Рассказ №4 Беженцы

Количество знаков : 11741

Тревожные сигналы поступали всю последнюю декаду почти ежечасно: “Да, видимо, катастрофу не избежать”, — думал я, просматривая карту галактики и вычисляя расстояние до станции, на которой могло произойти непоправимое, стараясь ничего не упустить. Датчики подтверждали, напряжение, создавшееся вокруг далёкой экспедиции, нарастает. Многие эксперты утверждали: “Поле иногда активизируется. Сколько раз такое случалось, но взрыв, который может уничтожить станцию, не произойдёт. Внешние стабилизаторы успешно предотвращают переход энергии в неконтролируемую цепную реакцию”.

“Хотелось бы верить. Только я лишён такой глупости, как вера. Расчёты говорят о другом. Надо дать сигнал, что я в состоянии принять челнок и обеспечить временное проживание небольшому количеству астронавтов, в том случае, если катастрофа всё же произойдёт”.

Долго ждать не пришлось. В четверг в четыре утра начали рваться отсеки, обеспечивающие защитное поле станции. Тысячи челноков стартовали с повреждённого корабля. Остались только те, от кого зависело возможное спасение и восстановление космического корабля.

По галактике прокатилась информационная волна, никто не мог поверить, что при таком высоком технологическом развитии возможна катастрофа, сопоставимая с катастрофами, которые происходили в далёком и забытом прошлом.

На больших станциях, расположенных в световой доступности, организовывались пункты спасения для пострадавших.

Система внешних коммуникаций индивидуального исследовательского комплекса, на котором я служил, подтвердила: “ваш сигнал обработан. Центр переправил в эфир ваше согласие принять некоторых членов с пострадавшей станции к себе на борт. Благодарим вас за гражданскую позицию”.

Буквально через несколько дней поступил сигнал, что ко мне приближается челнок с тремя астронавтами на борту. Я, как положено по инструкции, информировал центр и всех коллег из исследовательских соседних челноков, с которыми взаимодействовал в ходе исполнения задания.

Стыковка прошла штатно, ко мне на борт прибыла семья из трёх человек: старший астронавт капитан Шрем, его супруга Клео и внучка Муфана. Отец и мать девочки остались на пострадавшем космическом корабле спасателями.

– Добро пожаловать на борт, — приветствовал я своих новых гостей, — я сейчас запрограммирую аппарат питания на три комплексных обеда, пообедаете и будем располагаться. Моё исследовательское судно небольшое, но мы что-нибудь придумаем, места хватит всем, – я дружелюбно улыбнулся.

Клео оглядела центральный зал управления и спросила: – Сколько отсеков в корабле?

– Корабль небольшой, помимо центрального пульта управления есть две каюты – одна из них поменьше, другая большая, и ряд отсеков жизнеобеспечения.

– Хорошо, мы с капитаном Шремом займём центральный командный отсек, Муфана поселится в малой каюте, а вы останетесь в своей, – заявила она.

Я ухмыльнулся и сказал: – вы сначала подкрепитесь, потом всё решим. Я предлагаю вам свою каюту, сам переберусь в маленькую, а девочка пусть находится в отсеке управления. Места она займёт немного, и у меня будет возможность продолжать исследования. Я не могу остановить испытания и прекратить делать свою работу.

Робот-автомат, отвечающий за питание, просигнализировал, что три порции комплексного обеда готовы. Я включил режим в командном отсеке – “приём пищи, три персоны”. Из панелей выдвинулся стол и кресла, специально предназначенные для этого. Семья села, Клео открыла бокс и, вскинув бровь, глядя, то на меня, то на обед, спросила: – Мы, будем это, есть? – и отодвинула бокс с едой.

— Это комплексный обед, содержащий все минералы и витамины, которые требуются человеческому организму, — проговорил я, как будто читаю инструкцию.

– Нет, мы такое не едим…

Капитан Шрем с аппетитом пережевавший пищу, прекратил двигать челюстями и уставился на жену. Проглотив то, что было у него во рту, он утвердительно кивнул и сказал: – Ага, мы такого не едим…

Она взглянула на голодного мужа и внучку, подумала и снисходительно сказала: – Так уж и быть, с дороги и после такого стресса мы это съедим, куда же деваться? Но впредь знайте, программируя аппарат, учитывайте наши предпочтения.

– Хорошо, — согласился я, думая о том, что им и так сейчас нелегко. А для меня рацион не важен, главное, чтобы было полезно и питательно.

Я жалел астронавтов с пострадавшего корабля: «Тяжело это», — думал я, — «потерять всё и не иметь возможности вернуться на Землю. Наш центральный космический корабль закончит миссию только через десять земных лет, а им оставалось всего год, и они могли бы дышать свежим горным воздухом, купаться в тёплом море, ездить в горы и смотреть на небеса и водопады. Всё рухнуло в одночасье. Можно ли было избежать катастрофы?» У меня не было на это ответа.

Работая над своим заданием, я услышал за спиной покашливание. Обернулся, капитан Шрем ходил по отсеку, подошёл к внучке, увлечённой голограммой на боксе-приставке. Погладил её по голове и спросил: “Как спалось на новом месте?”

– Плохо, — ответила девочка, — я хочу домой, к маме и папе.

– Конечно, плохо… – в кают-компанию вошла Клео, — как ребёнок может выспаться на этом? – она ткнула рукой в раскладное кресло.

– Кресло с функцией здорового сна, — возразил я, — у него специальное предназначение.

– Нет уж, у ребёнка должна быть нормальная кровать, с боксом для учёбы. Где она будет продолжать учебную программу? У неё по плану развития личности и интеграции в будущее много оплаченных уроков. Пропускать их нельзя. Надо создать для этого условия!

– Как? – опешил я. – Не забывайте, мы в космосе, на маленьком исследовательском судне.

– Как часто приходит грузовой корабль? – спросила она.

– Один раз в земной месяц, — ответил я.

– Когда запланирован следующий визит?

– Через восемь дней.

– Надо заказать на базе кровать с учебным боксом, — тоном, не терпящим возражений, объявила дама.

– Хм, а где мы его разместим? – я был озадачен. – Тут всё очень функционально устроено, каждая вещь имеет своё двойное или тройное предназначение. Ничего лишнего.

– А этот вчерашний обеденный бокс, зачем он? – женщина смотрела на меня, не скрывая раздражения.

– Ага, — подтвердил капитан Шрем, — на его место можно поставить обучающий комплекс вместе с кроватью для ребёнка. «Ей же надо развиваться», — он сказал это так, как будто выражал претензию и недовольство. – Надо убрать стол и кресла, освободить нишу и смонтировать место для ребёнка.

– Конечно! – тоном, не терпящим возражений, заявила Клео. – На этом кресле ребёнок сколиоз заработает!

– Ну… Я не знаю. «Сделаю запрос в центр, — промямлил я, — сам я этот вопрос без согласования решить не могу».

– Не нужно ничего согласовывать, — ответил капитан Шрем, — я уже всё согласовал.

– Как? Когда? – опешил я.

– Мы утром сделали запрос, — ответила Клео, — вот ответ: «Целесообразность подтверждаем, изменения допустимы, заявка принята». – высветился ответ на экране.

– А где мы будем обедать и отдыхать? Эта зона предназначена специально для этого, — неуверенно, почти шёпотом, промямлил я.

– Каждый в своей каюте, — властно заявила женщина.

– Ура-а! У меня будет своя кровать! А можно, я там устрою… – девочка задумалась, что она устроит.

– Можно! – ответил капитан Шрем.

Мои служебные обязанности в транс космической корпорации были чётко определены контрактом. Научная деятельность требовала ежедневного создания отчётов на основе данных, собранных и проанализированных датчиками, установленными за бортом корабля. Множество различных факторов влияли на показатели, поэтому моя работа дублировалась ещё двумя научно-исследовательскими кораблями, аналогичными моему. С обоими экипажами у меня были отличные отношения, и как могло быть иначе? Мы уже почти пять лет работали в тандеме.

Я собирался создать очередной отчёт, когда меня неожиданно отвлёк капитан Шрем:

– Слушай посмотри, что я нашёл, — я поднял глаза от отчёта, — посмотри, — он протянул мне планшет с голограммой какой-то конструкции, — круто, не правда ли?

– Что это?

– Как что? Кровать с учебным боксом.

– Какая кровать? – я покачал головой, пытаясь развеять ощущение сумасшествия или дежавю, — ты ведь уже заказал одну.

– Нет, посмотри, это другая, лучше. Ты свяжись и перезакажи, пожалуйста.

– А?

– Ну, ты что? Пожалуйста. Я сам не могу заказать больше. У меня закончился лимит заказов, и я всё-таки гость на этом корабле.

– Как гость, ты всё равно можешь сделать пять отдельных заказов одновременно.

– Да, я знаю, но, понимаешь, у женщины есть свои предпочтения. Так что… и она хочет именно эту кровать для внучки. От предыдущей я отказался, потратив случайно артикль. Можешь заказать на своё имя, будь так добр. Ребёнку нужно для учёбы. Поможешь?

– Хорошо, — я подумал, что придётся удалить из своего заказа что-то одно. “Я, вероятно, избавлюсь от флейты. Всё равно, учиться играть, на ней сейчас будет неудобно, я буду мешать всем,” – решил я. – Ладно, я сделаю заказ.

– Спасибо, приятель! – он похлопал меня по плечу. – Ты настоящий друг! А ещё, Клео передала мне список продуктов, которые мы едим. Ты сможешь перенастроить аппарат?

Я кивнул соглашаясь.

Длительное пребывание в космосе, и напряжённая научная деятельность изматывают самых устойчивых астронавтов. Поэтому корпорация установила для нас дни визитов. Раз в одну земную неделю у нас назначается встреча с другими экипажами. Я ставлю свою станцию на “автономку” и лечу к друзьям на челноке, или они прилетают ко мне. На этот раз визит был запланирован к моим коллегам Йоуке и Фреду. Семейная пара уже не первый раз участвует в экспедициях. Точно никто не говорит, но, мне кажется, что они прошли метаморфоз и переродились из стариков в крепко любящих друг друга молодых людей.

Я предварительно спросил у супругов, не будет ли им неудобно, если я привезу своих гостей. Получив согласие, я сообщил новость капитану и его жене. Они, конечно же, согласились и были очень рады.

Перед тем как поставить станцию на “автономку”, я должен был отправить все отчёты на базу, как требует инструкция. Я сел за пульт управления, включил всё как положено, но отчёты остались неотправленными. “Что за ерунда?” – выругался я в сердцах. Перезапустил систему, но снова получил тот же результат. Я включил сканирование системы на ошибку, искусственный интеллект выдал: “Несанкционированное использование системы. Введите шифр и личный код пилота.” Я сделал всё, что требовала машина, и всё заработало как надо. Я отправил отчёт.

– Ну, ты долго ещё? Мы уже готовы. Сколько будешь ещё возиться? – капитан Шрем стоял у меня за спиной.

– Зачем ты лез в систему? – спросил я, тоном с нотками угрозы в голосе.

– Я не лез. О чём ты? – неубедительно стал он отговариваться.

– Не ври! Система указала на тебя! – слукавил я.

– Ладно, не злись, мне надо было со своими на нашем корабле связаться, хотел узнать, как у них там дела…

– Врёшь! – не унимался я. – Для того, чтобы узнать про дела, у тебя есть обычная связь. Говори, зачем лез в систему?

– Расслабься… ты чего такой нервный? Поехали, там друзья ждут, вернёмся, и я тебе всё объясню.

– Нет, сейчас объяснишь! – настоял я.

– Ты мужик? Пойми, у меня там осталась баба, ну любовница, понимаешь? Как я с ней по-другому поговорю?

– Почему ты мне не сказал заранее?

– Сказал. Вот, теперь сказал же. Просто раньше забыл… Давай, поехали, позже поговорим…

Меня этот ответ не убедил. Казалось, что этот человек не может жить без лжи. Я скрепя сердце, промолчал и полетел с ними к моим друзьям.

Фред и Йоуке встретили нас очень радушно. Клео попросила хозяйку показать ей станцию и очень удивилась такому простору: “Ох, у вас так много места. «Вы могли бы все вместе работать на одной станции», —говорила она, рассматривая каюты. “Мы живём очень стеснённо. Девочке негде даже с подружками поговорить, только начинает, сразу окрик со стороны хозяина: ‘я работаю, тише!’ Ребёнок уже боится его. – жаловалась она. – У вас есть дети?”

Йоуке утвердительно кивнула.

– Ну, значит, вы меня понимаете…

Капитан Шрем, жестикулируя убедительно, рассказывал, как его никто не слушал, и поэтому произошла катастрофа на корабле: “Я говорил им!” – кричал он, — но меня не слушали.

– Вы служили в управлении? – спросил Фред.

– Нет, я занимался приёмом грузов с Земли и отправкой ценных ископаемых.

– Так вы служили в интендантской сфере?

– Можно и так сказать, скорее в логистике, — уточнил он.

– А кому вы сообщали о приближающейся катастрофе, и кто вас не слушал, командование корабля?” – Фред улыбнулся.

– Нет, я говорил сотрудникам. Я заранее знал. Но меня не слушали! Вот, поэтому сейчас и спасают корабль от гибели, дебилы!

– Понятно, — согласился Фред. – Более чем понятно… Прошу прощения, мне необходимо вас на минуту оставить. Извините, работа… – он встал и пошёл в центр управления станции.

Йоуке, как радушная хозяйка, угощала вкусными блюдами и развлекала гостей удивительными историями о других планетах.

Я слушал, и сердце моё сжималось от тоски и печали каждый раз, когда я думал о том, что вечер подходит к концу, и мне придётся вернуться с моими гостями в тот ад, в котором я сейчас живу из-за своей доброты.

Когда пришло время прощаться, Фред задержал меня и пригласил в свою лабораторию под предлогом обсудить нюансы нашей работы. Пока мы беседовали, я слышал из главной кают-компании какие-то голоса, но не придал этому значения.

Вернувшись, я не обнаружил моих сожителей. Йоуке загадочно улыбаясь рассказала, что они с Фредом связались со службой спасения пострадавших от катастрофы, транслировали в прямом эфире все жалобы капитана Шрема и его жены Клео, и служащие незамедлительно отправили наряд для переселения их в специально оборудованный лагерь для таких же пострадавших.

P.S.

В бытность мою студентом-астронавтом, многие мне говорили: «Зачем тебе это? Будешь на станции один как в тюрьме». Разве? Нет друзья. Наоборот, с людьми я оказался как в самой страшной тюрьме.

Я занимаюсь любимым делом, у меня потрясающие друзья и коллеги, есть любимая женщина – она работает, как и я астронавтом на такой же станции. Мы встречаемся, проводим время вместе, не чаще чем это нам необходимо. Любим друг друга. 

Подписаться
Уведомить о
17 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Pearl

Какая белиберда. Роза Марковна тихо курит в подсобке))))

3
Александр Прялухин

Карта галактики – это мощно.
Прям кино “Паразиты” )) Непонятно только, почему сразу не забрали странных личностей? Вообще в рассказе странно примерно всё. Чего стоит один только корабль, который медленно катастрофирует и за этим с интересом наблюдает вся галактика. Постскриптум тоже нелепейший. Мало того, что это не слишком-то литературная штука, постскриптум, так он еще и обрывается на полуслове. Выглядит, как пояснительная записка, мол, по тексту не совсем ясно, чего мы (автор) хотели тут сказать, так вот разъяснение – ну их нафиг, этих людей, лучше одному и женщина по выходным.

1
Кирин59

Внимание: субъективность данного комментария может превышать значение, допустимое для принятия моего мнения во внимание.

Да, видимо, катастрофу не избежать

подумал я тоже, увидев эту фразу в первом же предложении, которое нуждалось в правках. И дальше уже не мог избавиться от желания придираться к каждой третьей фразе. Но его вскоре перебило оформление диалогов

– Ну… Я не знаю. «Сделаю запрос в центр, — промямлил я, — сам я этот вопрос без согласования решить не могу».

а с ними куча лишних слов, затянутое в текст повествованием от первого лица (какой-то новый тренд похоже) и раздражающие герои, похожие на бедствующих так же, как индивидуальный исследовательский комплекс на спасательный челнок.
Нет, я все-таки не удержусь. Если комплекс индивидуальный, то почему в нем все какое-то не слишком индивидуальное? Система внешних коммуникаций (есть и внутренних, похоже), пункт управления центральный (есть еще какой-то пункт, похоже), командный отсек тоже центральный, даже кают и то две. А робот-автомат, отвечающий за приготовление еды как ни в чем не бывало работает по программе “приём пищи, три персоны”.
Или это я, как герои рассказа, пришел в чужой “комплекс” и пытаюсь навязать “капитану” свои правила?
Вишенкой на торте, заклепкой в борту и гвоздем в крышке стал ни к селу ни к городу пришитый в финале постскриптум. В общем, лучше я тут откланяюсь.

3
UrsusPrime

Читал про диагонали где-то со первой трети. Знаете что такое “Испанский стыд”? Вот он тут прям цветет и пахнет. Было очень неприятно от происходящего и жалко мужика. К тому же, автор явно владеет буквами и отождествить себя с ним – как два байта переслать. Написано хорошо, автор может, но противно до дрожи.

1
Клиентсозрел

Очень неприятное послевкусие.
Мне жаль, что авторский талант и усердие принесены в жертву сценарию. где ярко и красиво изображены культурные хамы – слюнтяй плюс стерва.
Их и в жизни хватает с лихвой. Зачем же здесь лишний раз рисовать. пусть даже в формате иронии?
Тема, конечно, реализована остроумно.
Однако персы отвратительны.

2
Альберт фон Гринвальдус

Всплывшая без спросу ассоциация: “Не учите меня жить, помогите материально!”(с) – и это о грамотности, к сожалению.
Сюжет: актуализированный эпизод “Людей в чёрном-1”
Технические аллюзии – Воронья слободка из “Золотого телёнка”.

1
Эллен

Так вот оно чё, Михалыч. Весь рассказ думала: зачем это всё? И тут в конце: “как в тюрьме”. Оцениваю рассказы как читатель. Если бы не конкурс, то этот не дочитала бы.

1
Good Reading

Доброго дня, уважаемый автор!
Не понравилось. Искренне не понимаю почему рассказ в основном конкурсе. Темы не увидел.
Прошу простить, если Вы литбес.
Успехов в творчестве!

2
Митриса

Первый абзац написан не очень складно. Есть вопросы по стилю и грамотности и по остальному тексту. Некоторые фразы как будто из отчета, некоторые –  из дневника или письма к читателям.
 
Общее впечатление от рассказа: смешение не очень сочетаемых ингредиентов, в результате – легкое несварение. Космическая тема, на мой взгляд, не очень хорошо бьется с вопросами бытовых дрязг. По крайней мере, в моем понимании научной фантастики. Но, наверное, тут совсем другой жанр. Да и ничто человеческое людям в космосе не чуждо.
Рассказ не оставил читателей равнодушными, и это хорошо.

0
Valico

Рассказ не зацепил.
Слишком много бытовухи, из нее и состоит весь сюжет, и все сводится к постскриптуму, который белыми нитками пришил тему. Хотя можно было бы сделать это и поизящнее.
И начинать рассказ с таких длинных предложений, по-моему, не лучший вариант.
Да простит меня автор, кто бы он ни был, литбес или бумслон.

0
Polo4anin

Доброго времени суток!
Читал, читал, читал, просматривая, скоро ли развязка. Где обещанная тюрьма…
Начинается рассказ с какой-то трагедии чуть ли не галактического масштаба, которая, однако, свелась к долгоиграющей гибели корабля.
Очень непонятные персонажи, непонятна их логика поведения, непонятны диалоги и поступки.
По тексту логика тоже порой скачет, плюс порой проскакивает что ли какая-то несогласованность и надуманность. Например, в одном предложении представлять высокогорный воздух и море, какой-то внезапный лимит заказов, прявляющиеся из ниоткуда транспортные корабли в далёком космосе да друзья в неделе пути. Которые в итоге умнее и прозорливее гг и сразу пишут разговоры. И при этом беженцев забирают в мгновение ока.
Тюрьма-таки выскочила в предпоследнем странном абзаце, который, впрочем, перебил своей неубедительностью последний.
Считаю, что идею “и вот я сам себе гость в своём доме” можно было реализовать лучше.
Автору удачи!

1
Alex N

К сожалению, от рассказа остались лишь неприятные чувства. Аллюзия ясна, но её сюжетное исполнение мне не понравилось. Кроме того, сам текст требует серьёзной правки. Признаюсь, что я весьма удивлён встрече с таким рассказом в основе конкурса.

Удачи автору!

2
Windfury

Не хочу притворяться или сластить пилюлю, мне рассказ не понравился, и не потому что написан плохо. Написан он не хуже других. Однако, что это за капитан похожий на обычного обывателя? Почему на космической станции вся семья? И бабушки и дедушки, внучики, мамы и папы? Что это за космическая бытовуха? Все это наводит на мысль, что мы имеем аллюзию на текущие события. Только автор забыл добавить, что разнесчастный гг, изображающий из себя невинную жертву, наверняка поддерживает нехороших дядей из-за которых дети не только лишись крова над головой, но и родителей. При чем поддерживает самым подлым образом, путем написания придурочных рассказов. Жаль нельзя поставить колл, я бы его с удовольствием влепила исключительно по субъективным причинам.

1
alla

бывают же такие наглецы. ничто их не переделает, ни обычный быт, ни космос.

0
Мишка Пушистая

Вот ведь паразиты! ? 
«Мне придётся вернуться с моими гостями в тот ад, в котором я сейчас живу из-за своей доброты» – центральная мысль рассказа. В какой-то момент жизни человеку требуется одиночество. Любое вторжение в него – дискомфорт, потому что личное пространство – это святое. Вот на таком тонком уровне и обыграна тема «тюремный космонавт».
Что можно было бы сделать, чтобы улучшить текст? Развернуть его после баттла, не ограничивая себя в знаках. Было бы интересно узнать, например, как выглядят герои, какого цвета у них покрывала на кроватях, читает ли бабушка внучке космосказки перед сном и другие художественные подробности, которые создают определённую атмосферу. Вооружившись словарем, подобрать синонимы к словам «опешил» и промямлил» и многим другим, повторяющимся в соседних предложениях  ?  И, наконец, вычитать все-все-все ошибки, вспоминая правила русского языка.
Начало читать было затруднительно из-за специфики терминов, вроде «Внешние стабилизаторы успешно предотвращают переход энергии в неконтролируемую цепную реакцию». Но потом атмосфера стала более узнаваемой. Беженцы реально бесят. Страдания героя отзываются в душе волной сочувствия и громом негодования.
Хороший рассказ про одного доброго человека)

0
Террапевт

Да простит меня автор, если не в тему, но все же поделюсь. В какой-то момент чтения моё сознание (незаметно, подсознательно)) перестроилось, и я стал воспринимать рассказ как пародию на фантастику. И тогда для меня все сложилось. Спасибо за труд! Никого не хотел задеть! Так бывает: тексты живут своей жизнью! Удачи в конкурсе!

0
Мушавер

Не хочу употреблять нерусское слово “кринж”. Но отмечу, что лично на меня сей текст произвёл отталкивающие впечатление. Можно похвалить автора за оригинальность. Но в свой топ рассказов данного конкурса я бы это произведение не включил.

1
Шорты-34Шорты-34
Шорты-34
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

17
0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх