Об обидах, старушках и волшебстве

Старуха Шиницкая была не от мира сего, это знали все во дворе. Новеньких, как например, Мишку Солнцева, только переехавших в дома вокруг, сразу же предупреждали: мол, бабка «с приветом», подкармливает всех бродячих псов в округе, часть из них держит в собственной квартире, привечая их теплее, чем людей. Благо она на первом этаже живёт, собаки хоть на лестницах дома не гадят, да и ведут себя достаточно прилично. Но уж если кто собаку обидит, старуха так проклясть умеет, что этого человека и не видно больше.

Мишка тогда подумал, что наверняка это были просто люди, которые один раз прошли через их сквозной двор, и больше никогда не планировали тут появляться. Больно чести – скажем прямо, количество собак действительно превышало все мыслимые цифры, ходить страшно. Ладно он, он собак не боится, но ведь маменька с утра уходит на работу, и возвращается уже в ночи, а ещё братишка младший скоро учиться пойдёт, придётся всех провожать, чтобы защитить.

То, что Мишка с семьёй переехал в этот район, было чудом. Маменька нашла работу прачки в богатом доме, и смогла часть денег отдавать за съёмную комнату поближе к школе, где её сыновья учились, а оттого можно было не вставать спозаранку и подремать лишние минутки. Район считался благополучным, а потому стоил недёшево, но им повезло, и комната в квартире на втором этаже сдавалась за маленькие деньги, как сказала мама.

Но собаки со своим визгливым лаем здорово вмешивались в этот план. В общем-то, шавки все мелкие, один раз ногой топнуть — и все разбегутся, но они наверняка поднимут лай и привлекут внимание бабки, а та как…. Трезвый ум, конечно, хорошо, но лучше лишний раз на глаза не попадаться, она и так уже один раз визгливо заявила маменьке, чтобы её сыновья — Мишка с братом то бишь — не смели обижать её постояльцев. Да кому они нужны, толку от её собак, тьфу. Левретки лохматые.

На этом, в общем-то, всё плохое в городе заканчивалось. Если хорошо учиться, то потом можно будет поступить в реальную гимназию, а там и вовсе в люди выйти, не всё же маменьке их содержать, берясь за любую работу. Поэтому Мишка выкинул из головы вздорную старуху и постарался не ходить во дворе в то время, когда собаки во главе со своей хозяйкой изволили совершать променад. В это время старуха, одетая вечно в темные платья, бывшие когда-то богатыми, а нынче производящими не очень хорошее впечатление, зато в чистом, сильно накрахмаленном чепчике, неторопливо ходила, опираясь на палку, удивительно твёрдо держа в другой руке целый ворох разнообразных верёвок, привязанных к ошейникам собак.

А осенью Мишка увидел то, что здорово поколебало его уверенность в этом мире и его законах.

Он возвращался домой после уроков и подработки, где ему от хозяйских щедрот досталось два больших яблока. Они приятно оттягивали карманы, небо по тёплому времени было хорошо видно, поэтому настроение всё больше поднималось, и даже понимание того, что Шиницкая наверняка уже гуляет со своими собаками, не портило его. Сегодня он любил весь мир, но помня о соседях, радостно выбегать из арки дома не спешил, решив для начала проверить, свободен ли путь.

Старуха была в своём обычном настроении. Сиречь, ругательном. Она наступала на высокого господина в плаще и странной шляпе, а потом и вовсе уткнулась своей палкой ему в грудь, что-то недовольно выговаривая. Собаки вертелись под ногами, злобно тявкая, словно повторяя за своей хозяйкой, на своём, собачьем.

— Женщина, что вы ко мне пристали? — вопрошал мужчина, пытаясь ускользнуть от бдительной старухи. — Не трогал я ваших… милых собачек.

— Как же не трогали! Как же не трогали, если вот господин Ерошка говорит, что вы пнули его под живот!

— Я, вероятно, не заметил его. Спешу на службу.

— Ну, вот служить вы и будете, — как-то непонятно сказала старуха и достала из кармана своего прогулочного платья ошейник, точь-в-точь похожий на те, что красовались на собаках. А дальше произошло и вовсе невероятное. Вокруг господина в плаще закружился туман, который сжимался, и Мишка успел только пару раз моргнуть в ошеломлении глазами, как вместо мужчины на задних лапках прыгала очередная небольшая собачка, на которую Шиницкая споро надела ошейник и привязала к нему верёвку.

Мишка тёр глаза, пытаясь понять, что же он сейчас узрел. А старуха, оглянувшись — увидел ли кто это превращение — добавила верёвку новой собаки к тем, что уже держала. Та влилась в стаю, словно всегда там и была. Да и было ли волшебство? Солнце сегодня яркое, слишком жаркое по осеннему времени, может и напекло голову то.

Пройдя мимо арки, где Мишка скрывался, старушка, на удивление мило улыбаясь, небрежно оборонила:

— Захотите проведать моих постояльцев, милости просим. Но обижать моих крошек не рекомендую. Да-да, не рекомендую-с.

И подмигнув, продолжила свою неторопливую прогулку.

(Просмотров за всё время: 14, просмотров сегодня: 1 )
10

Автор публикации

не в сети 2 дня

Бессонова

12K
Улыбайся! Это всех раздражает.
Комментарии: 314Публикации: 16Регистрация: 27-04-2021
Подписаться
Уведомить о
3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Мира Кузнецова

Очаровательная дама эта ваша старуха Шиницкая. Действенный у неё способ воспитания человечности. Спасибо за прекрасную историю

0
Мира Кузнецова

И заметь, они почти не лают)))).

1
ПАК-2ПАК-2
ПАК-2
Шорты-17Шорты-17
Шорты-17
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

3
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх