические неточности,например: куда точно кинул ангел серебряное яблоко? На свежую могилу или надгробие? Памятник обычно на могилу только через год ставят, когда земля осядет, иначе надгробие так перекособочит, что “маманегорюй”, заказывай новый.
Легенда интересная, с отсылками, и задумка с лабиринтом прекрасна, но запутано очень, четкости не хватило.
Ошибок много: стилистических, грамматических, пунктуационных. Я по дружбе могу помочь с вычиткой (добрая я, оказывается).
Ну и так далее. Спасибо за “хэппи энд”.
Удачи Вам!!!

0
Алексей2014

О, тут меня всуе помянули? “по одежде самурая угадал, да не просто угадал, еще и дату обозначил – шестнадцатый век. Круто! (не, такое, наверное, и Алексей не угадал бы)).”
Это вполне возможно, если заниматься соответствующим периодом. Со стороны, конечно, что-то вроде шуток Шерлока Холмса может показаться, а на деле – ничего особенного. Даже мешает: не могу удержаться от комментирования ляпов в фильмах с историческим или географическим антуражем.

0
belogorodka

Это понятно), но гопник? Тогда надо было обозначить, что он успел закончить хотя бы два курса исторического факультета и интересовался историей…

0
Алексей2014

Лично знаю около десятка ребят, которые из криминальной субкультуры пришли к нам – и перековались. А ещё парочка вернулась обратно, в “братки”. Так что жизнь – великий Драматург.

0
belogorodka

не спорю) бывает.

0
LalashaL

Мне не хватило готики, всё-таки здесь есть смерть…. А ещё ангелы и русские бандиты, почему-то в моей голове самые несопоставимые вещи. Но идея автора была необычной.

0
katyafoxx

Как будто взяла отцовскую книгу про бандитов почитать ) Не люблю такое, но написано то хорошо и объемно. Автор видимо в этой всей теме разбирается. Ну и драма, драма!

0
RezedaMata

У автора хорошее воображение, но сделать происходящее достоверным не совсем получается. Хотя сказка мне понравилась. Обилие удачных, красочных образов, начать с того же ангела. События из прошлого бандитской жизни даются через пересказ и в этих местах нужно убрать подробности, лишних героев. В целом рассказ довольно хороший, лучше многих, которые сильно хвалят, а они сюжетом и мыслью не блещут. Здесь же многое придумано, есть целостность повествования, красивая легенда о лабиринте.

0
Max_Kapernik

Здравствуйте, Автор. Тяжело читается Ваш текст, но возможно у меня сегодня такой день. В любом случае, прочтите его сами, а еще лучше вслух. Вот, если Вам и тогда понравится, тогда мой комментарий субъективный. А если нет – пишите снова. Но, лучше прежнего.

0
Александр Прялухин

На любителя. Тут должны сложиться вместе и интерес к “проклятым девяностым” с их разборками, братками, и увлечение потусторонним, и любовь, извините, к тянучему, даже слегка нудному повествованию. Не думаю, что найдется много таких любителей.
Ну а так – по-своему интересно, более-менее гладко написано, есть сюжет со своей идеей, затравкой и финалом. Хотя глобально ничего нового в истории нет: человек помер, потусторонняя сущность его возвернула и пообещала жизнь, если он пройдет определенные испытания.

0
Анита Блейм

Сюжет не плохой, местами интересно было читать, но было бы лучше, если был он чуток короче. Любопытная идея об ещё одном шансе, события достаточно стремительно развиваются. Понравился момент, когда ГГ просил прощения. Но стиль девяностых в текстах как-то неприятно немного отдает, хотя впечатления в конце достаточно хорошие))

0
mechanik

Каюсь, я не дочитал этот рассказ. Если он выйдет в финал обязуюсь дочитать, иначе – только по приговору народного суда.
Когда я прочел про то, как «Капля упала на макушку головы», я подумал – какая жесть. Потом ангел унесся в облака с громким карканьем, и я подумал, что Автор не прост, и текст, возможно, далеко не так уныл, как кажется.
Потом я прочел еще восемь или десять абзацев и все вопросы у меня кончились. Кроме одного – правда, что ли в девяностые братков хоронили в кроссовках и спортивных костюмах?

1
Мира Кузнецова

Явление ангела было эффектным. И притча, рассказанная тоже была хороша. А далее квест и хождение даже не по семи кругам. И неплохим голосом рассказано… И идея с прочтением темы впечатлила.

Удачи и вдохновения, Автор.

1
const

Оох, ну зачем же так демонизировать девяностые. Может, где-то и было как в романах Шитова, но по мне так сейчас, скажем, где-то и пострашнее есть – что Афган с его талибаном, что Штаты с их феминизмом и культом чернокожих, да и у нас далеко не айс. Ангел, значит, запустил для Ивана день сурка, чтоб Иван грохнул Рахмера, а не Рахмед Ивана. С учетом того, что предыдущие (сколько там с девяностых минуло?) Иван лежал в гробу, то в новой реальности пятнашку, наверное, отсидел. И … на свободу с чистой совестью, к жене и ребенку. Надеюсь, дождались.

0
Pearl

Ну и хорошо, что хорошо всё кончилось.
Ещё один рассказ прочитан с пятой попытки. Это не делает его хуже, это я так читаю. Фрекен Бок, плюшки готовы, пошли чай пить🥐🤔

0
мария9983

Рассказ меня приятно удивил – в основном, наличием фантазии у автора. Есть конечно некоторые недоработки. Многие диалоги звучат немного скомкано, и мне странно представить, что люди так говорят. Но в любом случае, атмосфера фэнтези здесь присутствует

0
Рыжая

Такое многообещающее начало с ангелом и семечками (ну, кроме макушки), а потом… Потом я увязла в этом тексте. Передо мной мелькали и появлялись всё новые и новые герои, кои попадали во всё новые и новые коллизии, а я увязала всё больше.
Тяжело текст читается, и дело тут даже не в том времени, которое я не очень люблю, а в нагромождении слов.
Вот только закончилось всё хорошо, и то славно.

0
blablabovna

Понравилось объяснение происхождения поворотного лабиринта. Очень сложно было читать, некоторые места приходилось перечитывать. Такое ощущение как будто совместили два разных рассказа, очень много всего нагромождено.

0
Макс Крок

О сколько раз твердили миру…. Писать следует о том, что хорошо представляешь.. Автор явно далек от сленга и образа мыслей “братков”… так… читал где-то, фильмы смотрел… но не натурально всё это звучит…Также сбился уже со счета который рассказ про всяких там ангелов и прочее такое.. Скачущие времена глаголов опять-таки… Устал… В финале рассказу ничего не светит, думаю…

0
Flake

Криминал, ангелы, затянутые сцены. Я бы так описал остаточное ощущение после прочтения рассказа. Опять же ошибки… Немного подустал от них, промолчу)
Признаюсь, как на духу, при первом знакомстве с героем листанул в конец – а там жена, ребёнок. Хорошие концовки – это ок, но уж слишком получилось обыденно, причем обыденно в деталях.
Что касается затянутых сцен, я понимаю, что автор хочет описать подробно, но иногда эта подробность убивает саму суть сцены, делая её разжеванной жвачкой, где мне, как читателю не за что зацепиться, не о чем подумать. Взять хотя бы самое начало рассказа, сцена с ангелом на могиле. Тут вам и подробное описание ангела, его любви к яблокам (привет, тетрадь смерти) и любовь к поглядушкам вдаль на бесконечные (а как же еще) ряды могил. Добавим к этому дождь, который был вначале каплей, потом просто дождём, а потом сильным дождём. Короче, так же, как и моё объяснение – эта сцена слишком детализирована.

0
fedotovabook

Порадовалась за героя, кажется, ему дали второй шанс, но уж больно фантасмагорично всё с самого начала, когда ещё только яблоко по телу разбежалось. Перебор, на мой взгляд, с этим. Идея хорошая, но неудачно выбрана эпоха и стиль изложения со всякими метаморфозами.

0
БФ-2 ФиналБФ-2 Финал
БФ-2 Финал
Шорты-8Шорты-8
Шорты-8
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

30
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх