Рассказ № 9 Полезное слово

Количество знаков: 17975

Так случилось, что Бдун-18 – неумолимая секира и сокровенная гордость Империи, потеряла смысл. Лезвие секиры – Капец-Ю – гениальное оружие, способное в один миг уничтожить все разумные миры Галактики, бесславно разобрали на части. А ее сердце – уникальный Кристалл, сгинул в дебрях тайных военных канцелярий и складов.

– Транспорт «Альфа-бизон» вызывает Бдун.
Молчание.
– Бдун, ответьте… Бдун!.. – капитан транспорта злобно уставился на экран.
Некогда могучая база выглядела неряшливой, смятой в ком паутиной. Голубые отсветы, изредка пробегавшие по внешним контурам, только подчеркивали разруху.
– Да, твою же Галактику, где вы там?!
Молчание.
– Раньше-то, вахтенный офицер через полсекунды отвечал, – капитан развернулся на кресле лицом к пассажирам. – Кругом бардак.
– Раньше тебя бы уже на атомы распустили, – проворчал один из пассажиров – упитанный, глянцево-лысый землянин. – Переходим к плану «Б»?
– Подождем, – капитан снова крутанулся на кресле, обшаривая взглядом экраны внешнего наблюдения. – Должны ответить.
– Нельзя нам из графика выбиваться.
– Эй, транспорт! – ожил канал связи. – Как вас там? Альфа-козел?
– Альфа-бизон! – рявкнул капитан. – Требую посадки.
– А чего привез? – на экране появился собеседник капитана – девушка в фиолетовом, заломленном на ухо армейском берете.
– Э-э…
– Говорит Старший инспектор Дисциплинарно-технического контроля, полковник Сухотруб, – вмешался землянин. – Имя и должность, боец?
– О! – девушка на экране сделала большие глаза и выключила связь.
– Напрасна, – прошелестел второй пассажир, – напрасна торопливость. Напрасна неосторожность. Первый знак – неблагоприятен.
– У тебя четвертый уже Первый знак за сегодня, – проворчал Сухотруб, – и все мимо кассы.
– Женская особь, – шелестящий голос звучал из складок накидки, сверху донизу укрывавшей второго пассажира. – То была женская особь…
– Это ладно, – капитан задумчиво почесал ухо, – но, почему она голая?

Грандиозный посадочный модуль был в свое время спроектирован и построен по личному указанию последнего самодержца Империи, который, вообще, любил все высокое и длинное. Альфа-бизон тихо скользил вдоль бесконечных причальных платформ. На некоторых еще сохранились императорские портреты – то в короне, то десантном шлеме, то в строгих командирских наушниках, но большинство изображений уже скрылось под слоем корабельных выбросов, космической пыли и прочего мелкого дерьма.
– Ну что же, мы прибыли, – нарушил молчание капитан. – Пожалуйте первую треть.
– Пустая торопливость, – шелестящий голос звучал, как всегда, бесстрастно, – пусть случится причаливание.
– Не-а, – капитан демонстративно смотрел только на экран собственного браслета, – не случится, пока не раскошелишься.
– Я – оэт. Оэты этичны. Прибытие – когда причаливание.
– Прибытие – когда прибытие, Я в курсе кто тут оэт, но пять кило счастья пожалуйте сейчас.
– Сейчас мегатонны счастья всему несу человечеству…
– Так неси. Как говорится, флаг в руки, и мачту туда же.
– Не имею информации про нужное слово в человеческом языке, – накидка оэта приобрела выраженный синий цвет, что отражало гнев ее хозяина, – но могу отметить, что само мышление человеков глубоко парадоксально. Я предложил вашим правительствам дополнительное изобилие в обмен на ничего. Мне предложили ждать. Я сообщил, что ограничен во времени, мне сообщили, что сильно работают. Я здесь семьдесят суток.
– Вот именно, – вмешался Сухотруб, – не будем же уподобляться…
– Бдун-восемнадцать приветствует высоких гостей, – на сей раз база говорила мужским баритоном. На экране появился изможденного вида офицер в форме подпространственных войск, – Ваш причал: «ВИП Семьсот семь».
– Вас понял, – буркнул капитан, все-также меланхолично разглядывая браслет, – Семьсот семь.
Накидка оэта не шевелилась.
– Караул построен, – доложил офицер и отключился.
– Полагаю, господин оэт сейчас переведет оговоренное количество счастья, – голос Сухотруба звучал обманчиво мягко. – Капитан, причаливайте, пожалуйста.
Как ни странно, слова лысого землянина подействовали. Оэт, судя по мигнувшей красными пятнами накидке, хотел было возразить, но быстро передумал. Альфа-бизон развернулся к причалу.
– Я, как и вы, господин оэт, нахожу поведение нынешнего Совета Правительств прискорбно нерешительным, – продолжал Сухотруб, пока Альфа-бизон швартовался у вычищенного до блеска шлюза. – Я бы даже сказал – оно позорно. С этим пора кончать, и я многим рискнул, чтоб обеспечить успех вашей миссии. Поэтому не потерплю!! – Сухотруб неожиданно перешел на крик, – Вы сделаете это! Мы сделаем это!! Я сделаю это!!!
Причальный люк распахнулся, кабину транспорта заполнили бодрые аккорды Имперского Походного марша. Замолчавший Сухотруб жестом пригласил оэта к шлюзу. Серая накидка зашевелилась, словно под ней пряталась дюжина упитанных, но бодрых змей, потом резко выпрямилась и скользнула к выходу.

– Высокая честь приветствовать оэта – полномочного представителя великой цивилизации, принесшей благоденствие и процветание в наш мир! На кра-ул!! – увешанный орденами и аксельбантами, штабс-генерал взмахнул ритуальной саблей. Шеренга из восьми бойцов застыла по стойке «смирно». Грянул Имперский Победоносный…
Идущий следом за оэтом Сухотруб стиснул зубы. Когда-то и он – выпускник Первой Образцовой Бронеракетной Академии – стоял на этих плитах. И также высоко во мрак уходили гигантские своды, и реяли знамена, и торжествующе гремел Победоносный…
Злые языки связывали неуемное стремление ко всяческому величию с некоторой плюгавостью самого императора, но это, конечно, зря. Например, в данном случае, самодержец прозорливо оценил идеологический потенциал огромных пространств базы и, как всегда, оказался прав. Модуль с большим успехом использовался для церемониальных нужд – здесь часто проходили торжественные казни государственных преступников, военно-патриотические парады и похороны наиболее выдающихся министров. Ну и разумеется, именно здесь принимали присягу выпускники элитных школ Министерства Обороны и Наступления.
Теперь, разглядывая восемь миловидных девушек в парадных комбинезонах, которые, собственно, и составляли весь почетный караул, Сухотруб до хруста сжимал челюсти. Девушки стреляли глазками то на гостей, то на собственного генерала, почему-то, то и дело облизывали губы и, казалось, вот-вот захихикают.
– Пр-рошу ко мне, – отчеканил штабс-генерал, когда аккорды Победоносного иссякли. – Почетному караулу р-разойтись.
Высокий, грузный генерал развернулся и зашагал в сторону лифтов, на ходу засовывая саблю в ножны. Сухотруб покосился бойцов. Девушки, сбившись в кучу что-то оживленно обсуждали. Одна уже начала стаскивать с себя комбинезон.
– Тем лучше, – прошептал Сухотруб.

Кабинет Командующего не поражал ни величиной, ни великолепием. Сухотруб, впервые в жизни переступивший его порог, подумал, что так может выглядеть рабочее место мелкого полицейского начальника или походного палача, но никак не Командующего.
– Оэты – великая цивилизация, принесшая благоденствие и процветание в наш мир, – генерал повторил ритуальную фразу, усаживаясь за небольшой стол для совещаний. – Прошу вас.
Сухотруб решил было, что с формальностями покончено, и можно перейти к делу, но не тут то было.
– Со всей искренностью должен сообщить, – продолжал генерал, укладывая на стол саблю, а поверх нее фуражку, – что накануне Счастливого контакта, у нас имелись проблемы, связанные с критической перенаселенностью Земли, суровыми условиями на планетах-колониях, серьезной нехваткой доступных минеральных ресурсов. Как следствие, множество вооруженных конфликтов. Кроме того, у нас не складывались добрососедские отношения с другими цивилизациями. Иными словами – мы были в жопе.
– Да, – бесстрастно прошелестел оэт, – проблемы.
– При всем уважении, должен заметить, – вмешался Сухотруб, – что именно наша страна с честью…
– …пребывала там же, где и остальные! – рявкнул генерал.
– Обмен ваших ментальных произведений на поставки наших ресурсов случается ко взаимному удовлетворению, – оэтова накидка приобрела синеватый оттенок.
– Да. Наши сны отражают богатство человеческого духа, особенно у некоторых, – генерал мельком взглянул на Сухотруба. – Я рад, что они приносят счастье оэтам. Однако и ваши поставки не зря называются «счастьем».
– Ваши альфа-сны… – накидка стала ярко синей, – пользуются большим интересом.
– Именно поэтому наша миссия столь неотложна, – снова вмешался Сухотруб. – Надеюсь, Матрица полностью функциональна?
– Я получил директиву только что, – генерал посмотрел на бортовой хронометр и устало потер круги под глазами. – Не вполне понятны ни срочность, ни секретность указанных мероприятий. Тем не менее, мы уже работаем. Кстати сказать, дисциплинарно-технический контроль был у нас в этом году. В чем дело, полковник?
– Это план «Б», – сообщил оэт.
– Что за план?
– Наш уважаемый гость имеет в виду… гх-м-м… сопряжение с их… технологиями, – туманно пояснил Сухотруб, мысленно отвесив пинка инопланетянину. – По плану, я контролирую с этой стороны.
– Снова в Дальний космос?
– Э-э-э…это мой долг!
– Легендарный Сухотруб вновь шагнет в неизвестность на благо всего человечества! Потрясающе!
«Не иначе при штабе служил. И ордена все оттуда, – Сухотруб сердечно улыбнулся Командующему базы, – и звезды генеральские».
– О вашем подвиге я лекции в академии читал, – продолжал тот. – В такой глубокой… бездне, я хотел сказать. Без связи, без навигации, без надежды фактически. Но в результате человечество обрело контакт с оэтанской цивилизацией!! Счастлив познакомиться с вами лично.
– Да-да, взаимно. Однако, полагаю…
– Говорят, вам уникальные сны удаются, – генерал с грустью взглянул на собеседника. – А у меня, как говорится, только служба. Устаю до чертиков. Какие уж там сны.
– Увы, альфа-сны мне вовсе не снятся. В момент Счастливого контакта я был слишком далеко. Теперь, наверно, единственный, кому нечем порадовать оэтанцев. Так что, слухи врут, как обычно.
– Сочувствую, – генерал скорбно качнул головой, при этом взгляд его упал на хронометр. – Борзых ко мне живо! – заорал он в телеком.
– Разрешите войти? – на пороге кабинета стоял давешний подпространственный офицер.
– Где тебя черти носят?! Господа, это Джеймс Борзых – майор тактико-психиатрической обороны. Он решит ваши вопросы, – генерал, схватив фуражку, устремился к дверям. – Буду на связи через полтора часа.
– Что ж, некоторое время у нас есть, – майор аккуратно запер входную дверь, прошел ко второму выходу из кабинета и тоже заблокировал. – Для меня честь работать с вами, полковник, однако я должен кое-что прояснить. Раз уж выдалась такая возможность.
В руке майора мерцал бластер.
– В чем дело?! – мрачно осведомился Сухотруб. Со своего места он видел, что бластер снят с предохранителя, поэтому от резких движений воздержался.
– У меня несколько вопросов к нашему гостю. Надеюсь, ему понятно, что сейчас врать не стоит?
– Какие ваши вопросы? – накидка покрылась цветами побежалости. Похоже, оэт испытывал смешанные чувства, но абсолютно не испугался.
– Объяснитесь, майор.
– Зачем вы здесь?
– Пусть полковник отвечает, – оэт шевельнулся в кресле, явно устраиваясь поудобнее. – Мы вместе.
У входной двери пропел сигнал вызова, но никто не обратил внимания.
– У нас на базе, в туннеле Героев стоит и ваш бюст, полковник, – Борзых переместился так, чтобы обоих держать под прицелом. – Однако, я полагаю, что вы – или предатель, или придурок. При всем уважении.
– Даже так? – Сухотруб постарался, чтобы голос звучал ровно. – Сообщаю: во-первых, вы идете под трибунал, во-вторых, мы здесь в соответствии с директивой Главнокомандующего.
– Это не ответ.
– Речь идет… – Сухотруб тяжело вздохнул. – Речь о кардинальном увеличении объема закупаемых альфа-снов и, соответственно, поставок «счастливых» ресурсов. Поскольку на первом и, возможно, втором этапе новшество ограничено территориально, Главнокомандующий решил, что пусть это будет только наша территория.
– Понятно… – Борзых скупо улыбнулся, но бластер не опустил, – значит еще больше альфа-снов?
Дверной сигнал вызова пел непрерывно, теперь к нему присоединилась трель телекома.
– Но, если отбросить чушь, насчет богатства человеческого духа, зачем бы оэтам наши сны? А?! Вы так долго отсутствовали, полковник. Неужто, не заметили разницу? Что с нами стало?!
– Да, – Сухотруб во все глаза смотрел на Борзых. – Заметил. Империи больше нет.
– И не только нашей. Все разваливается. Где порядок? Где дисциплина?! Радуются, что нет войн, и не хотят думать, почему. Дело-то не в ресурсах. Их всегда, то больше, то меньше. Воли нет государственной к победе, вот в чем дело. А без нее – можно голыми руками нас брать.
– Зачем? – судя по желтизне, оэт действительно заинтересовался.
– Так-так, – усмехнулся Сухотруб, – узнаю психиатрическую оборону. Где ж вы раньше были?
– Где и все. Сны смотрели. Вы знаете, что отличает истинного державного лидера? А я скажу: убежденность в ценностях – неважно каких – и решимость до конца бороться с внешним и внутренним врагом. Другими словами, лидер должен быть полон дерьма и злобы. Так вот, злобы-то и не осталось. А без нее, на одних ценностях, далеко не уедешь. «Ах, у наших политиков замечательные альфа-сны», все в верноподданном восторге, – Борзых скривился. – Во-первых, не только у наших, во-вторых, не только у политиков. У бандитов тоже замечательные сны получались. Об этом просто меньше известно.
– Звучит убедительно. Значит, из-за этих снов все главные ребята сдулись? И выхода никакого нет? – Сухотруб неожиданно улыбнулся. – А я, все-таки, думаю вас переубедить.
– Вряд ли.
– Не хотите ответить на весь этот трезвон? И опустите, наконец, пушку. Вы же не знаете, что там под накидкой. Может, он вас давно на мушке держит.
– У меня нет пушки, – сообщил оэт, – у меня есть Кристалл.
Из-под накидки вынырнуло осьминожье щупальце с зажатым черным шаром и тут же скрылось.
– Черт побери, – Борзых медленно опустил ствол, – в директиве не было про Кристалл.
– Разумеется. Но все-таки, кто там так настойчив?
– Экипаж, разумеется. Кто ж еще?! – Борзых сел в командирское кресло и покосился на оэта. – Все бесполезно! Даже если он сознается. Что толку?
– Мы можем начать работать? Что с Матрицей?
– Нас тут на всю базу десять человек: командующий, я и восемь унтер-офицеров женского пола, – невпопад ответил Борзых. – Они и трезвонят.
– Зачем?
– Войти хотят, – майор тоскливо оглянулся на запасной выход. – У нас тут второй месяц… неуставные отношения.
– Кристаллы слышат друг друга и Матрицу, – зашелестел оэт, – Матрица всегда активна и рядом может быть последствия. Небольшие.
– Наш Кристалл взаимодействует с вашим? – прищурился Сухотруб. – Ты не говорил.
– Оба Кристалла наши и Матрица тоже наша, – накидка вновь стала интенсивно синей. – Вы их нашли. Потом использовали.
– Что за последствия? – тускло осведомился Борзых.- Убил бы гада.
– Мы можем работать? Или будем языками чесать?! – неожиданно взорвался Сухотруб. – Майор, стреляйте уже, либо делом займитесь!
Борзых убрал бластер в кобуру и распахнул над столом проекцию базы. Большинство помещений были подкрашены оранжевым цветом консервации, но все основные отсеки и ангар Матрицы исправно светились бледно-зеленым.
– Действуем по директиве? – уточнил Борзых.
– Давно пора! – Сухотруб включил личный телеком. – Капитан, выгружайте контейнер.
– Я иду к Матрице, – сообщил оэт, поднимаясь. – Где путь?
– Вот, – Борзых подсветил красным нужные коридоры, – отсюда по прямой. Заблудиться трудно.
– Капитан, все в порядке? Капитан?!
– Я здесь, – откликнулся телеком. – Еще треть пожалуйте.
– Поспешность напрасна, – оэт величественно скользнул к двери.
– А я не спешу…
Из телекома раздались чмокающие звуки, потом невнятное восклицание, и телеком отключился. Зато кабинетный аппарат и сигнал на входе все также трезвонили, не переставая.
– Пожалуйста выключите этот гвалт, – мягко попросил Сухотруб. – Мне трудно сосредоточится. Уважаемый оэт, переведите капитану положенное.
– Нет, – оэт остановился перед запертой дверью. – Потом.
– Что значит «нет»?! – заорал Сухотруб. – Немедленно! Капитан, мы в кабинете Командующего или где? Обеспечьте тишину.
– Мы в Восьмой диспетчерской. Командующий, полагаю, у себя. Если успел, конечно. А вам сюда, уважаемый, – Борзых с некоторым сомнением взглянул на запасной выход, потом на оэта. – Я вам открою, а вы быстро выйдете, договорились?
– Стоять!! – на Сухотруба было страшно смотреть. – Что, черт побери, здесь происходит?!

В следующие полчаса (которые автору лень и некогда описывать) Сухотруб узнал, что уже второй месяц весь экипаж базы обуреваем желанием любви. Но, поскольку мужчин только двое, а среди унтер-офицерского состава лесбиянки отсутствуют, моральная обстановка раскалена до предела. Жесткое расписание, витамины, устав караульной службы и специальная гимнастика помогают слабо. Командование на просьбы о целевой доукомплектации или срочной ротации личного состава не реагирует. Как результат – падение дисциплины. Более того, любые требования и даже упоминания о воинской дисциплине провоцируют всплеск неуставных отношений.
Еще Сухотруб узнал, что оэту глубоко фиолетово, выгрузит капитан специальное оборудование для установки Кристалла в Матрицу или не выгрузит. Поскольку он – оэт – и без оборудования (за которое Сухотруб немыслимые деньги отдал) может понять, в какую сторону Матрица в пятом измерении развернута – направо или налево.
В свою очередь, по дороге к Главному артиллерийскому посту, пока прятались от рыскавших повсюду унтер-офицеров, Сухотруб поведал майору о том, что вовсе не собирался совершать тот самый подвиг. Что никто и в дурном сне не планировал с помощью Матрицы искать контакт с какими-то цивилизациями – это было третье испытание боевого комплекса. Первые два прошли успешно, а на третий раз решили поразить сразу несколько целей. Но Капец-Ю вместо того, чтоб стереть в пыль пару планет, установил связь с оэтами, и заодно выкинул артиллериста-наблюдателя – то есть лейтенанта Сухотруба – черти куда.
И вот, вернувшись через много лет, Сухотруб обнаружил развал империи и разруху государственных устоев. С течением времени понял, что атрофию государственных мышц вызвало тотальное отсутствие убедительных врагов. Это, очевидно случайное и противоестественное, положение необходимо исправить, чтобы все было как раньше, или даже лучше.
– Нас осудят как преступников. Возможно, будут считать убийцами, но, если мы это сделаем, в наш мир вернется сила и честь. Вы со мной, Джемс Борзых?
– Да!
– Тогда, за дело, – Сухотруб оглядел артиллерийский пост. – В общем-то, мне тут все знакомо. Плохо, что наведение демонтировано, но я это предвидел. Вдвоем, вообще, без проблем. Введи эти координаты во вспомогательный прицел. Будет кое-кому Капец.
– Но мы же не собираемся взрывать обитаемую планету?
– Успокойся Джеймс, планеты нам пока ни к чему, – Сухотруб включил личный телеком. – Как там дела с Кристаллом?
– Работа, – шелестящий голос куда-то пропал и возник снова. – Юстировка.
– Да, – Сухотруб, усевшись в кресло бомбардира, пристально смотрел на индикаторы. – Вижу Матрица активирована.
– Матрица всегда активна, – шелестящем голос стал громче, – или взорвется звезда – донор.
– О чем это он?
– Почему Матрицу до сих пор не разобрали? – усмехнулся Сухотруб. – Потому что, Тета Центавра наша в один миг сверхновой засияет. Тут вся фишка в пятом измерении. Наш приятель сейчас установит Кристалл ровнехонько на ноль – этот оптимум для связных дел. Ни черта без нашего оборудования мы не увидим, ну и не надо. Довернем на пять единичек вправо, и получится у нас хорошая пушка.
– А если влево?
– Не. Налево не надо. Матрицу погасим. Да и не получится, – Сухотруб постучал по пульту управления. – Защита не даст.
– Кристалл установлен. Сообщу, когда покину опасную зону.
– Ждем.
– Объект захвачен… – Борзых запнулся, глядя в экран вспомогательного прицела. – Это же лаборатория перуанцев! Ее-то зачем?!
– Потому что перуанцев. Не волнуйся, в этих корытах никого кроме роботов почти и не бывает.
– А вдруг сейчас есть?
– Ну, максимум несколько перуанцев. Случайные потери, – Сухотруб зло усмехнулся, – или ты уже в кусты, майор?
– Да нет, – Борзых угрюмо сжал губы. – Я готов.
– Я покинул опасную зону.
– Вот и славно. Кто повернул последним, тот и выиграл, – Сухотруб медленно провел по сенсорам, смещая ось Кристалла, и недрогнувшей рукой коснулся клавиши «Залп».
– Вот и все, – буднично сообщил он. – Результат уже есть, но узнаем мы о нем часа через полтора. Двести с лишним парсек, все-таки.

Когда оэт вошел в артиллерийский пост, оба офицера молча стояли перед экранами внешнего обзора.
– Мы уже запустили Капец, – не оборачиваясь, произнес Сухотруб.
– Уместная торопливость, – прошелестел оэт. – Теперь ничто не изменит Кристалл-Матрицу. Никогда. У нас есть пятнадцать часов.
– Ты, о чем это?
– Тета Центавра станет сверхновой.
– Ты… ты чего натворил, придурок?! – завопил Сухотруб.
– Полезное слово, надо запомнить, – как всегда бесстрастно сообщил оэт. – Однако связь наших цивилизаций – ошибка. У вас злоба превратилась в сны, дисциплина – в секс. Это нехорошо. Но у нас – катастрофа. Мы – высшая цивилизация поэтиков. Тысячи столетий мы дарили друг другу мелодии. Но вот, вместо истинной музыки – тупая и блескучая какофония ваших снов. Я признан Первым мелодистом Оэта, но никто не слушает меня. Все хотят новых ваших бессмысленных снов. Теперь с этим кончено. Я сместил Кристалл на пять единиц левее нуля. Матрица погаснет.

(Просмотров за всё время: 172, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
29 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Алексей2014

Сюжет затерян в Матрице, как труп Мухи-Цокотухи в паутине. Шутки не заходят – меня другая культурная среда вскармливала. Авторский синтаксис вопиет к обитателям Туманности Андромеды. Короче, поскорее бы Армагеддон! Хоть высплюсь…

3
AiRon88

Где-то с середины читать становится очень сложно.
“В следующие полчаса (которые автору лень и некогда описывать)”… Мне вот пришлось прилагать усилия, чтобы это дочитать.
Если бы сложности были связаны с перипетиями сюжета, ловкими стилистическими уловками или чем-то таким это одно дело. Но дело в том, что это просто с трудом читается, увы…

1
mgaft1

Может быть идея очень хороша, но рассказ трудно оценить по достоинству из-за сложной манеры изложения. Такое впечатление, что это произведение написано подростком, который работал над ним в перерывах между компьютерными играми.  Если бы мне к виску приставили лазерный пистолет, я бы дочитал до конца и возможно проникся бы мудростью, новизной и юмором этого произвеления. Но так пистолета у виска никто не ставит, я слишком стар и ленив, чтобы производить такое усилие.

0
katyafoxx

Я не поклонница такого стиля повествования и мне читать было тяжеловато. Радовали только некоторые юморные моменты, типа как: Альфа-козел? – Альфа-бизон! – это прям улыбнуло) Еще возникло ощущение, будто этот рассказ – часть чего-то большего, ну то есть как будто это кусок книги, как будто есть более полная история.  🤔 

1
SleepWalker

Рубрика “От начписа с любовью”
Вспоминаются слова, написанные Полудиккенсом на прошлом БФ: “Вы, уважаемые авторы, смерти моей хотите?” (за точность цитаты не ручаюсь). То хитровыдуманные приключения Пенициллина… Теперь это… Истории на грамм о том,что наши сны испоганили музыку поэтов. Но как же. Тяжело. Воспринимать. Эти специфические. Перегруженные информацией вскользь. Диалоги.  😒 

0
Windfury

Из плюсов, у автора получается передать колорит и полуюмористический стиль. Идея в принципе интересная. Из минусов, я думаю, автор и так понимает, конечно же, это не законченный рассказ, писалось наспех, сокращалось все, что только можно. Больше как набросок читается.

0
belogorodka

Автор! Вы, конечно, профи! И между буковок много чего закопали, но слишком глубоко. И вторая половина текста тяжела для восприятия.
Чем-то Головачева напомнило, но там читалось на одном дыхании, а тут пришлось продираться диким кабанчиком сквозь глухие заросли.
Но послевкусие осталось, и идея покоя не дает, крутится в голове: не пустое повествование значит, не пустое… исполнение нерадивое. Удачи Вам!!!

0
LalashaL

Вроде бы много диалогов – должно читаться очень живо, но они постоянно перебиваются какими-то пояснениями автора.

Мне, кстати, понравилось фраза в скобках, где автору лень описывать, это было забавно. Определённо чувство юмора есть, но не совсем понятное мне)

0
Полудиккенс

Изложение не без живости и иронии, а в конце наметилась даже драматичная коллизия, и это все, я считаю, хорошо. Но мало. Может быть, причиною тому моя личная несообразительность, но читая, пребывал я в некоем полутумане касательно смысла событий, ну а драматизм строится на таких отвлеченных материях, вроде неудовлетворительных землянских снов, что трудно им основательно проникнуться…

0
Дуня Химчук-Чернова

Я уже встречала несколько произведений на космическую тематику в этом конкурсе, но пока это понравилось мне больше всего. Многие считают, что текст слишком сложен для восприятия, так как изобилует специфичными словами и терминами, но, как мне кажется, именно такой и должна быть настоящая космо-опера. Не каждому нравится подобное как раз таки из-за витиеватости стиля, но тут, как говорится, красота в глазу смотрящего.

0
RezedaMata

Я такое в прошлый заход читала…довольно много. Характерного плана построения тексты: один сплошной диалог пересказывает, что происходит. Как ни крути, в рассказ не впихнёшь событий и эпичности на книжку, краткий пересказ “а в галактике случилось то-то” читателя не убедит в реальности происходящего. Нужно работать с повествовательным текстом – описывать, где происходит действия, описывать героев, что у них за душой, кто они. Больше сосредоточиться на единстве места-времени-действия.

0
Max_Kapernik

ПРиветствую, Альфа-козел, тпру ты, Альфа-бизон!
Текст невеселый, неинтересный, недалекий. Как сказал Алексей 2014 – шутки не заходят. Можно было бы еще всякой лабуды написать, но мне лень и некогда это описывать. Поэтому скажу прямо – ПИШИ. Потом читай, потом правь. ПОТОМ откладывай на несколько дней, а потом опять читай и правь. Как сказал твой герой:
Вы сделаете это! Мы сделаем это!! Я сделаю это!!!

Удачи

0
const

Есть очень хорошие находки, побуждающие задуматься. Например: “лидер должен быть полон дерьма и злобы”. И таки да, даже, казалось бы, взаимовыгодный контакт в долгосрочной перспективе может стать разрушительным для обеих сторон. Принять во внимание, пытаться понимать, но не сближаться. Если отрешится от трескучего стиля газетных заголовков, то мысли поднимаются интересные в этом рассказе. Как в “Огненной воде” Уильяма Тенна. Одних интересует вопрос “Как сделать?”, Других – “Зачем делается?”. А какое слово полезное? “придурок”?

0
Александр Прялухин

Вообще да, соглашусь. Есть моменты где-то даже философские. Но у меня (и, похоже, не у меня одного) вызывает некоторое раздражение этот запутывающий стиль изложения. У Лема есть такой – “Футурологический конгресс”. Хотя, может это он только запомнился мне таким, давно читал.

0
const

И еще сепульки!

0
Анита Блейм

Мой. Мозг. Кипит.
Мой. Мозг. Взорвётся.
До этого конкурса считала себя любителем жанра фантастики в любом её проявлении. по ходу нет…
Думаю, этот рассказ идет на любителя, как и бОльшая часть литературы в целом. Но мне понравился стиль в целом. И отдельные моменты, которые были написаны с юмором. Но читать и правда было тяжело.

0
Александр Прялухин

Полезное слово “придурок”. Полезное, видимо, и для землян, и для рептилоидов оэтов.
Местами смешно, хотя юмор иногда суется под самый нос читателя, вроде говорящих фамилий и названий. Не могу сказать, что я понял все из написанного, но ведь в жанре юмористической фантастики понимать все и не обязательно. В середине, по крайней мере, смысл от меня иногда ускользал.

0
Мира Кузнецова

Почему не 777? В этой картинке это было бы уместней.

Ворох придуманных названий, под которыми теряется смысл. Даже не так – тщательно прячется под этим ворохом чудждых мне слов и понятий..

Мой друг, я тоже ненавижу империи и все их атрибуты. Почему? Потому что пока строится империя, люди, живущие на её необъятных просторах перестают понимать, что такое счастье. И начинают путать вожделение с другими чувствами. А потом начинают верить в эти подмены…

Удачи ,Автор, и вдохновения.

0
мария9983

Рассказ живо написан, присутствует космическая атмосфера и множество диалогов. Но все же мне чего-то не хватило… Думаю, если бы это была книга, то я бы с удовольствием ее прочитала. А то так очень легко запутаться в происходящем. В любом случае, мне понравилось

0
Рыжая

Чего-то у меня голова прямо разболелась сплошные диалоги читать. А потом, очевидно, и у автора их писать. «Лошадиные» фамилии отвлекали от сюжетной линии и заставляли постоянно возвращаться назад – перечитывать и осмысливать заново. В результате я ничего не поняла. Особенно то, при чём тут перуанцы. Хотя космическую фантастику и люблю. Парадокс…

0
Pearl

Сложно это не то слово🤭
Тут без сто грамм не разберёшься.
Фрекен Бок у вас есть что-нибудь покрепче чая, а то совсем моя головушка бобо😳

0
Pearl

«– Мы уже запустили Капец, – не оборачиваясь, произнес Сухотруб.
– Уместная торопливость, – прошелестел оэт. – Теперь ничто не изменит Кристалл-Матрицу. Никогда. У нас есть пятнадцать часов.
– Ты, о чем это?
– Тета Центавра станет сверхновой.
– Ты… ты чего натворил, придурок?! – завопил Сухотруб.
– Полезное слово, надо запомнить, – как всегда бесстрастно сообщил оэт. – Однако связь наших цивилизаций – ошибка. У вас злоба превратилась в сны, дисциплина – в секс. «
О про секс нашла и это уже хорошо🤪🤪🤪

0
Макс Крок

Когда я читаю подобные вещи, то первый вопрос, который возникает в моём уму это: Как всех этих идиотов выпустили в космос? ну это ладно… второй вопрос: Как они смогли хоть сколько-нибудь там пролететь, а не врезались в первый же межзвездный столб с проводами дальней космической связи? Но потом я узнаю во всех этих идиотах черты нас самих и с радостью выдыхаю: Как хорошо, что мы не освоили дальние перелёты, ведь там можно встретить каких-нибудь инопланетян, и они могут узнать, что есть планета дебилов. Ну а потом уже снова с радостью вновь понимаю, что это всё-таки не мы.
Вот такая буря мыслей. Но это не заслуга рассказа. Мысли в голове появляются и независимо от него, так что, увы. Надеюсь в финале мне не придется вновь переживать эти чувства.

1
Кукарача

Какое длинное и тяжелое и путаное чтиво. Достоевский покажется комиксами. Первый абзац нужно просто вырезать. Он сразу же отбивает желание заходить в эти словесные джунгли. Дальше по тексту встречается яркие моменты, и вроде во всем этом что то есть, но сколько же энергии потребуется чтобы разобраться, а я не обладаю сегодня таким ресурсом.

1
blablabovna

Не понятно как-то все, очень сложно было читать. Соглашусь с предыдущими комментаторами, что текст выглядит как набросок, над которым ещё нужно поработать. Из-за большого количества выдуманных терминов трудно составить целостную картинку во время прочтения.

0
mechanik

Местами забавная первая половина и совершенно нечитабельная вторая. Все смешано в одну невнятную кучу. Разобраться кто, куда и зачем повернул, затруднительно. А главное – не особо интересно.
Автор, если (как вы пишите) вам «лень и некогда» лучше вовсе не пишите. Займитесь чем-нибудь полезным. 

0
Наташа Кашер

Автор, не слушайте Механика, я его очень уважаю, но тут он не прав. Пишите ишщо.

0
Flake

Подобный стиль не перевариваю вообще, но кому-то точно понравится) “Шутки” если их так можно назвать, навеяли воспоминания о ДМБ, но в отличии от фильма здесь не смешно и на цитаты разбирать не будут, как говорится – “Тут уже всё пошучено до вас…”.
Судя по комментам, автор что-то заложил между строк, но вот искать это самое “что-то” нет никакого желания, не интересно.

0
fedotovabook

Вот оэт подлец! Неожиданно. И уж не знаю… имелся ли по задумке тут какой-то подтекст… но лично у меня возникла аналогия с нашей реальностью и спросом на дебильные видеоролики. Наверное, ничем хорошим тоже не кончится. Спасибо за рассказ!

1
Шорты-9Шорты-9
Шорты-9
АП ФиналАП Финал
АП Финал
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

29
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх