Рассказ №24 Гималайская роза

Количество знаков: 14851

Белое лицо Луны качается в чёрном озере туши. Плошка для туши неширокая, грубая, Дайва макает палец в это озеро и Луна вздрагивает, расплывается, улыбается ей. Дайва – значит «посвящённая Луне», и она надеется, что всё получится, вот и Луна — поможет.
Дайва осторожно водит по лицу пальцем — от самых волос , по лбу, носу, дальше — до бусин материнского ожерелья из синего камня. Половина лица — чёрная, и тяжёлая коса, впервые заплетённая вместо четырёх кос, лежит на правом плече — к чёрной половине лица. Так колдуют женщины мемпа, если им надо, очень надо изменить начертания богов.
Дордже Пагмо, мать наша, Алмазная веприца, помоги мне, – просит Дайва. – Дай мне силы и красоту, на которые смотрит муж мой, смотрит и забывает про меня.
Тут слёзы предательски катятся по лицу и смывают тушь. Дайва промокает их сухой травой и снова окунает палец в озеро с Луной. Раз уж взялась, раз решилась, надо сделать, как рассказывала мать — настоящая мемпа.
Вот дочь Дайвы не совсем мемпа, хотя собирает волосы на свою последнюю накидку, как это принято у их народа. Сонжо совсем маленькая, но уже умеет плести волосяную нить. Муж Дайвы — наполовину шерп, отец его пришёл к ним – в деревню Дамро, да и остался, женившись на женщине мемпа.
Муж, любимый её Норбу — сокровище — вот что значит его имя. И точно — он сокровище, Дайва знает это наверняка. Ладный, ловкий, улыбчивый, белозубый, умелый охотник, и знает чужие слова. Им так хорошо, когда они вместе ночью, и так хорошо, когда они просто сидят у очага, или вместе крутят молитвенные барабаны, или идут за сухими ветками , или смотрят на горы утром в ожидании, что между облаков и пиков, сия светом, будет танцевать Алмазная веприца.
В их семье всегда есть всё, что надо, потому что Норбу – самый лучший проводник в долине Ямнэ. И кровать у них, как городская. Так-то.
Потому и чернит Дайва лицо тушью и колдует, что не может, совсем не может вынести, что Норбу больше не смотрит на неё.
Весёлые глаза мужа наполнились грустью, не блестят, как раньше. Он улыбается ей и дочке, говорит что обычно, но не смотрит на них, словно его нет здесь, словно тень Норбу заменяет его самого. А вчера ночью он, улыбаясь во сне, тихо сказал «Оля»… Тихо, но Дайва услышала, и сердце как будто кто-то разорвал внутри груди и оно потекло кровью и слезами.
Вынести это невозможно. Дайва ходила оглохшая и ослепшая целый день, но к вечеру поняла и смирилась, что средство есть только одно. Клятва Луне и великой йогине и лепестки гималайской розы, что растёт внизу в болотах Цангпо. Она сделает всё, как учит магия её народа, и если соперница не умрёт, то умрёт сама Дайва. Так положено, и Дайва клянётся и плачет чёрными слезами.
Вот и Алмазная веприца явилась ей во сне, танцуя, и в зубах у неё была гималайская роза — маленький чёрный цветок с пятью рядами лепестков…
Развернула Дайва старый платок матери, сложенный в восемь раз — тайный, заветный, а лепестки цветка истлели, потеряли цвет, рассыпались в серую пыль. Нечего и думать, что они сохранили силу, и где теперь Дайва возьмёт свежие?
Не день и не два нужно, чтобы спуститься из её деревни в тераи к затопленным берегам, а потом снова подняться.
Разве что к старосте пойти, у него должно быть – мать говорила, будто староста умеет лечить чёрными лепестками свои болезни, потому и живёт так долго.
Староста теперь важный, здоровается с чужими людьми на их языке, некоторых зачем-то берёт за руку и трясёт её.
Так странно.
А как все радовались, когда в их деревню пришли чужие люди и стали строить резорт. Дайва вслед за мужем разучивала странные слова — резорт, гоу, стоп, милк, брекваст и ещё много. Чужим людям требовалось то одно, то другое, они совсем не умели обходиться малым, как мемпа и другие люди гор.
Ну и хорошо, говорил ей муж, мы нужны этим людям и больше не надо с завистью слушать рассказы о сборщиках кордицепса на китайской стороне гор, или о драгоценном мёде горных пчёл — на непальской стороне. Надо только спокойно смотреть на странные обряды чужих людей и улыбаться им и кивать.
Сердце так и наполняется возмущением, когда гости деревни просто так жгут на ветру уголь, не для тепла — ведь его уносит ветер, не для света – ведь у них есть свет, а просто чтобы смотреть на огонь. И петь ему.
Большой выгнутый ящик с натянутыми вдоль жилами, люди трогают его, гладят, пощипывают, и ящик поёт, а они подпевают.
Когда Дайва увидела это впервые, то думала, что они колдуют и спросила Норбу.
– Нет, – сказал Норбу, – это песни, они так поют не для своих богов, а просто так, для удовольствия.
Так странно.
И всё было хотя и странно и внове, но хорошо для деревни мемпа, ведь с каждого туриста берут по две с половиной тысячи рупий. Вот как. И деревне мемпа перепадает конечно, не надо больше ходить за порцией бесплатного риса от правительства, у всех теперь всегда есть еда и даже у тех, кто не охотится. Хорошо.
Если бы не эта Оля.
Дайва и не только она, впервые увидела настолько другую, непохожую на их народ, женщину. Дайва думала даже, что у чужих людей вообще нет женщин, потому что в деревню приходили только мужчины, и спросила Норбу.
Он смеялся, но не обидно, и говорил — не бывает народов без женщин, просто высоко в горах их женщинам плохо, неудобно, вот они и не приходят.
А эта пришла.
Первый раз посмотрев на неё, Дайва вспомнила о раковине, что лежит у старосты на видном месте — нежно-нежно отливает розовым эта чудная раковина — как кожа этой чужой женщины, совсем молодой. Лицо её такое гладкое, движения такие быстрые, что ясно — у неё даже нет детей.
Волосы облаком вокруг головы, светлые, лёгкие, как пепел в потухшем очаге, и глаза — то серые, как пыль тропы, то голубые, как дальние снега.
И ещё уши. Дайва раньше никогда не думала, что ушами можно любоваться, что они могут быть такими красивыми, будто сам Бодхисатва свернул божественным пальцем совершенные завитки.
Дайва смотрела на неё, открыв рот, и не она одна. Скоро вся деревня, а не только проводники и обслуга, караулили у резорта чужую женщину — чудную и непривычную.
Она не смущалась, выходила к ним, но заговаривала только с женщинами и детьми, особенно с девочками. И малыши улыбались, смеялись, тянулись её потрогать.
Матери не знали, как и поступать — то ли благословление и милость в этой женщине и следует подтолкнуть ребёнка, подставить ей, то ли искушение демонов — чуждых, вредных — и надо спрятать чадо?
Они вопросительно оборачивались на своих мужчин, на старосту, а те только улыбались и глазели на эту Олю. И Норбу глазел.
А когда ночь накрыла всё темнотой, чужие люди развели свой бессмысленный костёр и принялись петь. И эта Оля тоже запела. Так запела, что сердце Дайвы заныло, затрепетало, потекло золотым мёдом счастья. Голос у Оли был чистый, как снега на самых высоких вершинах и звенел, как льдинки на горной реке весной. Дайва никогда не слышала таких звуков от человека и готова была сидеть на свежем ночном ветру и слушать их вечно.
Ей бы благодарить Дордже Пагмо, что отсекла неведение своим острым ножом знания о том, что бывают и у чужих людей свои йогини и они по-своему божественны. Но Дайва посмотрела на Норбу и поняла, что счастье кончилось.
Он смотрел и слушал так, будто уже достиг просветления, будто эта Оля его личный Будда и явилась в мир ради него одного. Дайва потянула мужа за руку — пойдём, уже темно и холодно, а он отмахнулся, как от овода, что кусают диких такинов.
Дайва вернулась домой и долго ещё ждала мужа, вспоминая Олю и её песни, и не понимая — как ей теперь любить, если это почти равно ненавидеть.
Она сказала старосте Танжину, что у Норбу болят ноги после долгих переходов и нужно бы полечить его лепестками гималайской розы. Может быть староста даст им немного? А они вернут, как только смогут пойти вниз, к тераям. Вернут побольше, чем взяли.
Танжин долго молча смотрел на неё, может прикидывая свои запасы лепестков, потом видно что-то решил и ушёл к себе. Дайва уже подумала, что не видать ей розы, но он вышел и отдал ей сложенный восемь раз платок с лепестками внутри.
Завари, смешай с жиром такина и втирай в ноги, – сказал ей.
Обо всём догадался староста Танжин — какие там больные ноги у молодого Норбу – Дайва хочет отравить кого-то, да нет у неё яда. И лица на Дайве нет, потемнело совсем, только глаза горят, как угли, видно решилась колдовать. Что ж, это он не может запретить, но яда она не получит, – подумал Танжин и вынес в платке совсем другие лепестки, но тоже чёрные — и не отличишь.
Ещё немного подумав, понял староста, на кого Дайва будет колдовать, понял и порадовался, что не дал яда. А ещё подумал, что жила бы Дайва с своим Норбу счастливо и благочестиво и имела бы ещё деток, но пришли чужие люди, а с ними деньги и другая жизнь — и не откажешь им, с одной стороны, и вот тебе несчастная Дайва — с другой.
И складывалось так, что у Дайвы были все возможности дать Оле отраву, подмешав её в утренний чай, например — потому что гости готовить такой не умели, а считали, что в Гималаях следует пить именно гималайский — жирный, солоноватый, который готовили им женщины мемпа и одна из них — Дайва. Староста сам рекомендовал её в числе прочих за расторопность и аккуратность.
А Норбу и ещё несколько проводников должны были вести эту группу гостей в паломничество-кору к дальним монастырям-гомпа и потом в национальный парк Намдала. И вернуться обратно как раз на исходе месяца.
Так что Дайва конечно узнает, жива ли Оля после её колдовства или нет.
Так сидел и думал старый Танжин и вспоминал Дайву бойкой весёлой девушкой, румяной и быстрой – красивой – как он считал во всяком случае — по понятиям мемпа. Что будет, что будет? – спрашивал Танжин себя и решил, что самое время пойти покрутить молитвенные барабаны.
И пока крутил, и думы текли и гудели вслед за барабанами – всё думал о воле богов, что дают неразумной женщине мысли, будто она может стать такой, как женщина чужого северного народа. На исходе луны Дайва поймёт, что колдовство её не вышло, Оля жива и поёт свои песни, как раньше, а Дайве остаётся одно — принять самой свой яд. Но яд не подействует, и тогда несчастная снова придёт к нему.
Вот тогда и поговорим, решил про себя староста и сердце его успокоилось.
А сердце Дайвы билось и ныло в ожидании, что вот , может быть сегодня, с самого утра, она заметит в себе что-то новое, чего у неё раньше не было вовсе, и это будет означать, что колдовство работает и где-то далеко теряет силы Оля.
Взяв дочку с собой, отправилась Дайва на край долины, где по склонам росли рододендроновые леса. Там пустынно и тихо, ей хотелось показать Сонжо цветные листья, опадающие с деревьев, и чтобы она потрогала стволы, что всегда остаются прохладными – даже в жару.
Дочка отбежала, играя, и Дайва попробовала запеть те звуки, которые так легко и чисто выпевала чужая женщина. Но горло словно перехватило, вместо хоть каких-нибудь приятных звуков она смогла выдавить только хрип.
Это очень напугало Дайву, она не стала пробовать ещё, позвала дочку и в смятении вернулась в деревню.
Время до исхода луны тянулось в страшном ожидании, Дайва то холодела, то покрывалась потом, глаза запали, как у больного животного, не хотелось есть, не хотелось ничего, только узнать уж наверняка — жить ей или умирать.
Дочка чувствовала её апатию и тоску, тормошила, напевала что-то из услышанного у чужих людей, и ещё больше мучила Дайву.
В трепете флажков на ветру, в звуках текущей воды, в скрипе молитвенных барабанов — везде — слышались Дайве высокие ноты чужого голоса. А она сама не могла уже и слова вымолвить и всё больше объяснялась жестами.
Паломники вернулись, все. И Оля тоже. Вернулся Норбу, заметил, что с женой неладно. Но Дайва, зная, что похожа теперь на старуху, отворачивалась от него, уклонялась и только и виделось ей, как улыбается её муж, глядя на Олю.
И вот снова окунает Дайва пальцы в чёрное озеро туши. На левом плече тяжёлая коса. Она больше не плачет, только чуть раскачивается вверх-вниз словно в трансе. Лепестки гималайской розы лежат перед ней… предательская роза!…
Нет, ничего не узнаёт её дочка о том, что так колдуют в их народе. Не будет у неё никогда таких мучений и такого конца. Дайва ей ничего не расскажет.
Вот Норбу сидит рядом и смотрит на неё. Он-то смотрит, но Дайва уже не видит мужа. Голоса и другие звуки доносятся самым краем, как из другого мира. Но Дайва ещё может думать и думает — пусть… Пусть будет так.

(Просмотров за всё время: 578, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
80 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр Михеев

Уважаемый автор, это великолепно. Вы показали мне мир, который до этого времени был для меня чужим. Вы рассказали историю, которая тронула меня неимоверно, и передали её волшебным и точным языком. Спасибо!

0
Источник

Красивая речь, волнующая история. У произведения есть идея, есть стройный интересный сюжет. Понравилась картина экспансии цивилизации в почти первобытный мир глазами аборигенов, отсылки к другой культуре. Это, действительно, хорошее творение. Не просто развлекательное чтиво – после него еще и что-то осталось внутри. Спасибо за него и успеха вам в конкурсе!

0
SleepWalker

хорошая, красочная, красивая картинка. мне,чтобы разобраться с Дордже Пагмо и Алмазной веприцей, пришлось взывать о помощи гугл, что оказалось, в принципе, не лишним. Обидно лишь то, что за сильным, уверенным языком и волшебным, непривычным сеттингом стоит настолько слабая история женской ревности. муж и все племя смотрит на белую женщину? отравить! и зачем колдовать, коль можно было просто дать яд? тогда самой помирать не пришлось бы  🙂 

0
SleepWalker

на мой взгляд, концовка смазанная. хотелось больше эмоций, метаморфозы, переживаний Дайвы, хоть какой-то реакции ее мужа, который только и делает, что смотрит, как жена умирает. не хватает живости второстепенным персонажам, они похожи на фотокарточки без души и характера. живет в рассказе только Дайва, и то недолго. так же не верится, что аборигенка настолько слаба характером. она с первых строк готовится к смерти, нет борьбы, нет силы духа в словах и действиях. автор словно спойлернул ей, что она проиграет, поэтому Дайва готова к исходу, не верит в победу и смиренно приводит себя к смерти. мол, пусть будет так. шлейф фатализма и пустой ревности душит историю, не дает увлечь.

0
nmgvladimir

Для меня финал получился открытым. Хоть, конечно, он вполне себе полноценный.
Наверное, автор взял всю информацию не с потолка. Но странно, что аборигены удивляются обычной гитаре, у них, наверняка, есть какие-то свои инструменты, да и певцы есть свои, хоть и поют они другие песни.)) да и, вообще, они же знают про город какой-то, а главная героиня ведёт себя, как индейцы, увидевшие впервые Кортеса. Да и то…
И почему было б им не учить русские слова, раз уж Оля, а не какая-нибудь Мэри?))
Рассказ, конечно,выгодно отличается от предыдущих мастерством владения словом.
Связь времен разделила ь на до и после появления чужаков?

0
Полудиккенс

Всегда так жалко баб этих. Всё у них в жизни сходится на этих мужиках, весь смысел ихней бабской жизни. А ведь если посмотреть на нас, мужчин, нашими же мужскими глазами, не затуманенными женским желанием, сразу же становится ясно, что цена нам в среднем две копейки, кто получше – три, кто похуже – одна.

Хочу заметить, что с некоторого ракурса рассказ даже, может, и не фантастика. Героиня поверила, что сделал все возможное для колдовства своего, теперь оно не сработало и обратилось против нее, героиня угасает от самовнушения или даже просто от тоски, потому что основной-то вопрос не решен. Впрочем, возможно, я что-то не совсем уловил, но, в любом случае, все это на такой тонкой грани, что вполне себе разрешенный к употреблению магический реализм, отчего нет.

Высокую поставим положительную оценку.

Кажется, знакомый почерк.

0
RezedaMata

Так. Я начинаю понимать местную специфику (или мне так кажется). Всё повествование откровенно коробило вплетение старой религии (Будда, Бодхисаттва) в бытовые бабские разборки. Ох, уж мне эти обыватели. Старая, как мир, история — мужик пялится на молодуху. А столько пафосу вокруг этого. Автор видит свою историю в каких-то мистических, аж сокровенных тонах. Но что в этом мистического, или хотя бы лирического?
и глазели на эту Олю. И Норбу глазел.
Ясно, куда он там глазел.) Это нашей рассказчице песни мерещатся, а в контексте правды жизни — пришла молодая девица в макияже, местные мужички и прифигели. При подобном раскладе не одна героиня по кустам сидела, ворожила.

Итак, недалёкая аборигенка “колдуют” по ночам на соперницу. Точно также какая-нибудь Марфа Петровна могла бы бегать к местной бабке и причитать “ой, уйдёт-ой, уйдёт, заворожи, милая, ой, шо хошь сделаю”. Только здесь не обычный житейский антураж, а племена да шаманы.
На исходе луны Дайва поймёт, что колдовство её не вышло, Оля жива и поёт свои песни, как раньше, а Дайве остаётся одно — принять самой свой яд. Но яд не подействует, и тогда несчастная снова придёт к нему.
Тут меня после фейспалмов пробрало на ржач. Всю дорогу дурят нашу сестру, как могут.)))
подумал Танжин и вынес в платке совсем другие лепестки, но тоже чёрные — и не отличишь.
)))…а она там по ночам сидела-корячилась со своими лепестками, бедолага. Так ещё и в конце думала, что помрёт, и уже не до мужа было.)) Вот так, не ходите к шаманам, не ворожите на соперниц.)
Охохо, думы мои тяжкие. Не повезло вам со мной, автор. В какую обёртку не заверни историю, а смысл мне важнее. И для меня здесь не нарисовано ни трагедии, ни высоких чувств, и само содержание истории противоречит лирики изложения и громкому символизму вокруг чёрных роз и бодхисаттвах (последнее совершенно здесь некстати). Это какая-то трагикомедия о неумной ревнивой бабе. Вы могли бы придумать не молодуху против женщины с детьми, а какую-нибудь непонятную, таинственную героиню, на которую местный мужик не глазеет, а прозревает незримую связь по прошлым жизням, например.)) Ну, хоть немного облагородить чувства, выбиться из этого житейского, бытового контекста. Нет здесь высоты драмы, однако.

2
Некто из этой же группы, но не автор

Если шо, в финале намёк на то, что Дайва всё-таки умирает.

0
RezedaMata

Да, вот, что-то не верится мне в контексте рассказа. Её там всю дорогу дурят с лепестками, да и где в истории свидетельства существования реальной магии? больше похоже на обычные народные суеверия, в которые свято верят отсталые племена. Хотя я особо и не вчитывалась, но, вроде, весь ритуал только на вере героине держится.)

0
Некто из этой же группы, но не автор

По мне так в этом – в том, на чём держится ритуал ГГ и есть задумка рассказа (если конечно, героиня, таки, умирает, очень уж прозрачный намёк).
Строго говоря, при такой интерпретации начинает работать и персонаж шамана – он, как видно, относится к розе как к яду (то бишь сугубо с материалистической точки зрения). Получается, эдакий контраст между шаманом и героиней.
Однако здесь возможна и более приземлённая трактовка, про которую в конце комментария упоминал Полудиккенс.

0
Полудиккенс

 Это какая-то трагикомедия о неумной ревнивой бабе.

Можно, конечно, сказать и так, и с определенного ракурса это правда. По нашим представлениям, героиня, конечно, верящая бог знает в какие антинаучные выдумки дикарка, хотя, на мой взгляд, зря вы ее уподобляете нашим бегающим к бабкам Марфам Петровнам. Принципиальная разница в том, что Марфа Петровна верит бог знает во что среди чудес образования и науки, она дура, потому что у нее полно возможностей быть много умнее. А представления героини рассказа, как я понимаю, довольно близки представлениям всего окружающего ее малого общества, поэтому она продукт среды. Вы что же полагаете, космические суперцивилизации, разглядывая в свои микроскопы наших нобелевских лауреатов, не ржут от их наивности и умственной неразвитости? Ржут, конечно.

Ревнивая – это, я считаю, вообще не оскорбление, и я был ревнивый, пока молодой. Помимо глупости и ревнивости вы еще забыли упомянуть, что она субъективно покусительница на убийство. Это все так. Но как вам сказать… Я так понимаю, вы считаете, что автор своим изложением камуфлирует все эти дела и представляет поступки неумной ревнивой бабы в некоем незаслуженно романтическом свете. А у меня лично такое ощущение, что автор просто понимает, какими эти поступки представляются самой героине в силу обстоятельств ее жизни, среды и воспитания. Везде эта бабская тоска, боль и отчаяние одинаковы, как бы говорит нам автор, вот, занюхайте, к примеру данную розу гималайскую. Если вдуматься, конечно, то кто там этот ейный возлюбленный субъективно по сравнению с высококультурными мужчинами двадцать первого века – гималайский дикарь без штанов. Может ли он быть предметом любви какой-нибудь современной женщины с двумя высшими образованиями? И подумать смешно, абсурд в чистом виде. Но когда эта современная женщина будет тосковать по своему высококультурному, она все равно будет тосковать примерно таким же образом…

0
Полудиккенс

А кроме того, что мы знаем? Может, это проклятие отлично работает, высочайшее достижение колдунской мысли. Не подменили бы те лепестки, может, сопернице капец в три четверти часа. А вы говорите, Марфа Петровна… Насыплют вам кладбищенской земли в шапку за вашу критику, небось, увидите…

0
RezedaMata

Тут дело в том, что вера и суеверия — две стороны одной монеты. И, допустим, вера свойственна и высоким цивилизациями, то есть, развитым личностям. Эйнштейн-то поумнее нас был, но в Бога верил, как и многие учёные во все времена. Другое дело — суеверия. Я сейчас не о том, что там правда или чтобы об эффекте плацебо и само программировании порассуждать. Но суеверия свойственны определённого рода публике — простым, доверчивым людям, которые покупаются на разводы мошенников. Как, например, героиня — на чудо-лепестки. И путают веру в высокое со своими личными, бытовыми мотивами. Вы можете, конечно, по-своему рассуждать, но меня рассказ раздракнил именно подменой понятий во всех смыслах. Читает заговор на смерть ночью и при этом — Будда, просветлённые. Такие красивые декорации — а тема бытовая, как баба мужика приревновала. Конечно, житейские страсти могут быть по-своему трагичны, но тон изложения аля греческая драма только комизм порождает. И так, на всех уровнях, подаётся всё это не тем, что есть на самом деле. А я такого не люблю, уж, извините. Ну, а домысливать, кому что больше нравится — это не о тексте рассуждать. Что прочитала, то и осмыслила.

1
Полудиккенс

Такие красивые декорации — а тема бытовая, как баба мужика приревновала. Конечно, житейские страсти могут быть по-своему трагичны,

Мне, конечно, не совсем близка эта ваша позиция. “Отелло”, например, тоже бытовая тема, как мужик бабу приревновал, и житейская эта страсть по своему трагична. А вдуматься, так что там у той Дездемоны могло быть особенного в смысле анатомии и физиологии… Ну, на то мы и разные, я, бывает, с интересом читаю про эти бытовые любовные дела, у меня тоже с моей хлебозаводской бабой такое случается, как будто мы космическое пространство делим, а все из-за какой-нибудь выбивалки…

1
RezedaMata

Искусство утрировано в иллюстрации жизни. Берёт моменты на пике эмоций и показывает скрытые глубины психики. Отелло — это темперамент, ярость, страсть. Та же леди Макбет Мценского уезда — тоже страсти человеческие, превосходящие обычную жизнь. А бытовые инстинкты обывателя шаблонны и характерны для всех. Мы можем увидеть, чем наше личное отличается от общего, если писатель покажет индивидуальность, выйдет за рамки быта. В рассказе всё очень бытовое, стереотипное. Я не верю в быт. У каждого человека есть что-то своё в переживаниях одних и тех же ситуаций. Но если это не показать, то люди в таком контексте будут мыслить себя на уровне инстинктивных реакций, а потом ещё и этой внешней рефлексии приписывать высокие смыслы.

1
Полудиккенс

А бытовые инстинкты обывателя шаблонны и характерны для всех. 

Я бы не сказал, что попытка убить счастливую соперницу представляется мне таким уж шаблонным и характерным для всех обывателей инстинктом. Я бы даже сказал, что не дай бог. То есть, если Олю эту можно назвать счастливой соперницей, конечно. У нее в Москве, небось, какой-нибудь специалист по продажам свой имеется.

0
RezedaMata

Так героиня и не пыталась никого убить. Она пыталась “пойти к бабке” и “наворожить” на соперницу. Вы мало что ли о таком слышали? Это же типичное поведение: ой, наворожи-ой, уйдёт. Сколько таких недалёких бегает по гадалкам во все времена. И её также обдурили, как этих несчастных баб дурят. Суть-то одна, не смотря на декор.

0
Полудиккенс

Так героиня и не пыталась никого убить. Она пыталась “пойти к бабке” и “наворожить” на соперницу. Вы мало что ли о таком слышали? 

По-моему, вы невнимательно читали рассказ:

Дайва ходила оглохшая и ослепшая целый день, но к вечеру поняла и смирилась, что средство есть только одно. Клятва Луне и великой йогине и лепестки гималайской розы, что растёт внизу в болотах Цангпо. Она сделает всё, как учит магия её народа, и если соперница не умрёт, то умрёт сама Дайва. Так положено, и Дайва клянётся и плачет чёрными слезами.

Она не только пытается убить соперницу, но еще и ставит собственную жизнь в зависимость от успеха предприятия. В ее системе представлений о мире это все абсолютно реально.

0
RezedaMata

Я говорю о сути, а не внешних декорациях. Вы думаете, когда такие бабы к знахаркам ходят, а те просят крови капнуть, земли с кладбища принести и тд — они не хотят убить соперницу и всё это просто так?) А если им ведьма условие ставит “такой грех на душу не возьму, будет на тебе” — они не соглашаются ради своих страстишек?)

В ее системе представлений о мире это все абсолютно реально

Для суеверных “тёток из народу” это всё тоже очень реально.) По крайней мере, они искренне надеются, что соперница помрёт. Ход с ответной смертью хороший, но я не верю, что магия здесь вообще реальна. Реальность заговора нужно было отдельно прописывать.

0
Полудиккенс

страстишек?

Я, признаться, не совсем ясно вижу критерий, по которому их чувства страстишки, а чувства наивного ревнивого мавра, убившего сдуру жену, – страсти.

Ну ладно. Вы свое впечатление отразите своей оценкой, а я своей, да и все тут. Поговорили мы немало, желающим будет что почитать, я считаю.

0
RezedaMata

 по которому их чувства страстишки, а чувства полудикого мавра, убившего сдуру жену, – страсти.

Наверно, разница та, по которой вычисляют литературу мирового уровня среди ежедневных фильетонов.

0
Макс Крок

Наверно, разница та, по которой вычисляют литературу мирового уровня среди ежедневных фильетонов.

На 99% вся эта “литература мирового уровня” – продукт пиара наших прапрадедушек.. все эти оперы и пьесы стали популярными, т.к. их тиражировали в королевских театрах и знать обсуждала их и перемывала косточки, а критики соревновались в дифирамбах… а потом уже не стали “в пачпортах ничего менять”… я не говорю, что все эти чайки и ромеы с джульеттами – УГ, но лишь то, что придыхания вокруг них явно преувеличены…

0
Наташа Кашер

Мне как раз показалось, да простят меня комментаторы, которые увидали тут только лишь “рассказ о ревнивой бабе”, что рассказ не только и не столько о личной драме этой женщины, но о столкновении миров.

Был у них свой мир, а пришли чужаки, как алиены, устроили пикник на обочине – и всё разрушили. Рассказ именно об этом – и это несколько раз говорится прямым текстом. 

0
RezedaMata

Где они там всё разрушили? Там прямым текстом говорится, что жизнь, конечно, лучше стала — и гитары необычные, и заработок дополнительный. Эх, если бы не Оля, если бы не Оля, на которую все мужики глазеют.)

И всё было хотя и странно и внове, но хорошо для деревни мемпа, ведь с каждого туриста берут по две с половиной тысячи рупий. Вот как. И деревне мемпа перепадает конечно, не надо больше ходить за порцией бесплатного риса от правительства, у всех теперь всегда есть еда и даже у тех, кто не охотится. Хорошо.
Если бы не эта Оля.

0
Наташа Кашер

Ну, так это видимость, вот как здорово, сколько всего хорошего… а на самом деле весь их мир рухнул, и судьба Дайвы – лишь олицетворение этого. 

0
RezedaMata

Не весь их мир — а мир героини — патаму што семья рушится, муж на лево глядит. Речь идёт только о Дайве и её делах. Судьбы мира для этой героини — слишком высоко. Здесь нет общества вообще, всё сводится к её мужу. Где в тексте, что общество племени как-либо страдает от пришлых? История не социальная, а житейско-бытовая.
Или вы думаете, что если муж героини запал на пришлую Олю — то это разрушит всё мироустройство племени?

1
Наташа Кашер

Там множество “странных” перемен перечислено, отнюдь не только Оля. 
И я думаю да, “Оля” это только первая ласточка в неминуемой цепи событий в жизни этoго племени.

0
RezedaMata

Перемены позитивные перечислены, а произвольное домысливание идёт в разрез с написанным. Племени не существует))), есть написанный текст.) Поэтому возвращаемся от субъективных дум к реальности — история про ревнивую бабу, которая колдовала на соперницу.

0
mgaft1

Классный рассказ!  Стиль вроде простой, но емкий и образный.  Что называется – скупая полнота.  Автор подпускает читателя очень близко к персонажу, прямо вглубь её грустных и горьких мыслей.  Во всем чувствуется правда.  Здорово!

Я не совсем понял как это относится к теме?  Наверное имеется в виду разрыв времен как противопоставление цивилизаций на разном уровне развития.  Один из лучших рассказов, которые я читал на этом конкурсе!  Надо будет оставить его себе и еще почитать повнимательнее и поучиться как надо писать. 

1
Эмиль Коста

Я свою соперницу 
Отведу на мельницу,
Измелю ее в муку 
И лепешек напеку!
Простите, не удержался. 
Сюжет не новый, но классический: муж влюбляется в другую, а забытая жена начинает действовать. Сразу вспоминаются “Бахчисарайский фонтан” и “Дело было в Пенькове”. Разница в морали и развязке: в советской мелодраме все живы и семью сохранили, у Пушкина все умерли. Здесь — вот так. 
А вот как, следовало бы написать чуть яснее. Концовку понял только со второго прочтения… надеюсь, что понял.
О шерпах слышал, о мемпах нагуглить не удалось — видимо, это и есть фантдоп. В остальном история реалистическая.
Замечательный поэтичный язык, глубокие, прекрасно раскрытые персонажи, антураж необычный, выписан подробно и интересно, психологизм выше всяких похвал. Лично меня хорошо написанный рассказ с классическим сюжетом радует больше, чем неумелые попытки в новаторство.

0
m40r

действительно, очень хорошо написано. редкий случай, когда фантастическое успешно сочетается с “большим художественным”, да еще и в малой прозе! очень хорошо отделанная плавная манера повествования и сильный сюжет – определненно пишите дальше и больше

0
Jein

Интересно и интригующе. Красиво написано. Прочитала с огромным удовольствием. Над рассказом проделана огромная работа и собрано много информации. Поэтому и получился такой великолепный рассказ.

0
krlnpe

“Над рассказом проделана огромная работа и собрано много информации. Поэтому и получился такой великолепный рассказ.” – Да что вы говорите? Вы уверенны что только поэтому?

0
krlnpe

По моему этот рассказ собрал рекордное число комментов. Поэтому я скромно, только пару слов: повторяться не буду – совершенно согласна с RezedaMata.

1
Александр Михеев

Я хочу спросить всех, кто обвиняет автора в излишней поэтизации бытовых страстей: вы, действительно, не заметили метафоры, которой является весь рассказ?)
Вы не заметили, как приземлённые чувства, которые олицетворяет Дайва, умерли в душе мужа, сражённые отчаянной, безнадёжной страстью к недоступному?
Страшное волшебство этой истории происходит не в материальном мире, а в груди некогда родного человека, чей взгляд стал чужим, далёким и обречённым…
Эх, вы, читатели…)

0
Макс Крок

Ну наконец-то холиварчик хоть какой-то… А то больно скучно, даже “Отцепленный вагон”, которы тоже перемывали, пока не выстрелил, как этот… Ну поехали

Сердце так и наполняется возмущением, когда гости деревни просто так жгут на ветру уголь, не для тепла — ведь его уносит ветер, не для света – ведь у них есть свет, а просто чтобы смотреть на огонь. И петь ему.

Один из самых главных ритуалов того мира “хома” или “ягна” и героиня должна это знать.. Для этих людей всё священно и она не должно думать, что они просто смотрят.. Объяснялку, где героине разъясняют, что это они не богам поят, надо было тогда раньше делать.. Ну просто вот резануло почему-то…

Ей бы благодарить Дордже Пагмо, что отсекла неведение своим острым ножом знания о том, что бывают и у чужих людей свои йогини и они по-своему божественны.

Это предложение в высшей степени коряво и только всё запутывает..

Взяв дочку с собой, отправилась Дайва на край долины, где по склонам росли рододендроновые леса.

Автор была в Гималаях?

comment image

Такие вы видели? Этот растет в Тунгнате.. 3700 – высота…

==========================================================
Ну теперь по сути…
Не знаю, как для кого, но для меня попытки отделить в лит.текстах одно от другого – сродни попыткам получше узнать человека путем его препарирования. Текст – это целое, которое не равно сумме его компонентов: букофф, мыслей, сцен, героев. Это, как лутц, который по частям не выдается. Поэтому его бессмысленно делить на составные части и самая верная оценка это: зашёл/не зашёл… Все остальное имеет право быть – всякие анализы там, но тут, в связи с холиваром, эти анализы теряют смысл. Наверняка и автору и остальным хочется понять кому зашло, а кому нет.. Ну и разумеется все градации этой оценки.
Так вот… я прежде всего увидел в этом тексте попытку сделать из этно-прозы – такую увесистую драму.. Думаю, автор писал что-то вроде ответа чемберлену на фильм “Сансара”.. Название народа мемпа перекликается с именем героини Сансары – Пемы.
И мне плевать, видела автор фильм, рефлексировала по нему или нет.. Есть множество примеров синхронии (когда сам не зная чего-то повторяешь это в творчестве)
Я прежде всего вижу заочную полемику с этим фильмом. Попытку отомстить мужу (в фильме бедолага никак не мог выбрать между духовным и мирским путем) за предательство в фильме (ну и тут в рассказе)… В рассказе роль разлучницы играет не дхарма, а Оля (почти дхарма).
Но как бы заиграла история, если бы вместо мести автор избрала бы путь примирения – если бы мудрость героя или героини смогли победить раздрай.. В фильме режиссер Пан Налин не дает ответа, но для меня он очевиден: ГГ монах – просто дурак, он не понял главного, что нужно быть счастливым с тем, что имеешь, а не бросать начатое. Только копая колодец в одном месте, можно найти воду, вместо того, чтобы копать каждый раз в разных местах. Есть такая притча у Рамакришны…
Но и тут не сложилось. Возможно, автор не нашла ответ на ребус фильма, а может и не видела его (фильм) вовсе, но от этого ребус не перестает существовать, равно как и единственно верное решение к нему.

0
wayerr

Аргументированно отвечу:  😝 

2
Макс Крок

ответ настоящего буддиста…  🖕 

1
Александр Михеев

Вот это, я понимаю, комментарий. Личное видение, анализ, сопоставление, иллюстрация и притча на закуску))) Завидую автору “Розы”)))

1
Макс Крок

Дык вам автор и должна быть благодарна.. если бы не ваше поднятие темы, то.. я вообще не должен был по регламенту его читать…

1
Александр Михеев

А чего они набросились все?))) Хотя, узнав, что автор – женщина, я по-другому взглянул на некоторые комментарии)))

0
Макс Крок

мне думается, просто вам очень понравился рассказ…. особо никто и не набрасывался на него.. просто другим не так понравился.. ну и что?

1
Александр Михеев

То, что прежде, чем фыркать, пусть предъявят своё творчество, или удостоверение профессионального критика, на худой конец)))

1
Макс Крок

смешно… 👍 

0
Александр Михеев

Почему смешно? Вот я читаю неприятное мнение. Иду в личку к его автору и вижу пустоту. Откуда мне знать – насколько он вообще разбирается в том, что осуждает? Другое дело, если у него в анамнезе есть хорошее творчество – тогда я к его мнению очень даже прислушаюсь.

0
Макс Крок

шанти, шанти… 🖐 

0
SleepWalker

ориентироваться на творчество критика?.. такой себе критерий. можно иметь отличный вкус в литературе и писать отвратно. это не равносильные понятия.

-1
Александр Михеев

Не вопрос) Ссылки на профессиональные критические обзоры, эссе. Грамотное построение рецензии. Хоть что-то, подтверждающее, что комментатор компетентен, а не “мимокрокодил”)))

0
Александр Михеев

Да бог с ней, с компетентностью… Пусть покажет мне те рассказы, которые ему понравились. Если они есть, конечно.

0
SleepWalker

Мне вот Переносимая ложность бытия отлично зашел рассказ. Буду за него болеть 🙂

1
Александр Михеев

Мне он тоже нравится) Один из моих фаворитов в группе)))

1
Макс Крок

крокодилов папрашу не обижать…

0
Полудиккенс

Думаю, автор писал что-то вроде ответа чемберлену на фильм “Сансара”.. 

Глупец, я считаю, тот, кто подумает иначе!

0
Макс Крок

вы серьезно, вот так готовы поставить на это? вероятность этого ведь очень мала… но есть.. но мала…

0
Полудиккенс

Не знаю, устало отвечаю я. Не видел фильма “Сансара”, не слышал про фильм “Сансара”, плохо представляю, что такое сансара в принципе…

0
Макс Крок

фуф.. это шутка значит была… а то я уж испугался, сансара меня дери…

0
Полудиккенс

 это шутка значит была…

Да, неудачная.

0
AiRon88

Невозможно было пройти мимо столь активно обсуждаемого рассказа. У меня двойственное ощущение. Рассказ мне понравился, но… У меня нет и восторженного послевкусия, как у тех кто восхваляет рассказ, но нет и недоумения тех, кто видит тут типичную бытовую драму, которую перенесли в необычные условия и добавили немного магии/мистики.
У меня вот неожиданная мысль возникла: как бы вела себя героиня, если бы муж “запал” на молодую девушку из их же народа, а не на иностранку?

0
Яна Блистер

Очень страшно и жаль Дайву.
Печальная история.

0
nmgvladimir

Автор, ты эта, зачем ужасы пишите??)

0
NeKo Tsukiko

В чем же смысл данного рассказа. На фантастику не тянет, больше мистика какая-то с привкусом романтики. Читатель должен почувствовать сожаление или что? Где раскрытие гг. Просто колдовство на блюдечке молока подаётся, как интересное и увлекательное произведение, но это просто текст без всего.

0
Anariel85

Рассказ написан красивым слогом, но сама история меня не увлекла. Отравить соперницу не получилось и женщина уже морально сдалась, приговорив себя к смерти. Колдовство, ревность и безысходность – факторы, которые обрывают у рассказа крылья и тянут его вниз к бытовым будням.

0
Ульяна

Мне всё понравилось, но хотелось концовки – так чтобы ух или хотя бы ах. Так почему она начала умирать, если лепестки не ядовитые? Объясните. Язык и слог – хороший. Пока лучший рассказ.

0
Б.И.Крекор

Да вы шутите….Уже все тут разобрали, и обсудили. Немного не понял, по итогу, ГГ смирилась? И решила дочь свою этому не учить, чтобы та не совершила такую же ошибку?

Индусы. Не знаток истории и географии, но я читая видел индусов. Просто забавный факт.

Добротно. Есть теория, что от судьбы не убежать, и шорты 4 догонят тебя, в том или ином виде.

Спасибо автору.

0
shepsik25

Достойный рассказ. Понятный сюжет, интересный стиль изложения. Мне понравилась оригинальность и полнота изложения. Спасибо автору за доставленное удовольствие!

0
cherokee

Очень красиво написано. Атмосферно. Образно. Никогда не интересовался тем регионом, и был окунут туда прочтением рассказа, словно там побывал наяву. Получился, смею так сказать, мини эпос. Удачи автору в конкурсе!

0
МакНамари

Написано отлично, скрупулезная стилизация создает атмосферность. Хорошо передано столкновение двух культур, двух цивилизаций. И вместе с этим, несмотря на качество изложения, сама история не заинтриговала, не вызвала ярких эмоций. Чего-то не хватило. Может быть проблема в самой теме, или изюминка рассказа –  стилизация, не позволила отождествиться с героями. А в целом очень качественный рассказ. Спасибо автору.

0
Сестра Таланта

Дайва – прекрасный цветок, и она погибает духовно и физически, не передав дочери знаний своего народа. Новые люди, вещи и порядки захватывают самобытный мир жителей гор. Страшная история написана прощальной песней настоящего, но так красиво.. Я благодарю автора за рассказ. Он вторит моему сердцу. Ему не нужна критика и оценки, потому что все мы тут белые туристы, вокруг Гималайской розы.

0
diart

Отвратительно. Ужасно не понравилось. Автор, да будет вам известно, я планировал выиграть в конкурсе, а теперь не уверен что это получиться.

Ну а если серьёзно, очень крутая вещь. Коротко, ёмко, по делу. Из минусов разве что тот факт что фантастикой это является с большой натяжкой.

0
Nevermore

Рассказ, в котором хорошо все: и стиль написания, и сюжет, и описание персонажей. Каких-то минусов выделить не могу. Спасибо автору за достойный рассказ!

0
saturansky88

Очень красиво написано. Атмосферно. Образно. Никогда не интересовался тем регионом, и был окунут туда прочтением рассказа, словно там побывал наяву. Получился, смею так сказать, мини эпос. Удачи автору в конкурсе!

0
tolkian

Сильный художественный язык, яркие образы. Удачно вписанная в сюжет славянка русскоязычным автором как второстепенный персонаж. В плане литературного произведения придраться не к чему. Меня же лично отталкивает чтение мыслей ревнующей женщины.

0
wayerr

Пардон, промахнулся.

0
wayerr

Песца в моём лице сей рассказ и порадовал и нет. Расстроил он канвой: вот эта вот незамысловатая картина ревности со страданиям и патетической мстёй — откровенно скучна для песца.
С другой стороны на этой канве вполне занятными мазками лежит призрачная картина уходящего мира, где верят в магию и магия эта работает. Тут можно долго ковыряться в том, психосоматика ли у героини приключилась, или это на деле так. Но, в принципе, это детали реализации.
Да, влияние на героиню ставит вопрос “действительно ли это так”, но с другой стороны судьба героини может символизировать и сам “старый мир”, который уходит вместе с ней. Ведь даже шаман, по сути, уже принадлежит к новому рациональному миру.

0
a.savushkin

Читалось чуть сложновато, сначала пришлось напрягаться из-за новых слов и необычных имен. Но как вчитался, перестал замечать это. Ревность, конечно, банальная штука, но всё что трогает душу разве не банально? Жажда власти, жажда любви, жажда подвига и славы, жажда жить и быть счастливым? Разве всё не крутится вокруг этого? Как столкновение двух миров? Не думаю что это была главная тема. Как по мне, тут всё вертится вокруг любви и несчастья девушки, которая чувствует как теряет свою любовь. История красивая за счет именно фона, на котором всё происходит.

0
Александр Михеев

Ещё раз перечитал и насладился. Нашёл одну опечатку) И подумал, как должны быть несчастливы люди, которые в прекрасном видят – обыденное…

0
morena

Я начала читать рассказ одним из последних, решив что тут наверняка какая-то приторная любовная история. Но история оказалась такой силы и красоты, что я просто заворожена ей. И колорит племени, и муки ревности, и любовь, и колдовство, и красота. При всем желание примешать ложку дегтя ничего не выходит.

0
Агния

Что же добавить ещё, если уже обговорено предыдущими комментаторами всё?) Но я нашла, чем подтвердить прочтение рассказа – слово шаман вообще отсутствует в тексте, однако комментаторы один за другим находят там шамана)) фантасты..)
В целом моё впечатление положительное.

0
Celty

Язык Вашего произведения хорош. Видно, что шла работа над стилем, рассказ писался и переписывался, создавались и продумывались образы. Отмечаю это как значительное достоинство. Благодарен.
Что касается смысла, скажу так: у Джека Лондона есть схожая история в сборнике “Сын Волка”. И я понимаю, что задумывалась трагедия на уровне великой любви, боли и смерти, но… Не дотянули. Если она умеет колдовать так, как описывается, она может выколдовать мужа к себе, а белую даму обратить в лягуху. Я утрирую. Если она оскорблена так, как описывается, она может грохнуть мужа/белую лягуху. Если же она мудра, она найдёт, что сделать ещё.
Отмечу, что был интересен момент того, что она по сути не видит своего ребёнка смыслом жизни. С точки зрения психологии, это близко к настоящим событиям.

0
kseaena

Это очень, очень красивый рассказ. Написано идеальным (для меня) языком, очень нежно, поэтично и легко. Во время чтения ни разу не споткнулась, ничто не выдергивает из повествования, просто погружаешься в историю, и это очень круто.
Я на все сто процентов верю в происходящее, как будто это реально где-то произошло. К логике происходящего вопросов нет, да и сама Дайва очень понятный персонаж. Причем, вот вроде ничего хорошего-то в ее поступке нет, а все равно она вызывает симпатию и жалость.
Отчего-то вспомнилось Преступление и наказание (правда, там раскаявшегося в своем деянии героя лично мне хотелось самого пристукнуть за его самоедство). Злодеяние влечет неизбежное наказание, а душевные муки доводят самого преступника чуть не до смерти, вот тем должно быть и навеяло.
Однако, мне не хватило в рассказе какого-то внешнего серьезного конфликта. Все движение происходит внутри героини. Мы наблюдаем сугубо личную семейную проблему, очень бытовую, невзирая на фантастически красивый антураж. Возможно, мне, на мой личный персональный вкус, больше понравилось бы, если бы внутренние метания Дайвы находили отражение во внешнем, например, если бы из-за пришлых рушился весь уклад этого прекрасного маленького мира, а не только прекрасный личный мир Дайвы. Но тогда это был бы совсем другой рассказ )

0
БФ финалБФ финал
БФ финал
Шорты-5Шорты-5
Шорты-5
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

80
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх