Рассказ №4 Вечно восемь

Количество знаков: 16255

– Мы везунчики! Ты представляешь, какие мы везунчики! – говорил в возбуждении Артём, расхаживая по комнате. Марина молча наблюдала за ним, лёжа поперёк кровати, болтая голыми ногами в воздухе.
Солнце прошло зенит, полуденный зной стал сменяться предвечерним, мягким теплом, и теперь можно было сходить на пляж искупаться в солёных волнах без риска безжалостно обгореть. Первая декада июня на Эгейском побережье радовала стабильной, предсказуемой погодой и буйным цветением трав, кустарников и деревьев. Цвели гранаты, олеандры, рододендроны и много ещё чего из местной флоры, чему у жителя средней полосы на отдыхе не было названия.
Марина по опыту знала, что «пружинного» завода у её кавалера надолго не хватит. Ему нужно просто выговориться и спустить пар (безобидные, по сути, занятия) хоть перед какой-нибудь аудиторией (в данном случае перед своей девушкой), и тогда его можно было брать за ручку и вести куда ей надо.
Артёму было тридцать два, ей двадцать три. Он, как главный герой книги Ремарка «Три товарища», не имел опыта общения с женщинами, Марина уже успела сходить замуж и за короткое проведённое там время научилась отличать мужчин стоящих от никчемушников и деструкторов. Артём относился к стоящим. Именно к тому типу мужчины, которого можно было полюбить любовью беспроблемной и безоблачной, а не той сумасшедшей любовью, которая всего лишь полгода спустя после замужества мутирует в неистовую ненависть. С Артёмом, подле него, было спокойно. Не тот настоящий мужчина, кто доминирует, но тот, кто контролирует обстановку вокруг себя. Артёму, в его тридцать два, это удавалось вполне. Стабильная и престижная работа – следствие полученного образования, вкупе с образом жизни – следствием хорошего воспитания, а также врождённых и приобретённых доброкачественных свойств характера, создали вокруг него ту атмосферу комфорта и стабильности, которую так ценят познавшие что почём в жизни женщины.
Марина продолжала молча смотреть и слушать. Артём продолжал метаться по комнате и, принимая различные ораторские позы, продолжал говорить так, словно находился перед целым амфитеатром слушателей.
– Случился конец света! Понимаешь?! Дважды!.. И не у нас!.. Всё человечество было его свидетелями. Мы видели, как кончился один мир и как рухнул другой, нас же эти катаклизмы не затронули совершенно… С физической точки зрения…
– Восьмёркин, – вклинилась наконец Марина нарочито жалобным голосом в словоизлияния Артёма – ты хотел бы, чтобы это случилось у нас? Ну, не случилось, и хорошо. Пойдём лучше на пляж.
Фамилия Артёма как раз не была Восьмёркин. Просто его день рождения выпал на двадцать девятое февраля, и за свои тридцать два года дней рождений у него было только восемь. Последнее, восьмое, он отмечал вместе с Мариной, и заработал с её легкой руки это прозвище. Есть вероятность, что после следующего, он станет Девяткиным.
– Пляж – это хорошо! – согласился Артём. – Хорошо, что этого с нами не случилось… Но, тем не менее, что теперь делать с библейским Апокалипсисом? С Откровением, нашего, так сказать, Иоанна Богослова? Изъять за ненадобностью или наоборот?..
– Наоборот-навыворот, – поднялась Марина с кровати. – Ты перегрелся от бурления мыслей, и тебе нужно бы остудиться. Особенно в этом нуждается твоя смышлёная головка, а то вот-вот вскипит как чайник на плите.
Она сбросила с себя сарафан, оказавшись в одном открытом купальнике, взяла со стола широкополую соломенную шляпу, сумку с пляжными аксессуарами и решительно направилась к выходу из номера, шлёпая вьетнамками.
– Пошли, – легонько ткнула она своим кулачком Артема в грудь.
Тот, как всегда загипнотизированный магией пластики движений точеного, молодого женского тела, молча пошёл следом.
На пляже из серого, мелкокристаллического песка ещё было малолюдно. Обитатели северных широт ещё только начали перебазироваться из кондиционированных номеров на бережок. В тени одного из зонтов-грибов, сплетённого из сухих пальмовых листьев, лежал, прохлаждаясь, престарелый пляжный алабай Карабаш размером с хорошего телёнка, с жёлтой пластиковой биркой на ухе. Когда Марина и Артём проходили мимо, тот лишь едва приподнял громадную голову и томными глазами обозрел проходящую мимо парочку. Выражение его морды осталось неизменным, но, судя по движению обрубка хвоста, он признал хороших знакомцев.
– Вот посмотри на него, – кивнула в сторону пса Марина, – лежит себе в тенёчке и всё ему нипочём. Никакие апокалипсисы его не беспокоят, и от колбаски никогда не откажется, если угощают.
Артём только хмыкнул на эту реплику своей пассии. Они в своё время перетаскали на пляж алабаю горы колбасы с завтрака «всё включено». Местная варёная колбаса ни Марине, ни Артёму не пришлась по вкусу, но Карабаш трескал её с завидным аппетитом. Пляжные охранники не возражали против таких кормёжек, но дали понять: надо складывать колбасные полукругляшики на лежак или тарелку, чтобы пёс не наедался налипавшего на них песка. Кормили с рук, что оказалось вполне безопасным, и даже забавным занятием…
Что касается апокалипсисов, которые не беспокоили собаку, но беспокоили Артёма, то заключались они в следующем.
Всего каких-то тройку месяцев назад, аккурат первого марта, которое следует как раз за датой дня рожденья Артёма, то есть, за двадцать девятым февраля, этого високосного года в солнечной системе произошли некоторые пертурбации. Некое массивное тело, массой в четверть Юпитера, пронеслось сквозь систему на скорости в одну двадцатую световой, появившись словно ниоткуда, и унеслось неведомо куда. Словно перекатилось по пространству из одной чёрной дыры в другую, оставив в полном недоумении всё научное сообщество на планете Земля. Осознание последствий этого тура нежданного гостя по Солнечной системе повергли упомянутое научное сообщество в шок. Всё происходило за Солнцем, и только это защитило Землю от безобразий, которые натворил «гость». Оценка произошедшего показала, что голубой планете и человечеству на ней неслыханно повезло оказаться по ту сторону и на столь значительном расстоянии от развернувшихся событий.
События разворачивались так. Тело, пронёсшись мимо Венеры, сорвало с неё большую часть её знаменитой атмосферы с сернокислыми облаками и протащило за собой, отчего орбита планеты сместилась на добрый десяток миллионов километров прочь от Солнца, а гравитационный импульс раскрутил её, заставив вращаться с периодом оборота вокруг оси семьдесят два земных часа против прежних двухсот сорока трёх дней. Правда, как и прежде, в обратную сторону.
Надругавшись, таким образом, над звездой утренней зари, «гость» устремился прямо по направлению к Марсу. Как результат приближения к ней объекта такой огромной массы орбита Красной планеты сместилась, в свою очередь, на двадцать миллионов километров ближе к Солнцу. Затем, попав в газовый шлейф, который тащило за собой пролетавшее мимо тело, Марс частично захватил его и обзавелся атмосферной «шубой».
В итоге планеты и их спутники, а также более мелкие обитатели этого уголка галактики стали свидетелями давненько не виданных значительных и стремительных перемен.
На Венере установилось давление в полторы земные атмосферы с переменной облачностью и средней температурой в шестьдесят градусов по Цельсию.
Марс мог похвастаться атмосферным давлением в ноль седьмую от земного и средней температурой в четыре градуса по Цельсию. Его освежили, омыли, а потом и подтопили ливневые дожди, из-за которых вначале завязли в напитавшемся влагой грунте, а затем и вовсе затонули все марсоходы, находившиеся на поверхности планеты. Точно было известно только то, что дожди шли кислотные. Эту информацию успели передать аппараты, бороздившие доселе пыльные просторы, прежде чем нежданные водные просторы сомкнулись над ними.
«Апокалипсис» случился дважды и в двух местах одновременно, но не на Земле, которая в то время пребывала за Солнцем. Светило, конечно, разразилось всплесками протуберанцев, но это, за исключением магнитной бури, несколько подпортившей геомагнитную обстановку, никак особо не отразилось на голубой планете.
На погоде это, похоже, также не отразилось. Редкие облака кучерявились в небе. Ветер, дувший с моря, сменялся с жаркого на прохладный. Бодрые волны споро накатывались на пляж, очерченный широкой полосой гальки.
Чтобы войти и окунуться в море, надо было пройтись босиком вначале по гальке берега. Затем метров двадцать по обильно наваленным на дне камням и камешкам, прежде чем удавалось добраться до песчаного дна. Зачастую это оказывалось весьма болезненным занятием: накатывающиеся волны выводили осторожно бредущего по неудобью купальщика из равновесия и в беззащитные стопы, ищущие опоры, безжалостно впивались края, пусть и гладко обточенных морем, но все же камней.
В первый же день Марина набила на пятке живописный синячок и в момент его обретения высказала своё мнение по этому поводу, не стесняясь в использовании лексики и оборотов резервной формы русского языка. Судя по тому, как заметались пляжные секьюрити, её отлично поняли. Слова не просто так сотрясли воздух.
Уже утром следующего дня она и Артём обнаружили, что в воду, на донную гальку, накидали мешков с цементом, выложив из них этакую дорожку-переход через проблемную зону. Администрация отеля «Цитрус-Хэвен» моментально отреагировала на приключившийся казус, не дожидаясь, когда вербальное недовольство сервисом превратиться в официальную претензию с требованием возмещения ущерба.
Марина, с согласия Артёма, решила – пусть продолжают существовать спокойно, если с таким пониманием реагируют на идиоматические обороты постояльцев.
Парочка с уханьем и с взвизгами, в которых были повинны брызги волн, в изобилии летящие на разогретые солнцем тела, пробежала по мешкам-мосткам на глубину, чтобы там наплескаться вволю. Оба были не ахти какие пловцы, но плотная, вкуса горчайшего рассола, вода позволяла легко держаться на плаву.
Наплававшись и нанырявшись, Марина и Артём тем же путём выбрались на пляж. Обсохли, позагорали, взгромоздившись на лежаки под зонтиками, дававшими рассеянную тень.
– Хорошо, – констатировала Марина, потягиваясь. – Видишь, Тёма Восьмёркин, как всё хорошо. Море плещется, солнышко светит, песок горячий, камешки гладкие, а чайки орут. Ничего со вчерашнего дня не изменилось. Абсолютно.
– Ну, в фейербаховском смысле – да. Материальный мир не пострадал, – ответил Артём. – Как говорится: «От перемены мест слагаемых…» Но представляешь, что творится в мире идеализма? Сколько поломанных судеб… Можно картину писать а-ля «Апофеоз войны» Верещегина…
– Это ты про астрологов-астрОномов? – перебила его Марина.
Она развлекалась, возводя препятствия темно-пепельному жучку, очень похожему на скарабея, но раз в пять мельче, вышедшему на променад по пляжным барханчикам. Он ловко перебирал лапками, которым был совершенно нипочём сыпучий, мельчайших песчинок песок, и упрямо не хотел сворачивать с намеченного пути.
– Отпусти тифона, – сказал Артём, наблюдая за игрой Марины с насекомым.
– Кого? – спросила Марина, отрывая взгляд от жука.
– Тифон, – повторил Артём. – Скарабей-тифон – так его зовут… О, сбежал!..
Жучку хватило того времени, на которое красавица отвлеклась от него, чтобы задать стрекача и оказаться вне досягаемости протянутой руки. Вставать, чтобы гоняться за ним, никому не хотелось от слова «совсем».
Тифон быстро вскарабкался на один бархан, спустился с него, вкарабкался на другой, спустился и с этого и… Исчез. Зарылся, по всей вероятности в песок.
– Я хотела, чтобы он взлетел, – деланно надула губки Марина. – Где он? – Она окинула взглядом место, где исчез жук. – Закопался, вместо того, чтобы устремиться вверх. Фу, какая приземлённость.
– Нашла о чём печалиться, – не поддержал её разочарования Артём. – Сколько карьер нынче закапывают…
– Карьер? – переспросила Марина, устремляя на него взгляд своих ясных, небесно-голубых глаз. – Это такая ямина?
– Вот именно, что ямина, – подтвердил Артём, – которая сейчас наполняется тьмой-тьмущей монографий, диссертаций и научных трудов, посвящённых астрономии и астрофизике, превратившихся в макулатурную труху, чтобы быть благополучно зарытыми в землю. Это почище пресловутого таланта, который когда-то зарыли. Куда теперь девать знания, полученные за столетия астрономических наблюдений, не говоря уже о данных, полученных с исследовательских аппаратов, что работали на Венере и Марсе? Похоронить в архиве? Это распад связи времён. Это словно Цинь Шихуанди воскрес…
– Ну, Цинь Шихуанди похоронил заживо носителей знаний, а нынче ситуация несколько другая, – возразила Марина, проявляя историческую осведомленность. – Сейчас хоронят знания при их живых носителях. Такое случалось. Колумб открыл Америку, и тогда тоже рухнула привычная картина мира, а Магеллан окончательно подтвердил это крушение своим плаванием. Но всё же наладилось, и связь времён восстановилась, несмотря даже на то, что за экватором открылись новые, доселе неведомые тогдашним астрологам звёзды. Звёзды!.. Нынешние, думаю, тоже разберутся с новыми домами, ретроградностями и аспектами с рецепциями… И новые диссертации с монографиями напишут. Всего-то две планеты с орбит сошли…
Артём, не найдя что сказать в ответ, с удивлением воззрился на неё.
«Что же она подразумевает под словом «новые»? – подумал он. – Астрономов или диссертации с монографиями?»
Пляж постепенно наполнялся разноязыкими отдыхающими. Рядом расположилась компания молодых людей, которые стали громко общаться на каком-то славянском языке, совершенно непонятном, но в их речи, тем не менее, мелькали знакомые слова, из которых наиболее частым было «час».
Это были никак не поляки, которых ни с кем не спутаешь. Выяснять же напрямую кто они такие ни Артём, ни Марина желанием не горели и развлекались тем, что всякий раз, сталкиваясь с ними, пытались отгадать кто же они такие. Словаки? Словенцы? Чехи? Хорваты?
Загадка так и оставалась загадкой. Да и разгадывать ее со временем наскучило.
– Вот и сейчас в астрономии внутренних планет творится что-то такое, – кивнул на поглощённых беседой славян Артём.
– То есть? – подняла брови Марина.
– Вроде бы всё знакомо, но ничего, кроме отдельных фактов не ясно.
– Языки нужно учить, а для этого нужно время, – метафорично ответила молодая женщина.
– Марсианский и венерианский… – усмехнулся Артём. – В новейших вариациях…
До их слуха снова донеслось слово «час».
Артём вдруг вспомнил, что в белорусском и украинских языках слово «час» означает «время».
«Что же они так часто время поминают? – подумал он. – Не на безумном же они чаепитии у Шляпника…»
Из этих мыслей его вырвала Марина, вскочившая с лежака. Она схватила Артёма за руку и потащила снова купаться.
Время незаметно подобралось к ужину.
«Всё включено» с официантами, подносившими по требованию горячительные напитки по обстановке почти смахивало на ресторан, если бы не фривольно-пляжные одеяния рассаживающихся за столы постояльцев отеля.
Парочка выбрала себе столик на террасе с выходом в садик с клумбами и живыми изгородями. Артём наложил себе тарелку всякой снеди, предлагаемой шведским столом и кухней и, прежде чем приступить к трапезе, воткнул в ухо наушник, подключился к вай-фаю и настроился на приём последних новостей с ютуба.
Марина тем временем бросала через деревянные перильца ограждения кусочки отбивной короткохвостым котам, которые в количестве четырёх голов вынырнули из олеандровых зарослей, едва завидев знакомый силуэт своей благодетельницы. Коты усвоили, что еды из этих рук всем хватит, и вели себя культурно. Не дрались.
Не то, что те, с древнегреческих развалин, куда Марина и Артём ездили на экскурсию пару дней назад. Тамошние коты, которых экскурсовод нахваливал как существ вальяжных и степенного темперамента, не тратя времени ни на тактику, ни на стратегию, пошли в когтисто-зубастую атаку, как только пара решила по-быстрому сварганить пикничок в теньке средиземноморских сосен. Пришлось ретироваться и оставить взятые с собой аппетитнейшие куриные окорочка на поживу мелким хищникам. Против доброй полудюжины короткохвостых бестий, которых администрация содержала, дабы не расплодились в развалинах змеи, шансов выстоять было мало. Это стало очевидно, когда Артём попытался удержать куриную ножку, а на его руке, вцепившись в неё когтями, повисло сразу два голодно, но азартно урчащих кошака. Только разжав пальцы, Артём смог спастись бегством.
Артём кушал и слушал, и его уши чуть пошевеливались в унисон жующих челюстей, что всегда умиляло Марину. Ей это казалось хищным. В каждом мужчине, по её мнению, должен был хоть как-то визуально проявляться хищник.
Тут Артём перестал есть, сглотнул и прислушался.
Очень внимательно прислушался, пытаясь впихнуть пальцем пуговку наушника в самые глубины слухового прохода.
Его глаза округлились и остекленели, а тело застыло в позе парализованного ядом кураре. Марина с удивлением воззрилась на него. Только что был нормальный человек и вот.., словно его подвергли мгновенной заморозке.
Оттаял он также внезапно.
– Гарсон! – крикнул Артём в зал, и тут же рядом со столом материализовался улыбчивый официант. – Раки! Труа фуа, силь ву пле!
Марина посмотрела на Артёма уже с испугом.
– Куда тебе столько, Восьмёркин? Что случилось? – встревожено спросила она.
– Молчи, женщина, – почти грубо, чего с ним никогда не бывало, отрезал он. – Мне надо!
Официант принёс и расставил на столе перед внезапно изменившимся мужчиной три стакана, наполовину наполненных прозрачной субстанции, издававшей аромат аниса. Затем долил в каждый воды как раз столько, чтобы заполнить всю оставшуюся половину, отчего в стаканах помутнело и напиток приобрел белёсый, словно сильно разбавленное молоко, цвет.
Артём так стремительно, один за другим, опрокинул содержимое стаканов в себя, не запивая и не закусывая, что даже многое видавший официант цокнул языком от изумления.
– Мерси! – сказал Артём, отдуваясь. Он стал красным как рак. – Баста!
Официант ретировался, унося прочь пустые стаканы.
– Да что случилось-то?! – вспыхнула Марина, хватая Артёма за запястье и сжав его изо всех сил. – Восьмёркин!
– Да то и случилось, что теперь я никогда не стану Девяткиным!.. – непонятно ответил Артём. – Вот тебе и распад связи времён для отдельно взятого частного лица!.. То-то те чехословаки все время о времени долдонили.
– Ничего не понимаю, – взмолилась Марина. – Говори на человеческом, а не на чехословацком. Что же всё-таки случилось?
– Случилось то, что теперь я буду вечно молодым, и мне всегда будет восемь.
– То есть?
– То и есть, что и Землю таки тоже затронуло. Из-за этих планетарных пертурбаций скорость обращения нашей планеты вокруг Солнца несколько замедлилась.
– Насколько несколько?
– Ровно настолько, чтобы перестали случаться високосные года в календарях. Только что официально объявили об их отмене. Теперь у меня нет Дня Рождения! Его унёс этот монстр из космоса на своём хвосте. Индивидуальный Апокалипсис…
Марина смотрела на него влажными от сочувствия глазами. Она разжала пальцы и теперь успокаивающе поглаживала своего мужчину по руке. Тот, казалось, был уже близок к тому, чтобы пустить слезу, но его опередили.
Кто-то в глубине зала зашёлся громкими и истеричными рыданиями, вызывая официантско-административную суету.
– И не у меня одного! – заключил Артём.

(Просмотров за всё время: 245, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
34 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Наталья Кошка

Написано приятным языком)
Не хочу вникать, действительно ли мог пролетающий некий объект сбить планеты со своего курса, так как мне понравилось))
Немного напрягли “заумные” ответы главной героини. Такие разглагольствования больше подходят зрелому Артему, а не юной Марине. Но это лично моё восприятие) Спасибо автору!!!

0
AiRon88

Язык очень хороший, подкол девушки на тему Восьмёркина понравился:) А вот концовка не впечатлила. Возможно моё отношение к дням рождения повлияло (ну, не считаю я это прямо каким-то крутым праздником), но не понял я почему произошедшее такая “трагедия” и прям “индивидуальный апокалипсис” (хотя почему индивидуальный високосников-то полно). Ну, будет праздновать 28 февраля или 1 марта, как сам решит…
В общем, язык и образность – в плюс, идея и особенно концовка – в минус.

0
NeKo Tsukiko

Вам семь лет, наверное, если так любите дни рождения. Столько символов и полное отсутствие смысла. Даже бурная фантазия не спасла от скуки.

0
Гость

Эта нэко совсем нэдзуми даже при полной цуки не ловит.

3
mgaft1

Очаровательно и остроумно написанный рассказ – без страданий и битья головой о стенку. 

Меня немного напрягло слишком подробное описание планетарных изменений, произошедших в результате полета гигантского метеорита.  Но в конце рассказа эта тщательность себя оправдала.  

Мне также показалось, что рассказ мог бы быть короче, и жизнеописание голодных котов и собак к теме рассказа не относится.  Во всяком случае, я не понял как эта часть сюжета связана с темой.

С моей точки зрения, всю эту котовасию, можно было бы из рассказа убрать, без ущерба заданному конкурсом количеству слов.

У меня родилось подозрение, хотя и ничем не санкционированное, что рассказ о развлекательном отдыхе на море уже существовал.  И автор только его модифицировал, проявив изрядную изобретательность, трудолюбие, и, вклинив в него тему конкурса.  А почему бы собственно и нет? Но я могу ошибаться.

Мне это показалось потому, что в начале рассказа удар делается на разницу между стоящими мужчинами, никчемушниками и деструкторами. И даже в пример приведен Роберт Локамп из Трех Товарищей. Дальше сюжет мог бы пойти по другому руслу.  Например подтверждающему правильность выводов ГГ или наоборот отвергающих их правильность.  (Стоящих  мужчины нет.  Все они на поверку – свиньи).

Но все это домыслы.  То что было выдано на гора – легко и приятно читается и имеет смысл.

0
Б.И.Крекор

Приятно было читать, готов поверить автору, про все эти заумные слова, отсылки и так далее. Не хочется хвалить сильно, и ругать то не за что толком. Читая с самого с самого начала, преследовало мысль, что видел похожее. Читал и ждал когда уже конец то будет, а он какой-то логичный, но при этом откровенно слабый.

0
IrinaKrechet

Поскольку рассказ довольно-таки объемный, то возникли опасения, что будет скучно. Однако, этого ощущения у меня при чтении не возникло. Для меня, как для читателя, это важно. Вам спасибо за умение.
Очень умный мужчина, с его научным подходом ко всему и вполне “земная” спутница. Даже удивительно, что сумела поддержать разговор.
Понравилось описание местных животных- завсегдатаев пляжа, котов и собаки. Это было очень мило и художественно.
Все по ходу чтения думала-гадала, какой же автор применил прием, чтобы раскрыть тему конкурса. А тут сыграл, значит, на дне рождения раз в четыре года.
Что ж, финал получился не очень приятным для ГГ, но и не трагичным.
Занятный, литературный и довольно-таки динамичный у вас получился рассказ!

0
Jein

Мне очень понравился рассказ! Написано хорошо и очень ярко! Хороший, солнечный рассказ от которого так и веет тёплым морем и жарким побережьем! И задумка отличная! Читала с удовольствием и с замиранием духа. Думала, ну неужели случится катастрофа и двое влюблённых погибнут! Но нет, всё закончилось, хорошо!

0
Artemenco25

Легкий и приятный рассказ. Но много описаний, которые не нужны. Они мастерски исполнены, приятно читать, но затянуты сильно. Про собаку, про жука например, я бы просто сократила. Концовка рассмешила)

0
Антар

Скучно, однако! При таких делах Землю так тряхануло! А тут одни слова и бла-бла. Все на домыслах да придумках основано, о реальности забыто,зато прописана толи слишком глупая, толи настолько умная девица, что ее принимаешь за дуру и инфантильный дурачок, которым больше нечем занять свое время, как индульгированием.

0
a.savushkin

Читать было интересно, но хотелось бы более масштабной концовки что ли, уж слишком захватывающее начало. Момент с описанием животных должен был к чему-нибудь привести, по-моему мнению, конечно. Ну и, как по мне, описание героев не очень то соответствует тому как они себя ведут и говорят.

0
Авигея

Написано грамотно и подробно. Герои живые, хотя девушка слишком уж умна для 23 лет. От концовочки я ожидала чего-то большего. Впрочем, так тоже мило. Удачи автору!

0
Dracula

дней рождений у него было только восемь. Последнее, восьмое, он отмечал вместе с Мариной

Разве день рождения оно? Но это мелочи, достойные внимания корректора.

три стакана, наполовину наполненных прозрачной субстанции

Велик могучим русский языка! 😂 
Спасибо за рассказ, Автор. Очень приятные, легкие диалоги, близкое мне чувство юмора. Кстати, отношение к дням рождения могу понять. Самому однажды приснилось, что случайно проспал Новый год. Проснулся очень расстроенным)))

0
tolkian

Конечно такое отношение к своему ДР у героя вызывает улыбку. Но странное послевкусие. Юмор только в концовке, про непривязанных к сюжету котиков-собачек уже говорилось, но куда ж без них. Они милота. И основные размышления про неслучившийся конец света мне непонятны. В этом плане согласен с героиней, типа чё париться? Все вроде норм, да и наука только выиграла. Столько нового появилось для изучения

0
morena

Мне очень понравился язык и стилистика, описания богатые, яркие, похожие на красивый сериал. Каждая подробность проработана идеально, не представляю, сколько автор потратил времени на рассказ, это ювелирная работа прямо. Но сюжет мне показался хоть и забавным, но очень спокойным. Как будто это не просто сериал, а сериал на ночь))

0
SleepWalker

Сложилось ощущение, что я прочитала впечатления какой-то блогерши о том, как удачно она отдохнула на Эгейском побережье и какого стоящего мужика она, в свои 23 года, отхватила. не абы какого никчемушника и деструктора.
описание отдыха не несет абсолютно никакой смысловой нагрузки. примерно, на скарабеях Вы, уважаемый Автор, меня потеряли. увы. но, до финала я доплыла, чтобы узнать ничего не несущую информацию, что у стоящего мужика больше нет днюхи. ну… ок.

0
Бессонова

Соглашусь с другими комментаторами, упомянувшими концовку – её бы подработать. А в остальном – я погрузилась в этот отпускной рай, слилась с Мариной, и плевать на всё, что происходит не у нас.
На самом деле я считаю это отличным умением – погрузить читателя в одного из героев. Кому-то ближе бедняга Восьмёркин, кому-то его полный антипод Марина, но никто равнодушным не уйдет.
Отличный рассказ. Поздравляю:)

0
Celty

Понятный рассказ, ровный, а это его качество можно трактовать по-разному. Кому-то и в плюс, потому что нет резких перепадов, образы к тому и ведут, а где-то и хочется эмоции, искорки, потому что все мы стремимся открывать художественный текст в поиске цепляющего. Здесь же стабильность, а вот конец мог быть интереснее. В следующий раз поработайте внимательнее, пожалуйста.

0
Наташа Кашер

Мне в этом рассказе понравилось противопоставление, так сказать, небесного и земного. Там – апокалипсис, срываются атмосферы, планеты сходят с орбит… А тут – “стоящий” муж, купание, и, наконец, величайшая трагедия – отмена дня рождения мужа!
Есть в этом всём нечто верно подмеченное и даже философское, жаль, что очень уж на полутонах, и неясно, имел ли всё это автор в виду, или просто писал длинный анекдот, а так само получилось. 

0
Автор

Спасибо за отзыв. И точное понимание идеи рассказа. Имеено это я и имел в виду.

1
krlnpe

Веселушка, если бы был адрес, подумала – заказная реклама.
Даже мешки с цементом через гальку. Супер. Котики, собака и жучок – это антураж. Не знаю зачем там чехи со словаками, только картинку портят. На этом и все.

0
const

Минусы: не понимаю, что такого апокалипсичного в «пропадании» даты? Я и многие мои знакомые по достижении определенного возраста вообще перестали отмечать день рождения. И если уж так припекло, есть именины, Артем – имя православное, до фига именин в году, одни вот прям завтра, ближайшие к пропавшей дате рождения – 26 февраля (честно нагуглено).

Марина уже успела сходить замуж и за короткое проведённое там время научилась отличать мужчин стоящих от никчемушников и деструкторов. Артём относился к стоящим. 

Вот честно, зря такое слово взято. Потому что оно слишком многозначно для упоминания в контексте, что там стоящий-застывший Артем? Текст бы читался менее двусмысленно, но более пафосно при использовании слова «настоящих», более простонародно при искажении «стоющих» – от слова «стоимость», а лучше всего вообще без прилагательных – отличать мужчин от никчемушников, хотя и тут найдутся придиры типа меня, которые упомянут о том, что в 23 года Марине пора бы научиться различать половые признаки.

Плюсы: очень живой, искрящийся юморными образами слог. Если б так не было, меня б этот отдельностоящий Артем не привел бы в замешательство, как грубый мазок масляной краски на тонкой акварели картины рассказа. Словообразование такое, что некоторые обороты, так сказать, хочется взять в личный оборот, типа набить живописный синячок, нежданные водные просторы сомкнулись над ними. Автор явно в карман за словом не лез, и слово это было остроумным. Герои живые, мятующийся от внезапно свалившихся знаний мужчина и восприимчиво-невозмутимая женщина, прекрасная игра словами в их диалогах. А этот средиземноморский берег, жаркое солнце, анатолийские овчарки, отдыхающие в тени, так живо представился эдакий культурный отдых, так что у рассказа не только персонажи характерные, но и фон уместной текстуры.

0
Evi_Soft

Недурно. Видно, что человек писал со знанием дела. Хотя… немного разочаровало это излишнее напряжение. Я всё ждала, что вот сейчас случится что-то такое… И облом. Вроде событие нешуточное: объект сместил с орбиты две планеты, а рассказано так, будто такое каждый день происходит!

0
Max_Kapernik

Боже, спасибо за то, что есть еще что почитать. Спасибо Автору – вдумчивому и философскому. Я рад, что все не так уж плохо и есть писатели, которые хорошо пишут. Умница

0
Кирин59

Текст

Не самый плохой текст, но доработать бы не мешало.

Например, лишние уточнения убрать (сорвало с нее большую часть ее, ткнула она своим кулачком и другие), добавить пропущенные запятые (вклинилась наконец Марина, выяснить же напрямую кто они такие, вскипит как чайник), убрать запятые лишние (С Откровением, нашего; Марина, с согласия Артема, решила; что оказалось вполне безопасным, и даже забавным занятием).

И парочку повторений перефразировать-отредактировать. В четвертом абзаце, например, дважды говорится, что Артему тридцать два. И в начале абзаца с Карабашем есть «еще было» и «еще только» – не критичные повторения, конечно, но заметные.

Также неплохо бы разделить по смыслу несколько особо крупных абзацев на более мелкие.

Еще сомневаюсь (возможно, излишне субъективно) в необходимости некоторых многоточий. Вот в этом, например:

«Кормили с рук, что оказалось вполне безопасным, и даже забавным занятием…»

К чему здесь недосказанность, если абзац про пса вполне закончен. Более того, далее повествование переключается на апокалипсисы.

Или вот в этом примере:

«Только что был нормальный человек и вот…, словно его подвергли мгновенной заморозке.»

Вообще ни к селу ни к городу многоточие, да еще и перед запятой.

И над окончаниями не помешало бы поработать:

«…пошевелились в унисон жующих челюстей»;

«…три стакана, наполненных прозрачной субстанции…».

История

В сухом остатке довольно интересный сюжет про личный апокалипсис. Хотя меня терзают смутные сомнения, что русский человек, родившийся двадцать девятого февраля, будет сильно расстраиваться, если этого дня вовсе не станет в календарях. Думается, что это не большой повод для трагедии, но, возможно, лишь потому, что я родился двадцать пятого июня.

Считаю, что любопытный сюжет подводит повествование. Оно порой настолько витиеватое, что история в нем буквально вязнет. Длинные сложные и усложненные предложения отнюдь не упрощают восприятие истории, не говоря уж о диалогах, переходящих от скарабеев к философским рассуждениям о захоронении знаний и необходимости учить языки.

Вот пример такого предложения (занимает почти весь абзац):

«Тело, пронёсшись мимо Венеры, сорвало с неё большую часть её знаменитой атмосферы с сернокислыми облаками и протащило за собой, отчего орбита планеты сместилась на добрый десяток миллионов километров прочь от Солнца, а гравитационный импульс раскрутил её, заставив вращаться с периодом оборота вокруг оси семьдесят два земных часа против прежних двухсот сорока трёх дней.»

Или вот такое предложение:

«Стабильная и престижная работа – следствие полученного образования, вкупе с образом жизни – следствием хорошего воспитания, а также врождённых и приобретённых доброкачественных свойств характера, создали вокруг него ту атмосферу комфорта и стабильности, которую так ценят познавшие что почём в жизни женщины.»

Это еще обдумать надо, какие такие доброкачественные свойства характера создают вокруг мужчины атмосферу стабильности. И какой образ жизни может последовать за хорошим воспитанием (опыт подсказывает, что это не столь очевидно, как может показаться)?

Последним аккордом повествования становится вот это словосочетание:

«официантско-административную суету»

Произнести-то нелегко сразу, не то, чтобы представить.

В общем, похвалить могу только идею, она действительно неплоха.

0
Аноним

Ничего себе! Катастрофа персонального масштаба на фоне внутригалактических пертурбаций? Годно. Немного неровный темп, будто на велосипеде по пересечённой местности… Зато какие пейзажи! Кого-то вот такое внимание к личности (и мелким деталям) через глобальность-космичность происходящего напоминает… Тем более, в сочетании с игрой слов и смыслов, тонким юмором и доброй грустинкой а-ля Чарли Чаплин. Спасибо за удовольствие читать и вникать. 

0
Мод

Когда я писала, что авторы должны комментировать финал “не нарушая анонимности”, имелось в виду, проголосовать под своим ником, а не анонимно!! Иначе автора можно вычислить, если он единственный не прокомментировал.
В общем, автор, который прокомментировал свой рассказ от лица “Анонима” должен прокомментировать снова, от своего лица, разумеется, другими словами – и чтоб никто не догадался!!

0
Александр Прялухин

Довольно много неуклюжих фраз; хотел их поразбирать, но решил, что обойдусь.
Понятно желание автора найти оригинальную идею, отражающую тему конкурса. С этим уничтожением високосных годов может быть даже и получилось бы (хотя вряд ли), но если только сделать рассказ от начала до конца юмористическим. А так… От космической катастрофы пришли к банальности, на которую слишком эмоционально реагирует герой (ну подумаешь не будет високосных годов, будет 28 февраля или 1 марта отмечать – как захочет). Скучновато в целом и по языку далеко от идеала.

0
Автор

Вы тот у которого рудовоз не тормозит?

0
wayerr

Песца в моём лице поначалу неприятно озадачило несоотвествие масштабов происходящего и насущной проблемы главного героя. Тем более, что “катастрофы” на венере и марсе, явно намекают на возможность более простой колонизации. И возник вопрос, а зачем собственно весь этот рассказ?
Позже (песец читал этот рассказ не сегодня), а может из чтения коментов, пришла мысль, что автор намеренно показал несоответствие мастштабов. Тогда как бы становится более ясно цель рассказа, мол, там такое, новые миры, почти готовы, а вы тут, панимаешь!
Однако, сама эта идея как-то не шокирует песцовый разум, а закопанность этой незамысловатой идеи её как-то не красит.

0
Эмиль Коста

Марина больше похожа на профессиональную золотоискательницу, чем на умудренную жизнью девушку. К тому же делать ставку на холостяка за тридцать — сомнительная мудрость. С первой же сцены ясно, что в голове у Артема бардак. 
Фантастическая идея рассказа впечатляет. Астрономия у меня в рамках средней школы, так что не нашел возражений. Единственное, если год уменьшился на 6 часов, то планета все-таки ускорилась, а не замедлилась.
Мне показалось, что концовка задумывалась комичной. Плоховато это считывается, слишком затянуто и неправдоподобно выглядит на фоне предыдущих событий. В целом забавная история об отпуске и отношениях. 
Человечество не раз и не два экспериментировало с календарями без вмешательства небесных сил. Артему только повод дай, чтоб от философских рассуждений перейти к “верните мою днюшеньку!”
В общем, Марине (а она девушка явно умная, хотя притворяется неплохо) я бы советовал еще раз подумать, надо ли ей такое счастье.

1
Полудиккенс

Мое такое впечатление, что много здесь всего, к главной выдумке очень слабо относящегося. Под главной выдумкой я имею в виду, естественно, таинственный небесный объект, затронувший Марс, Венеру и самым краем героев. Потому что ведь реально же самым краем их все это задело, почти что не о чем и говорить. А тут еще алабаи, мешки цемента, вьетнамки, коты, вся прочая обыденность. Если автор хотел противопоставить земное и небесное, что-то в этом противопоставлении, на мой персональный взгляд, не совсем эффективно работает.

0
Александр Михеев

Был у меня знакомый, который родился 29 февраля. Все двенадцать лет, которые мы общались, он отмечал свои три дня рождения. Без пауз. Так что печаль героя понимаю очень хорошо.
Рассказ интересный, полон хороших наблюдений. Но, как бы это сказать… Начинка не соответствует обёртке. Простовата фабула, как мне кажется.

0
Buran

Тут у нас умело сплетено глобальное с частным/личным. Я такое люблю, но этот иронично-канцелярский язык выбивает меня из текста раз за разом. Не получается у меня таких монстров воспринимать:

Он ловко перебирал лапками, которым был совершенно нипочём сыпучий, мельчайших песчинок песок, и упрямо не хотел сворачивать с намеченного пути.

или таких:

Всего каких-то тройку месяцев назад, аккурат первого марта, которое следует как раз за датой дня рожденья Артёма, то есть, за двадцать девятым февраля, этого високосного года в солнечной системе произошли некоторые пертурбации. 

даже если очевидно, что это стёб.

Из-за этого высоко оценить не смогу. Но автору спасибо.

0
БФ финалБФ финал
БФ финал
Шорты-5Шорты-5
Шорты-5
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

34
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх