Рассказ №15. Толерантность

Количество знаков (строк): 14 213

Надежда Васильевна сидела за обеденным столом под электрической лампочкой и штопала капроновый чулок. Радио только что пропикало семнадцать часов по московскому времени, а на улице темно хоть глаз выколи. И еще этот дождь, осенний, унылый, беспрерывный. Надежда Васильевна отрабатывала учительницей в школе колхоза «Красный Май» первый год своего институтского распределения и жалела себя до слез, методично и громко капавших из-под роговых очков на облупленную клеенку.

Домовой грыз ногти, наблюдая за Наденькой из-под шестка. Всем сердцем привязался он к молоденькой жиличке за то, что она любила чистоту, никогда не выключала радио и превратила заброшенный домишко в уютное гнездышко.

Завитая и одетая а-ля Людмила Гурченко из «Карнавальной ночи», хорошенькая учительница, получившая свое имя в честь Надежды Константиновны Крупской, мечтала стать светочем для городских воспитанников. На селе ее глубокие познания в русском языке и классической литературе были никому не нужны. Наденька отчаянно скучала по маме и умирала от тоски по Владлену, названному в честь вождя пролетарской революции. Судьба разлучила влюбленных. Владлена, как перспективного физика, оставили работать после института в областном почтовом ящике.

Свое распределение Надежда Васильевна считала несправедливым, ведь училась она почти на «отлично». За город зацепились деревенские, выскочившие замуж, а она теперь вынуждена была вместо них отбывать ссылку. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стал выговор накануне Дня учителя. Стоило Надежде заикнуться об увольнении, как директор тотчас воззвал к ее советской совести, напомнил о комсомольском долге и выставил за дверь, как школьницу. Надя решила бежать.

Она уже собрала чемодан и ждала только Пашку-тракториста, согласившегося подбросить ее до райцентра за «трояк» его младшему брату по диктанту. Было это, конечно, совсем непедагогично, но обида жгла сильнее стыда. Дождь лил вторую неделю, дороги раскисли так, что проехать по ним можно было лишь на тракторе.

Надежда отложила очки, повесила на стул чулок и принялась собирать свой последний ужин в деревенской избе: поставила на стол банку малинового варенья, тарелку с нарезанным хлебом, раздула самовар в кухонном закутке. Под бумажным абажуром замигала светившая вполнакала лампочка: электричества всем желающим не хватало. Внезапно за окном полыхнуло и грохнуло так, что задребезжали стекла в окнах. Надя вздрогнула: «Опять на полигоне взрывают». Со всего района свозили под «Красный Май» неразорвавшиеся бомбы и снаряды, оставшиеся после войны.

Зашумел самовар, Надя не услышала, как из сеней открылась дверь и в комнату кто-то вошел.

– Желаю здравствовать, – донесся до нее приглушенный голос.

Надя выглянула из-за кухонной занавески и увидела высокого мужчину, подстриженного по моде, в костюме с иголочки, лаковых ботинках.

– Ты? – удивилась она.

Домовой насторожился.

– Возможно, – проговорил в нос щеголь.

– Я тебя не ждала, – растерялась Надя. – Но я очень рада. Проходи. Я мигом. – Она схватила со спинки стула чулок и скрылась на кухне. – Сейчас будем пить чай. Зонт, плащ вешай ближе к печке. Или ты в пальто?

Надя вышла с подкрашенными губами, водрузила на стол дымящийся самовар. Задержала взгляд на госте и снова юркнула за занавеску. Забренчала посудой, вынесла чашки с блюдцами.

– Ты на чем? На попутке? Какими судьбами? Да неважно! Я так тебе рада! – Близоруко щурясь, Надя направилась к гостю и вдруг встала как вкопанная. – Ты же совсем зеленый! Замерз? Где твоя верхняя одежда? Ее необходимо высушить.

– Благодарю за заботу, сударыня, – прогнусавил молодой человек. – Не стоит обо мне беспокоиться. Мой визит к вам носит сугубо деловой характер.

От этих слов и, главное, от светского тона аккуратно выщипанные Надины брови поползли вверх. Она отступила к столу, нашарила за спиной очки и, когда надела их, потеряла дар речи. Перед ней стоял осьминог в костюме, точнее, некто, похожий на осьминога. Вместо человеческого лица из-под челки выглядывала гладкая безносая морда темно-зеленого цвета, пучеглазая, с дырочкой рта, плавно переходившая в шею. Из рукавов высовывались щупальца того же цвета. Надя зажала ладонями уши, зажмурилась и завизжала что было сил. Когда вместе с воздухом визг иссяк, она услышала ровный голос страшилища:

– Не стоит даром тратить свою энергию. Вас все равно никто не услышит, так как я переместил ваш дом в параллельный мир, где нет людей, и нам никто не помешает. Здесь только вы и я. Позвольте мне изложить суть дела.

– П-параллельный мир? – с трудом выдавила Надя и опустилась на стул.

– Да. – Молодой человек уселся напротив нее.

Раздался стук. Сидящие как по команде повернули головы и увидели на пороге небольшого бородатого старичка с гривой спутанных волос, в домотканой одежде и самодельных лаптях. Он подпирал спиной косяк и ударял маленьким кулачком по двери, чтобы привлечь к себе внимание.

– Многие лета, стал быть, – бойко заговорил он скрипучим голосом. – Параллельный мир, говоришь. Эк, удивил. Не у тебя одного он есть. Вот у меня свой, стал быть, параллельный. Мой в погребе начинается. А твой где?

Незнакомец, опешивший от такого напора, даже ответил:

– За домом.

– Ага, стал быть, на огороде.

– Да кто вы? – вертела головой Надя от одного к другому. – Откуда? Что вам надо?

– Да! Кто вы? – подхватил ее вопрос старичок и адресовал Зеленому.

– Владлен, – ответил Зеленый и уточнил: – Гуманоид.

– Ага. А я, стал быть, Перуныч, домовой. Будем знакомы, – протянул руку старичок.

Надя с ужасом увидела, как зеленое щупальце обвило кисть старика, а затем и поддержало его, когда он карабкался на высокий для него табурет.

– Из чего же мне пить-то, внученька? – обратился домовой к Наде. – Донесла б ты мне стакашек какой.

На ватных ногах Надя последовала в кухоньку.

– Я Надюшу-то в обиду не дам никому. Попомни мои слова, гуманоид, – пристукнул домовой по столешнице. Тренькнули блюдца с чашками. Тревожным звоном отозвалась им чайная пара в руках появившейся Нади. – Говори мне сейчас же, зачем пришел.

– За продолжением рода, милостивые государи. – Зеленый закинул ногу на ногу.

– Ага, стал быть, – озадачился Перуныч. – Дело, конечно, хорошее, – начал он издалека. – Да только способен ли ты на него, гуманоид?

– Способности тут ни при чем, почтенные вы мои, – снисходительно прикрыл глаза Зеленый.

– Не скажи-и-и, – усмехнулся домовой. – А ты, Надюша, наливай чаек-то, пока не простыл, да угощай нас вареньем.

Надя послушно закивала и взялась за самоварный краник.

– Сватаешься, стал быть. Ну что ж, у нас товар, а ты купец. Но без согласия товара сделки не будет. Так, Надюша?

Надюша, занимаясь угощением, постепенно приходила в себя.

– Согласна ли ты, девица? – заморгал на нее Зеленый.

Надя выпрямилась и замерла. Именно так она всегда делала в начале урока, собирая внимание класса. Войдя в привычный учительский образ, она слегка склонила голову и голосом, каким обычно спрашивала домашнее задание, мягко, но требовательно произнесла:

– Я не стану отвечать, пока не узнаю одну важную вещь. Почему вы назвались именем моего жениха? Неужели вы решили, что я могу его с кем-либо перепутать?

– Видите ли, хозяюшка, я не очень силен в русских именах, да и в культуре вообще. Успел прочитать только словари Даля, Ушакова и Большую Советскую Энциклопедию. А имя мне отдал ваш жених добровольно, дабы вы меня не отринули с порога. Что-то вроде пароля.

– Объяснитесь точнее. – Надежда Васильевна, уже окончательно вошедшая в роль учительницы, строго посмотрела на пришельца.

– Извольте. – Зеленый распутал ноги, сложил перед собой руки, как примерный ученик, и отрапортовал: – Владлен был первым землянином, к которому я обратился со своей проблемой. Для контакта я выбрал передового ученого. Это логично. Он чем-то напоил женщину, лежавшую с ним в кровати, вывел меня на балкон и сразу же дал ваш адрес. Объяснил, что вы лучше всего подходите для моей миссии. Извините, забыл встать, – добавил Зеленый в конце речи.

– Владлен не мог! – гневно вскрикнула Надя. – Вы лжец. Я не верю ни одному вашему слову.

– Проверьте, – вполне по-земному пожал плечами гуманоид. – Выгляните за дверь.

Надя ринулась на улицу. Но улицы-то и не оказалось. Пространство за стенами дома представляло собой нечто серое, похожее на плотный туман, сквозь который не проступало ни одного предмета, не проглядывало ни одного огонька, туман, в котором невозможно было нащупать траву или землю.

– Да на тебе лица нет! – всплеснул руками Перуныч при виде Нади.

Она села на свое место, закрыла ладонями лицо и внезапно выпалила:

– Убирайтесь вы оба, клоуны! Это все мои нервы.

– Ну уж нет! – запротестовали гости в один голос. А Перуныч еще добавил: – Стал быть.

Наступила мертвая тишина, нарушаемая лишь Надиными всхлипами. Неожиданно раздался рокот мотора и дробный стук в окно. Надя медленно отняла от лица ладони. Все трое переглянулись.

– Твоя параллель, ты и разбирайся, – сказали в унисон Перуныч и Надя.

Зеленый побледнел, подошел к окну на цыпочках и тут же отпрянул. На него из-под ладоней, приставленных козырьком, смотрела развеселая мужская физиономия.

– Надежда Васильевна! – донеслось снаружи. – Я приехал.

Нетвердой походкой Надя пошла к входной двери и в сенях едва не столкнулась с парнем в телогрейке и кепке, разделенных белозубой улыбкой и чубом.

– Передаю вам кило пряников от красномайского профсоюза. Ко Дню учителя свежие в сельпо привезли. Вот. – Он вручил Наде большой кулек из оберточной бумаги. – А где вещи?

– Там. – Надя открыла дверь в комнату и, пропуская нового гостя, поморщилась от запаха лука и перегара.

– Привет честной компании, – снял кепку вошедший.

– Павел, тракторист, – представила его Надежда присутствующим.

– Гуманоид Владлен, – шаркнул ножкой Зеленый.

– Домовой Перуныч, – повернувшись на табурете, тряхнул лохмами старичок.

Пашка вмиг протрезвел, издал долгий свист и помрачнел:

– Весело у вас тут, однако, Надежда Васильевна.

Он еще месяц назад положил глаз на хорошенькую учительницу, потому так заинтересованно и относился к учебе младшего брата. Путь к сердцу женщины лежит через помощь, учило Пашку деревенское воспитание. Вот он и старался то дров подвезти Надежде Васильевне, то воды поднести, то парты в классе поправить, то учительскую доску подновить. Про жениха он не догадывался и наивно полагал, что Надежда просто хочет навестить родителей на выходных, вот и попросила подбросить ее в райцентр до автобуса.

Владлен заинтересовал Пашку больше, чем дедок, вернее, не понравился в большей мере, чем дед. «Ишь вырядился. Клинья, что ли, подбивает?» – заподозрил Павел неладное.

– Разберемся, – пригрозил он всем сразу. – Налейте-ка мне чайку, уважаемая Надежда Васильевна. Пожалуйста.

Но ждать Надежду Васильевну Пашка не стал. Подтащил табурет от печки, по-хозяйски сам налил себе чаю в Надину чашку, предварительно выплеснув остывший в герань на подоконнике, намазал хлеб малиновым вареньем и дал чубом отмашку Зеленому:

– Давай разбираться, гуманоид, откуда прибыл и чего ищешь.

– Нужно мне обзавестись потомством, – проникновенно начал «Владлен». Павел аж крякнул. – И сделать это я желал бы при участии Надежды Васильевны, на которую мне указал один молодой физик из засекреченного института по космическим разработкам.

– Физика как звали? – уточнил Павел.

– Владлен, – одновременно ответили Зеленый и Надя.

– Поня-я-ятно. Разберемся. Ну, брат по разуму, рассказывай все как на духу. – Павел откусил от ломтя и хлебнул чаю.

Зеленый, прочитавший словари Даля и Ушакова, говорил складно, хотя и гундосил. Он выразительно описал техногенную катастрофу в своей галактике и собственный далекий путь к другой вселенной. Посетовал на то, что от всей цивилизации остался он один, что собственной жизни, чтобы достичь этой другой вселенной и основать новую цивилизацию, ему не хватит. Посему он ищет пригодный генетический материал, чтобы размножиться по дороге, дабы его потомки достигли подходящей для жизни планеты.

– Но тогда в конечном счете это будет не ваша раса, – выдвинул свое соображение Павел.

– Возможно, но альтернативы у меня нет, – печально согласился «Владлен».

– Разберемся. Поставлю два идеологических вопроса ребром. – Павел допил чай и облизал сладкие от варенья пальцы. – Первый. Почему выбор пал на СССР? Второй. Что тебе конкретно нужно от советской учительницы?

– Первое. Потому что в Советском Союзе любят самые смелые эксперименты. Второе. От Надежды Васильевны нужны хромосомы, чтобы с помощью генетики я произвел на свет потомство.

– Генетика – лженаука, – погрозил пальцем домовой. – Я слышал по радио.

– Это в вашей Солнечной системе генетика – лженаука, а в нашем мире она действует, – парировал «Владлен». – И требуется мне всего-навсего волосок. Представьте: неизвестную вам планету заселят потомки советской учительницы.

У Нади загорелись глаза.

– А моими потомками эту планету можно населить? – Павел взглянул на Зеленого в упор.

– Можно, если дадите вóлос, – развеял его сомнения гуманоид.

– Тогда в итоге на планете будут жить наши общие с Надеждой Васильевной дети, внуки, правнуки… Я правильно понимаю?

– Примерно.

– Не по-христиански это, – запротестовал Перуныч.

– Кто бы говорил! – оборвал его Павел.

– Религия – опиум для народа, – поддержала тракториста Надя.

– Мы согласны. – Надежда и Павел разом вложили в руку Владлена вырванные волоски.

– Случись у вас техногенная катастрофа – Землю можно будет вновь заселить людьми, ну, или почти людьми. Если только поддерживать межгалактические связи, как в институте, где работает Владлен.

– Да ну вас, – махнул рукой домовой и отправился в погреб.

А гуманоид, собравшись улетать, вернул на место советское измерение, ведь именно в нем приземлился космический корабль. Звездолет даже пришлось подпихнуть колхозным трактором, а то он порядком увяз в русских грядках. Пока возились, гуманоид спросил по-приятельски:

– Слышь, Паш, а как ты сумел без телепорта в параллельный мир перейти из своего?

Павел достал из-за пазухи чекушку.

– Я, когда навеселе, и берегá путаю, и краев не замечаю. Где какая параллель – мне все едино. Дарю на случай, если телепорт откажет.

Зеленый с благодарностью принял теплую склянку и был таков. А Павел со всей серьезностью как комсомолец комсомолке выдвинул Наде задачу на перспективу. Если их потомки будут жить в космосе, то, чтобы перед ними и современниками стыдно не было, необходимо образовать прочную ячейку общества.

Подслушал эти слова Перуныч, приложив ухо к щели в полу, и радостно потер руки.

(Просмотров за всё время: 367, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
50 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Алексей2014

Оценят ли читатели нашего времени отсылы к реалиям 60-ых годов прошлого века? И почему, к слову, этот период выбран, только ли из-за “смелости к экспериментам”? Ох, автор! Сатира-сатирой, но – выдвохшаяся, как открытая бутылка “Жигулёвского” на столе в коммуналке! Верите в такой натюрморт? Вот и я – нет.

2
AlekseyM

Замечательно, я по ходу дела даже забыл, что читаю научно-фантастический рассказ о последнем человеке на Земле. Действительно, никто не говорил, что “последний человек на Земле” должен быть землянином. Название сбивает с толку, тоже замечательный приём. Читается на одном дыхании. Тоскую иногда по тому старому климату: прянечки в вазочке, сервиз да самовар. Браво.
П. С.
За настоящего Владлена обидно. Невесту у него увели.

2
AlekseyM

Очень рад, что Вам понравилось, а также Вашей победе! 🌹😀

1
Антар

По-моему не в тему. Это на пародию смахивает, а не полноценный рассказ.

1
Агния

Симпатично, вполне себе рассказ) И никакого занудства)

А вот с очками вы, автор, вы чего-то не понимаете) Если у героини близорукость, то штопает она, сняв очки. И не спорьте) Потому что потом она не сразу разглядела, что там вовсе не Владлен – как близорукий человек, всё правильно.

3
Агния

Безусловно, случаи бывают самые разнообразные, но ориентироваться лучше на всем понятное. Рассказ милый, поздравляю вас)

1
AlekseyM

А вы читали “Понедельник начинается в субботу” и “Сказку о тройке” Стругацких? Там был и осьминог, и говорящий клоп. А события происходили в советских реалиях тех лет (50х – начале 60х), хотя они так здорово описаны, что можно решить, будто они происходят в конце 60х – начале 70х.

1
Вес-На Ларина

Оценила и произведение и комментарий! 😉 Поздравляю с победой!

3
tigra

Клёво) Только малёк бы осовременить не мешало. А с другой стороны, где сейчас найти такую училку и тракториста в телогрейке?

1
Аноним 7

Ну, что вроде, неплохо. Видно, что писалось под влиянием творчества Стругацких. Только автор: гуманоид, это разумное человекоподобное существо, а не как не “осминог” с щупальцами)

1
Аноним 14

Вау, прекрасно! Понравилась идея другого временного периода, напомнило Стругацких, хорошая работа)

1
Если

Эта история о нелёгкой женской судьбе в те далёкие далёкие и почти уже всем позабытые времена. Времена, когда важнейшим из искусств ещё являлось кино, тщательно идеологически отобранное для воскресного показа в сельских клубах.
Времена, когда космические корабли пытались пока ещё довольно робко бороздить просторы вселенной, но люди всё равно верили, что не далёк тот светлый час и миг, когда с победой мирового коммунизма зацветут таки сады на Марсе и все жители близлежащих галактик будут с восторгом рукоплескать труженикам нашего большого балета.
Но самое главное, это были времена, когда не было интернета. А потому, никакие форумы, никакие соцсети и никакие лайки сочувствующих под слезливыми постами с хештегами: #всемужикикозлы, #мойпареньинопланетныйслизняк и #избавляемсяотнежелательныхволосибеременности, – не могли заронить в женские головы тлетворные зёрна быстроразрастающегося феминизма. И женщины, по этой своей наивной неинформированности, продолжали традиционно верить, что любовь, мужское плечо и тихое семейное счастье в окружении подрастающих детишек – это и есть то, к чему нужно стремиться… Стремиться любой ценой… Стремиться, панически прислушиваясь к своему биологическому будильнику… Стремиться, стремиться, стремиться… тревожно оглядываясь по сторонам, даже, как увы это часто бывает, при полном отсутствии достойного выбора на горизонте.

А какой же, собственно говоря, был выбор у героини этого рассказа?
Первое, это бывший – физик-шизик, с перспективным для карьерного номенклатурного роста именем вождя мировой революции, променявший свою возлюбленную на кандидатскую, тёплое местечко и, вполне вероятно, на пробирку подозрительной инопланетной слизи для своих физических опытов.
Второе, нынешний сожитель – маргинальный старичок – высохший стручок, на деле всего лишь бомжеватая приживалка, ловко прикидывающаяся паранормальный субъектом. В общем-то, персонаж, на фоне всего этого странного сборища, не такой уж и отрицательный. Знающий толк в библейских истинах, консервативно-патриархальных устоях и в том, что нужно делать мужчине, чтобы удовлетворять хотя бы минимальные потребности капризной женской души. Но, в силу своего возраста и маргинально полтер-… (не побоюсь этого слова)… -гейского образа жизни, давно уже не ходок. Разве что, по ночам до ветру, да на кухню, чтобы таскать из кастрюли пельмени, пока хозяйка спит безмятежным сном наивной дурочки.
Третье… перспективный, на данный момент времени и на данную географическую локацию, жених – тракторист-алкоголист. Судя по всему, эдакий симбиоз Матвея из “Дело было в Пенькове” и Гоши из “Москва слезам не верит”, такой же самовлюблённый, самоуверенный и наглый типчик, от которого ёкало не одно женское сердечко в Союзе.
Ну и четвёртое… самая экзотическая во всей этой истории личность, это инопланетный пришелец. Одно лишь его появление сулило нам превратить довольно скучно обыденную советскую мелодраму в экшен-боевик с элементами хоррора. Но, увы, дорогой читатель, чуда не произошло. И никаких тебе тут наполеоновских амбиций по захвату вселенной, никаких бластеров, никаких транклюкаторов, дефлюкаторов, световых мечей и прочей атрибутики. Нет даже самого завалявшегося светового перочинного ножичка… Я уж молчу про классический шестидюймовый проктобур для анального зондирования и спринцовки для откладывания яиц в чреве пленённых землянок…. Всего этого нет.
Вместо этого бесконечно длинные и нудные дипломатические переговоры, в результате которых инопланетянину достаётся лишь один волосок с женской головы. Но, похоже, он и этому был рад.
Напрашивается сомнение, а где этот трихолог-дипломат вообще образование получал? В университете дружбы народов имени Патриса Лумумбы?
Может на его Тумба-Юмба планете третьего мира этого и достаточно… но, чтобы уж прям замахиваться на возрождение цивилизации, нужны ещё знания, раз уж он так сразу отверг естественные пути зачатия.
Один волосок может и не дать точный ДНК. Надо было, для верности, выдрать хотя клок.
Да и, если ему так все равно из какого генетического материала строгать своё потомство, то мог бы вообще тупо заглянуть в ближайшую советскую парикмахерскую…
А так… думать надо, хоть какой-то предварительный отбор проводить… кастинг… он, что же, собрался населить планету близорукими кальмарами-алкоголиками?!?

В общем, довольно тяжкий выбор у героини. Довольно туповатые мужики ей попадаются…

Вот стоит она перед ними, простая русская баба… красотою лепа, червлёна губами, брoвьми союзна, кудрями гурченкова… Чего ж им, еще надо, собакам? Сказано ж в писании: “плодитесь и размножайтесь”… а они волосики, придурки, дёргают, Хоттабычи хреновы!!!
Эх вы, мужики!!! 🤷‍♀️

Казалось бы, к чему нам дело до всей этой истории о далёком далёком и почти забытом времени… Может и ни к чему. Мир же изменился.
Вот только, изменились ли мы?
Мы всё так же близоруки в отношении того, что касается любви. Мы всё так же не умеем правильно выбирать. И мы всё так же пытаемся штопать то, что изначально штопать и не положено…

3
Наташа Кашер

Вот то коммент!! Респект!

2
Александра Эме

Какой класс, смешно и атмосферно. Хорошо бы сценарий забахать, хоть короткого метра что-ли. Для меня отсылка на Стругацких.

1
Наташа Кашер

Как правильно сказали уже, но повторю, гуманоид это, блин, человек! Или человекообразный алиен, но никак не осьминог!!! Если это Тигра тут потоптался, то стыд ему и позор. Он верно так подружился с осьминогами, что для него они гуманоиды уже. Впрочем, идею размножения с осьминогами я одобряю, у меня и самой была миниатюра на эту тему.

2
tigra

А я чего? Я ничего! Я ваще подделкой комментариев в свою пользу занимаюсь!

0
AlekseyM

Но к гуманоидам можно отнести всех, кто ходит прямо, имеет одну или несколько ног, ярко выраженную шею. Зачем отказывать антропоморфному осьминогу в родстве с гуманоидами?

1
Наташа Кашер

Поглядев на осьминга
Офигела я немного
Лучше дайте мне андроида
Чем такого гуманоида

3
const

Стиль приятный, эдакое ретро. Правда, оно старше меня, и поэтому видится мне чем-то типа советского фэнтези. А вот если бы Надежда выскочила замуж за перспективного физика Владлена, то им бы квартиру государство предоставило, как молодым специалистам.

А вообще здорово вывернулись из последнего человека на той Земле вырисовать эдакий водевиль «Сватовство гусара тракториста». И мораль понятная, если дело темное, то пиво светлое, тьфу, май красен, и вообще это без бутылки не разберешься, а с бутылкой весьма и весьма, чтоб квадрат не отваливался, который из формулы массы-энергии.

И жили на той планете белые, желтые, черные и даже зеленые (мой компаньон? Он же совсем зеленый(с)), домовые, банные, вагонные и карбюраторные… Всем места хватало.

2
Аноним 1

интересно придумано с темой для сюжета..хорошо автор обыграл)

1
Skorovin

А вот хорошо. Только Сорокиным попахивает. И нет – это не укор. Но вот есть в этом тон какого-то “Сахарного кремля”. И дело не в описанных событиях, а в самом языке. Не всем такое получится прочитать с должной интонацией, а интонация при чтении подобного текста несомненно важна.

1
Аноним 0

Михаил Успенский “Там, где нас нет”. Всё врем чтения рассказа думал про эту книгу.

Но рассказ пустой. Есть история, есть персонажи, даже есть сюжет. Но в итоге пустота.
Герои неприятные. Одна за “довезти” ставит оценки. Второй бухой. Третий баб тискает в “областном почтовом ящике” (что это?). К осьминогу и домовому кстати вопросов нет. Они понятные.

Не такое я читал про Советский Союз. Не такое мне рассказывали про него родственники. Не таким он был и в букваре. Не таким он был в моём военном городке в Сибири, куда по распределению попали мои родители. Автор, расскажи почему ты его захотел изобразить таким? Общественное бытьё определило твоё сознание? Ты это таким видишь? Тебя сейчас именно такое окружает?

Автор посмотри фильм “Коммунист”. Он наивный, наверное, даже смешной для тебя будет. Но именно такими я запомнил людей в Уссурийске, Красноярске, Новосибирске, Кемерово, Барнауле. Я попал в Ленинград в 1990 году, и тут тоже были такие люди.

Или тебе интересны именно такие?
Автор, ты меня совсем расстроил. У тебя есть талант и умение писать, это видно по твоему, пусть и не идеально ровному, стилю. Но на что ты его тратишь?

Если ты веришь в то, что ты написал (не касаясь фантастики), то подумай откуда у тебя эта вера появилась. Когда поймешь, начни копать, разбираться. Тем самым ты получишь знания. Ну а у кого есть знания, тем вера не нужна.

1
Наташа Кашер

Не такое я читал про Советский Союз.

А чего такого Вы тут увидали ужасное? Или Вы поразились тому, что в Совестком Союзе водились сухопутные осьминоги? Это не волнуйтесь, это так наз. фантдоп.
Не на самом деле.

0
Аноним 0

Меня заинтересовало почему автор именно про это пишет. Повторюсь Осьминог зачетный. Не представляю как он может смотреться в костюме, но всё же зачётный 🙂

0
Алексей2014

“областном почтовом ящике” (что это?).

Ещё одно доказательство в копилку моего предположения о возрасте данного комментатора.

1
Аноним 11

Стиль безумно понравился. Порадовали вступление и конец, однако от самого развития сюжета ожидалось большее. Тем не менее это очень сильное произведение. Респект автору!

1
NeKo Tsukiko

Как ужасно,толерантностью не пахнет

1
Агния

Автор сильно порадовал меня комментами) ради них я здесь и нахожусь) А что-то не видно вас, Елена, во флуде..Почему?)

1
БФ-2БФ-2
БФ-2
Шорты-8Шорты-8
Шорты-8
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

50
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх