Рассказ №7. О том, почему официантка разобралась в деталях лучше, чем физик

Количество знаков : 13177

На станции Кейт все знают как официантку, которая порой бывает грубой и может сказать пару колкостей, но при этом она никогда не обидит кого-то намеренно и не даст сделать этого другим. Некоторые знают про учёбу на планете Техно и про то, что на самом деле Кейт очень хорошо разбирается в технике. Некоторые слышали отдельные истории, но полной картины не знает никто. Но сейчас не время восстанавливать полную хронологию событий – сейчас речь пойдёт о том, что привело Кейт в Техно.

Все знают, что Кейт с Земли. Именно так, она родилась на Земле. С детства она была добрым и любознательным ребёнком. Она была из тех детей, которые тащат в дом замёрзших зверушек с улицы и вместо того, чтобы наступить на червяка, выползшего на дорогу, относят его обратно к земле, чтобы никто другой точно на них не наступил.

Собирать развивающие кубики Кейт надоело быстро, куда интереснее было разбирать всё, что попадёт под руку. К счастью, её отец где только не работал и чего только не умел, поэтому чинить всё, что ломает любопытный ребёнок. И практически сразу он понял, что будет гораздо проще научить дочь не только разбирать, но и по возможности собирать обратно.

Детские раскраски с принцессами и бабочками ей тоже никогда не были интересны. Зато разглядывать чертежи и схемы оказалось увлекательно. Особенно когда становится понятно, что на них изображено. Да и вообще, никакие девчачьи увлечения её никогда не интересовали: машинки, “Звездные воины”, хоккей…

Хотя хоккей так и остался увлечением болельщика, но не игрока: дорогу в спорт ей закрыл рост. Ну и тот факт, что она же девочка. Хотя она хотела участвовать в игре, а не только смотреть, но доступен ей оказался только любительский спорт.

В школе этих мальчиковых увлечений никто не оценил: девочки недолюбливали её из-за того, что она одевается как мальчик, ведёт себя как мальчик и увлекается тем же, чем и мальчики; а парни недолюбливали её просто из-за того, что она девчонка, которая пытается под них косить (хотя вообще-то у Кейт не было цели под кого-то косить или кому-то угождать, она просто наделала, что ей хотелось и смотрела тою что ей нравилось). Хотя и внешность сыграла свою роль в такой непопулярности среди сверстников: самым частым обзывательством в её адрес было “жирная тупица” (Хотя Кейт была намного умнее их. Но у неё хватило ума не доказывать свой ум тем, кто судит только по внешности.) Нет, конечно, это не значит, что у Кейт совсем не было друзей. У неё была пара близких друзей, с которыми они общались и задолго после школы, и были одноклассники, которые просто хорошо к ней относились. Наверное, поэтому Кейт и могла спокойно игнорировать своих обидчика. А когда игнорировать не получалось… чтож, сильно не везло ем, кто думал, что Кейт не в состоянии за себя постоять. Правда из-за того, что некоторые особо надоедливые хулиганы пару раз оказывались запреты в большом мусорном баке, ей сильно влетало от учителей (это же так логично: давайте накажет того, кого и так обижают за то, что можешь постоять за себя, а не бежишь жаловаться взрослым). Но родители Кейт в этом вопросе всегда были на её стороне, хотя и пытались объяснить ей, что насилие в ответ на насилие – решение не самое удачное.

Из всех школьных предметов интересны ей были физика, математика и химия (ещё история, но больше не как предмет в школе) поэтому и в институте она выбрала техническую специальность. Правда даже в более взрослом возрасте её интересы постоянно менялись – не сильно, но достаточно, чтобы несколько раз бросить ВУЗ и перепоступить на следующий год (благо баллов хватало, чтобы учиться бесплатно).

И вот мы уже приблизились к отправлению Кейт на Техно. Мать Кейт много лет работала на станции на Луне, в отделе обороны. Кейт никогда особо не рвалась идти по её стопам, но знание о том, что где-то далеко существуют более продвинутые и развитые планеты, подало ей идею: “Что, если моё призвание найдётся на другой планете?”. Она начала узнавать о том какие есть возможности и выяснилось, что как раз сейчас на планете, которую многие называют Техно, в одном из лучших университетов впервые открывается вступительный конкурс для абитуриентов из нескольких звёздных систем.

К этим системам, на счастье, относилась и Солнечная. Правда с учётом времени на полет до Техно, всех бюрократических заминок и подготовки ко вступительным экзаменам, паковать чемоданы надо уже сейчас. Готовиться к экзаменам в последний момент ей было не привыкать – студент не студент, если у него не было бессонных сессий в обнимку с энергетиками или кофе. (Да и если уж совсем на чистоту: даже если бы Кейт узнала об экзамене за год до его проведения, она бы не начала к нему готовиться до тех пор, пока это можно было отложить на завтра.)

В итоге Кейт поступила и заселились в общежитие. К тому же она очень быстро узнала, что на её факультете всего двое студентов по обмену – она и некий Енго. Интересно было бы с ним пообщаться, ведь местные уже держатся кусками. Хотя здесь проблем с друзьями у Кейт не возникало и более того, ни одного негативного слова или недружелюбного взгляда она не встретила.

В квартире, где поселили Кейт, было три комнаты. В её комнате было четыре кровати и два её соседа. А возле свободной кровати часто ползали разные букашки. Правда они никогда не заходили слишком близко к кровати и это показалось Кейт странным. Наблюдая за одним из таких непрошенных гостей, которых обычно все – но только не Кейт – напоили раздавить или выкинуть в окно, она заметила, что жук в один прекрасный момент пропал. Кейт как разбила в комнате совершенно одна, поэтому ничто не мешало ей встать и подойти к пустой кровати. Первым делом она подумала, что перед ней что-то вроде голографического поля. Но перед ней оказался вполне ощутимый прочный барьер. Она постучала по нему и ответа не услышала.

По ту сторону “барьера”, который на самом был стеной-экраном, передачей изображение пустого угла, худой юноша с синей кожей насторожился: “Она же не должна меня видеть.

И уровень производимой мной шума не должен превышать предел поглощения этих стен.”.

Кейт не стала пока ломиться в этот пустой угол за барьером, а Енго – с некоей юноша по ту сторону стены-экрана – успокоились, внимательно оглядел свое укрытие. Он давно знал, что жуки пробираются к нему сквозь разные щели, но насекомые ему никогда не мешали, скорее наоборот, составляли приятную компанию, и необходимости заделать все-все щели раньше не было. Но теперь делать было нечего – жуки или спокойствие. Контактировать с кем-то обладающим развитой речью он упорно отказывался.

С тех пор Кейт часто наблюдала за всеми этими жучки, которые продолжали по полу или стене, но больше они не пропадали у неё на глазах. Хотя пустая кровать всё равно не давала ей покоя. Она решила ещё раз просмотреть списки студентов, ненавязчиво поспрашивать знакомых и оказалось, что никто не знает, что это за студент по обмену по имени Енго. Зато все говорили о каком-то студента, вместо которого на занятия ходит робот (да ещё и спорит с некоторыми старомодными преподавателями, настаивающими на очном посещении занятий). Многие считали, что это и есть тот загадочный Енго. Вообще-то Кейт не любила совать нос не в свое дело: не просят – не лезь, кому надо сами об этом скажут. Но в случае с этой пустой кроватью и тем никому неизвестным Енго ей захотелось разобраться: очевидно же, что это один и тот же студент, который ото всех прячется. Наверняка прячется он не без причины. И эта причина – личное дело этого Енго. Но каждый раз, когда она оставалась одна в комнате – а таких моментов было больше, чем могло показаться тем, у кого есть представления об общежитии – ей не давала покоя мысль, что вообще-то на самом деле тут ещё кто-то есть.

Хоть Енго и заделал все щели, но жуки не могли оставить его одного. Они каким-то образом всё-таки пробрались к нему. Ну или к крошкам от его еды, которой один из его роботов (а их становилось всё больше и работали они все лучше, ведь обучение не проходило даром) запасался пока все его соседи были на занятиях.

Он уже было успокоился, что угроза миновала и Кейт забыла о том пропавшем из вида жуке, как один раз она снова ни с того ни с сего подошла к его углу. Енго помнил про то, что она его не видит и не слышит, но всё равно замер, даже затаил дыхание на небольшое время.

Она вежливо постучала. В ответ – тишина.

– Привет. Я знаю, что тебя зовут Енго. Не против, если я буду к тебе так обращаться? – нежным ласковым, но немного робкие голосом обратилась она к пустой, как ей виделось, кровати.

Какой, вы думаете, был ответ?

– Меня зовут Кейт. Приятно познакомиться.

“Привет Кейт” – мысленно ответил Енго, при этом продолжая сидеть неподвижно и совершенно беззвучно.

– Я тоже не местная. Я из Солнечной системы, с планеты Земля. Нас таких тут только двое. Ну я имею ввиду студентов по обмену. Так что в каком-то смысле у нас есть что-то общее.

Она сделала паузу, но ответа, как бы, это ни было странно, не последовало.

– В общем если передумать и захочешь поговорить – я не против.

После этого разговора Енго начал больше и больше присматриваться к Кейт. “Земля из Солнечной системы. Надо запомнить.”

Впервые он усомнился в том, что все, кто умеет говорить и считают себя разумными существами, на самом деле непроходимые глупцы – похоже эта Кейт умная. Нет, остальные студенты тоже вроде не совсем одноклеточные, но все они часто делали или говорили такие глупости, что Енго только рад был от них изолироваться. Но Кейт вроде не торопится с выводами и разумно рассуждает. К тому же она, похоже дружелюбная. Она никогда никого не обзывала и не обвиняла в том, что он другой. Среди здешних скорее она сама выделялась. И когда кто-то вел себя грубо, она вставала на защиту того, кого обижают- прямо как его младший брат Жоо всегда защищал его от хулиганов на его родной планете.

Кейт предпринимала ещё несколько попыток заговорить с Енго и пару раз он даже был готов ответить, но каждый раз так и не решался или кто-то внезапно входил в комнату. Енго долго думал и решил, что вот в следующий раз он точно уберёт стену и представится ей. Может они даже смогут стать друзьями.

Ему очень нравились некоторые вещи, которые Кейт собирала. Особенно его заинтересовала какая-то головоломка с кнопочками. Она назвала её шкатулкой с секретом. Её можно было собрать множеством способов, но только несколько вариантов были правильными – те, когда несколько разных деталей не отваливаются, а крепко присоединяется друг к другу. Ещё интересно было то, что все эти правильные варианты давали разные возможности: соберёшь так, откроется один потайной отдел, соберёшь по-другому – другой; если покрутишь немного или понажимаешь кнопки – будут появляться всё новые и новые потайные отделения. Да эту головоломку можно решать вечно!

Когда в комнате опять остались только Енго и Кейт, она снова подошла к его пустому уголку.

“Вот сейчас она что-то спросит, и я ей отвечу. Если буду знать, что ответить. Хотя она же обычно не сложные вопросы задаёт. Так что, наверное, справлюсь. Да. Должен справиться.”

В руках она держала свою головоломку, разобранную на пять частей.

– Нам тут выпускной проект задали. Это шкатулка с секретом – практически моё изобретение. Я взяла за основу уже существующую технологию. Ты наверняка видел, как я с ним ковыряюсь и думаешь, что знаешь, как её собрать, но я её доработала. Соберёшь – круто. Нет… Ну я об этом не узнаю.

Енго внимательно слушал всё, что она говорила и ждал вопроса. Кейт положила детали, взяла свои вещи и вышла из комнаты. “Хм… значит в другой раз.”

Правда раньше Кейт никогда не брала собой столько вещей, когда уходила на занятия.

Позже Енго узнал, что Кейт закончила свое обучение и веселились, а на её месте появился какой-то новый студент – очевидно, не такой умный как Кейт.

Енго долго возился со шкатулкой. Оказалось, что проще понять, как сделать такую же самому, чем собрать её хотя бы несколькими из возможных способов – терпения ему с трудом хватало и он постоянно откладывал головоломку, но каждый раз возвращался в ней. Он нашёл несколько забавных записочек на местном языке – он был очень простым, особенно в написании.

Спустя время, когда Енго закончил университет и нашёл свою идеальную голубую планету, младшую ему домом, один из его механических жучков нашёл Кейт на Земле и незаметно для неё последовал с ней на станцию. Один из его мониторов всегда показывал кафе Ру, где Кейт уже какое-то время работала официанткой.

Идея со шкатулкой-головоломкой ему нравилась и изначально, но когда он научился делать такие же, он незамедлительно решил одну из них на ком-то испробовать. Раз уж в его жизни появился один назойливый знакомый – Аку – который, попросив о помощи однажды, начал обращаться к нему регулярно, он и стал этим подопытным. Когда Аку собрал эту головоломку и понял, в чем заключалась помощь Енго (или Глюка, как его называл Аку), ему начал нравиться этот наглый хамелеон. А однажды он решил привести к Енго двух своих знакомых – на вид обычные девушки. Но Джин начала везде отыскивать жуков Енго. И обе они разгадали его головоломки и поняли подсказки. Может и не сами, но Енго они понравились. Может эта шкатулка-головоломка – это отличный способ проверки потенциальных друзей? Может за этим Кейт и подарила шкатулку Енго, которого никогда даже не видела. А он так и не удосужился ей хотя бы ответить.

ОТЗЫВЫ ОТ КОМАНДЫ ЖЮРИ

Отзыв от Кирин59

Письмо – отфильтрованное мышление.
Стивен Кинг «Как писать книги»

Вписывая эту цитату в эпиграф отзыва, я также держал в уме и другие высказывания из той же книги. Те, что были в главе под названием «что такое писательство». Мистер Кинг в своих мемуарах о ремесле говорит, что писательство – это телепатия, общение умов. Я склонен согласиться с мэтром (ну еще бы: где я и где Он). А для того, чтобы общаться друг с другом при помощи письма, мысли нужно отфильтровать, ведь они настолько хаотичны и непоследовательны, что порой разобраться в них не способны даже те, в чьих головах эти мысли рождаются.

К чему это я, спросите Вы. А к тому, что облекая мысли в слова, стоит обратить пристальное внимание на эти самые слова. Воображение читателя способно дорисовывать многие подробности, но если написать «у стола было четыре ножки и круглая столешница», то читательская фантазия окажется бессильной вообразить стол с другим количеством ножек и иной формой столешницы – мысленный образ передастся таким, каким задумывался.

И если Вы хотите передавать свои мысли другим, делиться своими историями и фантазиями, стоит уделить пристальное внимание работе над текстом, Дорогой Автор, стать внимательным и бережным к словам. Ведь писательство, хоть и приятный, но все же труд.

Я это говорю не из праздной словоохотливости. Но потому – и Вам стоит это признать, – что у работы № 7 есть проблемы с текстом.

Не стоит, однако, отчаиваться и спешно рвать черновики других работ. В конце концов, Вы признали (очень надеюсь на это, ибо в противном случае все последующие слова рискуют стать бессмысленными), что у работы есть проблемы. Значит, их нужно решить, дабы в будущем они больше не появлялись, верно? Попробую Вам в этом немного помочь.

Итак, представьте. Мы с Вами сидим в ярко освещенной аудитории за одним круглым столом. Сидим рядышком, плечом к плечу – это важно. Для нас не имеет значения, сколько у стола ножек – мы смотрим только на листы бумаги перед собой. Это Ваша работа.

Представили? Хорошо. Теперь вообразите мой голос, по-отечески дружелюбный (ибо таков он и есть), но с толикой наставительных ноток. Пусть я не Ваш учитель (никогда не любил эту роль), но друг и коллега. И вот что я говорю.

Главный и самый серьезный промах, который проявляется практически сразу же – это небрежность. Да, будем честны, это она и есть. Немалое количество опечаток и нестыковок говорят о том, что работа не читалась. Иначе Вы бы вычистили из нее следующее:

«отец где только не работал и чего только не умел, поэтому чинить все, что ломает любопытный ребенок»

«у Кейт не было цели под кого-то косить или кому-то угождать, она просто наделала, что ей хотелось и смотрела тою что ей нравилось»

«поэтому Кейт и могла спокойно игнорировать своих обидчика»

«особо надоедливые хулиганы пару раз оказывались запреты в большом мусорном баке»

«которых обычно все … напоили раздавить или выкинуть в окно»

«Кейт как разбила в комнате совершенно одна»

«а Егно – с некоей юноша по ту сторону стены-экрана – успокоились, внимательно оглядел свое укрытие»

Это не все подобные ошибки. Они и есть та небрежность, которая может загубить даже самый гениальный сюжет. Не та, что пускает подобные ошибки в текст (в творческом пылу любой может ткнуть пальцем не в ту клавишу), но та, которая позволяет ошибкам оставаться в тексте после того, как работа закончена. Которая оставляет ошибки даже перед отправкой рассказа на участие в литературном конкурсе.

Посему совет первый: всякому тексту нужна вычитка. Перечитывайте сами и давайте читать самым близким, если не доверяете собственной внимательности. Это поможет избавиться от нелепых опечаток, которые так и норовят исковеркать текст, когда повествование рвется на бумагу с крейсерской скоростью.

Другой промах, который также можно излечить вычиткой, это повторы и ненужные уточнения. Разберем на примере:

«к крошкам от его еды, которой один из его роботов … запасался пока все его соседи были на занятиях»

Тройное «его» в одном предложении – это повтор. Первое и третье «его» – ненужные уточнения. От тех и от других нужно избавляться – они «захламляют» Ваш текст, и его становится неинтересно читать, а нам ведь этого не нужно.

Также повторы – это часто местоимения (например «она» или «ее», если опять же обращаться к Вашей работе), но повторяются не только они. От так называемых «былок» тоже надо избавляться с беспощадностью терминатора, ищущего Сару Коннор. Повествуя читателю об одном персонаже, не нужно каждый раз уточнять, что именно «ей сильно влетало от учителей» – это само собой подразумевается.

Другой момент – скобки. Не скажу, что Вы ими злоупотребляете, однако они истории об официантке не нужны. Раскрывая или дополняя какой-нибудь тезис, повествование художественного произведения практически не требует заключения дополнений в скобки. Они только создают ощущение некоего отрыва от основного повествования. Тем более что скобками Вы закрываете порой сразу несколько предложений, которые органичнее читались бы без скобок. Вот пример:

«самым частым обзывательством в ее адрес было «жирная тупица» (Хотя Кейт была намного умнее их. Но у нее хватило ума не доказывать свой ум тем, кто судит только по внешности.)»

Скобки убрать, поставить запятую перед «хотя» – и ощущения отрыва от повествования не будет, предложения станут более лаконичными.

Не скажу, что дополнение повествования уточнениями, заключенными в скобки, плохой или неверный художественный прием. Однако считаю, что он больше подходит для иного вида литературы.

Финальный абзац истории – яркий пример недостатка внимания к разбивке текста на абзацы. Они в рассказе порой очень большие, что чисто на визуальном уровне утяжеляет чтение. Иные стоило бы разбить на пару абзацев поменьше, другие – на три.

Возьмите любую книгу, откройте на случайной странице и посмотрите на текст. По построению абзацев Вы сразу поймете, легкое ожидает чтение или тяжелое. От этого порой зависит мнение читателя о работе и реакция на нее.

Помните: слова имеют вес. Это Вам скажет любой библиотекарь, грузчик книжного склада или рабочий в типографии.

Это общие моменты, о которых мне хотелось сказать. Теперь можно перейти и к частным.

В тексте есть такая фраза:

«задолго после школы»

Она неверно использует слова, поскольку «задолго» предполагает прошедшее время – до начала основного. Возможно, это слово в контексте повествования вообще лишнее.

А смысла следующей фразы я просто не понял:

«(еще история, но больше не как предмет в школе)»

Так и хочется спросить: а как что тогда? И к чему это «больше»: имелся в виду временной контекст (вроде фразы «больше не буду») или размерный (вроде как «любила больше химию, чем историю»)? В общем, до сих пор не знаю, как трактовать эту фразу и каково ее значение для рассказа.

Есть и «перловая» (простите, но так это и есть) фраза:

«ведь местные уже держатся кусками»

Может, все-таки группами?

«старомодными преподавателями»

Сомневаюсь, что эпитет «старомодный» подходит для описания преподавателя. Старомодным скорее можно назвать какую-нибудь вещь. Платье, например, или прическу. Относительно преподавателя это слово стоило бы применить к его принципам обучения, тем более что речь идет как раз о них. Но не к нему самому.

Ну и последнее:

«Спустя время, когда Егно закончил университет и нашел свою идеальную голубую планету, младшую ему домом, один из его механических жучков нашел Кейт на Земле»

Сразу вопрос: Почему нашел? Он ее терял? И еще вопросы. Почему свою? Она ему родная или этим выражается его отношение к планете? Она стала ему домом, значит, не родная все-таки? Эта идеальная планета и Земля – одна и та же планета? Если так, то какое это имеет значение, раз он так и не удосужился поговорить с Кейт? Зачем ему вообще было за ней следить?

Вопросы без ответов могут раззадорить фантазию читателя, а могут и раздосадовать, потому что некоторые аспекты Вашей истории так и останутся нераскрытыми. Об этом мы поговорим подробнее чуть ниже.

Покончим на этом с разбором текста, пока он, разбор, не стал утомительным для нас обоих.

Напоследок хочу поделиться еще одним простым советом: избегайте неопределенных наречий (какая-то головоломка с кнопочками, какой-то новый студент). Они выдают в Вас нехватку слов, а это не есть хорошо для автора. Автор всегда должен знать кто, какой, что и как в своей истории.

Теперь можно поговорить непосредственно об истории.

Идея о создании головоломки, которая бы помогала выявлять подходящих тебе друзей, довольно интересная. Но сама идея без раскрывающей ее истории так и останется идеей, короткой мыслью, которая со временем может забыться или утратить свою привлекательность. А рассказывать истории так, чтобы заинтересовать читателя, – нелегкий труд.

Небольшие истории привлекательны и одновременно сложны тем, что при малом количестве слов необходимо раскрыть не только какое-то действие, но и действующих лиц, и обстановку, и много чего еще.

Тут самое время поделиться еще одним советом от мистера Кинга: писать всего лишь просто и прямо. В книге о писательском ремесле он говорит: «Дайте себе торжественное обещание никогда не писать «атмосферные осадки», если можно сказать «дождь».

Применительно к «Официантке» я бы сказал, что не следовало четверть рассказа посвящать прошлому Кейт, чтобы раскрыть ее характер и технический склад ума. Вместо нескольких пространных абзацев можно было обойтись несколькими предложениями.

К чему читателям знать столько о прошлом девушки, чтобы сделать простой вывод: Кейт – «технарь», но с добрым бесстрашным сердцем и сильным чувством справедливости. Зачем читателю знать, как Кейт обзывали в школе на Земле, если основное повествование происходит, когда она учится в университете на Техно? Ее любовь к хоккею как-то влияет на отношения с Енго? То, что родители в спорных ситуациях всегда вставали на ее сторону (что неудивительно для родителей), как-то повлияло на то, что впоследствии Кейт стала официанткой?

То, что не развивает историю рассказа – тормозит ее. Значит, от этого нужно избавляться, чтобы читатель не потерял интерес. Ведь именно для него, в конечном счете, мы и пишем, не так ли?

Вернемся к простоте и прямоте. Повествование в рассказах имеет право быть нелинейным. Но играет ли это на руку истории в конкретном случае, что сейчас перед нами? Нарисовать в воображении читателей картинку настоящего главной героини, тут же начать описывать ее детство, затем университет и основное действия, после чего и вовсе сфокусировать финал на другом персонаже – не самое удачное построение повествования. Скачки разрушают ощущение целостности истории, ее завершенности.

Кстати, о завершенности. Кейт отучилась на другой планете, вернулась домой и стала официанткой. Ну, бывает такое. А синекожий Енго, окончив университет, нашел свою идеальную планету и стал следить за Кейт, чтобы так никогда с ней не встретиться и даже не заговорить. Это и есть финал? Тогда, как Ваш друг, хочу спросить: в чем смысл этой истории? Создать вещь для того, кого никогда не видел, чтобы тот мог находить себе друзей по разуму, и самой не подружиться с ним? Зачем?..

Название, несмотря на длину, очень понравилось и выглядело многообещающим, но мне разобраться в деталях не удалось. Возможно, я видел иные детали, нежели те, которые Вы хотели показать.

Я задумывался, к чему было переносить повествование на другую планету, о которой кроме названия ничего не известно? Обмен какими знаниями производился в этом университете на Техно? Кто те двое безымянных соседей в комнате Кейт и Енго? Как она вообще там жила с ними всеми? Что случилось в жизни Кейт, заставив ее после обучения стать официанткой? Чем занимался Енго после обучения, кроме слежки за Кейт? Зачем он вообще стал ее искать, если не собирался выходить на контакт? Енго выбрался из своего «кокона» самоизоляции и смог-таки обзавестись друзьями именно благодаря головоломке Кейт?

Вопросы, которыми задается читатель, – это (но не всегда) пробелы в повествовании, которые портят впечатление от прочитанного. Необходимо сводить возможность их появления к минимуму.

Многие авторы склонны объяснять пробелы в сюжете или повествовании отсутствием необходимости пояснять ВСЮ картину целиком, авторским видением и даже свободой слова и самовыражения. Даже когда никто и не просит прорисовывать все мелкие детали, лишь пояснить некоторые моменты. Я ничего не имею против всего вышеперечисленного. Однако пробелы это не заполняет.

Автор, оставляя недосказанность, должен дать читателю ровно столько предпосылок, чтобы тот мог на их основе вообразить то, что осталось невысказанным автором. Писатель, как художник, создает картину, а читатель обрамляет ее в раму и выбирает для нее место на стене. Если картина красивая и на нее приятно смотреть, то рама будет дороже и изящнее, и висеть картина будет на видном месте. Это и есть суть любого искусства – создавать Красоту.

Очень надеюсь, что своей критикой не отбил у Вас, Дорогой Автор, желания писать. Надеюсь, вы воспримите все сказанное мной исключительно в положительном ключе – как совет, как помощь в нелегком пути к совершенству и мастерству – ибо так оно и есть.

Закончить отзыв я хочу еще одной цитатой Стивена Кинга из все той же книги о писательском ремесле. Для меня она стала самым важным советом, которому я с разной степенью успешности следую последние десять лет.

«Если хотите быть писателем, вам, прежде всего, нужно делать две вещи: много читать и много писать. Это не обойти ни прямым, ни кривым путем — по крайней мере, я такого пути не знаю.»

С пожеланиями творческих успехов и вдохновения, Кирин59.

Отзыв от Эмиль Коста

Рассказ содержит достаточно отсылок к космофантастике, чтобы отнести его к этому жанру. Стоит, впрочем, отметить, что антураж в произведении не играет особой роли.

Это история отношений земной девушки и инопланетного юноши. Они не друзья, не возлюбленные, не враги и, по правде говоря, вовсе не знакомы между собой, но это не мешает героине оказать какое-то влияние на судьбу героя.

Сюжет простой, композиция сложная. Читателю в подробностях рассказывают о детстве Кейт, затем еще подробнее описывают ее годы учебы в университете планеты Техно, проведенные в неудачных попытках установить контакт с соседом по общежитию Енго. В последней трети рассказа Енго выходит на передний план и обзаводится инструментом “для проверки потенциальных друзей”.

Кейт — “официантка, которая порой бывает грубой и может сказать пару колкостей, но при этом она никогда не обидит кого-то намеренно и не даст сделать этого другим”. Еще она очень умная, и этому посвящен практически весь рассказ.

В детстве Кейт страдает от лишнего веса, хулиганов и сексистов. У нее сложное восприятие собственного гендера, много недругов и несколько друзей. Технарские способности проявляются рано, достигают апогея к двадцати-двадцати пяти годам и куда-то деваются по окончании университета.

Именно биография Кейт содержит главный крючок рассказа, вынесенный даже в заголовок: лучший технарь Земли, вечная студентка, по щелчку меняющая специализацию, выпускница престижнейшего университета — официантка. Многие читатели доберутся до конца истории только для того, чтобы узнать, как такое вообще произошло.

Автор, к сожалению, не потрудился придумать объяснение для лучшей загадки произведения.

Енго — “худой юноша с синей кожей”. По скупому описанию внешности сложно понять, является ли он человеком или инопланетянином. По скупым описаниям всего, что не касается непосредственно Кейт, сложно понять, есть ли вообще в рассказе инопланетяне.

Енго замкнут и несколько лет прячется от соседей по комнате за стеной-экраном. Это ноу-хау не спасает парня от жуков и наблюдательной Кейт.

Бодрое повествование заслуживает похвалы. В то же время текст содержит много ошибок, опечаток и даже автозамен. Рассказ явно не вычитан.

“… напоили раздавить…”

“Кейт как разбила в комнате совершенно одна”

“Енго – с некоей юноша по ту сторону стены-экрана”

“… наблюдала за всеми этими жучки”

Присутствуют и просто неудачные выражения.

“… местные уже держатся кусками”

“В её комнате было четыре кровати и два её соседа”

Основную идею произведения выделить несложно. Она фактически сформулирована в последнем абзаце:

“Может эта шкатулка-головоломка – это отличный способ проверки потенциальных друзей? Может за этим Кейт и подарила шкатулку Енго?”

Без этой фразы читателю было бы сложно разглядеть глубокий авторский замысел. Дело в неверно расставленных акцентах. Внимание автора с самого начала сосредоточено на Кейт, но ее умение обзаводиться друзьями подано вскользь, одной-двумя репликами. Большая часть повествования посвящена удивительным технарским способностям, житейской мудрости героини и тому, как она отличается от обычных девочек.

Нелюдимость Енго выписана куда подробнее, но фокус на этого персонажа смещается так незаметно, что при первом прочтении больше внимания привлекают жуки, лезущие к нему “через все щели”. Последний абзац полностью посвящен Енго и его новым знакомствам. Под занавес на сцене появляется еще два именованных персонажа, а повествование окончательно скатывается в абсурд.

“Когда Аку собрал эту головоломку и понял, в чем заключалась помощь Енго (или Глюка, как его называл Аку), ему начал нравиться этот наглый хамелеон”

“Но Джин начала везде отыскивать жуков Енго” В целом рассказ оставляет негативное впечатление. Читателю обещали одно, а показали другое, и то не полностью. Главный вопрос: почему Кейт стала официанткой? — остался без ответа.

(Просмотров за всё время: 74, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр Михеев

Несколько бриллиантов в копилку:

дорогу в спорт ей закрыл рост…

внешность сыграла свою роль в такой непопулярности…

задолго после школы…

местные уже держатся кусками.

В её комнате было четыре кровати и два её соседа.

худой юноша с синей кожей насторожился…

не стала пока ломиться в этот пустой угол…

делать было нечего – жуки или спокойствие.

… пустая кровать всё равно не давала ей покоя.

Спасибо!

0
КолбаскО

Если не вдаваться в частности, то основная идея понятна, но ошибочна. Автор, знай: умный не значит хороший. Это первое. Второе. Ты подселил юношу за прозрачным экраном в комнату девушки. А подумал, что из этого должно было получиться? Он (Енго), что, даже не подглядывал, ну, хотя бы из научного интереса? Тут можно было бы закрутить интригу. А так что получилось? Посидели на кроватях и разошлись. Спрашивается: чего время-то молодое теряли?

Автор, сильно не расстраивайся из-за непопулярности. Упорно пиши. Знаешь, тут один конкурсант дал надежду: «Работать и не сдаваться!.. Побеждает не самый талантливый, а самый настойчивый». Прорвемся!)))

0
БФ-2БФ-2
БФ-2
Шорты-8Шорты-8
Шорты-8
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

3
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх