Рассказ №26 Пятый из четырёх

Количество знаков: 11636

Поздним вечером 31-го декабря 2039 года Центр управления марсианской экспедицией (ЦУМЭКС) лихорадило, как говорится, не по-детски.
Близилось противостояние Земли и Марса 2-го января 2040 года и для ЦУМЭКС оно являлось долгожданным окном возможностей. Во-первых, задержка сигнала во время сеансов связи ЦУМЭКС с Экспедицией, прибывшей на красную планету во время противостояния 2037-го года, составляла всего шесть минут, минимально возможный интервал для качественной передачи пакетов информационных данных. Во-вторых, на подлёте к Марсу уже был аппарат с грузом для экспедиции. В-третьих, частичное совпадение календарных сезонов как на земле, так и на Марсе, учитывая дату нынешнего противостояния являлось хорошим поводом, чтобы совместно встретить Новый год в соответствующей обстановке, как на Земле, так и на Красной планете.
Исходя из даты противостояния можно было сделать допущение, что 31-е декабря на третьей планете можно считать 31-м числом условного Декабря на четвёртой планете от Солнца. Хотя марсианский год едва ли не вдвое длиннее земного, а сутки, именуемые солами, продолжительней земных на 39 минут 35 секунд, празднованию Экспедицией Нового года по земному стилю не должны были помешать такие астрономические точности, которыми вполне можно было и пренебречь.
Как бы то ни было, но в эту ночь практически весь персонал ЦУМЭКСа присутствовал на месте, чтобы отметить столь знаменательное событие. Многие были со своими семьями, и поэтому помещение Центра напоминало пресловутый огурец, который «без окон, без дверей – полна горница людей». Только дежурные операторы располагались на своих местах, оформленных согласно штатному расписанию. Прочие же пульты были превращены в импровизированные праздничные столы.
Естественно, нашлось место и для новогодней ёлки, большой и наряженной. Она была установлена так, чтобы её изображение во всей красе транслировалось на Марс.
По всем экранам шла трансляция с места дислокации Первой марсианской экспедиции с соответствующей шестиминутной задержкой телеметрического сигнала. Во время великого противостояния она была бы вдове короче, но до ближайшего было ещё целое десятилетие по земному счёту.
С экранов на гостей, заполонивших помещение ЦУМЭКСа, смотрела четвёрка молодых мужчин похожих друг на друга как зеркальные отражения. Похожих, потому что они являлись однояйцевыми братьями-близнецами.
Когда экспериментальные программы по психологической совместимости экипажей, отбираемых для планируемого полёта на Марс, зашли в тупик, пришлось искать неординарные способы решения возникшей проблемы. Она заключалась в том, что даже коллективы из тщательно отобранных, проверенных и перепроверенных людей никак не были застрахованы от множества психологических коллизий, имеющих, к тому же, свойство аккумулироваться до критической массы, которые могли возникать в условиях изоляции в замкнутом пространстве практически на пустом месте. Второй закон термодинамики для замкнутых систем, в которых энтропия сохраняется и прогрессирует, оказался верен и для человеческих коллективов, лишённых выходов вовне. Во всяком случае для абсолютного большинства – определённо.
Задачу нужно было решать просто –найти то, что являлось бы абсолютным меньшинством. И уже из него сформировать экипаж, пригодный для экспедиции на Марс.
Как найти это требуемое меньшинство подсказала история.
В XV веке жил такой португальский принц-инфант Генрих, прозванный Мореплавателем. Инфант означало, что все права наследования престола были не про него , и потому Генрих начал продвигать в доселе сугубо сухопутной Португалии культуру мореплавания. Сам принц, несмотря на своё прозвище, по морям не плавал ни разу, а занимался финансированием построек каравелл и обучения дворян картографии, навигации и судоходству. Пока ковались морские кадры, впоследствии прославившие Португалию как великую морскую державу, Генрих-Мореплаватель всячески поощрял морские мероприятия тех, кто мог идти в Океан на свой страх и риск.
В частности, смог некий Жил Эанеш – человек, поначалу весьма далёкий от мореплавания. Он, уличённый в дерзком уголовном преступлении, бежал от грядущего суда в Океан и обогнул считавшийся доселе неприступным мыс Бохадор, за которым, по слухам, кончался земной край. Обогнул и вернулся с вестью о том, что за ним Земля не кончается, и там есть жизнь, положив тем самым начало Эпохе великих географических открытий.
За такие вести его простили, обласкали и увековечили.
Таким образом поиск сужался до этакого коллективного Жила Эанеша – не того, кого надо готовить для миссии, а того, кто уже потенциально может.
Посылать в полёт одного человека было нельзя. Вопрос не в том, что одиночка не выдержит длительного перелёта. На самом деле ещё как выдержит.
К примеру, русский революционер Михаил Степанович Бейдеман, навечно заточённый в Алексеевский равелин, где был лишён всяческого человеческого общения и имел в камере только «Библию», которую ему оставили «для очищения души», продержался пятнадцать лет в здравом рассудке и твёрдой памяти из своего более чем двадцатилетнего одиночного заключения, прежде чем их лишился.
Для перелёта же на Красную планету требуется гораздо меньше времени – от полугода до восьми месяцев.
Причина отказа от одиночной миссии состояла в том, что человек в одиночку попросту не справится. Межпланетный перелёт требует круглосуточного контроля и мониторинга как текущего состояния самого летательного аппарата и аппаратуры, которым тот нашпигован, так и общей обстановки, не говоря уже о выполнении миссии на поверхности планеты назначения.
Ответ на вопрос: «Так кто же это может быть – как бы един, но в то же время существующий в нескольких экземплярах?» оказался прост.
Однояйцевые близнецы. И чем больше, тем лучше. У них-то проблемы психологической совместимости либо отсутствуют напрочь, либо решаемы по мере возникновения, на месте путём быстрого нахождения компромиссов.
Братья Соломины: Пётр, Павел, Борис и Глеб – нашлись словно по заказу.
Они проходили срочную службу в военно-морском флоте в экипаже одного и того же судна, согласно закону о неразлучности близнецов, и уже успели побывать в полугодовом автономном плавании. Командование судна просто нахвалиться не могли этим квартетом.
Это был просто подарок судьбы! Совершенно подготовленный к перелёту экипаж!
Близнецов досрочно мобилизовали и включили в программу подготовки к Марсианской миссии. Они были молоды и здоровы; их родители к тому времени уже скончались (близнецы были поздними детьми – результатом ЭКО); собственными семьями обзавестись не успели: так что проблем с согласием на полёт не возникло. Им было всё равно куда, лишь бы вместе.
И вот они уже два года пребывают на Марсе, постепенно возводя постройки и инфраструктуру долгосрочной базы для размещения будущей, уже крупномасштабной, экспедиции.
Самым критичным пунктом миссии была адаптация непосредственно сразу после прибытия на поверхность красной планеты после более чем полугодового полёта. Такой срок пребывания в невесомости чреват как мышечной атрофией, так и вымыванием кальция из костей. Прибудь они на Землю, то не смогли бы ступить и шагу без посторонней помощи, но, благо, на Марсе сила притяжения втрое меньше земной, а согласованные действия близнецов по проведению рекомендованных восстановительных процедур и упражнений позволили им пройти курс адаптации за каких-то пару земных недель.
Вначале они, держась друг за дружку, ковыляли кое-как, перемещались квартетом, этакой восьминогой каракатицей. Затем стали ходить парами, поддерживая один другого. Наконец смогли самостоятельно перемещаться, вначале держась за стенки, затем опираясь на импровизированные костыли, и, в конце концов, на своих двоих.
В итоге, вот они четверо, Пётр, Павел, Борис и Глеб, смотрят на собравшихся в ЦУМЭКСе людей с экранов.
Какие-то не по земному исхудавшие или, скорее, истончавшие. На щеках и подбородках щетина-пушок, на головах шевелюры, напоминающие шапочки из плюша. Уже за два земных года Марс перестраивал человеческие организмы под себя. К этому феномену особый интерес проявили медики программы настолько, что в грузе, посылаемом в это противостояние на Марс немалую долю составляла различная исследовательская аппаратура для взятия и исследования анализов.
Сама Экспедиция размещалась на экваторе в предгорьях Столовых гор Мелентис, где обнаружилось множество пещер, в одной из которых близнецы и обосновались, в недоступности от солнечной и космической радиации, которые из-за хиленького магнитного поля планеты очень сильны на Марсе. Место дислокации Экспедиции именно в экваториальной зоне диктовалось тем, что там ежедневно в полдень температура подымается до двадцати – двадцати пяти градусов тепла по шкале Цельсия, что в сочетании с равномерным солнечным освещением является благоприятным фактором как для биологических объектов, так и для энергетических установок. Три-четыре тёплых часа в сутки – неплохое подспорье для людей, пребывающих в далёком, враждебном и безжалостном мире.
До Нового года оставалось тридцать секунд. Генеральный директор ЦУМЭКСа Кирилл Мефодьев встал со своего места и поднял бокал с шампанским.
На экране четвёрка одинаковых с лица молодых мужчин также подняли синхронно, но не бокалы, а пластиковые стаканчики. Что именно плескалось в них для землян оставалось загадкой. За марсианский год близнецы-колонисты обзавелись теплицами, где выращивали грибы и всякую плодоносящую зелень, так что простор для угадывания содержимого стаканчиков был обширен: от грибного бульона, до сброженного сока или, даже, самогона.
– Поздравляем всех с наступающим вашим Новым годом! – провозгласили близнецы синхронным хором. – Желаем счастья, всего-всего хорошего и побольше!
«Бом-бом-бом…» – забили куранты.
Прежде чем раздался завершающий, двенадцатый удар, знаменующий переход от одного года к другому, генеральный успел произнести:
– И вас с праздником, дорогие мои марсиане! Ещё пару лет – и к вам прибудет подмога! Да пребудут земляне на Марсе!
На Марсе этот ответный тост смогут услышать, естественно, только через шесть минут.
Близнецы, все четверо разом, припали к своим стаканчикам как раз на последнем ударе курантов. Всё чётко рассчитали.
Генеральный последовал было их примеру , но так и застыл, даже не пригубив.
Ему явственно показалось, что кто-то или что-то стремительно метнулось из-за доселе прикрывавших его спин братьев, чтобы покинуть пределы телеметрической картинки. Всё это длилось какую-то долю секунды, но генеральный успел разглядеть нечто круглое, напоминающий светящийся, словно у кота в потёмках, глаз на объёмном треугольнике углом вниз. … Голове?..
«Пятый?!..» – изумлению генерального не было предела и он напряг зрение, стремясь разглядеть подробности. Но тут по экранам пошли помехи и связь прервал «белый шум».
Несколько секунд спустя связь восстановилась.
– Вы тоже видели это?! – закричал генеральный, но его крик потонул в шуме новогоднего торжества.
Все поздравляли друг друга с наступившим новым годом, смеялись, чокались бокалами, пили, смелись и кричали «УРА!!!» под звуки бабахающих, извергающих фонтаны конфетти хлопушек.
Генеральному ничего не оставалось, как осушить, наконец-то, свой бокал и присоединиться к веселью…
На следующий день генеральный, презрев лёгкое похмелье, едва смог дождаться сеанса связи с Красной планетой.
Он уже предварительно просмотрел запись фрагмента новогоднего поздравления Экспедиции, но заинтересовавший его отрезок именно того хронометража, где он что-то или кого-то там видел, оказался с дефектом, не подлежащим исправлению. Связисты объяснили, что такую деформацию записи вызвал Деймос, в тот момент проходивший над местом дислокации Экспедиции и экранировавший сигнал.
Наконец, связь с Марсом была установлена.
С экранов смотрел один из близнецов, нёсший вахту. Кто это именно, генеральный определить не мог.
– Представьтесь! – полетели в эфир слова генерального. – Ответьте, что находилось среди вас четверых 31-го декабря в 23 часа, 59 минут и 59 секунд по земному времени? Предоставьте запись телеметрии указанного времени. Приём.
Шесть минут сигнал шёл на Марс и столько же обратно.
Двенадцать минут.
– На вахте Глеб Соломин, – представился близнец. – Не понял последнего вопроса. Что вы подразумеваете под «среди нас четверых»? Запись передать не можем из-за её отсутствия. Деймос, проходивший в указанное время над местом дислокации Экспедиции, экранировал передаваемый сигнал, что по-видимому привело к кратковременному сбою в работе передающих и записывающих устройств. Приём.
Услышав такой ответ, генеральный смачно выругался про себя.
– Кто или что там было среди вас? – без экивоков спросил он. – Я явственно видел кого-то с одним глазом на треугольной голове. Пятого… Приём.
Двенадцать минут.
– Никого, кроме нас четверых в отмеченное время на месте дислокации не было, – отвечал вахтенный Глеб. – Никакого «пятого». Если же вам, генеральный директор, и мог привидеться циклоп-марсианин с треугольной головой, то это можно отнести к разряду новогодних чудес, которые случаются в ночь на 1-е января. На Земле – это пора чудес, но на Марсе после 31-го декабря следует всего лишь 32-е, обычный, будний день-сол. Учитывайте, что марсианские месяцы длиннее земных почти вдвое и до марсианского нового года ещё нескоро… Простите, больше не могу вести разговор. Занят отслеживанием статуса аппарата с грузом на подлёте к марсианской орбите. Конец связи.
Экран погас.
«Да ведь врёт же, и к стенке его не припрёшь! – подумал генеральный, чертыхаясь. – Даром что на Красной планете, но врёт и не краснеет».
Генеральный подумал было об остальных, но лишь выдохнул обескуражено.
«И остальные точно также врать будут…»

Подписаться
Уведомить о
53 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
J.T.Wiking

Спасибо автору!
Рассказ представляет собой захватывающую историю, разворачивающуюся в будущем. Автор умело сочетает научную фантастику с элементами истории и психологии, создавая увлекательный и глубокий сюжет.
Идея использования однояйцевых близнецов для решения проблемы психологической совместимости в космической миссии является новаторской и интересной.
Братья Соломины, хотя и появляются в рассказе как единое целое, имеют свою уникальность, что добавляет глубины персонажам.
Автор демонстрирует хорошее понимание космических миссий и физических условий на Марсе, что придает рассказу реалистичность.
Несмотря на интересный сюжет, рассказ местами кажется затянутым из-за излишних деталей и описаний. Рассказ мог бы выиграть от добавления элементов конфликта или препятствий, которые братьям пришлось бы преодолеть.
В целом, рассказ “Пятый из четырёх” является качественным произведением научной фантастики с интересным подходом к теме космических путешествий.

0
natsmagina

Наверное, так и должна выглядеть научная фантастика: сухо, лаконично и с фигушкой в конце. Хотите подробности? Фигушка! Развитие событий? Фигушка! Такое чувство, что дали понюхать Бейлис и кофе, а глотнуть не дали ни ликёр, ни кофе. Что ж Вы, автор, так безжалостно-то? И знаков осталось ещё предостаточно, вроде, чтобы “докрутить” сюжет… Эх, зря я ввязалась в фантастику. Чувствую себя неуклюжим хоккеистом в полном снаряжении, которого поставили катать произвольную программу в фигурном катании…

1
Kortes

Вам нужно писать юмористические рассказы, у вас к этому талант.

1
natsmagina

Мерси! Весьма лестно!

0
Мушавер

Конечно, фантастика фантастикой. Но здесь лично я сразу обозначил бы то, что действия происходят в некоторой иной реальности. Потому что в настоящей реальности совсем не представляется противостояние между Землёй и Марсом в 2037 году. Если сей рассказ написан в 80-х гг. XX века, то он вполне логичный. А для рассказа рубежа 2023-2024 гг. он ощущается, так сказать, “излишне фантастическим”.
В целом, это довольно посредственный фант с открытым финалом, который не предлагает ничего нового и уникального с точки зрения раскрытия темы конкурса.

0
Альберт фон Гринвальдус

До чтения надеялся на то, что сие окажется нечто вроде “Зри овамо, третий в конях”(с). Потом стало понятно: будет нечто из разряда “Семеро смелых”. В общем, немного занудно. С другой стороны, проработка мат. части основательная, хотя некоторый сюжетный намёк на “Лунную радугу” остался незавершённым. Игра со смыслами календаря в финале скорее понравилась, чем нет.

0
staretz

Я так понял, что это был не циклоп, а циклопиха. Потому и скрывали.

2
Альберт фон Гринвальдус

Судя по форме тела – дафния. Или некто, забежавший из “Двойной звезды” Хайнлайна.

0
staretz

…затем опираясь на импровизированные костыли…

Вот! Если бы послали не Петра, Павла, Бориса и Глеба, но, например, Джонни, Билли, Микки и Персиваля, костыли никак не могли бы быть импровизированными! В этом варианте – олл инклюзив!

Генеральный директор ЦУМЭКСа Кирилл Мефодьев

И тут не обошлось! Почему не Самуил Саулович и не Махмуд Зажигай-мурза?
Наверное, потому, что этим двоим братья Соломины врать бы не стали. Даже Юрий с Виталием.

0
Альберт фон Гринвальдус

Питера, Поля, Эдуарда (Исповедника) и Тома (Бекета)

0
Kortes

Читая ваш комментарий, я чуть не подавился яблоком от смеха. Вам бы вместе с natsmaginой юмористические романы писать.

1
Snova

Мне показались излишними многочисленные, объемные отсылки к историческим фактам (а точно факты? не проверила, если честно). Лучше бы историю развить побольше. Тема с изменением земного организма в марсианских условиях уже у кого-то была. Не у Брэдбери ли в “Марсианских хрониках”? Почему-то получилось скучновато. А вот название рассказа, наоборот, отличное, заинтересовывает сразу. В любом случае, автор молодец! Успехов и развития!

0
Альберт фон Гринвальдус

Всё точно, не сомневайтесь. Конечно, не без идеологического подтекста, но в целом достоверно, вплоть до дат.

2
Мира Кузнецова

Ваша работа участвует в “Дзен-Кубке Игр” ( https://litbes.com/forum/news/nash-yandeks-dzen/page/18/#topic-post-67688) опубликована на Дзен https://dzen.ru/litbes?tab=articles
Вы можете её репостить, делиться ссылкой на нее по своему усмотрению, комментировать ( не раскрывая авторства).

0
nfytxrf8691

Хорошее такое, качественное начало фантастического романа, космической эпопеи или, на худой случай. повести. Задана тема( не 32 декабря), намечены персонажи, подкинута интрига.Отсылки к истории, опять же, приветствуются. И вдруг – бац: кина не будет! Автор, так нечестно.

0
KAPITAN_PILIGRIMA

Двойная ошибка пересказывать физику и историю. Тому, кто это знает – скучно и раздражает. А кто не интересовался раньше – не заинтересуется и теперь. Итак, отбрасываем пояснялку. Что в сухом остатке? Умозаключения Генерального? Мда-а…

0
general gafs

Да это как суждение фанатичного адепта одного из вероучений: “В святой книге есть всё и поэтому не нужно интересоваться другими книгами, а если и говорят, что в других книгах есть то, его нет в священной книге, то и тем более не надо их читать, потому что информации, содержащейся священной книге достаточно для того, чтобы не утруждать себя излишними и ненужными знаниями”.

0
Barash

О чем рассказ? Был или не был треугольник с глазом? Ответа нет. Рассказ резко закончился и только-только народившаяся интрига растворилась, оставив меня в недоумении.

0
Митриса

Стало жаль близнецов, которых так эксплуатировали на Марсе. Описание того, как они учились там ходить, прямо-таки рвало душу. И ещё неизвестно, что там с ними одноглазые аборигены делали. Печальная история.

1
Kortes

Нет, я прекращаю есть яблоки, а то подавлюсь от смеха. Чего это все нашли смешного в научно-популярном рассказе.

0
mechanik

К вопросу о заклепках. Будь это написано лет сорок назад, вполне себе твердая НФ получилась бы. А так – не очень твердая жесть. Проблемы продолжительных космических полетов (мышечная атрофия, кальций из костей, психологическая совместимость в замкнутом пространстве и пр.) за эти годы в общем-то решены. К примеру, Валерий Поляков полтора года безвылазно на Мире отлетал и жив до сих пор. А уж как и сколько малых экипажей торчало в одном помещении (в том числе на Земле в многомесячных испытаниях) трудно сосчитать. И опять же, при нынешнем развитии средств автоматики космонавтам ежесекундно бдить за приборами не обязательно.
Про заклепки больше не буду (хотя еще хотел), но я все время цеплялся взглядом за аббревиатуру ЦУМЭКС. В каком-то фант-рассказе я читал про Первую Отечественную Независимую Операционную Систему. Там сокращение было вполне оправдано стилистически. А ЦУМЭКС зачем? Вполне же можно было заменить просто на «Центр».
И да, я тоже не понял, что случилось в конце. Почему марсианин подорвался бежать «31-го декабря в 23 часа, 59 минут и 59 секунд по земному времени»?

0
Kortes

Валерий Поляков не по своей воле 437 суток провел на орбите. Его там забыли. Шел 1994 г, приватизация, делили собственность, не до Полякова было. Потом он хотел безвозвратно улететь на Марс. Не дали.

0
mechanik

Какая жесть 🙂 Но, как идея для фанта – неплохо.

0
Koroed

Понравились исторические вставки (сам этим частенько грешу). Вместе с тем история пустая, к сожалению.
Автор далеко не новичок. Понятно, что за плечами у него многолетний опыт и не один десяток произведений, но этот рассказ не выглядит как целостная законченная история. По крайней мере, обычный читатель, не привыкший искать отсылки и скрытый смысл, будет разочарован. Предоставление к своему рассказу публичного доступа подразумевает, что произведение написано для читателя, а значит, должно быть ему понятно и не вызывать недоумение.
Хвалить автора нет смысла, он и сам понимает, что на голову выше большинства участников.
Много написал, надо было ограничиться «Литературно. Грамотно. Познавательно».

0
Нескучно

Очень душно. Я не без труда продирался сквозь многочисленные пояснения, утешая себя тем, что вот-вот начнется. Началось, и столь стремительно закончилось. Все мои усилия остались без награды. Не понравилось.
Хочется найти и что-то хорошее, а не только критиковать. Автор достойно поработал над логикой происходящего (и даже основательно все объяснил).

0
Мишка Пушистая

26. Уже только за одну доказательную базу можно поставить плюс. Освоение Марса? Актуально. Теория близнецов? Интересно. Гипотеза о пятом? Феноменально.
Крепкий фант, разложивший всё по полочкам для блондинок типа меня. Не удивлюсь, если фант написан женской рукой  ? 

0
Альберт фон Гринвальдус

Начал перечитывать, на предмет сверки впечатлений и выставления баллов. Всё запомнилось – это показатель. Оценку повышу до “хорошо”.

0
Штольц

Рассказ получился скучноватый. Убрать бы половину описаний , особенно исторических. Они, конечно, интересны, но мне кажется лишними здесь. Добавить бы про треугольник с одним глазом, вот это было бы зачтено и по теме. Ещё, если каждые сутки длиннее на 39 минут 35 секунд, то ребята на Марсе до 31 декабря ещё не добрались, это так к слову. Вообще развернуться было куда, но вы, почему- то  не стали. Автор, вам удачи.

0
Windfury

Я очень сомневаюсь, что к 2040 году люди успеют создать колонию на Марсе. В целом читать было скучно. Близнецы, новый год минуты секунды…Может быть я устала не знаю, но не зацепило.

0
Artemenco25

 с одним глазом на треугольной голове

Билл Шифр, не ты ли это?

Прям чисто научный стиль, как в повествовании, так и в диалогах. Огромные монотонные предложения. Засыпаешь периодически.
Нет основных героев, которым хотелось бы сопереживать.
Поэтому, к сожалению, я не поняла, к чему это все было.

Хорошая научная работа, достойна гранта ?

0
general gafs

Надо было засыпать, выспаться и не утруждать себя дочитыванием. Великий дизайнер России Артемий Лебедев разрешил бросать читать неинтересные вам книги и не мучить себя их чтение до конца при сохранении чистой совести.

0
Komaroff

Сухо, наукообразно, скучновато. Был задел на историю, но не получилось. Наверное, автор прислал на конкурс начало романа.

0
UrsusPrime

Ну что бабу прятали – факт. Написано интересно, с всякими отступлениями и пояснениями, так что читалось хорошо, но вот это полное отсутствие конца и ооочень вялая привязка к теме. Ну что стоило дать понять, что там такое – мы же не главу романа читаем, а законченное произведение! Те больше не будет. Зачем прятать то истину? А так в целом понравилось, только я думал пятый будет выглядеть как остальные четверо и все это выльется в Солярис.

0
Betweenk-a

Интересно. Сначала вспомнился британский (вроде) фантастический сериал Ладья. Там был персонаж – коллективный разум. То ли трое, то ли четверо братьев/сестёр с общим сознанием. Они так забавно общались с коллегами: одновременно вёли один и тот же разговор, находясь в разных местах. Потому сначала подумала, что близнецы из рассказа тоже будут особенными для лучшего взаимопонимания.
Под конец уже возникла ассоциация с Гравити фолз и главным злодеем оттуда. Ох, что-то я слишком в сторону завернула.
По рассказу теперь. Название нравится, запоминающееся. Куча астрономических подробностей в начале: хочется её покритиковать, но все же в научную фантастику это более чем вписывается. Так что критики в эту части не будет. Финал. Вот только не говорите, что он у вас открытый. Это не финал, а обрывание на самом интересном месте. Нечестно.

0
Емша

Очень интересную историю рассказал автор. Весёлую даже. Мне кажется, я знаю, чего не хватило тексту. Всего трёх вещей – штампа с исходящим номером, названия – “докладная записка”, и подписи внизу – “доброжелатель”. А так всё есть))

0
Kortes

Веселого в рассказе не сильно много. Разве что веселье в ЦУМЭКСе по случаю Нового года. История с русским революционером Бейдеманом заставила прослезиться. Какими сатрапом был русский царизм. Раньше русские люди были честнее, резали властям правду-матку. А братья Соломины совсем заврались.

0
Емша

История почти полностью изложена в виде пересказа и отменным канцеляритом. Канцелярит только усиливает недоверие.
А вы о чём? Царизм (монархия) – это, вроде, форма управления всегда была. Сатрап – это, вроде, человек: родственник или вассал монарха с конкретными полномочиями. Как форма может быть сатрапом?
А раньше – это когда? До царизма? При великом князе Василии третьем?
Вы меня запутали(

0
Kortes

Сатрап – символ деспотизма, а символом может быть что угодно. Честнее были раньше, до путешествия на Марс, до того как братья Соломины были куплены. Ведь глаз в треугольнике – это доллар.
В рассказе заложено множество символов, которые я до конца не разгадал.

0
Емша

С сатрапом ладно, хоть и притянуто за уши и сильно относительно, ну да бог с ним, понятно. А почему я, как читатель, должен заключить, что братья Соломины куплены и врут?
Сначала про врут:
Генеральный – единственный, кому показалось, что мелькнуло нечто. Насчет записи “телеметрии” (кстати, телеметрия – это измерительные данные навигационного характера) они не врали. Характеристики у всех блестящие. Помехи от Деймоса могли создать искажение, которое генеральный ассоциировал с, как вы говорите, с долларом. Человек всегда ассоциирует неизвестное изображение с чем-то знакомым. Генеральному оказались ближе баксы, судя по всему. И да, глаз у вершины пирамиды – это масонский символ, появившийся на свет задолго до долларов и вообще открытия Америки.

А теперь про “куплены”:
А зачем им, улетевшим в один конец на Марс, баксы? Там что, Макдональдс работает или они просто фантики собирают?

1
general gafs

“Доброжелатель” ставится в анонимном заявлении или доносе. Докладная записка требует ФИО и подписи (пусть даже неразборчивой), но только не “доброжелатель”. Видимо, не имели дел с канцеляриями и секретарями.

0
Емша

Автор пока и есть аноним. Или уже нет?

0
UrsusPrime

comment image

0
general gafs

В данном случае подошло бы “Никогда ещё Штирлиц не был так далёк от провала” ? 

0
general gafs

Оставим эту провокацию без ответа провокатору.

0
scepticism

В комментировании рассказов по порядку есть некая несправедливость. Тексты, на которые хватало физических и психических сил в начале раунда, к концу могут оказаться неподъёмными. Именно это и произошло у меня с рассказом “Пятый из четырёх”. В первом же абзаце мне встретились Марс, “как говорится” и дважды (!!) “являлось”. Может, впоследствии рассказ окажется хорошим, но сейчас я такое не осилю. Вы уж простите мою расшатанную нервную систему.

0
general gafs

Очень разумный подход. Если не идёт, то и не надо браться. Пупок от развязывания нужно беречь (по личному опыту знаю).

0
Инесса Фа

Аплодирую себе, что дочитала до конца) Научные статьи, честное слово, читать интереснее, т.к. все эти обороты “потому что”, “которые’ и т.п. там уместны и, действительно, раскрывают новые знания. Здесь же язык и не до конца научный, и не литературный, где-то даже с ошибками. Но сама идея сюжета понравилось, а название даже заинтриговало.

1
Александр Прялухин

“Она заключалась в том, что даже коллективы из тщательно отобранных, проверенных и перепроверенных людей никак не были застрахованы от множества психологических коллизий, имеющих, к тому же, свойство аккумулироваться до критической массы, которые могли возникать в условиях изоляции в замкнутом пространстве практически на пустом месте” – это жесть, а не предложение. Набор канцеляризмов. Тяжеленное, как самосвал кирпичей.
Почти весь рассказ похож на газетную статью, изобилующую научными объяснялками – сухо, не слишком литературно. Можно заснуть читаючи. А то немногое, что автор придумал для “интересной развязки”, получилось невыстрелившим ружжом. Что-то там мелькнуло, но может и не мелькнуло, директору не скажем, читателю тоже. Конец.

0
general gafs

Это кому как. Кому ” Смеркалось. Чу!.. Капель. Свежо!”, а кому как у Вильяма Гибсона (надеюсь читали в оригинале?) – предложения по полстраницы сплошь специфическими терминами пересыпанные, и ничего – читается. Когда писатели критикуют друг друга – получается притча о дедушке, внуке и ослике. Как ни…, всегда будет жёсткая критика.

0
Александр Прялухин

надеюсь читали

Я себя в основном читаю. В оригинале. Очень доволен.

0
general gafs

С чем вас и поздравляю. Не забывайте только о втором начале термодинамики. Там насчёт энтропии в замкнутой системе.

0
Aegis

Меня утомило обилие объяснений. Была надежда на хороший финал, но его нет, и от этого ощущение, что я мучилась в течения текста зря. Хватало ведь знаков сделать отличную кульминацию…

0
general gafs

Надо было бросать чтение при первых же признаках утомления. Артемий Лебедев дал всем разрешение на недочитывание книг и текстов, дабы не ввергать себя в мучения, если те читателю не в радость.

0
Шорты-36Шорты-36
Шорты-36
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

53
0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх