Рассказ №20 Холод

Количество знаков: 18184

‒ Капитан, просыпайтесь.

Уваров открыл глаза и посмотрел на склонившегося над ним помощника. Исхудалое лицо, скрюченная фигура и безнадёжный взгляд человека, смирившегося с неизбежным. Такой же измотанный этой планетой, как и остальные члены экипажа.

‒ Скоро рассвет, ‒ помощник устало развернулся и побрёл в свой угол.

‒ Что с игрушками, Саша?

‒ Как обычно, перемигиваются, мать их… – помощник ещё что-то неразборчиво пробормотал и полез в груду тряпья.

Сергей Уваров, капитан исследовательского космического корабля «Дерзкий», одного из самых современных и напичканных высокотехнологичным оборудованием, с инновационным двигателем и… лежащим кучей искорёженного металла рядом с пещерой, встал и болезненно поморщился. Всё тело затекло. Он начал разминаться и стужа тут же залезла ледяными пальцами под одежду. Холод. Вечный, непрекращающийся холод. Каждый день. Сколько они уже здесь? Месяцы? Годы? Об этом не хотелось думать. Уваров обвёл взглядом каменные стены. Им повезло, что корабль упал у самой скалы, торчащей гигантским пнём среди бескрайнего поля. И, что в метрах трёхстах от места крушения оказалась пещера. Огромная пещера, с многочисленными гротами, в одном из которых теперь ютились люди. Ещё им повезло, что в глубине основной пещеры лежали кучи ломаного «хвороста», и это местное дерево хоть как-то спасало людей от лютого холода.

Уваров подкинул в костёр дров, отшатнулся от пахнувшего в лицо смрадного дыма и, откинув полог, вышел в основную пещеру. Снега здесь было немного, но чем ближе к выходу, тем ноги вязли глубже и глубже. У выхода, в сложенном из камней наблюдательном посту, съёжившись, сидел Шубин. «Какая подходящая под эту планету фамилия», ‒ в который уже раз подумал капитан и хрипло проговорил:

‒ Как дела, Алексей? Что с игрушками?

‒ Звезда ещё не взошла, поэтому судить сложно. Но вроде бы сверкают ярче, ‒ Шубин стёр иней с бороды. – Не нравится мне это, капитан.

‒ Иди, грейся. До следующей смены постою я.

Шубин благодарно улыбнулся и быстро засеменил к «жилому» гроту.

Снаружи, как и всегда перед рассветом, метель начала успокаиваться. Хлёсткий, выбивающий дух ветер утих и Уваров решился выйти на десяток шагов из пещеры.

Перед ним до горизонта простиралась снежная пустыня. Из неё грядами торчали местные зелёные камни. Всё вместе создавало впечатление, словно бы огромные ветки лежащей ёлки проступали через снег. Сходство с земной ёлкой не было бы таким очевидным, если бы не «игрушки». Эти шары, размером до метра в диаметре, были густо разбросаны по полю. Понятное дело, в метель их почти не видно, но в предрассветное затишье от них рябило в глазах.

Уваров повернул голову и посмотрел на заснеженные останки корабля. Рубка управления высоко торчала над поверхностью. Выглядела внешне целой, как и двигательный отсек, но всё остальное… Корпус «Дерзкого» был разорван и смят, словно гигантская рука сначала расплющила, а потом сжала в кулаке несчастный корабль. Оставаться в нём после крушения было невозможно, и холод загнал выживших космонавтов в пещеру. Всё что можно было взять с корабля – давно вынесено. Изнемогая и получая обморожения, короткими вылазками. И запасы пищевых концентратов удалось вытащить – ещё одно везение.

‒ Повезло, что выжили, хотя и не все. Повезло, что пещера оказалась рядом. Повезло, что еду спасли… Повезло… Повезло… Повезло… ‒ с горечью сам себе проговорил капитан. – Только в одном не повезло. Метеоритный дождь. Который защитные системы корабля проморгали.

Над горизонтом показалось небольшое, холодное солнце. По галактическому реестру наименование этого светила состояло из цифр, поэтому здесь её называли просто – Звезда. Она дополнила картинку новогодней ёлки, заняв место на «макушке». Уваров передёрнулся от отвращения. Каждое утро одно и то же. Планета будто бы смеётся над людьми, напоминая, что настоящего человеческого праздника им уже не видать.

Ярко красные лучи залили снежное поле. Шары налились светом и начали мерцать разными цветами. Над самыми большими заплясали искрящиеся протуберанцы. Уваров с удивлением замер. Такого представления шары никогда не давали. Раньше они просто отражали свет восходящего светила, но чтобы самим пульсировать… Вчера поведение шаров немного отличалось от обычного, но не на столько.

Капитан с силой вдохнул ледяной воздух, и, закашлявшись, повернулся к пещере. У входа собралась вся команда. Уваров с удивлением посмотрел на них. Что же могло выгнать их из относительно тёплого грота? И тут обратил внимание на стены пещеры. Они… они гудели.

Люди жались друг к другу, со страхом оглядываясь по сторонам.

‒ Капитан, что происходит? – механик Браун ткнул трясущейся рукой в направлении сияющего поля. – Что за чёртовая иллюминация? Не хватало нам ёлки, не хватало игрушечных шаров на ёлке – так ещё и гирлянды подвезли? И ещё эта скала… Что происходит?

‒ Майкл, я не знаю.

‒ Но кто-то же должен знать! Что здесь творится?! Я больше не могу… Я устал ждать… – в голосе механика появились истерические нотки. – Мы все сдохнем! Капитан! Вы говорили, что перед крушением корабля успели послать аварийный сигнал… Где, чёрт возьми, помощь?! Где эти грёбаные спасатели?! Сколько мы уже смотрим на эту вечную новогоднюю декорацию? Смит?

‒ Семь месяцев и три дня, ‒ проговорил из-за его спины парень в залатанном комбинезоне.

‒ Семь месяцев! Семь! И каждый долгий день – это тридцать первое декабря! – Брауна судорожно вздохнул и сразу поник. – Мы все здесь сдохнем. Никто за нами не прилетит.

Уваров подошёл к механику и приобнял за плечи.

‒ Я же раньше говорил: мы находимся в далёкой неисследованной части галактики. Пока дойдёт сигнал, пока снарядят спасательную экспедицию – на всё нужно время. Не вешай нос. Нас обязательно спасут, ‒ капитан посмотрел в лица членов команды. У них в глазах был только страх.

Вдруг из глубины пещеры послышался хлопок. Эван с Олегом, медик и биолог, первыми бросились на звук. Из их «лабораторного» грота шёл дым. Несколько месяцев назад они палками туда закатили «игрушку», для изучения. Так как аппаратуры и инструментов не было, то решили не рисковать и ограничиться наблюдением. Особо документировать было нечего – шар, как и его собратья на поле, всё время неподвижно лежал. Только по утрам немного светился. А теперь в лаборатории что-то явно происходило.

Эван осторожно заглянул в грот. Загородка, которой «на всякий случай» перегородили угол с шаром, горела. Сам шар, переливаясь всеми цветами радуги и испуская протуберанцы, прижался к боковой стенке пещеры. В месте соприкосновения сыпались мелкие зелёные искры, а на поверхности скалы просвечивались, расходящиеся в разные стороны, изумрудные «жилы». Медик проследил за ними взглядом и, медленно развернувшись, указал пальцем на каменные своды. Сквозь них, словно кровеносные сосуды из-под кожи, проявились светящиеся прожилки. Покрыли ломаным узором стены, потолок и, пульсируя, исчезали в глубине пещеры. Под ногами тоже засветились «жилы». Люди с криками шарахнулись в стороны. Браун не удержался на ногах и растянулся во весь рост поперёк одной из них.

Все замерли. Механик не шевелился, а его умоляющий взгляд заметался от одного лица к другому. Казалось, время остановилось. Только частое хриплое дыхание восемнадцати человек и тихий гул скалы нарушали тишину. Тут в лаборатории что-то негромко треснуло и это выдернуло Уварова из оцепенения. Он внимательно посмотрел по сторонам, присел и несколько секунд рассматривал ближайшую «жилу». Потом удовлетворённо кивнул сам себе, встал и сделал шаг к Брауну. И намеренно наступил на одну из прожилок.

‒ Вставай, Майкл. Эти светящиеся трещины проходят в глубине камня. Я уверен, что нам бояться нечего. А ты, если ещё полежишь, то отморозишь себе задницу. Учитывая, что башка уже давно отморожена, ты рискуешь потерять свой последний мыслительный орган.

Сначала послышался несмелый одиночный смешок. Потом к нему присоединился другой. А после, словно прорвав плотину, под сводами пещеры загрохотал общий дружный хохот. Пленники планеты сгибались от смеха, хватаясь друг за друга, чтобы не упасть. На несколько десятков секунд люди забыли, где они находятся. Всё скопившееся за последние месяцы напряжение, страх и растущая безнадёжность выплеснулись наружу. Ещё минуту гогочущее эхо металось по пещере. Постепенно смех стих. Браун с пунцовым от хохота лицом ухватился за протянутую руку капитана и, кряхтя, встал.

‒ Ну, ты, капитан, дал! Не думал, что тебя беспокоит мой зад.

Раздалось несколько смешков, но сразу же затихли. Лица членов экипажа опять стали серьёзными и угрюмыми.

‒ Капитан, что нам делать? – спросил Браун.

Уваров огляделся вокруг и остановился взглядом на видимом из пещеры участке снежного поля. Там по-прежнему сияли шары. И никакой метели. Обычно метель затихала на рассвете, а через десяток минут начиналась снова, завывая до следующего рассвета. Обычно. Но сегодня всё было не так.

– Нужно разобраться в этой свистопляске, – Уваров посмотрел в хмурые лица товарищей и остановился на помощнике. – Так. Саша, берёшь четырёх человек и организовываешь усиленные смены на наблюдательном посту. Смена полчаса. Смотреть внимательно и обо всём докладывать. Шубин, берёшь восьмерых и таскаете дрова к выходу из пещеры – возможно ночью понадобится большой костёр. Эван и Олег – за вами лаборатория. Следите за своим подопечным. Никакой самодеятельности, к нему не подходить. В случае опасности – всех предупредить. Скоков и Браун остаются со мной, ‒ капитан посмотрел на застывших членов экипажа. – Ну? Чего замерли? Приступайте к работе.

Экипаж быстро разделился на группы и разошёлся по пещере. Около капитана остались только двое: Скоков крутил головой рассматривая «жилы», а Браун нервно топтался на месте.

– Капитан, что нам делать?

– Спокойней, Майкл. Сейчас мы немного прогуляемся, так, Иван?

Скоков оторвался от созерцания пульсирующих прожилок и вопросительно посмотрел на капитана.

– Ты же мне вчера говорил, что в одном из ответвлений, нашёл проход наверх, – напомнил Уваров.

– Да, точно. Пройти там не сложно, только последний участок крутой. Один я не решился там ползти.

– Хорошо. Раз метель не будет мешать, то самое время осмотреться сверху. Берём верёвки, факелы и вперёд. Времени мало.

Через десять минут, с зажжёнными факелами, группа из трёх человек двинулась в глубину пещеры. Факелы едва освещали тропу, но тусклый свет от пульсирующих прожилок помогал людям. Скоро Скоков остановился перед неприметной нишей.

‒ Здесь.

Действительно, из проёма шёл поток ледяного воздуха. Проход в скале сразу же пошёл вверх и несколько сот метров не менял угла наклона, постепенно заворачивая налево. Люди прошли его быстро и оказались на дне наклонного колодца, в который заглядывало яркое, чистое небо. Скоков закрепил на верёвке крюк и забросил его в отверстие. С третьей попытки крюк за что-то зацепился. Иван подёргал верёвку, молча натянул поплотнее шапку, и полез наверх. Уваров поднялся вторым и осторожно ступил на узкий карниз.

С высоты, открылся широкий панорамный вид. Метели до сих пор не было, и окрестности были видны очень далеко. Открывшаяся картина обескураживала. Внизу справа лежал их корабль. Всё, что находилось левее корабля, ‒ люди видели впервые. И всё это пространство было устлано «игрушками». Они пульсировали, и в этом угадывался ритм. Вспышки шаров волнами накатывали на скалу. С каждой секундой волны становились всё более явные. Когда очередная волна достигала подножия, ‒ камни под ногами несколько мгновений вибрировали.

Браун выругался и потянул Уварова за рукав.

‒ Капитан, посмотрите. Что это?

Посреди поля, примерно в километре, торчало явно искусственное сооружение. Уваров присмотрелся и опешил. Из-под снега выглядывал разбитый космический корабль. Капитан никогда не видел такой модели, но то, что это был космический аппарат, сомнений не вызывало. Странная конфигурация корпуса так и кричала о неземном происхождении.

‒ О! – Браун изумлённо выдохнул и протянул руку ещё левее.

На границе видимости лежал ещё один вросший в поверхность корабль. Уваров переводил взгляд с одного корабля на другой, на пульсирующие волны и обратно. Какая-то мысль стучалась в сознание, но пока не могла пробиться через наступившее отупение.

‒ Сергей Юрьевич, ‒ дрожащим голосом проговорил Скоков, ‒ кажется я знаю куда мы попали.

‒ Говори, ‒ хрипло выдавил Уваров.

‒ Я изучал исследования археологов на реликтовых планетах. На Скитоне был обнаружен артефакт чужой цивилизации. Он представлял собой искусственное каменное образование, похожее на небольшой потухший вулкан. Скальное поле вокруг артефакта было усеяно гладкими круглыми выемками. О назначении объекта мнения специалистов разделились. Одни говорили, что это храм. Другие, что это военное сооружение…

Догадка мелькнула в голове Уварова, и он рукой остановил Скокова.

‒ Скажи, Иван, ‒ задумчиво проговорил капитан, ‒ когда мы пролетали рядом с этой планетой, и нас накрыло метеоритным облаком ‒ метеориты появились со стороны планеты?

‒ Думаю да, Сергей Юрьевич. В момент аварии я был за пультом управления энергоустановками. Повреждения и отключения начались с нижней, ближней к планете, палубы. И что странно, поражение основной энергосистемы были глобальные, словно… ‒ Скоков расширяющимися глазами посмотрел на пульсирующие шары, ‒ …словно в нас попали заряды ионной пушки.

‒ И захватывающим лучом притянуло к ней… ‒ ошарашено добавил Уваров.

Браун попятился и схватился за камень. Он никак не мог принять открывшуюся истину:

‒ Не понял. Эта скала – не скала? Мы что, всё это время жили в древней действующей пушке?!

‒ Похоже. Но сейчас не это главное, ‒ Скоков побледнел. – Это орудие готовится дать залп. И у меня только одна идея по кому – по летящему к нам кораблю!
Капитан на секунду замер, потом ударил кулаком по скале и закричал: ‒ Быстро спускаемся! Нужно предупредить спасателей!

‒ Как? После удара о планету связь полностью вышла из строя, ‒ Скоков скользнул вниз по верёвке вслед за Уваровым.

‒ Нужно что-нибудь придумать.

‒ Я не знаю как. Но… Может попытаться повредить пушку?

‒ Есть идеи?

Скоков остановился и показал на ближайшую «жилу»:

‒ Похоже, это сооружение создано на кремниеорганической основе и эти «жилы» не что иное, как проводники энергии. По ним артефакт перераспределяет накопленную от излучения Звезды энергию. В общем, мы можем попробовать использовать эту энергию.

‒ Для чего?

‒ Присоединимся к энергетической системе, запустим двигатель нашего корабля и…

Уваров с товарищами, запыхавшись, вбежал в основную пещеру. Члены экипажа, увидев взволнованного капитана, побросали работу и обступили их.

‒ Так. Ситуация сложная, ‒ не давая никому сказать и слова, заговорил Уваров. ‒ По всем признакам к нам приближается спасательный корабль. Но эта скала – боевое орудие чужой цивилизации. Оно активировалось и собирается сбить корабль. Как и нас.

Экипаж ошарашено уставился на капитана, а потом все разом заговорили, посыпались вопросы. Уваров поднял руки:

‒ Времени вообще нет. На сборы пять минут – потом идём к нашему «Дерзкому». Ситуацию объяснят Скоков и Браун. Быстрее! Быстрее! – подогнал он застывших товарищей.

Люди забегали. Уваров же, поправив одежду, подошёл к выходу. За время его отсутствия ситуация усугубилась. Шары на поле налились яростно клокочущим светом. Их как бы распирало изнутри и, казалось, вот-вот были готовы взорваться. Воздух вокруг прямо таки искрился от сдерживаемого напряжения. «Жилы» светились ярче и пульсировали интенсивнее. Волны вибрации и гул начали давить на уши.

‒ Капитан, все готовы.

Уваров повернулся и посмотрел на своих людей. В глазах у них читался страх и… надежда.

‒ Хорошо. Скоков, коротко объясните план.

Скоков вышел вперёд:

‒ Нужно подключить вармпускатель к энергетической системе этой скалы-пушки. В двигательном отсеке сохранились резервные кабели. Они тяжёлые, но мы должны вытащить их наружу. Я присоединю их к вармпускателю, а другие концы нужно приложить к «жилам». Майкл вручную инициирует запуск разогревателя. Вармпускатель на долю секунды активируется и потянет энергию по кабелям. Эта энергия раскрутит пускатель, а он запустит основной двигатель. Сам двигатель повреждён, но фотонное ядро живое. Уже не важно, что автоматика и предохранители вышли из строя. Главное, чтобы ядро начало потреблять энергию, а её здесь очень много. Бесконтрольное потребление энергии приведёт к перегрузке накопителя. Двигатель пойдёт в разнос – дальше детонация. Надеюсь, этого хватит, чтобы разрушить систему пушки. У меня всё.

‒ Вперёд, ‒ Уваров махнул рукой и первым выбежал из пещеры. Люди, нервно перешёптываясь, поспешили следом. До корабля добрались быстро и работа закипела.

Когда два кабеля толстыми канатами лежали по разные стороны от обломков, раздался оглушительный треск. Вершина скалы озарилась вспышками молний. Только молнии били не в вершину, а из неё.

‒ Быстрей! ‒ заорал Уваров. Члены экипажа лихорадочно забегали. Первый кабель уже торчал из трещины в скале. Второй только подтаскивали к каменной стене. Из люка двигательного отсека высунулся Браун:

‒ Я готов!

С другой стороны корпуса спрыгнул Скоков:

‒ Внутри всё подключено.

Уваров бросился помогать второй группе подтаскивать кабель.

Почва под ногами монотонно завибрировала. Над верхушкой скалы к молниям добавилось ослепительное сияние.

‒ Быстрей! Быстрей! ‒ задыхаясь и напрягаясь изо всех сил, тянул кабель Уваров.

‒ Есть! Есть контакт! ‒ закричал Шубин. Второй кабель, оголённым концом вошёл в скалу.

Капитан замахал руками Брауну.

‒ Давай! Включай!

Майкл кивнул головой и скрылся в корпусе. Уваров повернулся к стоявшим рядом членам экипажа и проговорил:

‒ Всё. Уходим в пещеру. Скоро здесь будет жарко.

Людей уговаривать не пришлось. Все понимали, что если их задумка сработает, то оставаться рядом с кораблём равносильно смерти. Члены экипажа быстро двинулись в своё убежище. Уваров, постоянно оглядываясь, отходил последним. На полпути от входа в пещеру он остановился. С кораблём ничего не происходило. Почему медлит Браун? Страх холодной рукой сжал сердце. Неужели ничего не получилось?

В окружающее пространство ворвался тонкий писк. Он постепенно набрал силу, перерастая в низкий трубный звук. Статическое напряжение вокруг скакнуло вверх. Уваров почувствовал, как волосы на голове становятся дыбом. Вдруг, шары дернулись и, проплавляя снег, поползли к скале. На каменной стене появились ровные горящие алым светом дорожки, уходящие к вершине. Пошла последняя стадия зарядки древнего орудия. «Всё. Не успели», ‒ обречённо подумал Уваров.

И тут общий гул прорезал новый звук. Корабль, казалось, встрепенулся. Дюзы двигателя засветились. В местах соединения кабелей со скалой взметнулись фонтаны искр, а сам корпус «Дерзкого» покрылся пляшущими миниатюрными молниями. Из технического люка высунулся Браун. Он двигался медленно, словно преодолевал толщу воды. На лице застыла гримаса боли. Даже с расстояния было видно, что у него обожжены руки. Майкл обессилено прислонился к люку и повёл взглядом вокруг себя. Корпус мелко завибрировал. С дюз посыпались и полетели в разные стороны шаровые молнии. Браун медленно повернул голову и остановился глазами на Уварове.

‒ Ну же, спускайся. Уходи, ‒ не отпуская взгляд Майкла, зашептал Уваров. ‒ Ну же…

Браун неуклюже приподнялся и обессилено осел. Он понял, что ему уже не выбраться. Майкл посмотрел в небо, потом снова на Уварова и, из последних сил выпрямившись, поднял руку в прощальном жесте. Не замечая, как у него по щекам текут и замерзают слёзы, капитан вытянулся по стойке «Смирно» и отдал честь. Корабль «заплясал» на месте, и Майкл Браун скрылся за взметнувшимися вверх молниями. Уваров застыл, не в силах отвести глаз, не в силах принять потерю товарища.

У входа в пещеру, зовя капитана, надрывался помощник. Уваров, как во сне, повернулся к нему. Слов было не разобрать, ‒ гул скалы и корабля заглушал всё вокруг. Помощник, с бледным, перепуганным лицом, рукой указывал ему за спину. Уваров глянул через плечо – на него в короне извивающихся молний надвигался пунцовый шар. Капитан сделал в сторону шаг, другой и, сбросив оцепенение, побежал. Как только он заскочил под каменные своды, мир за его спиной вспыхнул. Яростный белый свет поглотил всё без остатка.

Уваров открыл глаза. Над ним склонилось множество бородатых грязных лиц. Озабоченность быстро сменилась на улыбки.

‒ Живой! Нашего капитана так просто не возьмёшь, ‒ зашептали из-за спин.

Уваров с трудом приподнялся и посмотрел по сторонам. Он лежал в «жилом» гроте. Каменные стены обычные ‒ без «жил», без вибрации. И тишина.

‒ Саша, помоги, ‒ капитан подал руку помощнику. ‒ Давай выйдем наружу.

Опираясь на помощника, Уваров поковылял к выходу из пещеры. За ним шли остальные.

Поле больше не напоминало новогоднюю ёлку. Насколько было кругом видно, взрыв начисто вычистил её от камней, «игрушек» и снега. Там, где раньше лежал «Дерзкий» зияла огромная воронка. Скала и поверхность планеты оплавлены на сотню метров в диаметре. Сама же скала представляла собой просто мёртвый камень, и ничего более.

‒ Смотрите! ‒ воскликнул Шубин, показывая вверх.
На дневном небе появилась звёздочка. Она приблизилась, и вскоре до людей донёсся рёв двигателей. Члены экипажа, радостно крича, бросились обниматься. Невзирая на холод, вверх полетели шапки, перчатки.

«Мы всё-таки дождались», ‒ подумал Уваров, посмотрел на оплавленную воронку и, вспомнив слова Майкла, проговорил:

‒ Знаешь, Саша, нас спасут, но декабрь в нас останется навсегда, ‒ помощник понимающе посмотрел на капитана. ‒ Только часть экипажа останется в тридцать первом декабря, а нам посчастливилось шагнуть в следующий день.

Подписаться
Уведомить о
45 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альберт фон Гринвальдус

Старая советская школа. Элементы Ефремова, Альтова и Гуревича как “знак качества”. Да, но использовать механический будильник (даже самый лучший!) в эпоху “Умного дома” довольно экстравагантно, мягко говоря.

1
natsmagina

Вот прямо “фантастика-фантастика”! Снимаю шляпу! Автор, как в детство вернулась! Спасибо за это!

2
J.T.Wiking

Спасибо автору, топ, скорее всего 10 баллов. Автор создаёт мрачную и напряжённую атмосферу, описывая борьбу персонажей с холодом, отчаянием и неизвестностью.
Сюжет рассказа увлекателен и хорошо развёрнут, поддерживая интерес читателя до самого конца. Персонажи хорошо проработаны, их реакции и переживания кажутся реалистичными и убедительными. Автор также умело использует научно-фантастические элементы, чтобы усилить ощущение неизведанности и опасности.
Язык рассказа чист и ясен, с хорошо подобранными описаниями, которые помогают читателю погрузиться в атмосферу истории. Стилистические ошибки отсутствуют, что говорит о высоком уровне мастерства автора.
В целом, рассказ “Холод” является отличным примером научной фантастики (не побоюсь добавить “советской”) с элементами психологического триллера.

1
Мушавер

Спасибо автору, топ, скорее всего 10 баллов” — многие так говорят, а потом смотрят: в системе оценивания нет 10-ки, все оценки от “1” до “5”. В итоге ставят единицу, чтобы хоть одна цифра из двух обещанных была)

1
staretz

Жаль, нет нуля. А то бы поставили точно!

0
staretz

Верно подмечено, что англосаксы – первые паникёры.
Про задницу не так уж и смешно (Уже третий рассказ с акцентом на заднице! Что это?). От чего они расхохотались? Разрядка нервного напряжения?
И да. Английские и русские фамилии присутствуют. Но где же болгары и чехи? Думчев, Гончев, Мразкова, Долежал, Стукачек, Швейк? Неужели все погибли?
Так-то “повествование держит в напряжении”. И рядовой Райан Браун оказался молодцом, а не засранцем…

1
Александр Прялухин

Все мы одинаковые. Паникеры, засранцы и т.д. есть среди любых народов. Так же, как и честные, смелые люди.

1
staretz

Это да. Но выражение “Спасай свою задницу!” есть, кажется, только у них. У нас крикнули бы коротко и зычно: “Полундра!”

0
Александр Прялухин

Нет, у нас не все матросы, большинство будет кричать “пи…ц бл…!”, что в принципе то же самое, что и “спасай свою задницу”.

0
staretz

Не согласен. Наши матросы граждане смотрят на ситуацию с совершенно противоположной стороны!

0
Александр Прялухин

Ох, я бы не отвечал от имени всех матросов граждан. Плохая это привычка.

0
staretz

Я только от имени НАШИХ граждан, прежде бывших матросами  ? 

0
Александр Прялухин

А, ну если от ваших, тогда может быть (я ведь не знаю, кто это). Я то имел в виду граждан страны.

0
staretz

А я – граждан Империи. Барон знает!

0
Александр Прялухин

Ну флаг вам в руки )

0
staretz

И тут поправлю: стяг. Можно вымпел. А ещё лучше: хоругвь!

0
Snova

Ох, как же я люблю космическую фантастику! Автору спасибо! Оригинальная задумка с типом инопланетных существ, хотя, по-моему, даже разумные камни среди этой братии уже были) Сложно придумать тут что-то новое, но у автора получилось. В небольшом рассказе есть все – неизвестность, отчаяние, трагедия, надежда и сильные характером люди. Напомнило “Поселок” Булычева. Отлично написано, грамотно. Юмористические моменты снижают градус безысходности. И шутка, кстати, очень правильная. Находясь в экстремальных условиях, люди вряд ли шутили бы на высокие, интеллектуальные темы. Именно вот такие шутки про задницы обычно в такие моменты и помогают. Очень здорово! Салютую!

1
Клиентсозрел

Космоопера в одном флаконе с НФ. Даже, скорее, с попыткой в твердую НФ.
Не особо любитель обоих поджанров, но читал с интересом. Диалоги хорошо сконструированы, конфликт устойчив, драма органична (хотя вскользь проскочила… типа “помер максим, да и хрен с ним…вот немного обидно было за Брауна).
Возможна высокая оценка.

1
Мушавер

Хорошая, атмосферная, “крепкая” фантастика. Внятные персонажи, чёткие эмоции, бодрое повествование. На фоне многих остальных рассказов данного конкурса сей фант смотрится очень даже хорошо.

2
KAPITAN_PILIGRIMA

Понравилась сама история, а не как написано. За то фантастика. Спасибо.

1
Мира Кузнецова

Ваша работа участвует в “Дзен-Кубке Игр” ( https://litbes.com/forum/news/nash-yandeks-dzen/page/18/#topic-post-67688) опубликована на Дзен https://dzen.ru/litbes?tab=articles
Вы можете её репостить, делиться ссылкой на нее по своему усмотрению, комментировать ( не раскрывая авторства).

0
staretz

Да. Классическая фантастика. Кто натаскал вонючего хвороста в пещеру и почему этот хворост за годы и годы окончательно не истлел? Для чего было “маскировать” пушку под полую изнутри гору и рассыпать боезаряды в порядке, напоминающем развешивание ёлочных шаров? Отчего вымерла эта странная цивилизация? Почему при взгляде на лежащие за пределами прежней видимости НЛО команду сразу же посетил инсайт: “Ба-ба-ба! Да это ж пушка!” Наворочано, как в любой классической фантастике много интересного, непонятного, а главное, мало логичного.

1
nfytxrf8691

Претензия на научную фантастику. Если вплести логику, объяснения и глубину. Грамотность и стиль на должном уровне.Тема 32 декабря сомнительна. Впрочем, скорей понравилось, чем нет.

1
mechanik

Своя рука – владыка, и Автор все сюжетные рояли в кустах обозначил понятием «повезло». Роялей, в общем, набралось количество и, судя по тому, что экипаж как-то выжил семь месяцев вне корабля на замерзшей планете, этих самых роялей должно быть еще раз в десять больше. Ну, на то оно и научная фантастика. Но совершенно непонятно, что экипаж делал всё это время, кроме того, что мёрз. Во всяком случае, головой никто не думал (да и другим местом тоже). Что за хитрая метеоритная атака? Почему защита не сработала? Не грозит ли та же опасность спасателям? Ба! Да это ж ионная пушка, не иначе. Щас мы ее разрядим в последний драматический момент. Автор, простите мое ехидство. Это от разочарования.

2
Инесса Фа

Ну, если бы автор несколько лет роман писал, все рояли из кустов пояснил бы) А для новогодней темы в рамках отмерянных знаков, вполне “съедобное” чтиво)

0
Koroed

Спасибо Автору. Наконец при чтении мои глаза не кровоточили. Годное произведение, которое может стать украшением любого фантастического сборника. Ровное повествование, внятные диалоги и понятная от начала до конца история. Я

вытянулся по стойке «Смирно» и отдал честь

написавшему этот рассказ.
Космической фантастикой я давно пресытился и больше не читаю, но оценить по достоинству крепкое произведение всё ещё способен. Жаль, что тема конкурса раскрыта слабо. Я до последнего надеялся, что Автор как-то сделает более явный акцент на 32 декабря, но нет. Могу предположить, что при выставлении оценки этому рассказу буду очень долго размышлять. Явный претендент если не на высшую оценку, то точно на одно из призовых мест.

1
Artemenco25

Сергей Уваров, капитан исследовательского космического корабля «Дерзкий», одного из самых современных и напичканных высокотехнологичным оборудованием, с инновационным двигателем и… лежащим кучей искорёженного металла рядом с пещерой, встал и болезненно поморщился. 

Ёжкин кот, кто встал то и поморщился?

Над горизонтом показалось небольшое, холодное солнце. По галактическому реестру наименование этого светила состояло из цифр, поэтому здесь её называли просто – Звезда

Зачем называть “солнцем”, если это все таки не солнце? можно было бы подобрать слово.

Я любитель такой фантастики, но слишком затянуто.

0
Нескучно

Вижу, что автор постарался. Не буду заострять внимание на мелочах и выискивать огрехи – к сути. Мне понравился язык изложения, не без шероховатостей, но не смертельно и поправимо. История тоже понравилась: трудная ситуация, человеческая смекалка, самопожертвование (пусть и невольное, трагическое); пушка – как часть нового мира и средство пленения. Из прочитанного на конкурсе, пока что это – лучшее произведение в жанре научной фантастики.
Что не понравилось: недостаточная детализация (после описания идеи подключения к двигателю может показаться придиркой, но это не так). Диалогам, наполнению событий все-таки не хватает глубины: слишком просто и не совсем натурально.
Резюмируя: хороший рассказ.

1
Мишка Пушистая

О! Пушка! Не в плане локаций в рассказе, а сам рассказ – пушка!
Достоин быть воплощенным в антологию современной фантастики ?  (или в авторскую книженцию) Ёлка как живая. Инопланетный мир ошарашивает. Смешанный экипаж космонавтов не даёт скучать. Всё отлично! Желаю автору удачи на конкурсе! Надеюсь рассказ-пушка выстрелит во многих  ? 

1
Windfury

На мой взгляд слишком много бессмысленных описаний. Герои невыразительные, сюжет банальный. Мне не очень понравилось.

0
Альберт фон Гринвальдус

Начал перечитывать, на предмет сверки впечатлений и выставления баллов. Остаюсь на прежних позициях: это прекрасный рассказ, опоздавший во времени. Для сегодняшнего дня – только “хорошо”.

2
Инесса Фа

Читала с интересом, в конце рассказ даже захватил внимание полностью (далеко не всегда такое погружение случается). Название можно еще поискать, на мой взгляд. Автору удачи в конкурсе!

1
Штольц

Автор, ваш рассказ очень понравился. 5+ ставлю. Талантище. Не к чему придраться. Всё на месте: и сюжет, и описания, и диалоги хорошие. Желаю вам в новом году, чтобы какой-нибудь издатель вас обязательно заметил, и у вас вышла своя книга. Это от чистого сердца. Потому что такие произведения должны читать массы. Автор, вам удачи.

1
Емша

Раз уж в угадайке отметился, то отмечусь и тут. (Не так уж и много на Фантлабе мне читать осталось)
Автор сказал, что хотел. Как ему (и не только) кажется. Почти всё хорошо и ладно скроено. На первый взгляд. А на второй… Сюжет-то явно в “сильно коротких штанишках”. Автор, похоже, и сам это знает. Потому несколько заплаток поставил — повезло то, повезло сё и это тоже повезло. А там ещё ставить и ставить латки. Много. В итоге тришкин кафтан выйдет. Плюс повезло, что инопланетяне на том же виде энергии летают. И пушка тем же стреляет. А зачем она стреляет? Потому что это тупо сгусток зла? Ну, такое себе… Потому героя так и подмывает назвать не капитан Уваров, а капитан Очевидность.
Так что, даже если просто попытаться расставить все точки над “ё”, раскрыть характеры, поработать над сопереживанием и позаботиться об инопланетной логике поведения, раз уж они схожую энергию пользуют, то выйдет полновесная повесть в стиле конца 70-х начала 80-х. И я бы даже её почитал. Наверное))

2
UrsusPrime

Хорошее. Что-то из восторженных космосом 60х. Придираться особо не к чему. Корабль представлял серебристой ракетой, а космонавтов – бородачами из туристических песен. Правда, где тут 32 декабря… тут же вечное 31ое было.

1
Komaroff

Отличный рассказ, держит в напряжении при чтении. Непонятно, что там с пушками-игрушками- стреляющей горой. Тема конкурса тоже пришпилена кое-как. В остальном мне все понравилось. Автору спасибо.

1
Митриса

Хороший рассказ, что тут скажешь.
Конечно, есть вопросы по сюжету и шероховатости по тексту, но это все мелочи. Читать интересно, герои понятные, атмосфера чувствуется, эмоции есть – что еще надо? Пятерка.

1
scepticism

Без всяких сомнений это самый скучный рассказ в конкурсе. Я почти ненавижу автора за то, что заставил меня прочитать его. Вся унылость, отсутствие любой мысли и полное отсутствие фантазии ясно проступали уже в первом абзаце. Ко второму абзацу растаяла последняя призрачная надежда на то, что этот текст может оказаться пародией на штампованную «звездолётную» фантастику. Но долг ответственного комментатора заставил меня дочитать рассказ до конца, и за это мне хочется мстить.

2
Betweenk-a

Хороший рассказ. Ёлка и игрушки выглядят немного притянутыми, но мало ли что почудится замерзающей команде. Всё по классике: сложная ситуация, всеобщая усталость и стресс команды, внезапное прозрение ГГ и самопожертвование самого неприятного персонажа. Хэппи энд в такой конструкции не раздражает. В целом понравилось.

1
Александр Прялухин

А как ломаный хворост оказался в глубине пещеры? Кто его туда принес? Откуда вообще он может взяться в снежной пустыне?
Почему люди с таким переживанием наблюдают за игрушками? Будто уже знают, что это не местное природное явление, а нечто опасное. Хотя по сюжету должны думать как раз наоборот, ведь одну из игрушек они даже затащили в пещеру и за семь месяцев она ничего опасного не продемонстрировала.
Выглядит рассказ весьма шаблонно. И больше всего напоминает истории про наших героических полярников. Хотя идея вполне норм и даже есть оригинальные находки, вроде гигантской елки с игрушками, торчащей из снега, это дополняет тему с 32 декабря. Если бы идея была еще и реализована хорошо, красивым, образным языком, без шаблонов вроде “все дружно засмеялись, словно сбрасывая накопившееся напряжение”, было бы совсем замечательно.

1
Мира Кузнецова

Вот. Именно эти спотыкачи и не давали покоя. Что за рояльные рояли в кустах?

Но вот с семью месяцами ты перегнул. Это даже я поняла. Никого не было в радиусе действия гирлянды. Сбивать нечего и фсё!

А вот хворост и груда тряпья в углу, а потом спич про “супер корабль с супер обложки бла-бла-бла”. И что господа космонавты выпрыгивали на ходу? С трусах и каске? И потом не сходили и не оторвали кусок обшивки, чтобы в пещеру не задувало? И поди аккумуляторы какие-то есть на корабле? И запасы еды, которая не портится на холоде…

А идея хороша. И картинка живенькая такая.

0
Александр Прялухин

Ой, да ладно – “даже я” )) Но про семь месяцев и игрушку я же в другом смысле. Просто герои с самого начала рассказа с тревогой разглядывают их (игрушки), будто те злобные хищники или роботы убийцы, хотя они (герои рассказа) знать этого не могут, а знают только то, что никаких неприятностей им за семь месяцев от игрушек не было. Значит, по идее, и смотреть на них они должны спокойно, без особого волнения.

1
Мира Кузнецова

И чё ты ржёшь? Я в фантастике осталась на уровне Лема, немножко Азимова и чуть-чуть Хайнлайна. Да, но с логикой да, дружу. И с психологией. А автор небрежен в этих вопросах. За семь месяцев можно привыкнуть даже к нежеланной беременности, а тут вяло-текущее ожидание у разбитого корыта/корабля. Причем инфантильное ожидание. Такая толпа мужиков и ни кем не озадаченная. Им бы мою мамочку или мою доченьку. )))))) Они бы даже до ветру ходили с высочайшего разрешения))), но озадаченные: “Струя должна бить строго перпендикулярно и добивать до вон того деревца! Ни капли мимо!”

1
Aegis

Я не фанат такого исполнения. Для меня скучновато, люблю более дерзкое. Однако сказать, что объективно плохо, тоже язык не поворачивается.

1
Шорты-36Шорты-36
Шорты-36
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

45
0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх