Чемпион

Северная трасса, ведущая от Дюрен-сити к Колизею, была практически пуста, а управление комфортабельной и надежной «LADASL300» требовало минимум внимания. И чтобы хоть как-то развлечь себя в пути, Джеки считал выкуренные Дмитрием сигареты. Сегодня Соболев побивал все рекорды – едва докурив одну сигарету, он спешно тянул из пачки следующую.

Джеки был личным водителем Чемпиона уже не первый месяц, но все равно не переставал удивляться странностям «шефа». Практически все электронные обозрения системы Обнабиус время от времени пестрели статьями о Дмитрии Соболеве, о «человека без нервов», «сумасшедшем асе», «призрачном» сорвиголове». Интересно, что бы сказали писавшие эти статейки журналисты, если б увидели, как Чемпион «истребляет» содержимое сигаретной пачки? Хорошо еще, что эллианский «табак» не содержал никотина, иначе о полетах можно было забыть…

Джеки доводилось возить Соболева и по делам, никак не связанным с гонками. И в такие дни настроение Дмитрия нельзя было назвать «радужным», но дорога в Амфитеатр явно плохо на него влияла. «Ясно ведь, что вся эта затея с «Виражом» ему в тягость, чего спрашивается себя мучить? Он уже прорву деньжищ получил…»

Джеки вспомнил, что по этому поводу писали электронные обозрения. Некоторые, не выводя долгих рассуждений и логических цепочек, заявляли, что Чемпион «Виража» – псих. Другие утверждали, что Соболев попался на какую-то уловку в контракте, и теперь «Эверджи» не отпускает звезду своего шоу. Сам Джеки склонялся к тому, что правы и те, и другие.

***

Что заставило колонистов построить первый космопорт планеты так близко к горным хребтам, навсегда останется тайной. На планете были куда как более подходящие для этого места. Но факт оставался фактом – выстроенный первыми поселенцами космопорт располагался в предгорьях. Несмотря на странное расположение, этот пригодный для старта и посадки как космических, так и атмосферных аппаратов порт прослужил населению планеты сотню с лишним лет. Век эксплуатации – срок не малый, но Федерация никогда не экономила на строительстве «транспортных узлов». Когда по решению планетарной Администрации был построен новый, более технологически оснащенный космопорт, старый не исчерпал своих ресурсов.

Однако же содержать оба – никаких бюджетов не хватит. Даже в режиме «консервации» на содержание старых комплексов уходило немало средств. Впрочем, выход нашелся: ту часть порта, что была пригодна для эксплуатации атмосферных аппаратов, сдали в аренду корпорации «Эверджи». Компания эта имела весьма успешный бизнес в самых разных секторах освоенного космоса. В сферу деятельности «Эверджи» входили и разработка ископаемых, и производство робототехники и космических аппаратов, и многие другие, весьма прибыльные направления. Но в системе Обнабиус у них был несколько другой интерес. Руководство компании решило освоить новый, обещающий немалые барыши бизнес – головизорное вещание. У молодой команды новоиспеченного канала родилась идея «супершоу», призванного привлечь внимание зрителей. Величественные хребты Эллианских гор, рассеченные десятками каньонов, и близкое расположение к ним старого порта лучше всего соответствовали концепции «Виража».

***

Комплексы старого порта стали называть Колизеем после первого выпуска шоу. Комментатор сравнил соревнующихся летчиков с гладиаторами, и название древней арены для боев накрепко «прилипло» к старому транспортному узлу. Серебристая «LADA» затормозила в десятке метров от автоматических входных дверей.

– Удачи, шеф! – от души пожелал Джеки. Соболев коротко кивнул и поспешил внутрь здания. «Нет, точно – он псих! Я бы ни за какие бабки не стал бы так рисковать!» – вновь подумал Джеки. Теперь он должен ждать возвращения Чемпиона. Обычно Джеки занимал время ожидания чтением фантастических романов, желательно старых. Ему нравилось сравнивать, какие фантазии умершего несколько сотен лет назад автора сбылись к 2972 году. Вот, например, гиперпространственные переходы уже почти пять веков как реальность, а автомобили на антиграве по-прежнему фантастика…

Джеки с азартом листал «страницы» в своем КПК. Размышления о том, что заставляет Соболева рисковать жизнью, отошли на второй план.

***

Суть «Виража» заключалась в следующем: одно из ущелий Эллианских гор становилось «трассой». Участники шоу не имели права поднимать крылатые машины выше горных хребтов. Путь «Призраков» лежал между «стенами» каньона, пересекающего горное плато ломаной линией. Местами ущелья достигали в ширине нескольких километров, а местами наоборот сужались до нескольких десятков метров. Победителем «заезда» становился тот, кто первым достигал финиша. Гонка проходила на огромных скоростях, одна ошибка пилота, и «Призрак» врежется в скалу.

Удачный перелет занимал всего несколько минут, но видео профессионально монтировали. Съемки велись из космоса, со специального спутника корпорации. Несколько видеокамер было установлено на самих штурмовиках. Финальное видео монтировалось из фрагментов всех полученных видеосъемок. Чтобы дольше держать зрителя в напряжении первые несколько минут показывали подготовку к старту, или «историю» про одного из пилотов.

Поначалу «в народе» бытовало мнение, что все это «подстава», что на самом деле на созданных самой природой «трассах» соревнуются автоматические беспилотные аппараты. Но два судебных иска от Администрации колонии и слухи о сумме взяток, отданных чтобы эти иски «замять», развеяли сомнения. Шоу имело огромный успех. «Эверджи» стала продавать записи с «Виражом» в другие системы уже после третьего выпуска. За баснословные деньги.

Те камеры, что стояли на «Призраках», были подключены к бортовому компьютеру, который служил еще и «черным ящиком». Расшифрованные кадры последних мгновений пилотов, совершивших ошибку, вот, что будоражило зрителей. Рисковать жизнью пилотов заставляли заоблачные суммы контрактов.

Платили не только за победу, а в этом случае сумма была по-настоящему астрономической, но и за участие. В «Эверджи» работали не дураки. Они понимали, что кое-кто из пилотов не станет рисковать, ведь деньги можно получить и «просто так». Поэтому летчик, приходивший последним, не получал ничего и навсегда «вылетал» из проекта. Корпорация искала новые кандидатуры почти во всех обитаемых системах, из желающих «сорвать куш» уже собралась целая очередь, так что пилотам было, что терять.

***

Техники сновали вокруг одного из «Призраков», нарочито громко переговариваясь. Проводилась предстартовая проверка всех систем, сразу несколько камер было нацелено на штурмовик. Десять пилотов – десять гладиаторов – стояли стройной шеренгой чуть в стороне. Одна из камер то и дело «пробегала» холодным взглядом объектива по напряженным лицам потенциальных смертников. Проверку систем делали неспешно, дабы дольше подержать зрителя в предвкушении. «Призраки» были очень надежными машинами, настоящим произведением военного искусства. Уже более двух веков прошло, как из обихода навсегда ушли слова «самолет» и «вертолет», техническая мысль достигла такого совершенства, что «Призраки» и схожие с ним модели стали называть «атмосферные аппараты». С «Призраков», на которых летали гладиаторы, были демонтированы все оружейный системы, но на летных характеристиках штурмовиков это ни коим образом не сказалось.

Один из техников повернулся в сторону операторов и поднял вверх большой палец. Как по команде, летчики неспешно двинулись к своим машинам.

Едва Дмитрий уселся в кресло пилота, как прозрачный купол кабины закрылся, а участок пола под штурмовиком начал медленно опускаться вниз. Через пятнадцать секунд «Призрак» достиг уровня стартового шлюза. Руки Соболева легли на штурвал. Оказавшись внутри небольшой, но мощной крылатой машины, он, как это обычно случалось, почувствовал, что от волнения не осталось и следа. Это уверенность приходила к Дмитрию всегда, еще со времен учебы в Академии. Правда, когда он был кадетом, каждый учебный полет поднимал в душе еще и волну восторга и радости. Но сейчас радости не было. Лишь уверенность в собственных силах, и в надежности верного «Призрака».

Впереди начали медленно открываться створки шлюза, на мониторе бортового компьютера замигали цифры обратного отчета. Через десять секунд электромагнитные катапульты мощным импульсом «вытолкнули» штурмовик за пределы стартовой шахты. За доли секунды до этого автоматически включились двигатели «Призрака». Очередной «заезд» гладиаторов супершоу «Виражи» начался.

***

Некоторое время штурмовики двигались в «чистом небе», но вскоре показалось ущелье. Поначалу оно было достаточно широким, и все десять гладиаторов летели примерно наравне. В бортовой компьютер каждого «Призрака» была закачена общая схема маршрута, ущелье изображалось ломаной белой линией. Представления о том, где каньон сужается или делает поворот, конечно, облегчало дело, но компьютер не мог учесть все детали рельефа, мощные потоки воздуха, бушующие на больших высотах, а главное ни один компьютер не мог предсказать точно поведение других пилотов.

Летать в сложных условиях, учитывая любые особенности местности Соболев научился еще в Академии, а умение за доли секунды предугадывать действия противника пришло к нему вместе с первым боевым опытом.

Как обычно полет вызвал водоворот эмоций: казалось, по жилам течет чистейший адреналин, а ритм сердца слился с ровным гулом двигателей. Соболев ощущал единство со штурмовиком. «Призрак» был его продолжением, а значит, не мог подвести.

Соперники не выдержали бешеный темп, что задал им Чемпион. Борьба развернулась не за первое место, а за то, чтобы не занять последнее. То и дело пара-тройка летчиков увеличивали скорость, но опасность не совладать с управлением вновь и вновь заставляла их «сбавить обороты». Остаться в живых и не прийти последним – были их единственными притязаниями. Уже к середине маршрута, Чемпион стал просто не досягаем для своих соперников…

***

После гонки Соболев был бледен, как нарик, обдолбанный ЛСД тринадцатого поколения. Джеки пару раз видел таких по головизору.

– Опять победа, шеф? – спросил шофер.

Соболев кивнул.

– Я не сомневался! Куда едем?

– Отель, – выдавил из себя Соболев.

– Не мое это дело, шеф, но опять наберетесь по самые брови?

– Ехай! – рявкнул Дмитрий.

Вздохнув, Джеки тронулся с места.

***

Конечно же, этот молокосос не мог его понять. Он не мог знать, какие чувства накатываются после разрыва единства с «Призраком». Словно кто-то украл из твоей души, что-то важное, незаменимое. А вслед за опустошенностью наваливались воспоминания.

Само ощущение полета, кабина штурмовика, дрожащий под руками штурвал, все это так легко оживляло прошлое. Оживляло войну.

…Казалось, что разобраться в круговерти боя просто нереально. Два десятка крылатых машин словно попали в эпицентр смерча и их закрутили мощные потоки воздуха. Тактический экран компьютера пестрил мигающими маркерами и обозначениями, ежесекундно меняющими свое положение. Дмитрий «кидал» «Призрак» из виража в вираж, пытаясь разобраться в ситуации и не стать легкой мишенью. Один из истребителей противника сел на хвост ведомому Дмитрия. Вражеский пилот чересчур увлекся преследованием. Паутина электронного прицела сошлась на мерцающем красным маркере. Автоматические турели «Призрака» «выдали» короткую очередь бронебойных снарядов. Вражескую машину разнесло на куски. Соболев рванул штурвал на себя, дабы избежать столкновения с обломками…. Перед глазами вставали все новые всполохи взрывов, в ушах звучали предсмертные крики друзей, пальцы рук, казалось, вновь вдавливали гашетки автоматических турелей. И Соболев знал лишь один способ избавиться от пустоты в душе и призраков прошлого в голове. Старый как мир, надежный и проверенный не им одним способ.

***

Отель «Орион» располагался на окраине Дюран-сити. Несмотря на то, что на вывеске значилось «отель», местные жители называли его баром. Питейное заведение, располагавшееся внутри, пользовалось куда большей популярностью, чем номера отеля. Но Соболев был как раз из тех, кто избегал шумного зала бара и предпочитал заказывать комнату. Выпивку ему доставляли уже в номер.

Пузатая литровая бутыль водки и тарелка с нехитрой закуской стояла на журнальном столике. Три рюмки Дмитрий, выпил одну за другой, не закусывая. Минут десять он сидел неподвижно, полуприкрыв глаза. Наваждения прошлого не отступали, наоборот, казалось, что они затягивают еще сильней.

Зарево пожара внизу – результат коврового бомбометания, неровный

гул двигателей подбитого «Призрака» и бесконечное мельтешение красных маркеров на экране компьютера… Еще одна рюмка. А ведь они победили… За что получили порцию ненависти и презрения со стороны жителей родной системы и безразличие правительства.

Дмитрий понял, что нужно как-то отвлечься, поддавшееся влиянию алкоголя сознание все больше утягивало в омут воспоминаний. Нужно «переключиться» на что-то другое. Рядом с бутылкой, на столике, лежал пульт. Соболев нажал на сенсорную клавишу, и, у дальней стены комнаты вспыхнуло объемное изображение головизора. Шли то ли новости, то ли какое-то политизированное ток-шоу. Соболев хотел, было, переключить канал, но до одурманенного алкоголем мозга вдруг стал доходить смысл того, что говорил этот упитанный бирюк. .

– …Ситуация в секторе G – это несмываемое пятно на политике Совета. Миллиарды, вдумайтесь! Миллиарды людей вынуждены жить в условиях тяжелого полувоенного положения, нести ярмо экономической зависимости. А разве стоит винить простых людей в том хаосе, что устроили зарвавшиеся чинуши и военные чины?! Ведь далеко не все жители сектора поддались пропаганде независимости.

То, что главы нынешнего Совета ведут себя в окраинных мирах сектора G как на захваченной территории – кощунство! Наша партия, в случае победы на выборах, гарантирует урегулирование этой проблемы…

…Рюмка пролетела сквозь голографическое изображение политикана, угадила в стену и разлетелась в стеклянную пыль. Чемпион до боли вжал палец в сенсорную кнопку, голограмма погасла, а пульт полетел следом за рюмкой. «Несмываемое пятно»… «Урегулирование проблемы». Мысль о том, что родной мир вновь становиться фишкой в политической игре вызывала ярость!

«…не все поддались пропаганде». Соболев был из тех, кто не поддался… В день, когда на всех каналах окраинных миров сектора G показали выступление Председателя Совета Самоуправления, новоиспеченный лейтенант ВВС Дмитрий Соболев испытал свой первый настоящий шок. Он не запомнил точных слов выступления председателя, но отлично уловил смысл сказанного. Центральные миры далеко, от них уже давно нет никакой пользы, а между тем туда «уходят» огромные средства. А ведь миры сектора G имеют развитую экономику, большой космический флот и не нуждается в контроле и эксплуатации Центральных миров.

В тот день Дмитрий отказывался верить своим ушам. Недавний выпускник свято верил в философию «общечеловеческих ценностей». Говорили, что основные идеи этой философии в последние годы жизни разработал Виктор Цельмар – ученый, который изобрел гиперпространственный двигатель. «…Космическая эра позволит людям почувствовать себя единым целым, почувствовать себя Человечеством…» «Иные миры будут разделять миллионы световых лет, но расстояние не сможет изжить из душ людей чувство Единства»

Эти изречения изобретателя-философа были очень близки Дмитрию. Предложенные идеи о независимости и Расколе он отверг сразу. Мятежное правительство, заручившись поддержкой нескольких крупных военных чинов, считало, что их поддержит значительная часть армии. Но противников Раскола оказалось не меньше. В секторе вспыхнула гражданская война. Мятежникам не хватило сил сопротивляться не поддержавшим их войсками и подошедшими из Центральных миров подкреплениями. Не оправдались и надежды заговорщиков на то, что идея Независимости вызовет резонанс в других окраинных секторах. Победа осталась за Федерацией.

Соболев был убежден, что вся вина должна лечь на тех политиков и генералов, которые развязали войну. Нужно было показать миллиардам жителей окраинных миров, насколько неверна и глупа мысль о Расколе. Действия Совета вызвали у Дмитрия боль, злость и недоумение. Жителей сектора G лишили права выбирать себе Самоуправление. Теперь местные власти назначались непосредственно Советом. Миллионы из тех, кто сражался на стороне бунтовщиков, получили сроки в орбитальных тюрьмах. Армия сектора теперь комплектовалась из солдат Центральных миров и миров других окраин освоенного космоса. Мало того, по какой-то неясной блажи Совет издал указ уволить в запас всех офицеров сектора G, воевавших на стороне Федерации.

Так Дмитрий Соболев, кадровый офицер ВВС, не имеющий другой специальности, оказался на улице. «Иные миры будут разделять миллионы световых лет, но расстояние не сможет изжить из душ людей чувство Единства» Чемпион сделал длинный глоток из горлышка. Вкуса он не чувствовал…

***

Соболев подошел к одному из банковских терминалов. Деньги за одержанную два дня назад победу поступили на его счет буквально через час после финиша. Кому-то сумма на счету Чемпиона могла показаться огромной, но для Дмитрия это были крохи. Комбинация клавиш – часть денег отправилось на счет родителям, еще одна комбинация – и пополнился счет погибшего друга, у которого осталось четверо маленьких детей. Соболев стоял, криво улыбаясь, и продолжал набирать код за кодом. По мнению многих Чемпион заработал целое состояние, но этих денег явно не хватало.

(Просмотров за всё время: 11, просмотров сегодня: 1 )
0

Автор публикации

не в сети 15 часов

AiRon88

6 043
Маст дай, отстой, кг/ам и т.д. и т.п. ты можешь круче сочинить, а хуже #$% тебе! (с) Иван Алексеев
Комментарии: 807Публикации: 30Регистрация: 28-02-2021
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
КрасКрас
Крас
Шорты-12Шорты-12
Шорты-12
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх