Рассказ №12 Без происшествий

Количество знаков : 11861

– Вставайте. Просыпайтесь, космонавты-астронавты, специалисты узкого и широко профиля, надежды форпостов человечества! Час настал, коты, расфуфыривать хвосты! – весёлый голос Скоробогатова бесцеремонно ворвался в сон.
Вообще-то для пробудки существовал вибробудильник, вмонтированный в койку, способный, будь на то надобность, поднять и мёртвого, но сангвиник Скоробогатов взялся добровольно выполнять функцию этакой дополнительной системы пробудки.
Он почему-то полагал, что человеческий фактор делает процесс выхода из сна более мягким. Его напарник по вахте Бубнов, обладатель флегматичного темперамента не возражал против такого вольного отступления от предписанного регламента процедуры пробуждения. Пользы или вреда от этого не было никакого, зато ему было забавно наблюдать как их сменщики, Каламес и Рыбаков, разлепляют под такой аккомпанемент веки и начинают шевелиться.
– Ну, проснулись, котики?! – задорно допытывался Скоробогатов, под одобрительно-флегматичный взгляд Бубнова.
– Тебе сторицей воздастся, – простонал Рыбаков, отстёгиваясь от койки и воспаряя над ней в невесомости. – Не зря же вы оба помалкиваете о том, как вас самих будят.
– Как нас будят – это сугубо наше дело, – отразил выпад сменщика Бубнов, помогая Каламесу выбираться из койки.
Он знал, что тому спросонья требовалось некоторое время, чтобы сориентироваться в пространстве и осознать, что здесь нет силы тяжести. Бубнов его как бы опекал.
– Проснулись, наконец? – снова подал голос Скоробогатов. – Нам, между прочим, тоже спать хочется. – И он сладко-демонстративно широко зевнул.
Рыбаков и Каламес тотчас же зевнули вслед за этим провокатором. Так раззявили рты, что спровоцировали приступ зевоты и у Бубнова, находившегося за спиной своего напарника и потому не видевшего, что тот делает.
– Прекратите! – строго, почти приказным тоном сказал он, насилу подавив зевоту. – Вы своё уже отзевали. Давайте проводить процедуру «пост сдал – пост принял».
Воспрявшие ото сна Рыбаков и Каламес выслушали и приняли к сведению короткий устный отчёт о состоянии текущих дел. Всё было без происшествий.
– Мы – спать, – резюмировал Скоробогатов, закончив свою часть отчёта. – Хорошей вам вахты.
– И вам не кошмарить, – ответил ему Рыбаков и сообщил. – Мне, кстати, хороший такой сон снился, но о чём не помню.
– Тоже ничего, – одобрил Скоробогатов.
Бубнов лишь неопределённо хмыкнул.
Никто не знал, что на уме у этого интроверта.
Перебирая руками за навинченные на стены корабля скобы, отбывшие вахту сменщики стали перемещаться к своему спальному боксу. Вскоре послышался звук закрывающейся двери.
Рыбаков и Каламес остались одни бодрствовать на корабле. Кроме них и только что отправившихся спать Скоробогатова и Бубнова в составе экипажа были ещё двое: Ли Сяо и Могрин, пребывавшие сейчас в объятиях Морфея. Пробуждение последних нужно будет проконтролировать восемь часов спустя, когда время вахты подойдёт к концу.
Корабль «Снегирь» совершал полёт к Юпитеру, к одной из его лун, если быть точным, носившей имя нимфы Каллисто из древнегреческой мифологии. «Снегирь» проделал уже добрую половину пути и пересекал теперь область Пояса астероидов.
Лететь до места назначения оставалось ещё, примерно, с год.
На Каллисто находилась база-поселение землян-колонистов. Этот спутник Юпитера оказался в приоритете планов колонизации Солнечной системы, отодвинув в этом аспекте Марс, который человечество так отчаянно когда-то стремилось колонизировать. Как ни похожа четвёртая планета на Землю, но отсутствие магнитного поля делало её подобием гигантской микроволновой печи. Помимо прочего, все спектры солнечного и космических излучений, беспрепятственно облучающие поверхность планеты, весьма охлаждали неоднократные порывы к широкой колонизации Марса. Ко всему прочему можно было добавить плотность, в сто раз меньше земной, атмосферу с полным отсутствием кислорода, и почвенные перхлораты, которыми был буквально напитан марсианский водяной лёд. Чтобы бороться со всеми этими напастями требовалось колоссальное количество энергии, источниками которой Марс, увы, крайне беден.
Уж если на Земле люди для производства необходимой энергии вынуждены перегораживать плотинами реки, жечь в неимоверных количествах добытые ими уголь и углеводороды и расщеплять уран в реакторах, то на четвёртой планете, находящейся в полтора раза дальше от Солнца, чем Земля, такие роскошества были просто непозволительны. Ни рек, ни угля, ни углеводородов там нет. Использовать солнечную энергию и энергию ветра?.. Как говорится: «Не смешите публику».
Разве что уран когда-нибудь отыщется на Марсе…
Каллисто явилась выходом из наметившегося в деле колонизации Солнечной системы тупика. Минимальные, в семь раз меньшие, чем на Земле, значения уровней солнечной и космической радиации, отклоняемой мощнейшим юпитерианским магнитным полем, делали этот спутник планеты-гиганта подобием антирадиационного курорта.
Само тело небесного объекта состояло из водяного льда вперемешку с многочисленными массивами минеральных пород и гигантских пузырей кислорода, аммиака и метана как в чистом виде, так и в смесях. Хочешь пей, хочешь дыши, хочешь извлекай энергию по самому низкому тарифу. Грех не воспользоваться такими дарами матери-природы.
Воистину, Каллисто оказалось тёплым местечком, несмотря на среднюю температуру поверхности в минус сто пятьдесят градусов Цельсия.
Несмотря на то, что путь с Земли до Каллисто занимал два земных года, колония на ней процветала. Ей требовалось совсем немного от планеты-матери для своего содержания: семена, замороженные сперма и яйцеклетки различных, большей частью сельскохозяйственных, животных и специалисты всяческих прикладных областей знаний помозговитей.
Экипаж «Снегиря» как раз и состоял из таких вольнонаемных специалистов, в которых нуждалась колония на Каллисто.
– Что, Каламес, скажешь? – спросил напарника Рыбаков.
– Да вот, дилемма у меня. Что сделать сначала: сходить в туалет или заняться трапезой, так как и того и другого остро хочу одновременно. Не поможешь решить?
– Как мне в детстве отец говорил… Как бы сформулировать… «Наполнять не опорожнять, так что можно обождать». Ну, ты понял… Согласен со мной?
– Твой отец был умным человеком?
– Так что же ты колеблешься?
– Недолюбливаю я эти пылесосы, – отвечал, поплыв по коридору по направлению к гальюну, цепляясь за скобы, Каламес. – Жду не дождусь, когда на место прибудем. Там сила тяжести хоть и впятеро меньше земной, но всё, хоть и медленно, вниз течёт и падает.
– Не трави душу своим натурализмом, котяра, – сказал Рыбаков, следуя за ним.
– От того же слышу, – парировал Каламес.
Четверть часа спустя с лёгкими душами, помывшиеся и побрившиеся, они вплыли в кубрик, чтобы отобедать.
– Как же я голоден! – провозгласил Рыбаков, набрасываясь на еду.
Каламес тоже не манерничал.
Громкое чавканье, урчание и утробные охи удовольствия сопровождали процесс поглощения пищи.
Насытившись и отдохнув, для завязывания жирка, бодрствующие члены экипажа корабля «Снегирь» приступили к выполнению комплекса необходимых мероприятий по мониторингу функционирования корабельных систем и текущего состояния здоровья, как своего, так и прочих членов экипажа.
Все системы функционировали нормально, а показателям состояния организмов спящих можно было только позавидовать, и дело оставалось за малым – позаботиться бодрствующим о собственном здоровье.
Как ни эффективны были кальцийстабилизирующие и антиатрофирующие препараты, членам экипажа, тем не менее, требовалось обязательное и ежедневные выполнение комплекса силовых упражнений. Для этого служил экзоскилетный тренажёр, в который занимающиеся по очереди влезали на пятнадцать минут, чтобы сделать подход. Подходов полагалось четыре – итого два часа на двоих из восьмичасового срока вахты…
– Уф! – только и выдохнул Рыбаков, заканчивая упражнение и извлекаясь из тренажёра, в этот раз он был завершающим.
Каламес коротал свободное время за монитором компьютера, на который транслировались данные с корабельного телескопа.
– И что там? – спросил Рыбаков, кивая на монитор и стирая полотенцем со своего тела шарики выступившего пота.
– Ничегошеньки, – ответил Каламес. – Четвёртый месяц летим через Пояс и ничегошеньки в поле зрения.
– А ты хотел чтобы, как в фантастических романах, космос камнями был бы набит? Расстояния между объектами Пояса – миллионы километров.
–Ой, спасибо тебе за очень познавательные данные, которые мне и без тебя известны, – съязвил Каламес. – Просто скучно. Без происшествий…
– А ты хотел бы, чтобы… Ба-бах!.. Столкновение с астероидом! Все системы отказывают! Я валяюсь без сознания… Нет, без башки, которая улетела в пробоину в корпусе… Ты же героически спасаешь корабль и оставшихся членов экипажа!
– Мне понравился эпизод с башкой, которая вылетает через пробоину, – оценил Каламес фантазию сотоварища.
– Рад, что тебе понравилось, – не моргнув глазом отвечал Рыбаков. – Крепись, всего-ничего до отбоя осталось. Представь только, как бы было, будь всё наоборот – на сон восемь часов, а шестнадцать на бодрствование?
– Я, пожалуй, тебя уже бы придушил к этому времени, либо свихнулся от общения с тобой, – отвечал Каламес.
– Ты, я вижу, несмотря на недавние занятия на тренажёре, полон энергии, – произнёс с иронией Рыбаков, и вдруг резким движением швырнул куда-то вбок от себя скатанный шарик из фольги обеденной упаковки.
– На!
– Ах же ты! – В Каламесе, казалось, распрямилась мощная пружина – так стремительно бросился он за блестящим шариком, ловя его. – Подловил-таки… – удручённо произнёс он под довольный гогот Рыбакова. – Рефлексы сами сработали… Я буду мстить.
– Валерьянки в блюдечке под нос мне подсунешь? – насмешливо спросил Рыбаков. – Чтоб я взалкал и залакал?
– Однако, наша гормональная перестройка даёт своеобразную побочку. – Каламес швырнул шарик фольги в утилизатор.
– Вот и используй её для сна, а не для ловли воображаемых мышей. Ты сейчас разве что не замяукал, – поддел его Рыбаков.
– А ты, как я вижу, вот-вот замурлычешь от самодовольства, – отбрил его Каламес. – Ишь, рот до ушей растянул. Чеширский кот да и только.
– Ладно, – сказал Рыбаков. – Повеселились и хватит. Пора ко сну готовиться. Гигиенические процедуры, отправление естественных надобностей, предсонный перекус, чтобы в ночные сомнамбулические дожоры не ходить, а там и наши кошечки проснутся нас сменять.
Каламес, ничего не сказав, молча поплыл, цепляясь за скобы в сторону гигиенического бокса.
Когда межпланетные перелёты длятся больше полутора лет, одних психологических мер, решающих проблемы психологической совместимости становится недостаточно. Человек попросту не приспособлен для длительного беспроблемного существования в безысходно-замкнутой среде в компании тех, кого он сам не выбирал. Конфликт, как решение возникающих и накапливающихся проблем, неизбежен. В итоге либо происходит гибель , либо выстраивается социо-этологическая структура коллектива, наблюдаемая у подопытных крыс.
Шесть крыс помещали в отдельный пустой бокс, во втором боксе была еда, а друг с другом их соединял тоннель, заполненный водой. Через некоторое время всегда происходило следующее: двое становились «главарями», которые грабили одну крысу, которая ныряла за едой и приносила её; ещё двое становились независимыми: сами плавали за едой и сами её употребляли и объединялись, чтобы отбиться от «главарей» и послать их по известному адресу; последнюю крысу, «опустившуюся», «главари» кормили своими объедками и совершали над ней регулярные акты надругательства.
Подобного в межпланетных перелётах допускать было нельзя.
Если нормальный человек – потенциальный носитель проблем и конфликтов, выход был один – из нормального на время сделать человека изменённого, который будет наименее конфликтен.
После долгих научных изысканий было предложено увеличение продолжительности сна с восьми до шестнадцати часов в сутки. За такой короткий период бодрствования человек попросту не успевает затеять серьёзный конфликт.
Решением стала временная имплантация железы, вырабатывающей гормоны, подобные тем, что вырабатываются у кошек, и благодаря которым эти животные спят две трети суток.
Проблема длительных межпланетных перемещений человеческих экипажей была решена. Две трети срока полёта во сне радикально меняло как восприятие времени, так и поведенческие характеристики. Экипаж делился на три части, чтобы поочерёдно, не мешая друг другу, отдельные группы могли нести вахту, не отвлекаясь на остальных.
Некоторые приобретаемые «кошачьи» повадки пропадали спустя какое-то время, после удаления импланта.
Плюсом ещё являлось более краткое субъективное восприятие времени, которое также снимало психологическую нагрузку на психику, оказываемую ожиданием.
– Эй кочешки-красавицы, вставайте! – постучал костяшками пальцев в стекло спального бокса Рыбаков.
Заходить внутрь было себе дороже. Общеизвестно, что страшнее кошки зверя нет.
«Интересно было бы посмотреть, как они будят Скоробогатова и Бубнова? – подумал Рыбаков. – Ни те, ни другие об этом не распространяются».
Дверь открылась и из неё выплыли две заспанные, коротко стриженные женщины – миниатюрная Сяо Ли и статная, грудастая блондинка Могрин.
– Ох и страшен вид только что проснувшейся женщины, – пошутил Рыбаков.
– А ты не смотри, – осадила его Могрин, обнимая за плечи Сяо Ли, спрятавшую от смущения лицо в маленькие ладошки.
– Да как же не смотреть на такую ужасную красоту! – снова сострил Рыбаков.
– Простите его, – сказал Каламес, – он так утомился за время вахты интеллектуально и морально, что уже не в себе и несёт невесть что. Его разум нуждается во сне.
– Оно и видно, – приняла извинения Могрин. – Ты согласна с ним, Ли?
Та, убрав руки от своего лица, согласно кивнула, и вдруг сладко и широко зевнула, грациозно потянувшись всем телом и растопыривая маленькие, тонкие пальцы.
– Да как же так можно?! – откровенно возмутился Рыбаков. – Вахту ещё не сдали…
И он, и Каламес, мгновенно заразившись от Ли зевотой, стали жмурясь и не прикрываясь широко разёвывать рты.
Полёт продолжался.

Подписаться
Уведомить о
39 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
J.T.Wiking

Спасибо автору! Произведение “Без происшествий” страдает от излишней монотонности и предсказуемости, не оставляя места для фантазии читателя. Персонажи кажутся однообразными, а их диалоги лишены глубины, делая повествование скучным. Впрочем, заслуживает внимания попытка автора создать атмосферу будничной жизни на космическом корабле, показывая рутину далеких путешествий через космос.

0
Kortes

Смысл рассказа глубже, чем “попытка автора создать атмосферу будничной жизни”, уважаемый J.T.Wiking. “Совы не то, чем кажутся”.
Автор сравнивает людей с крысами (хотя это несправедливо – люди хуже крыс). Он думает, что кошачьи повадки улучшат человеческую природу. Хотя бы на время полета люди станут такими же милыми как кошечки. Ну а по прилете на Ганимед они должны опять превратиться в крыс и горбатить на дядю.
Процесс временного превращения агрессивного человека в милое животное. Жестокий ответ автора доктору Моро.

1
Клиентсозрел

О Великая Беседка, как же это было нудно, скучно и НИ О ЧЕМ…
Спроси меня – ч то там в тексте?
Только и запомнил, командировку на планету Шелезяка. Экипаж зевает, плоско шутит, пардон, какает, жрет, болтает о чем-то будничном, опять шутит, опять зевает. В финале нам показывают заспанную грудастую даму…и ружье не выстрелило.
ВСЕ!
Тут баллы не ставлю.
Только медаль
comment image

2
staretz

Тема Бенамуки в отзыве не раскрыта. Неуд!

0
general gafs

Кому сдалась эта медаль? Лучше бы денежное вознаграждение, типа: “Премия за занудство III степени”. И степень как считается? Как в орденах или наоборот?

1
Клиентсозрел

Премия… согласен, это хорошо )))
Вспомнился реальный случай – давний мировой турнир самых некрасивых мужчин.
Победил какой-то Урод Бабайка, не шрамы инвалида, а просто лицо гоблина. Получил нехилые бабки за первое место.
Его жена в восторге заявила журналистам: “За такие деньги я теперь своего мужа считаю писаным красавцем!”

0
staretz

Котики внедрились уже и в сознание людей. Это фиаско цивилизации. Стоило ли оно того, чтобы долетать до Каллисто?

2
KAPITAN_PILIGRIMA

Чтобы не конфликтовать – нужно поспать! Запишу в ежедневник. Обиды сном не сотрутся – как быть? Много ненужного фона из пустых диалогов. Размышления о колонизации читать было интересно.

1
Штольц

Рассказ больше похож на научную статью, только с диалогами. Очень хорошо объяснено, что, зачем и как делается в дальних перелётах в ограниченном пространстве и маленьком  коллективе. Сюжет я так и не поняла. Можно было бы  закрутить интрижку с засасыванием головы, но автор почему-то передумал идти в эту сторону. А ведь получилось бы намного интересней. Над баллом подумаю. Автор, вам удачи.

0
Кирин59

“И что там?” – спросит читатель, собираясь открыть этот рассказ. Но правильного ответа – “Ничегошеньки” – дать будет некому, если не ознакомиться сперва с комментариями. Ну а если же читатель с ними ознакомится, то может прийти к благоразумному выводу, что он
попросту не приспособлен для длительного беспроблемного существования в безысходно-замкнутой среде
данного рассказа, где не происходит ничего интереснее массового зевания экипажа “Снегиря”.
Ну серьезно. Для чего нам даны несколько досужих разговоров героев вперемешку с повествовательными рассуждениями о колонизации и психологии (или около нее)? В “заразности” зевоты скрыт некий сакральный смысл всего рассказа, недоступный мне, далёкому от психологии и смыслов читателю? А может он сокрыт в этих “кошачьих” чипах?
Только осилив рассказ, думать об этом уже не хочется. Одно хорошо, даже два: написан он складно, хотя и периодически казённым научным языком, да, к сожалению, полностью оправдывает свое название.

1
Kortes

Возможно, автор вдохновлялся рассказом В.Пелевина “Зал поющих кариатид”, где героиням делали инъекцию богомола.
Там все закончилось печально. Оно и понятно – 90-е. В будущем такого не может быть. В будущем все в ажуре.

1
general gafs

Уж в этом комментарии никакого сакрального смысла нет точно.

1
Стас Кру

По сути, это просто зарисовка, а не рассказ. Весёлая, да и только. Ценность имеет только попытка в науку. И то лишь для людей, ничего не знающих о космосе. Все придуманные проблемы легко решаются. Я бы со многим поспорил, но, думаю, здесь этому не место.

0
Нескучно

Как я разочарован! Все ждал-ждал, продирался через никакие диалоги и научные описания и ничего не произошло. Ну, ладно, хоть не на 15к знаков.

0
Аноним 3

Иван Николаевич любит котов,
Их кормит, как выйдет из тира.
Но только себе он отнюдь не готов
Кошачью судьбу имплантировать.
И космос совсем не готов рассекать
Как лох по велению свыше.
И даже, представьте себе, Pussycat
Ни разу, ни разу не слышал!

2
general gafs

Иван Николаевич благоразумный и неиспорченный массовой культуркой, однако, человек. Респект Ивану Николаевичу!

0
Roman Ra

Прилично написанный рассказ, но плохо, что именно рассказ. Такой вот неспешный темп с объяснением, с описанием всего и вся да практически без сюжета, удачно бы смотрелся в контексте романа или хотя бы повести. Для рассказа же оно получается слишком вялым и занудным.

Автор, возьмите эту зарисовку в более крупную прозу, уже не лишённую сюжета и выписанных героев – и будет вам счастье.

1
Kortes

Ужасно. Автор, вы свой рассказ читали? Почему солнечные панели на Марсе нельзя использовать. Да заставьте ими всю планету. Почему Каллисто, а не Ганимед? На Ганимеде хоть магнитосфера есть и сила тяжести ближе к земной.
Эксперимент Дидье Дезора изложен неточно. Кроме этого, в ходе других экспериментов доказано, что люди в подобных условиях ведут себя отлично от животных.
Совсем травоядный рассказ.

1
general gafs

Многия знания – многия печали. Скучно, наверное, нести по жизни тяжкое бремя эрудита. Берите пример с Нильса Бора. Уж какой физик был, а вестерны любил смотреть, в которых нарушений законов физики тьма-тьмущая, и это его никак не возмущало.

1
Kortes

“Сон разума” автор воспринял буквально. Идея сделать межпланетные перелеты легче переносимыми путем “временной имплантации железы, вырабатывающей гормоны, подобные тем, что вырабатываются у кошек”, любопытна, но автор не счел нужным заинтриговать читателя. А ведь возможностей в сюжете были.

0
Митриса

Кошачьи гормоны, наверное, повлияли и на умственное развитие персонажей.
Такое впечатление, что на корабле школьники, а место действия – пионерлагерь.
Впрочем, тема колонизации космоса интересна (мне) как таковая, за это плюс.

0
UrsusPrime

Реально без происшествий:) И без сюжета. И без интереса. И без японо-корейских сисечек и огромных глаз:( И даже корабль Чужие гигеровские не шатали, и девушкам никто между длинных ног в чулках рогов не напихал. Все чинно, скучно, пастельно (оттенок краски имеется в виду). И даже рты бабы раззевают просто так. Это при таком количестве мужиков та:( Кастрированные что ля “котики”? Короче, тут даже иллюстрации не спасут. А я то думал, ща кавайные неко с ушками получат под хвосты от “котанов”… А тут… “Полет продолжается” Грустное…

comment image

0
general gafs

В невесомости секс, даже при всём желании, невозможен, а все попытки им заняться могут привести лишь как к тяжёлым, так и менее тяжёлым телесным повреждениям, так что “напихать”, извините, при всём желании, не получится. Это физика, чувак! Так что: Полёт продолжается без происшествий.

0
UrsusPrime

В СССР были эксперименты по сексу в невесомости. Да, закончилось разрывом вагины. Но я думаю за поколения… Короче, при желании можно извернуться. Опять же, автор упоминает “пылесосы”;)

0
Аноним 3

Есть рецепт, дарю вам за “мерси”:
Дюзы распали, когда не жмот,
Раскрути корабль вокруг оси,
Вот их всех по стенкам и прижмёт!

0
UrsusPrime

Мы это в Одиссее Кубрика видели, где он по колесу бегал. Видимо, поддерживать гравитацию автор человеки из рассказа пока не дотумкали как. Или экономят на всем. У них такое впечатление, что корабль одноразовый – типа вот колонисты долетят и все. Следующим отдельный новый построят.

0
nfytxrf8691

Мне такой рассказ читать было вдвойне тяжко. Во-первых, я не люблю космическую фантастику, во-вторых, не искушена в интеллектуальных диалогах. Тема, возможно, где-то в знаках заблудилась, но я не нашла. Даже грустно от своей необразованности и недальновидности. Как поступить униженному читателю?

0
general gafs

Как можно так себя палить? “Молчи – за умного сойдешь. Молчание – золото”. Вот, что приходит на ум при прочтении этого комментария.

0
Barash

За два года на корабле случится два марта. Страшно подумать, что может произойти. И тогда уж без происшествий не обойдётся. И ещё ладно, если обивку на креслах обдрапают, но на корабле присутствуют леди-кошки… Ооу-еее! Ой-ёй-ёй….

0
Betweenk-a

Час настал, коты, расфуфыривать хвосты!

После прочтения надо было вспомнить эту фразу из начальной побудки и воскликнуть: “Ага, так там было двойное дно! Всё не просто так!”.
Проблема только в том, что начало не вспоминается после прочтения. Всё настолько без происшествий, что сюжет просачивается через сознание, буквально ничего там не оставляя. Как часть более крупной прозы – конечно да, как самостоятельный рассказ – получилось как-то слишком гладко.

0
Александр Михеев

Автор, хочешь я умещу сюжет твоего рассказа в одно предложение?
“Космонавты долго летели к Каллисто и спали по очереди”.
Вот. 46 знаков.
На что ты потратил остальные 11815 знаков?
На канцеляризмы, щедро приправленные натужной литературщиной.
Не согласен?
У тебя же есть фантдоп – кошачья запчасть, пришитая к человеку!
Есть офигенно новая, незатасканная аналогия с лабораторными крысами!
А как это богатство влияет на сюжет?
Никак.
Рассказа нет, обсуждать нечего.

0
saturansky88

Уважаемый автор, прочёл ваш рассказ. Описание одного дня полёта из множества подобных. Так называемый – производственный рассказ.

0
Аноним 2

Ну зачем растягивать текст на 11861 знаков?
Без происшествий можно было уместить рассказ в 5 000.
И лучше было бы.

0
Аноним 10

Божечки-кошечки…
Мне было скучно. Автор старался сделать смешно, но у него не получилось. Плюс ужасный язык.

Воистину, Каллисто оказалось тёплым местечком, несмотря на среднюю температуру поверхности в минус сто пятьдесят градусов Цельсия. Несмотря на то, что путь с Земли до Каллисто

Этот спутник Юпитера оказался в приоритете планов колонизации Солнечной системы, отодвинув в этом аспекте Марс, который человечество так отчаянно когда-то стремилось колонизировать.

Насытившись и отдохнув, для завязывания жирка, бодрствующие члены экипажа корабля «Снегирь» приступили к выполнению комплекса необходимых мероприятий по мониторингу функционирования корабельных систем и текущего состояния здоровья, как своего, так и прочих членов экипажа. Все системы функционировали нормально, а показателям состояния организмов спящих можно было только позавидовать, и дело оставалось за малым – позаботиться бодрствующим о собственном здоровье

Идея, возможно, и прикольная, но реализация потерпела фиаско )

0
SKuturlin

Старая добрая научная фантастика. Зарисовка из жизни астронавтов будущего. Немного скучно, но так ведь и предполагалось – без происшествий.

0
Chess-man

Данное произведение не является рассказом.
Данное произведение является эссе.
Это другая литературная форма. А у нас всё-таки конкурс рассказов – я семь раз правила пересмотрел.
Вы уж извините, автор.

0
TochkaG

Муторно, но что-то в этом есть. До середняка чуть не дотягивает, но всё равно рассказ плохим не назовёшь. Есть в нём душа, но то, что касается технической части (стиль, сюжет и т.д.) совсем не совершенно

0
Alex N

Рассказ кажется затянутым. Всё-таки действий в нём не так уж и много, чтобы растягивать сюжет на почти двенадцать тысяч знаков. Вышло слишком монотонно, отчего история кажется перегруженной и убаюкивающей. Одним словом, львиная доля текста получилась «Без происшествий».

Удачи автору!

0
Большой Шлепа

Раз уж вы, автор, вместо написания интересной истории решили удивлять читателей полу-научным текстом, больше похожим на реферат по теме межпланетных путешествий, то разрешите мне, как человеку с техническим образованием немного подушнить. Не обижайтесь)
1) Зачем ученым в мире вашего рассказа понадобилось придумывать настолько сложную систему с имплантами, вживлением кошачьих желез людям для управления космическим кораблем? Бортовые компьютеры, установленные на вояджерах, которых американцы запускали ещё в семидесятые годы, прекрасно справились с тем, чтобы поддерживать работоспособность кораблей и провести их через пояс астероидов. Поставить такой же компьютер, но помощнее на ваш корабль “Снегирь” и не пришлось бы выдергивать членов экипажа из криосна каждые два дня. Какие бы им импланты не ставили, постоянно бодрствуя, они уже прилетят на Каллисто стариками.
2) Тут скорее не придирка, а я не совсем понял этот момент – на корабле летит всего шесть человек, что ли? Или шестеро упомянутых героев в рассказе это чисто экипаж, который поддерживает работоспособность корабля, а где-то там спят ещё несколько тысяч колонистов? Если так, то всё логично, но если там действительно всего шесть человек, то что это за колонизация такая? Если снаряжать целый корабль, который наверняка стоит миллиарды долларов, ради перевозки шести человек, то люди и за миллион лет половину Земли туда не перевезут.
3)

 Как ни похожа четвёртая планета на Землю, но отсутствие магнитного поля делало её подобием гигантской микроволновой печи.

У Марса есть магнитное поле, как и любой планеты, просто оно гораздо слабее земного. Поэтому там нет нормальной атмосферы, поэтому планета и становится подобием микроволновки.
4) Я честно пытался оценить с какой скоростью летит корабль и как будто, если он пояс астероидов пролетает примерно за четыре месяца, то он не должен ещё аж целый год лететь до Каллисто.
В итоге, как я уже сказал это не художественный рассказ, а просто набор не всегда достоверных научных фактов. Одна смена космонавтов описана не интересно, и даже дурацкие шуточки в диалогах не спасают. Хоть всё и написано грамотно, оценка будет ниже среднего. Но я верю в вас, автор, что в следующий раз, если вы уделите больше внимания сюжетной, а не лорной составляющей, то у вас получится достойное произведение.
Спасибо автор и удачи!

0
Шорты-36Шорты-36
Шорты-36
БоК-6БоК-6
БоК-6
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

39
0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх