Рассказ №3 Блудный сын династии Калачовых

Количество знаков: 17672

Шипение воздушных фильтров то и дело прерывалось чьим-нибудь покашливанием. В арендованный пиарщиком зал набилось с тысячу человек. Немного по нынешним меркам, однако для динозавров вроде Юрия — более чем. Когда-то у него была миллионная аудитория, но работать приходилось перед камерой, а общение со зрителями сводилось к модерации комментов.
“Династия Калачовых, или Сто лет в их лапках” — придуманное маркетологами название каждый раз заставляло автора краснеть. Он старался не замечать огромный макет обложки, стоящий справа от стола и башню из новеньких книг слева. Смотрел по центру, на зрителей.
Сегодня публика подобралась тяжелая. Это встречи с читателями проходят легко и даже интересно, а тут рядовая промоакция. Еле дослушали ознакомительную речь. Лица равнодушные, глаза пустые.
— Сколько тебе лет? — с плексигласового стула поднялся щуплый парень с модной стрижкой.
Типичный случай: даже не знает, на встречу с кем пришел. Самому сколько? Не больше полтинника, хотя по лицу не разберешь, а душой все нынче молоды. Дома ведь не сидится им, а рестораны-клубы-концерты надоели. Может, хоть книжки читать начнет.
— Мне восемьдесят, — Юрий улыбнулся.
Лица стали еще кислее. Старость больше не принято уважать. Да и как уважать то, чего нет?
— Хорошо выглядишь, — зритель сел на место.
Соврал, конечно. Новая этика. Калачову было пятьдесят, когда произошла Вторая Научная Революция. В программу остановки возраста он не попал, но выглядел вполне достойно. Медицина все-таки творит чудеса, да и за здоровьем он привык следить, как все сердечники.
Встала другая зрительница. Девушка. Или женщина. Лицо без морщин, волосы взъерошенные какие-то. Взгляд колючий. Наверняка из экорадикалов; от таких хорошего не жди.
— Значит, твоя семья сто лет мучала кошек. Сколько их было? Тысячи?
— Тысячи? — Юрий поднял брови. — Мы их дрессировали, а не ели.
Девица чуть не задохнулась от возмущения. Неужели еще и веганка? Нескольких зрителей шутка развеселила, но остальные недобро переглядывались. Очень тяжелая публика.
— Ты хоть помнишь, как эту зовут? — девчонка ткнула пальцем в сторону макета.
Калачов хотел разместить на обложке фото прадеда, основателя династии, первого, кто решился дрессировать кошек и доказал, что это возможно. Но издатели настояли, чтобы там был его портрет. С артисткой на руках.
— Конечно, это Муся. Звезда труппы, замечательная кошка.
— И приятно тебе было замечательных кошек в клетках держать?
— Их никто не держал в клетках… то есть в цирке — конечно, приходилось, но жили они всегда у нас дома. А Муся была на арене всего один раз… в две тысячи сорок пятом году.
— Вас, конечно, освистали? — прищурилась зрительница.
— Что ты… Все были счастливы снять маски, куда-то пойти, — Калачов скользнул взглядом по густой зелени многоэтажек за окнами. — Цирки закрыли только через несколько лет. Права животных тогда еще особо не обсуждались, время было другое. Мы выросли с этим, как… как вы — со смартфонами.
Сравнение было неудачным — промахнулся на полвека минимум. В подтверждение его мыслям девица презрительно ухмыльнулась. Глаза пустые — аж жуть. Она вообще не представляет, как жили раньше, через что пришлось пройти старому поколению, чтобы сегодня можно было вот так встать с открытым лицом и перед тысячей незнакомцев высказать свое мнение…
Чему их в школах учат?
Спустя полчаса окончательно стало ясно, что акция провалилась. Нетронутая башня из книг возвышалась кучей макулатуры. Под кондиционерами шелестели никому уже не интересные страницы.
Потенциальные читатели расходились, пряча глаза от автора. Он сидел за столом, рассматривая собственные руки.
— Подпиши, пожалуйста.
Юрий поднял взгляд. Эта женщина принесла свой экземпляр. Затертый.
— Я читала еще первое издание, — пояснила она. — И новое куплю обязательно, когда скидки объявят. Я не очень хорошо зарабатываю. Совсем недавно приехала в Москву.
— Озеленителем работаешь? — спросил Калачов, привычно выводя на форзаце: “На добрую память…” — Как тебя зовут?
— Марина… Да, в Черемушках.
— Высоко?
— Тридцать-сорок.
— Опасное занятие, — качнул он головой.
— Это на первое время. Я в универ приехала поступать… Потом — на Терранову полечу. Феликанов изучать буду.
Так это Ванькина поклонница! Хотя двинутых на ксенобиологии тоже хватает. Юрий украдкой рассмотрел женщину. Симпатичная. Глаза горят. Живые.
Только его непутевого сына одними глазами не возьмешь. Черт знает, что ему вообще надо. Который год на своей Терранове сидит безвылазно. Там разве кого встретишь? Одни феликаны.
Первого ступившего на планету атаковал этот хищник — слава богу, Ванька вовремя выхватил бластер… Участники экспедиции чуть не передрались, обсуждая, как лучше назвать новых чудищ. Формой головы и умильной моськой они напоминали кошек, а вот мускулистое тело было как у английского мастифа. В холке — до середины бедра взрослому человеку.
И тут герой дня Иван Калачов сказал…
Феликан. Felis и Canis.
Русскоязычному научному сообществу название понравилось сразу, остальные смирились. Латынь все-таки.
Каждый сотый человек на Терранове погибает от когтей феликанов. Стараниями экоактивистов отстрел животных запретили сразу… Четверть века колонизации — ни туда, ни сюда. На громадном континенте люди ютятся в крошечных поселках, туда уже лететь не хотят. Боятся.
Юрий прикрыл обложку и вернул женщине книгу.
— Новое издание можешь не покупать. Там пару опечаток исправили, а так — ничего нового.
Неподалеку топтался менеджер от издательства. Нужно было отчитаться по продажам и освободить помещение.
— Закончил? — спросил он, как только поклонница отошла от стола. — В этом зале сегодня еще две презентации, давай не затягивай.
И замер, уставившись в пространство. Чипированный, среди офисного планктона других и не бывает. Данными обмениваются со скоростью мысли, а мыслей-то в голове давно не осталось. Юрий и операцию на сердце откладывал который год, а уж пускать кого-то себе в голову, чтобы сэкономить пару секунд — увольте. Лучше уж по старинке.
Вокруг уже хлопотали рабочие в комбинезонах: забрали рекламный макет “Династии…”, увезли куда-то гору непроданных книг. Юрий встал, чтобы достать из кармана смартфон, и его плексигласовый стул тут же заменили кожаным креслом — какая-то важная птица выступать будет.
Он обозначил на дисплее “0” и нажал отправку. Голова менеджера едва заметно дернулась, рот брезгливо скривился. Что ему не понравилось: старая электроника или полученные данные — поди угадай.
— Мы надеемся, в другой раз будет лучше.
— Очень молодая публика, экорадикалов много…
— Других читателей сейчас нет, — пожал плечами менеджер.
Юрий спустился со сцены и вышел из зала. В просторном куполообразном вестибюле его взгляд тут же наткнулся на макет чужой книги. С обложки профессионально улыбался темноволосый красавец в старомодном фраке и с тюрбаном на голове. Шикарно выглядеть в таком нелепом костюме мог только один человек.
— Серега? — удивленно пробормотал Калачов. — Вон что за птица…
С Сергеем Измайловым, иллюзионистом и в ту пору тоже владельцем видеоканала, они зафрендились много лет назад, не имея на двоих и тысячи подписчиков. Безвозмездно рекламировали друг друга, проводили совместные стримы, вечерами обсуждали новые номера… Единственный раз между ними пробежала черная кошка. Имя ей было — Елена.
Брюнетка, наделенная нечеловеческой гибкостью и несгибаемой дисциплиной. Ассистентка иллюзиониста. Скромник Юрий, который двух слов с девушками не мог связать, вскружил красавице голову в считанные дни. И увел у друга артистку самым пошлым образом — сразу в декрет.
Но это давно прожито и забыто. В сорок пятом все они вышли на арену в один вечер. Калачов выступал со своими кошками, Измайлов подготовил номер с мечами и девушкой в ящике. Лена снова ассистировала, а пятилетний Ванька смотрел на родителей из-за кулис…
Из задумчивости вывел чувствительный тычок в спину.
— Юрка! Как жизнь молодая?
Сергей был все так же строен, подтянут, даже красив — поговаривали, что он нелегально получил омоложение. Юрий не верил.
— Твоими молитвами, — друзья обнялись. — Все гастролируешь?
— По два представления в день — и практически без реквизита… Вот он, мой реквизит, — иллюзионист шатнул макет обложки носком начищенного ботинка.
— Не бережешь себя.
— Медицина нам поможет, — отмахнулся Сергей. — Сам-то сердцем занялся наконец?
— Обойдется… Как дома засел, почти не беспокоит.
— В молодости не насиделся? Я бы с ума сошел.
— Suum cuique… Я на твоих гастролях тоже сходил помаленьку.
— Но справлялся-то хорошо!.. А ты чего тут? На презентацию ко мне пришел?
— Промоакцию проводил, для переиздания.
— Берут?
— Не особо.
— Раскупят, — уверенно заявил Сергей. — Поговорю со своим менагером, чтобы рекламу тебе дали. Все-таки про меня там тоже немножко есть. Давай, ты в зале посидишь, а после презентации обмозгуем?
Юрий не слишком любил такие встречи.
Корабль под названием “Цирк” пережил двадцать пять лет карантина, но был потоплен экологическими реформами. Дрессировщики остались не у дел, а другие артисты перебивались частными выступлениями. Иллюзионисты пользовались особенным успехом.
Калачов несколько лет прослужил конферансье у Измайлова. Их дороги по жизни много раз пересекались, даже мемуары вышли в одном издательстве. Разумеется, книга Сергея пользовалась бо́льшим успехом: фокусы — это вам не кошек мучить.
— Не стоит, наверное. Да мне и домой надо, пообедать еще хотел…
— Так пообедай тут пока, а потом…
Иллюзионист хлопнул его по плечу: мол, дело решенное — и бодро зашагал в зал. Совсем как когда-то на арену.
Есть не хотелось. И все же Юрий решил дождаться окончания презентации в одном из кафе, мигающих вывесками по периметру вестибюля. Повезло не попасть в час пик, когда на обед спускаются люди из офисов и с жилых этажей. Он выбрал столик поближе к двери и подозвал официантку, разносящую дешевый суррогат кофе.
В сорок пятом — вспомнилось ему — народу в цирке было не больше, чем сейчас в этом кафе. А казалось, полный зал. Ваньку впервые после карантина вывели в люди. Нервничали, конечно, но пора было привыкать к новым реалиям. И потом, пять лет человеку раз в жизни исполняется.
Измайлов, как он признался позже, тоже нервничал: номер с настоящими мечами, первое выступление перед живыми зрителями. И кошки в переносках психовали. Сын их успокаивал, он всегда умел ладить с животными.
Калачов в тот день действительно сорвал овации, хотя сегодня в это трудно поверить. Сразу после его выступления служители выкатили на арену огромный ящик и стол со сверкающими мечами. Тогда у Сергея был серьезный реквизит. И была ассистентка в белоснежном костюме с блестками.
— Еще кофе будешь? — официантка стояла рядом и смотрела куда-то в потолок.
Прошло два часа. Презентации пора бы закончиться. Он достал смартфон, заставив девушку еще раз закатить глаза. Расплачиваться с мозговым чипом, конечно, удобнее и быстрее, а с этим старьем столько лишних движений. Когда со счета списались кредиты, Юрий с трудом подавил вздох.
Через минуту он вошел в знакомый зал. На сцене вновь хлопотали рабочие, но автор не спешил покидать кресло и спокойно беседовал с менеджером. Тот выглядел куда более заинтересованным, чем пару часов назад: внимательно слушал, кивал, даже смеялся.
— Значит, решено… а вот и он… Юра! — крикнул Сергей, заметив старого друга. — Мы тут обсуждаем идейку насчет твоего продвижения.
Менеджер обернулся и расплылся в профессиональной улыбке.
— Что же ты не сказал, что вы с Измайловым дружили много лет и даже выступали на одной арене? Об этом непременно надо отдельную главу.
— Не надо, — буркнул Юрий.
Сергей нервно поправил галстук. Разговор явно пошел не так, как он планировал.
— Перестань! Хотя бы о славной эпохе видеоблогеров мог подробнее написать.
— Просто не хотел спекулировать на твоем имени.
— Нашел, о чем переживать! — проблеял менеджер. — Ты — отец Ивана Калачова, фамилия и так на слуху. Насчет допечатки не волнуйся, все улажу. Я уже связался с начальством…
— Не надо! Я пойду, извините.
Менеджер остался стоять, уставившись в пространство. То ли с начальством связывался, то ли пытался осмыслить произошедшее. Юрий направился к выходу, а Измайлов вскочил и поспешил за ним.
— Ну чего ты дуришь? Не обязательно же писать всю правду. Но почему не потрепать немного мое имя? Я ведь не против!
— Я против. Не хочу трепать прошлое.
Сергей остановил его, схватив за рукав, и тихо сказал:
— Юр… я ведь помню: сорок пять лет сегодня.
Что касается цифр и дат, он всегда отличался точностью. За единственным исключением. В тот день, в пахнущем краской старом цирке знаменитый иллюзионист допустил одну оплошность. А может быть, ошиблась Лена. На долю секунды.
Но идея использовать для номера настоящие мечи принадлежала Юрию. И он не мог простить друга, потому что в этой истории некого было винить.
— Давай позже, а? Созвонимся. Мне правда пора, еще сына поздравить надо…
— Давай… Ты сам меня набери… и Ваньку от дядьки тоже поздравь с полтосом!.. — крикнул иллюзионист ему вслед.
Тамбур выплюнул Калачова в вязкое пекло московских улиц. Сейчас хоть дышать можно стало — все-таки программа вертикального озеленения работает. И от экологических реформ польза есть, этого не отнять. Высоток, конечно, понастроили — неба не видно. Зато все рядом, и до монорельса рукой подать.
В душном вагоне Юрий минут двадцать мужественно терпел чужие звуки и запахи. К общественному транспорту он так и не привык, а в городе чувствовал себя неуютно. Детство и юность прошли на семейной даче, тогда многие уехали подальше от мегаполисов. Это потом началось обратное движение.
Он сошел на остановке неподалеку от дома и, преодолев сотню метров по раскаленному тротуару, ступил под тень козырька, густо оплетенного вьющимися растениями. Жилая высотка соответствовала всем новейшим нормам по чему бы то ни было. Здесь располагались крошечные квартиры для одиночек: молодые карьеристы, студенты, научники. Никаких семейных, даже обычной группы детского сада на первом этаже не запланировано. Ресторан, прачечная, коворкинг-центр — все что нужно современному человеку для комфортной и продуктивной жизни.
Только держать животных нельзя. Слишком маленькие квартиры. Да и налог он бы не потянул — писатели столько не зарабатывают. А жаль. Вот сейчас бы взять кошку на руки; она замурчит — и сердце успокоится.
Калачов выстоял небольшую очередь и сел в лифт, доставивший его на тридцать восьмой этаж. Оказавшись в квартире, он с минуту прислушивался к жужжанию воздушных фильтров. Чистить пора, а то и менять. Опять расходы.
Юрий по старой привычке вымыл руки и приготовил себе в микроволновке полуфабрикат. Домашняя еда была его маленькой блажью. Общепит обходился дешевле, к тому же продукты занимали драгоценное пространство, но хозяин квартиры превыше всего ценил уединение.
После ужина он вышел на увитый зеленью балкон. Через перила глянул вниз. Где-то на этой высоте работает Марина из Черемушек. На соседних домах, на его собственном, докуда глазу видно, копошились крошечные фигурки.
Озеленители. После того, как люди сплотились в мегаполисах и пересмотрели законы об экологии, этой работой занималась половина населения. В основном — бывшие провинциалы. Профессия почетная, но непрестижная. Гибнут каждый день. Вначале об этом сообщали в новостях, потом перестали. Обыденность.
Юрий вернулся в комнату, уселся за рабочий стол, включил старый ноутбук. Звонить сыну не хотелось. Межпланетная видеосвязь ни у кого не вызывала восторга. Десять секунд задержки сигнала в обе стороны — шутка ли? Мало того, что разговор не клеился, еще и каждая пауза напоминала о колоссальном расстоянии. Самые близкие люди напряженно таращились в экраны и не находили слов.
Говорят, у чипированных даже межпланетная связь работает как часы. Но подпускать к себе мозгоправов все равно не хотелось — тут Калачовы были единодушны. Общение отца и сына давно свелось к переписке, а видеозвонки оставались для особых случаев.
Он решился и нажал вызов.
На экране появилась незнакомая комната. Ваня несколько лет назад построил собственный дом в стороне от поселка. Он писал об этом и даже присылал фото, но сейчас Юрий впервые и не без любопытства оглядывал просторное помещение с зашторенным окном, громоздкую мебель из дерева, диван с подушками из мешковины, набитыми сеном.
Вечерние сумерки — и никого. Неужели не застал?
— Ваня? — он представил, как чужой голос нарушает тишину пустого дома.
— Бегу! — раздалось из динамиков, а через секунду на диван перед камерой уселся Иван. — Здорово, пап! Извини, что темно: у нас второй день пасмурно, энергию берегу.
Его лицо и часть комнаты освещала лампочка камеры, все остальное растворялось в сумраке.
— Да не страшно… С днем рождения, сын! Пятьдесят лет раз в жизни исполняется, как говорится. Хочу тебе пожелать…
— Что?
Юрий осекся. Продолжать поздравительную речь или дождаться, пока Иван услышит вступление? Он выбрал последнее.
Сын напряженно глядел с экрана. Он заметно постарел. Омоложение начал в двадцать пять, но сейчас выглядел на тридцать. Перестал делать инъекции?
— Спасибо, — до Ивана наконец дошло поздравление. — Так чего пожелать-то… а, перебил?
И виновато нахмурился. Ну и до поздравлений ли тут?
— Да чего обычно желают… вот всего этого. Лучше сам расскажи, как живешь. Как феликаны твои? Как здоровье?
— Ты лучше расскажи, как живешь? Как твои книги? Как здоровье? Сердце менять не надумал?
— Думаю еще, — Юрий сообразил, что быстрый ответ только усугубит ситуацию, и решил говорить помедленнее. — Книга продается потихоньку. Вот промоакцию сегодня по второму изданию проводил. Твою поклонницу встретил, между прочим…
— Все хорошо у меня. Работа на свежем воздухе и не с людьми… Чего еще желать? — Иван тоже делал долгие паузы между предложениями. — На феликанов не жалуюсь, они на меня — пока тоже. Здоров как бык.
— А выглядишь не очень. Ты инъекции делаешь?
За спиной сына Юрию почудилось какое-то движение. Будто штора колыхнулась. Иван и ухом не повел! Неужели не слышал? Или скрывает что-то? Или кого-то?
— Пока все поклонницы на Земле, мне опасаться нечего.
— Смотри, доостерегаешься. Часики-то тикают.
Юрий вложил в эти слова всю отцовскую суровость. Он был человеком старых правил и не спрашивал сына о личной жизни. Его дело. Однако тут следовало чуть надавить, а то с этим молчуном точно без внуков помрешь.
— Недавно укололся, — неохотно кивнул Иван. — Решил пореже — надоело пацаном выглядеть. Несолидно. Ну и на воздухе постоянно. Ультрафиолет тут мягкий, но кожа все равно стареет.
Торопит время, значит. Это на него похоже. Иван стал кумиром землян и землянок именно потому, что всегда был на шаг впереди других. Может быть, и мода на естественное старение вернется благодаря ему?
Но лучше бы девушку себе нашел, честное слово.
— Не начинай, пап! — поморщился Иван. — Одну планету загадили уже. Доразмножались.
На фоне шторы позади него мелькнула неясная фигура.
— Лучше давай о тебе поговорим… как насчет того, чтобы перебраться на Терранову?
Это была не девушка.
— Переезд я тебе устрою. Но операцию все-таки лучше на Земле сделать. Здесь с кадрами пока не очень…
Это вообще не человек.
— Что скажешь? Дом большой, если надо, еще достроим. Огород у меня с эндемиками — вкуснотища, когда распробуешь. В теплицах земные культуры выращиваем. Воздух свежий — красота, одним словом…
На спинку дивана легли тяжелые лапы, за плечом сына появилась гигантская кошачья морда. Феликана, должно быть, привлек свет лампочки на камере. Желтые глаза глядели прямо в душу.
Грудь будто сдавило в тисках, Юрий почти услышал, как застонали ребра. Он тяжело навалился на стол.
— Приедешь?
Хоть криком кричи — толку не будет: прошло десять секунд. И еще десять в обратную сторону.
В глазах темнело. Пульс аритмично колотился где-то в глотке. Только бы не отключиться! Юрий из последних сил вцепился руками в подлокотники.
Феликан оскалился. Иван безмятежно смотрел в камеру.
Шершавый язык смачно облизал его ухо.
— Черт! — сын с досадой оттолкнул усатую морду. — Пап, это… это Кешка.
Тиски ослабили хватку.
— Я лет пять назад его подобрал, еще котенком. Мать погибла, ну и… Знаешь, они прекрасно приручаются. Ласковые, умные. Он территорию охраняет, другие даже не суются. Только об этом ни слова пока: экологи бучу подымут. Если феликанов нормально одомашнить, решим все проблемы с колонизацией. За этим — будущее, — Иван потрепал зверя по шее. — Вот и я дрессировщиком заделался. Кто бы мог подумать, да?
Мир снова заиграл яркими красками.
— Пап… тебе плохо, что ли?
Сердце вернулось на место.
— Пап, не отключайся только! Щас скорую тебе вызову… Элис! — крикнул сын в смартфон. — Вызвать скорую Москва Земля… Да не морская земля, дура!
Голосовое распознавание со временем не меняется. А сердечный клапан и вправду пора заменить. Юрий медленно выдохнул и расстегнул воротник рубашки.
— Вань… Я приеду.
Кеша перебрался на диван и уселся рядом с хозяином. Иван стучал пальцами по дисплею, набирая текстовый запрос в поисковике. Лишь на секунду поднял голову, взглянул на отца.
— Папа, держись! Приедут за три минуты…
С экрана, вытянув шею, глядел феликан. С усищами. Красивый!
— А ты мурчать умеешь? — шепотом спросил его Юрий.

(Просмотров за всё время: 266, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
36 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Наталья Кошка

Начало рассказа показалось мне сухим и неинтересным, а вот финал порадовал. Начиная с диалога с сыном, повествование цепляет. Надеюсь, отец дрессировщик сдержит свое обещание и приедет к сыну. Тем более, что его и не держит ничего на Земле. Сердечко бы только не подвело старика!
И малюсенькое замечание, можно было бы кое-где заменить полное имя главного героя на распространенное сокращение “Юра”. Спасибо автору!)

0
AiRon88

Наверное, надо будет перечитать. Просто в рассказе столько всего оригинального и необычного, но в целостную картинку пока с трудом удаётся сложить.
Некоторые моменты (сцены презентации книги и после неё) показались затянутыми.

0
NeKo Tsukiko

Весьма занудно и скучно. Рассказ не зацепил и не вызвал положительных или отрицательных эмоций. Просто скучная история, которая написана уныло.

0
Александр Михеев

Читаю ваши комментарии
И ясно понимаю: или
Вам самолюбие ошпарили,
Иль дверью гонор прищемили)))

4
NeKo Tsukiko

Простите, но как читатель, я очень привередливый. Из стольких людей, высказывающих негативное мнение, вам не по нраву именно я. Весьма забавно.

1
Александр Михеев

Я объясню. Именно ваше негативное мнение ничем не аргументировано. Возьмем, к примеру, этот рассказ. Вы назвали его унылым и скучным, но не удосужились объяснить автору, почему вы так считаете. Соответственно, заряд негатива автор получил, а шансов исправить ситуацию у него нет. Более того, автор даже не сможет понять – объективно ваше мнение, или субъективно, и можно не обращать на него внимания. Разве это справедливо? То же самое прослеживается в ваших комментариях под другими рассказами)))

1
NeKo Tsukiko

Вырывать из контекста опечатки и ошибки, чтобы подтвердить свое недовольство рассказом. Весьма скучно и мелочно. Я говорю вообщем оценку всему. Пара поправок не сделает текст лучше, если он не вызвал у меня никаких эмоций. Это лишь мое субъективное мнение.

0
Б.И.Крекор

Вкусовщина и мне зашло. Очень атмосферная история. Напомнило Стругацких( ранние работы), медленная добрая история с элементами грусти. Много эмоции положительных, мыслей кучей, тяжело сформулировать конкретно, не переходя на обычные ” хорошо”, “автор молодец” и так далее.

Веет каким-то добрым будущем, с простыми персонажами, где только старики, что-то более сложное, и интересное, но они молчаливы. Старая закалка. Замечена критика современного общества, хотя хорошо вписывается в историю. Замечательно показана история отцов и детей. Единственное что могу заметить, тема-то не отыграла! Хоть ГГ и думает, что связь с поколениями прервана, но сын то в него пошел, по традиции династии. Учитывая как, что по рассказу сын крайнее популярен, то он по сути возрождает старые традиции при новых условиях.

0
mgaft1

Трогательный рассказ – размышление о жизни, в котором завязаны многие аспекты человеческой судьбы.  Это и сожаление о невозможности заниматься любимым делом, и о смене поколений, несущих в себе размежевание во взглядах на казалось бы сами собой разумеющиеся истины, и системные перегибы, жертвой которых всегда кто-нибудь да приходится.
  
Говорят, что если ты не был либералом в молодости – у тебя нет сердца, а если не стал консерватором в старости – нет мозгов.  В молодости у человека бурлят гормоны.  Ему кажется, что у него достаточно сил перевернуть мир, и часто молодые недоученные и индоктринированные люди собираются в толпы, чтобы покричать и этим исправить несовершенство мира.  Это происходит и сейчас во многих точках планеты и экологическая нетерпимость – одно из этих ипостасей.  А так как каждая идея несет с собой положительные и отрицательные последствия, то абсолютизм применения такой идеи, как раз и ведет к последствиям рассмотренным в рассказе,  Когда человек не может даже завести домашнего питомца.  

Как разрешения проблемы перенаселения и системных перегибов, рассказ указывает на возможность переселения на другие планеты, и обустройства жизни там по собственному лекалу.  Что-ж вполне возможно – так и будет.  В космосе ведь много места.

0
Artemenco25

Очень добрый рассказ. Затянул сразу же. Очень было интересно читать про мир будущего. И грела душу история обычной жизни. 
 Не хотелось выходить из этой уютной, доброй атмосферы. Автору спасибо

0
Jein

Мне показалось затянуто и нудновато. Читала и после каждого предложения думала, ну вот завязка, но мимо. Само описание мира понравилось, читала с удовольствием и представляла этот новый мир после карантина и с омоложением. Но как таковой цепляющей истории я не увидела.

0
Наташа Кашер

Неторопливый и неглупый рассказ. Возможно, ему не помешала бы более крутая закрутка. Тот случай, когда автору было свободно и комфортно в количестве знаков, в результате почти всё, что он задумал, вошло сюда – но всё ли оно было нужно?
Начало: шипение фильтов и покашливание – хорошо. Мы сразу окунаемся в обстановку, довольно быстро понимаем, что герой писатель, немолод, что мы в будущем, узнаём, как зовут героя. Конфликт явно не обозначен, но что-то такое есть.
Далее, идёт диалог с читателями. Вот тут можно было дать что-то более цепляющее, ведь сразу вспоминается аналогичная сцена в Гадких лебедях, но автор не стремится поразить читателей, только познакомить его с созданным им миром будущего. Мы узнаём, что все друг с другом на “ты” (понравилась эта деталь), что люди больше не стареют, а потому их стало оччень много, что человечество пережило длинную эпидемию… Подать всю эту инфу через диалог с читателем – хороший ход. Но диалог с девушкой показался несколько странным. Например, герой пошутил, что кошек они не ели, девушку от этой шутки передёрнуло, и он почему-то заподозрил, что она “веган” (?)
Конфликт героя раскрывается постепенно, но мне это не помешало, потому что его конфликт это одиночество и отсутствие связи с окружающим миром, а такое следует подавать постепенно, не в лоб.
Но думаю, рассказ всё-таки бы выиграл, если бы автору пришлось бы сделать выбор, что действительно необходимо для рассказа. Подобная неторопливость подходит скорее к крупной форме.
Эпизод с иллюзионистом, раскрывает нам, почему герой одинок: он вдовец, жена погибла давным-давно при трагических обстоятельствах. Раскрыто умело, по законам драматургии, с другой стороны, такой длинный эпизод, с бывшим коллегой, объяснениями, диалогом – всё это само по себе могло быть рассказом, а тут это только часть антуража…

Профессия почетная, но непрестижная.

Мы любознательны но не любопытны? Непонятно, как “почётная” профессия может быть “непрестижной”. И от чего они все умирают?
В общем, описанный мир по-своему неплох, хотя герою в нём неуютно, но это потому что он потерял всё, что любил: кошек держать нельзя, жена умерла, сын далеко, читатели его не понимают… Наиболее удачны детали, поданные в его фокале, например, когда он смотрит на балконы и думает о девушке на другом небоскрёбе. Объяснения “от автора” более утомляют, хорошо было бы свести их к минимуму, только то, о чём мог подумать в тот момент герой – это очень оживило бы повествование.

И вот наконец, после длинной-длинной экспозиции, мы добираемся до того, для чего мы тут собрались – диалог с сыном. И этот диалог очень хорош! Не скажу, что там нет ничего, что можно было бы почистить, но есть в нём что-то, что без лишних слов создаёт рассказу достойную кульминацию.
В общем и целом, читатель, добравшийся до конца, остаётся с хорошим послевкусием. Я знаю автора, который с подобными расскзами, и худшими, чем этот занимал раз за разом первые места.
Тут нужно пройтись ножницами, оставить только самую суть, только то, что трогает, что двигает вперёд. И это будет сильно.
Однако, автору респект, что смог увлечь при таком минимализме сюжета.
Может быть, кто-то придерётся, что в таком будущем, где есть такое переселение и нет места кошкам, находится место для печатной книги, но мне кажется, что такое может быть.
Ну и респект, что будущее описано не в крайностях, не ужас ужасный, но и не утопия, будущее, в чём-то хорошее, в чём-то плохое, это достойная попытка, я считаю.

0
Антар

Мне понравилось. Может неоригинально, но душевно. И хорошо сказано про молодежь безграмотную, и этих веганов дурных, и экологов-чуму зеленую. От них один вред, пользы нет-одна политика. А жизнь человеческая-она рядом, и животные в ней быть должны!

0
Dracula

У меня очень двойственное впечатление. Всё нравится, но что-то мешает сказать, что это отличный рассказ. Мне очевидно, что начало затянуто. Но, дело даже не в этом. Меня немного разочаровало “старческое брюзжание”, которое я постоянно ощущаю между строк. Оно ведь не про будущее, а про сегодняшнее. Молодежь не та, у них дурацкие принципы, у них пустые глаза, их идеалы неправильные… Возможно, я ошибаюсь, но именно так чувствую автора. Самое неприятное, что готов с ним согласиться, но не хочу))) Не хочу в пенсы))) Наверное, это больше мои проблемы, чем автора, но именно они помешают мне поставить высший балл рассказу. Вот такой субъективизм.

0
morena

Наверное это самое необычное из того, что я прочла пока что. Правда, начинала читать несколько раз, спотыкаясь об начало почему-то. Я не фанат диалогов, но не могу не отметить интересный ход мысли и наличие глубоких философских идей.

0
a.savushkin

Читалось ровно и приятно. Мне хорошо заходит всё, что связано с покорением космоса и взглядом в будущее. Немного грустно из-за утраченной любви, но наверное это добавляет что-то в историю. А что стало с кошками на земле, раз ГГ сразу решил лететь увидев прирученного феликана?

0
Авигея

Юрий Калачов, дрессировщик кошек – конечно Куклачов. Интересный намек! И вообще, рассказ понравился. Из минусов, про затянутость некоторых сцен уже говорили. Для меня не ясен остался момент с женой. Что с ней случилось? Фокусник ее нечаянно убил мечами? Если да, то как то уж очень он спокойно и весело общается с вдовцом и бывшим другом, у которого получается убил жену… Персонаж девушки в начале, непонятно для чего появился. Думала, что это “ружье” выстрелит. Но, нет. Из полюсов – здорово описана жизнь, психология нового поколения и подробности про омоложение. И концовочка шикарная!

0
tolkian

Добрый рассказ, душевный. Тема котиков в фантастике уже заинтриговала. Название только не очень подходит, мне кажется. Как бы логично, что сын не занят земными котиками и не пишет мемуары о том, как в 5 лет успокаивал перед выступлением котов. Типа, ксенобиолог вполне себе продолжатель в рамках новых законов дел с животными. И странно опять-таки удивление гг в конце, что сын смог приручить хищника. Ругаю тут, а рассказ между тем понравился.

0
SleepWalker

— Мне восемьдесят, — Юрий улыбнулся.

Соврал, конечно. Новая этика. Калачову было пятьдесят, когда произошла Вторая Научная Революция. В программу остановки возраста он не попал, но выглядел вполне достойно.

Так сколько ему лет, я так и не поняла? Или упустила. И обалдела, когда

С днем рождения, сын! Пятьдесят лет раз в жизни исполняется, как говорится.

Еще для моих ассоциативных нейронов не зашел термин “феликаны”, в упор представляю себе монструёзных пеликанов, а не котопсов.

0
belogorodka

Не знаю, могу ли я комментировать рассказы в этом конкурсе (сама-то я не успела с рассказом), но захотелось дать совет. По содержанию текст очень насыщен авторскими фантазиями, яркие картинки будущего мира перед глазами (местами повествование напоминает лично мне Головачевский стиль написания), но… я бы поработала над ритмом в тексте: подряд идет много одинаковых по длине предложений, появляется монотонность, прям укачивает местами и от этого вязнешь, как в мокром черноземе. А концовка порадовала, вот диалоги правда делают текст живым. Автору удачи!!!

0
Бессонова

Классный, неторопливый и заставляющий задуматься рассказ. Люблю такие тексты, когда при слабом движении сюжета легкими штрихами раскрываются жизненные истории, былые страсти, текущая мировая ситуация и даже прослеживается отношение автора к некоторым популярным течениям. Ну а кошак, как и та самая первая кошка, что вошла в пещеру к человеку и сказала, что будет тут жить, прекрасен без всяких сомнений!

0
Celty

От рассказа чувствуется тепло, добро и грусть. Автор умеет вызвать тихую эмоцию, которая надолго остается – размышлять, оберегать ее. Читается хорошо, охотно, местами на лице невольно скользит улыбка. Грусть по тому, что прошло, чего нет сейчас, а хотелось бы. Он не скучный, он ностальгический и полный мыслей. Каких? У каждого они – свои.

“Да не морская земля, дура!” – и это тоже момент.

Спасибо, автор.

0
krlnpe

Хороший рассказ и мне понравился. Я ничего не заметила: никакой затянутости и ни каких неясностей. Все четко, ясно и своевременно. Можно только пожелать автору Бог в помощь: побольше таких рассказов. 🌻 

0
const

Минусы: подумалось мне, что в случае победы экоактивистов, то бишь тех, кого сейчас называют зоошизой, людей, подобных Куклачеву, будут на руках носить, там не столько мучали кошек, сколько давали кров и еду бездомным животным. Плюс выгул во время затяжного карантина! Да это ж вообще благодетели человечества, запкртого в квартирах! А вот профессия иллюзиониста, если карантин продлится годы, исчезнет за профессионализмом видеомонтажа и спецэффектов. То есть, если бы я следовала авторской логике (а она очень четко прослеживается, и в принципе понятно, как получилось такое будущее), я бы поменяла героев местами по профессии, Калачов был бы илюзионистом, а Измайлов – дрессировщиком. Тогда интрига с блудным сыном, на мой взгляд, тоже бы состоялась, – пошел по стопам матери – приручил феликанов.

Плюсы: очень атмосферная вещь. Подумалось мне, что о Гретте Турнберг тут же забыли, когда исполнилась ее мечта – самолеты не летают, многие производства остановлены, локдаун и…, где отступает экологический кризис, приходит экономический. Но это человечество успело осуществить экспансию – на Терранове создана колония, «не та молодежь с пустыми глазами» осталась здесь, на задыхающейся под пятой зоошизы Земле, а там, в далеком мире, молодежь пытливая, такие, как блудный сын, умудряющийся творить новое вдалеке от правящей верхушки, – там будущее, которое зовет к себе «корни» – ностальгирующее прошлое. На Терранове уже учитываются земные ошибки, – потомки землян пытаются вписаться в эндемичную экологию, а не разрушать ее. 

0
Evi_Soft

Немного суховато. По крайней мере, в начале. Потом вроде дело пошло. Хотя описание мира вышло скомкано на мой взгляд. Деталей местами не хватило. И эти резкие скачки от одного места к другому. Провела аналогию с Куклачёвым – кошачьем дрессировщике нашего времени.. Так и задумывалось, наверное, у автора. Порадовало, что затронули проблемы экологии, но как-то вскользь. Думаю, рассказ хороший, но есть над чем поработать)

0
Max_Kapernik

Спасибо Автору, хороший рассказ. С грустью о постоянно уходящем времени, которое начинаешь ценить, когда уже поздновато. Но, я люблю такую грусть и текст мне пришелся по душе. Спасибо.

0
Кирин59

Текст

Отличная работа! Прочитав пару страниц, отложил карандаш и просто погрузился в повествование. Вот главная заслуга текста «Блудного сына…» – он не отвлекает от истории, более того – погружает в выдуманный мир с головой.

Нет длинных утомительных предложений, что тормозили бы восприятие истории Юры. Ставка, сделанная на диалоги, сыграла как никогда удачно, – они живые и интересные. Читается на одном дыхании.

Как говорится, снимаю шляпу.

История

Неспешное повествование раскрывает перед читателем мир будущего, не плохой и не хороший, но лучше того – мир новый и интересный. И это всего в рамках одного дня.

Понравилось точечное и постепенное раскрытие мира, раскрытие главного персонажа. Пусть сюжетная линия с женой Юрия раскрыта не полностью, это не мешает истории, которая развивается здесь и сейчас. Это целиком история его (очень не хочется верить, что последнего) дня.

И она создает приятное ощущение классической фантастики, которую любят целые поколения читателей. Пусть без взрывов и межпланетных войн. Пусть без глобальных заговоров и кровавого экшена. Зато с героем, которого не трудно ассоциировать с самим собой и которого не трудно вообразить в описанных обстоятельствах. И с огромным миром в придачу, куда хочется вернуться вновь и позавидовать Ивану Калачову, у которого есть прирученный феликан.

0
Источник

Добрая, немного философская история. Не тот формат, который нравится лично мне, но прочитал без усилий над собой, неплохой рассказ. Спасибо автору за приятное легкое чтиво.

0
Аноним

А разве упоминание котиков не запрещённый приём? Шутка. Конечно, эксплуатация темы усатых-полосатых, да ещё с экивоком в сторону Куклачёвых не есть гуд. Но, с другой стороны, ведь работает? Получилось? Лично я вполне доволен, хотя, конечно, из оригинальных находок только гибридное название на латыни (по-русски уже было, «котопёс»). В целом – технически добротный перепев советской фантастики не слишком дальнего прицела с безусловно одобряемыми экологическими сетованиями в стиле Гансовского/Гуревича. 

0
IrinaKrechet

Конечно же, возникает ассоциация Калачовых-Куклачевых, даже интересно, что с этой стороны (артисты цирка-дрессировщики) можно подать эту тему.
Интрига появилась с того момента, когда Юрий решил поздравить сына с юбилеем.
С напряжением думала, кто же это там за шторкой, хотя догадка была. Спасибо автору, он оригинален.

0
Александр Прялухин

Что-то в этом есть. Но, честно говоря, первая половина (даже больше) скучная, затянутая. Слегка недоумеваешь – почему это люди в будущем так интересуются цирком? Нет развлечений получше? И невольно напрашивается вывод: потому, что надо как-то связать инопланетных “кошек” с династией Куклачевых Калачевых и, соответственно, с главным героем. Отсюда вырастает еще и факир-приятель.
Когда ГГ выходит из (где он там был?) на улицу – дело немножко оживляется и читать про мир будущего гораздо интереснее, чем вот это все про тяжкую жизнь героя, ее перипетии. То есть сам мир придуман и нарисован хорошо. Но история гражданина Калачева нагоняет тоску. Боюсь, что многие читатели так и не добрались бы до середины.

0
wayerr

У песца в моём лице к этому рассказу много вопросов. Причём большинство из них не на пользу рассказу.
Например о чём он? В чём его сверхзадача? Зачем он такой? и так далее.
Да тут мир, футуризъм и котики. Куча модных тем для фанатов фантастики: зелень на небоскрёбах, чипы, карантин и т.п.
Но вот сути не видать.
Можно предположить, что основной конфликт здесь между сомнительными идеями экологического движения и проблемами колонизации планеты, кои эти движения мешает продвинуть. Однако больше текста уделено биографии ГГ, его другу, неприятным моментам прошлого – и всё это не работает на вышеозначенную проблему.
Если же цель показать блуждания ГГ, то тут не лучше ибо ГГ не блуждает, а плывёт по течению иногда отнекиваясь.
Такой впечатление, что вся цель просто показать конкурсную тему.

0
Эмиль Коста

Тяжелое начало. Пришлось продираться через бесконечные воспоминания и мысли героя. Только переведешь дух — порция антуража в лицо летит. Не понимаю, зачем так заморачиваться с изобретением альтернативного мира для небольшого рассказа: ведь все не влезет, вопросы неизбежно останутся… 
Неспешность повествования понравилась: один из немногих рассказов, сюжет которого понял с первого раза. Подробностей и деталей все-таки многовато. Одни флешбеки героя можно было сократить вдвое — они всего-то доносят до читателя трагический инцидент из прошлого. Либо, наоборот, стоило расписать ту историю подробнее.  
Честно говоря, удивился, что этот рассказ стал лидером по баллам в группе. Написано большей частью хорошо, но затянуто и перетянуто. Местами откровенно скучно. Впрочем, за героя успел попереживать и финалу был искренне рад. 
Котик любому рассказу идет в плюс, даже когда он немного песик.

0
Полудиккенс

Вспомнилось известное:

Не горюй, старик, наливай.
Наше небо в последних звездах.
Устарели мы, как трамвай,
Но зато и не портим воздух.

Хорошее впечатление оставляет рассказ, хотя и не то чтобы сильное. Все будет, как всегда – новый мир, в которым нам, старым, будет не очень комфортно, но и не то чтобы очень уж совсем. А где-то там вдали уже следующий новый мир, в котором так же будет следующим, которым пока удобно в этом… Согласен с Наташей – эта намёкнутая история про гибель женщины от реальных мечей, мне тоже представляется какой-то другой, самостоятельной историей. Я бы даже сказал, что от нее в первом приближении чем-то таким даже веет не совсем убедительным для выбранной автором манеры, так мне показалось… Впрочем, по всем этим намекам судить, конечно, трудно…

0
Александр Михеев

Очень тёплый и уютный рассказ. Он похож на шерстяной плед, в который приятно завернуться зимним вечером. Читаешь неторопливо и ощущаешь себя где-то в девятнадцатом веке. И хорошо.

0
Buran

Мир насыщенный, но структура такая хлипкая, что ей никак не удаётся этот самый богатый мир в голову читателя погрузить. Всё из-за экспозиции, которая весь баланс текста рушит перегруженностью. В целом, рассказ выше уровнем, чем первотуровцы, понятное дело.

Автору спасибо.

0
БФ финалБФ финал
БФ финал
Шорты-5Шорты-5
Шорты-5
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

36
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх