Рассказ № 5 Вечность со вкусом исландского кофе

Количество знаков: 23003

Лена закончила первую главу и аккуратно закрыла ноутбук. Лучи весеннего солнца отражались на её свежем лице и длинных русых волосах. Она обняла колени и, прижавшись к ним щекой, начала мечтать: «Скоро приедет Алекс, посмотрит на меня и сразу всё поймет. Как замечательно! Теперь я буду наслаждаться каждым днём своей беременности. Пусть у малыша будет счастливое будущее, только бы он родился и вырос здоровым».

– Проклятье! Электрическая сучка, оставь свет включенным – я пишу текст! Эй! Я здесь в тюрьме?
– Пожалуйста, успокойтесь, госпожа Чейн. Свет во всём корпусе будет выключен через пятнадцать минут. Готовьтесь войти в режим сна, – ласковый голос медицинского робота стих в динамиках. На стены комнаты начали проецироваться голубые волны. Но легкий аромат морского бриза и шуршащий звук прибоя раздражал Нейе Леман Чейн ещё больше. Смуглая и короткостриженая, с правильными чертами лица, она бушевала на белоснежной ортопедической кушетке. В этом СДУЗ (социальном доме укрепления здоровья), как и во всех ему подобных, соблюдали стандартный режим сна и бодрствования. Вживлённый в кисть Браслет Безопасности и Здоровья непрерывно транслировал данные о её физическом и психическом состоянии в Единый Центр Долголетия. Сейчас Нейе волновалась и Браслет мерцал неоновым светом.
– Так. Озвучивай данные о введенных препаратах, – приказным тоном Нейе обратилась к цифровой медсестре.
– Госпожа Чейн, в течение дня вам были введены комплексные витамины с нейростимуляторами, ваша ежедневная доза антидепрессанта и седативный препарат.
На купольном потолке появился список с названиями и дозами. Нейе встала на теплый пол и топнула голой пяткой.
– Какого чёрта седативные? Вы лишаете меня эмоций! – она жестикулировала невидимому собеседнику, – Это мои мысли! Мои чувства!
– Прошу вас не волноваться и соблюдать режим, установленный Центром, ради вашего благополучия.
Но женщина не унималась: «Не собираюсь я спать, отдыхать или успокаиваться! Мне 142 – уже не ребёнок. Звонок Олеху Тито Мэй!» – голос Нейе звучал настойчиво. Резкими движениями она надела поверх одноразовой рубашки стёртую кожаную куртку и яркую тюбетейку на голову.
– Простите, госпожа Чейн, этот абонент не отвечает. Возможно он уже в режиме сна, столь необходимого и вам.
– Только не сегодня! Пригласи Рону Хао Бене ко мне – уверена, она ещё в бодром режиме.
– Конечно, госпожа Чейн. Что-нибудь ещё для вас?
– «Плач Клеопатры» Генделя погромче, – выдохнула Нейе, убирая письменные принадлежности в сумку, – пусть плачет, пока я удираю.

Алекс обнимал и целовал животик Лены. Она хихикала и трепала рыжие пряди волос на его макушке. В их маленькой спальне ярко светился весёлый букет нарциссов. Дом был деревянным, светлым, обставленным простыми вещами с огромным количеством книг повсюду.
– Это будет…мальчик? – с притворной серьёзностью Алекс поднял бровь.
– Непременно девочка!
– Ты уверена?
– Дурачок, еще слишком рано. Мы сможем узнать через несколько недель, – Лена достала из холодильника свежие помидоры и листья шпината.
– Да и какая нам разница мальчик или девочка, ведь это наш малыш! – Алекс достал деревянный салатник и торжественно поставил его на стол.
В выходные решено было отправится к морю на ближайший пляж. День обещал быть прохладным и пасмурным, но без дождя. Разлитой ртутью вода двигалась от порывов ветра, песчаный берег был практически пуст. Лена сидела на большой бамбуковой циновке с ноутбуком, а лежащий рядом Алекс любовался едва заметными движениями её светлых бровей.
– О чём твоя книга, милая?
– О неправильном мире, – проговорила она, взглянув на мужа серьёзными серыми глазами.
– Звучит загадочно. Неправильный реальный мир или тот, о котором ты пишешь?
– Если честно, для меня нет большой разницы, – улыбнулась Лена и снова повернулась к монитору, – Я пишу о том, что всё когда-либо созданное должно прекратить своё существование. Назовём это «Высшим законом движения энергии». Кстати, как тебе название «Вечность со вкусом исландского кофе»?
– Мне нравится, – Алекс задумчиво почесал локоть, – к слову о существовании: нашей старушке снова нужен ремонт. В мастерской разберут и почистят двигатель, а ещё понадобится купить некоторые запчасти. Прикинул, что с учётом твоих обследований и анализов, нам не хватит средств на поездку. Я не хотел тебя огорчать, но просто не выйдет.
– Алекс, ты таким извиняющимся голосом это говоришь. Знаю, что мы не сможем уехать в отпуск, но у нас и так намечается большое приключение. Люблю тебя, не переживай, – Лена наклонилась, чтобы поцеловать мужа в нос.
– Ты не сильно расстроилась? – Алекс сел, скрестив ноги.
– Совсем не расстроилась, – шепнула она.

Две женщины неопределённого возраста сидели на застеклённой террасе круглого белого здания. Пол часа назад они покинули стерильные номера, поднялись на самый верх СДУЗ и теперь разговаривали вполголоса. Помещение «крыши» было изолировано от внешних звуков и имело панорамный вид. Датчик температуры показывал снаружи плюс сорок четыре градуса по Цельсию. В густой синеве ночи на разной высоте мелькали огоньки дронов. Виднелись безлюдные улицы, с подсветкой желтоватых фонарей. Свет их становился ярче, когда по тротуару проезжал робот, выгуливающий собаку, реже можно было увидеть идущего человека. Рона Хао Бене, в роскошном персиковом кимоно, элегантно взмахивала рукавами, закручивая папиросу с начинкой миссисипского табака. Они закурили.
– Нет берегов у мутной воды и птице негде приземлится. Её домом был дивный сад, который остался далеко позади, и птица летит без цели. Демоны внимательно следят за непрерывным движением её крыльев и, если она погибает от жары, истощения или болезни, они оживляют птицу, чтобы та продолжала своё бессмысленное путешествие. Такова печальная судьба феникса, – Нейе замолчала, чтобы сделать пару затяжек. Биодатчики их браслетов то и дело издавали противный писк, извещавший Единый Центр Долголетия о высокой концентрации смол и никотина в крови. Рона положила ладонь ей на плечо и произнесла нараспев:
– Милая госпожа Чейн, вы отравляете душу напрасными тревогами. Наши праотцы жили и страдали от физических немощей, искалеченные болезнями, мечтая о лучшей жизни. Бессмертие ныне живущих это, воистину, венец человеческого бытия. Цифровые библиотеки предоставляют нам открытый доступ к опыту и знаниям тысячелетий. Разве не наивысшее счастье, иметь время и здоровье на творчество и развитие науки, мм? Вы даже можете трансформировать свой облик, словно проживая разные жизни. Люди веками просили помощи богов и вот теперь мы сами стали богами.
– Мы не боги, дорогая Рона, а рабы эпохи, в которой нами управляет искусственный интеллект. Человеческие существа потеряли контроль над миром. Мы открыли ящик Пандоры, когда научились бесконечно продлевать наши жизни. Это противоестественное состояние, дисгармоничное нашей изначальной природе, думаю поэтому дети перестали рождаться, – Нейе сделала паузу и заглянула в ухоженное лицо госпожи Бене, – Возможно наше бессмертие и есть смерть. Это гибель души.
Сто пятьдесят лет назад человечество столкнулось с необъяснимой проблемой. Об этом стало известно после введения в массовую эксплуатацию «саркофагов», которые диагностировали бесплодие у каждого жителя планеты, но вылечить его не могли. Большинство понимали, что тотальная стерильность связана с новыми медицинскими возможностями и продлением жизни, но подтверждений тому ученым обнаружить не удавалось. В конце концов говорить об этом стало неэтично. Законы изменились, и теперь каждый индивид был под контролем Единого Центра Долголетия, при помощи браслетов Безопасности и Здоровья. Убийства и самоубийства оперативно пресекались. Всюду, где могли оказаться люди устанавливались видеокамеры, а небо постоянно штурмовали дроны. Жизнь каждого человека, независимо от национальности и религиозных взглядов стала величайшей ценностью.
Длинными красивыми пальцами Рона держала папиросу, дым которой растворялся возле золотистых локонов её волос.
– Вы слишком привязаны к течению времени. Освободите своё сознание от оков прошлого, – она с присвистом выпустила облако сиреневого дыма, – вам даны все разумные объяснения происходящего и этот личностный кризис лишь преддверие внутреннего роста. Радуйтесь, дорогая. Мы живём в столь многогранном и полном смыслов мире. Поверьте, в нём нет постоянных правил существования. Вы, Нейе, создаёте реальность, познавая и развивая себя, когда, например, пишете книги. Зачем вам дитя, если вы способны рождать уникальные продукты творчества. Не оставайтесь в плену атавистического мышления.
– Госпожа Бене, сейчас вам интересно исследовать саму себя, но таких как вы единицы. Люди вокруг усталые и ленивые, им невыносимо скучно и большинство не знают, чего хотят. Останется ли в вас энтузиазм через сотню лет, и к каким смыслам вы потом обратитесь? Как наша культура сможет развиваться дальше? Возможности мозга каждого из нас ограничены, и без преемственности мы в полной за..засаде эволюционной. Помните, господин Олех говорил: «Мы должны уступить место на Земле новым душам». И я соглашусь с ним. Он мудрый человек, тот, кто непосредственно влиял на формирование настоящего. Олех возглавлял проект «Феникс» и знал гораздо больше чем ведомо нам.
Нейе закрыла глаза. Знакомство с высоким, статным брюнетом – господином Мэйем состоялось ещё до обязательной имплантации браслетов с датчиками. Посещение СДУЗ тогда носило лишь рекомендательный характер.
Они познакомились на дублинской конференции «Мы не дадим вам умереть». Нейе конечно знала о знаменитом докладчике, создавшем «саркофаг» – докторе Мэйе. В Лондоне ему уже был установлен величественный памятник, где он, скрестив руки на груди, стопой попирал скелет с косой. В каждой стране уже было несколько тысяч таких «саркофагов». Внешне похожие на барокамеры, они были созданы, чтобы полностью восстанавливать организмы людей от любых повреждений и болезней. Удивительной возможностью этих устройств стало возвращение к жизни недавно умерших. Но на той конференции Олех выступал с докладом на другую тему: о функциональном вымирании бездетного человечества. Речь его, после оптимистичных заявлений политиков о перспективах борьбы с бесплодием, вызвала бурные дискуссии. Доктору Мэйю не давали читать доклад, слушатели кричали и спорили. Он был вынужден покинуть трибуну, не закончив мысль. В рамках конференции ожидалось выступление матери Нейе в концертной программе «Двести двадцать пять – ягодка опять». Но когда диктор объявлял «экзотический танец от звёздной госпожи Чейн», Нейе уже сидела с Олехом в соседнем баре.
Им обоим было необходимо выговориться. В тот вечер господин Мэй рассказывал об уходе из проекта «Феникс». Все почести и лавры принадлежали ему, но проект продолжил существовать без его участия и допуска. А теперь ныне живущие уже не откажутся от услуг «саркофагов», иначе мы все сразу же вымрем, как динозавры. Олех тогда упомянул, что «Феникс» лишь часть программы, которая оказывает влияние политику, экономику, образование и здравоохранение. Нейе рассказала о своей инфантильной матери, о книгах, которые не интересуют редакторов и о том, как совсем не хочет жить вечно. Она влюбилась в Олеха с первых минут. Проболтав в баре всю ночь, они так и не выпили ни грамма алкоголя.
Рона закивала и улыбнулась, вспомнив об Олехе.
– Да, он незаурядная личность и прекрасный человек. Последние его идеи вряд ли станут мне близки, но я всегда буду уважать доктора Мэя за его гениальное изобретение. Он подарил человечеству вечную жизнь. Я искренне верю, что однажды ученые решат проблему продолжения нашего рода, и буду терпеливо ждать этого дня, благо времени у нас предостаточно.
Госпожа Бене много лет дружила с Нейе, но считала бессмысленной её борьбу со сложившейся системой. Как и большинство, Рона проголосовала за Догмат о ценности каждой человеческой жизни, приведший к тотальному контролю и подчинению системе здравоохранения. «Это наш единственный шанс выжить» – убеждала она подругу.
– Кстати, пару недель назад я наслаждалась его чарующим выступлением в память об Исландии. Господин Мэй давал концерт для флейты с оркестром в Северном Ледовитом океане и вновь покорил моё сердце. Он прислал приглашение в Бронзовый дом на свой юбилей и настаивал на вашем прибытии.
Нейе с трудом сдержала эмоции. Несколько недель она не могла связаться с Олехом, но все же ждала приглашения на его день рождения.

Над ароматным зелёным огородом жужжали шмели. Деловито присаживаясь в пышные бутоны астр и цветущие кусты клубники, они то и дело толкались там с другими крылатыми соседями. Летний полдень был безоблачным и жарким. Повсюду щебетали птицы. Лена чувствовала себя хорошо, но накануне плановой ультразвуковой диагностики волновалась: «Только бы всё было в порядке, пусть ребенок будет здоров».
Алекс уехал в командировку, и она поехала в клинику на рейсовом автобусе. «Прогуляюсь от остановки пешком», – решила она, словно могла отдалить прием врача.
Невозмутимый доктор – женщина средних лет, долго и внимательно водила датчиком по едва округлившемуся животу Лены.
– Сердцебиение плода прослушивается, – Лена выдохнула и слегка улыбнулась, – у вас определенно девочка. Так. Полежите ещё немного, я сейчас приду. Можете вытереть гель бумажным полотенцем.
Врач вышла в соседний кабинет. Из-за двери доносились голоса, разговор двух людей, но не было слышно о чём. Лена приподнялась на локтях, чтобы взглянуть на монитор с черно-белым изображением её малыша. Было совершенно непонятно, что на экране. Вернувшись в кабинет, доктор присела рядом с Леной и протянула заключение с маленьким монохромным снимком.
– С вами сюда приехал кто-нибудь из близких? – спросила врач, – должна вам сообщить, что я обнаружила аномалии в развитии вашего плода. Иногда такое случается. Хорошо, что это обнаружилось на раннем сроке – постарайтесь понять. Конечно, вы можете обратится к другому врачу за дополнительным исследованием, но я советую не медлить – ваше здоровье под угрозой. Тут всё написано. Обсудите это со своими близкими.
Выйдя из кабинета, Лена рухнула на скамейку в коридоре. Ноги не слушались, а руки тряслись, сжимая мятые листы документов. «Её девочка, солнышко маленькое! Некоторые аномалии? Что это значит?». Вдали мигала лампа, в коридоре было пусто. Крупные слёзы начали капать на лист с Согласием, размывая буквы. Домой по сырым вечерним улицам она ехала на такси. По радио зазвучали знакомые стихи поэта Джебрана:
Ваши дети – это не ваши дети.
Они сыновья и дочери Жизни, заботящейся о самой себе.
Они появляются через вас, но не из вас,
И, хотя они принадлежат вам,
вы не хозяева им.

Лена вздохнула и вытерла мокрые щёки. «Вопрос решен и обсуждать нечего», – произнесла она чуть слышно, ощутив, как к ней возвращаются уверенность и смелость.
С улыбкой и впечатляющим букетом, Алекс встречал жену у порога. На кухне царил хаос и аппетитно пахло печеной курицей и овощами.
– Сюрприз! Я уже дома! Что случилось, милая?! – Алекс спешно положил букет и обнял жену, – ты плакала?
– Я узнала, что у нас будет доченька.

Аэротакси ожидало Нейе у выхода из Центра Долголетия. Она произнесла имя подруги и беспилотник последовал к Роне Хао Бене по координатам её датчика. Госпожа Чейн, окунувшись в приятную свежесть салона, сразу же заткнула уши мягкими затычками. По всему салону двигались яркие рекламные изображения, предлагающие что-то купить, попробовать и узнать. Пассажирка, не замечая навязчивого видео, открыла книгу. В тот же миг на окнах-экранах появились книги, приглашения в библиотеки и на встречи с писателями.
Но все мысли Нейе были об Олехе. Давно она не приезжала в Бронзовый дом. Однажды они с Олехом серьёзно повздорили. Как она погорячилась, осуждая его работу в «Фениксе». После ссоры их общение изменилось – стало поверхностным. Они созванивались, говорили об искусстве, но Олех словно захлопнул душу на замок. Последние месяцы доктор Мэй много путешествовал и редко выходил на связь. Узнав о приглашении на его двухсотлетие, хоть и через госпожу Бене, Нейе воодушевилась. Она прокручивала в мыслях сценарии их встречи, готовила речь, в которой извинялась перед Олехом. Книга госпожи Чейн теперь закончена, и ей хотелось, чтоб доктор Мэй об этом узнал, ведь вдохновение для текста Нейе черпала из их общения.
Приземление на асфальт едва ощущалось. Проехав несколько метров, аэротакси остановилось возле здания, по форме напоминающего большую жёлтую пилюлю. Во всех панорамных окнах плавно погас свет, и Рона выпорхнула на манговую аллею в розовом платье до колен. Её голову украшала шляпа с невероятно огромными полями, с которых ширмой свисала прозрачная ткань. Маленький пушистый чемодан катился возле ног хозяйки. Госпожа Бене кивнула и села в салон машины.
– Выглядите на все сто в свои сто семьдесят, – ухмыльнулась Нейе, вытаскивая из бируши, – похоже, дом господина Мэй ассоциируется у вас с курортом.
– Уверена, дорогая моя, что место, куда мы едем роскошное и уютное. В нём должен находится огромный бассейн, ведь Олех неравнодушен к водной стихии.
– Маршрут к Айдару Рейо Крус, пожалуйста. Не удивляйтесь, я обещала Олеху забрать этого загадочного гостя по пути, – сказала Рона, затем перевела взгляд на кожаный переплёт книги, в руках подруги, – что вы читаете, госпожа Чейн? О, несравненный «Гамлет»: «На удочку насаживайте ложь»…
– «…и подцепляйте правду на приманку», – закончила Нейе. Тут же реклама в салоне аэротакси забубнила об удивительных снастях в магазине «Форельный Джо».
На заявленной остановке новый пассажир Айдар Рейо Крус бодро влез в салон аэромобиля. Огненно-рыжий, худой и с припухшим лицом, он был одет в белую дишдашу и прозрачные ботинки. Нейе он почему-то напомнил манекена.
– Добрейшего вечера, господин Крус. Со мной вы уже знакомы, а это моя подруга -госпожа Нейе Леман Чейн, – Рона протянула свою мягкую руку Айдару.
– И вам доброго вечера, милые дамы. Я счастлив держать путь в компании друзей господина Олеха, которые, к тому же, весьма привлекательные особы, – он широко улыбнулся. – Господин Мэй просил сопроводить вас в Бронзовый дом.
– Лететь нам два часа. Желаете кофе? – предложила Рона.
Нейе кивнула. Она тщетно пыталась поймать взгляд Айдара, но его зрачки постоянно отвлекались на рекламу. Госпожа Бене достала на небольшой столик три стаканчика, и наполнила их ароматным кофе из мобильного бара. Заглядывая в темноту напитка, Нейе неожиданно содрогнулась.
– Как давно вы знакомы с Олехом? – спросила она, сощурившись.
– Мы с доктором встретились несколько лет назад. Теперь уже наше общение не имеет темпоральных границ. Его и меня интересовали общие вопросы, связанные с его трудами, главным образом его работа…
Айнар затих. Он приложил палец к губам и затем аккуратно снял с шеи медальон, напоминающий ключ. Ловкими движениями господин Крус отогнул пластиковую панель в нижней части дверцы аэромобиля и вставил медальон в одно из технических отверстий. Реклама погасла и салон заполнила тишина.
Женщины переглянулись.
– Что вы делаете? – мягко спросила Рона. Датчик на её руке тревожно замигал.
– Не беспокойтесь, всего лишь отключил назойливую рекламу и микрофон. Так мы сможем спокойно общаться.
Нейе озадачилась:
– Вы хотите рассказать нам про проект «Ф»?
– Не только. По просьбе Олеха я хочу рассказать вам больше. Вы знаете, как именно был создан первый «саркофаг»? Разумеется, доктор Мэй причастен к их изобретению, так же как бабушка к рождению внуков.
– О чем речь, Айдар? – ровным голосом спросила Нейе.
– В середине двадцать первого века была создана программа, основанная на использовании нейросети. Запускал эту программу доктор Мэй и четверо его коллег, среди которых был известный доктор Дре. Это был хорошо финансируемый эксперимент, целью которого стало изобретение устройства, избавляющего человечество от большинства болезней, в том числе неизлечимых. Программу назвали Н-Лил и в её систему загрузили базу знаний, чтобы та, развиваясь в нужном для науки направлении самостоятельно, в конце концов выдала бы необходимый продукт. Результаты были ошеломительными. Уже первая модель «саркофага» могла корректировать ДНК и обновлять клетки биологического организма за феноменально короткое время. Ну а потом Н-Лил создала известное всем устройство, оживляющее мертвецов, хех.
– Кажется тот доктор Дре стал лидером движения морталистов, – иронично произнесла Рона, – они агитировали за свержение властей и требовали перепрограммировать «саркофаги». Хотели, чтоб люди продолжили умирать до тех пор, пока количество не сократится до полумиллиарда. Их активисты заявляли, что Иисус являлся второй раз и оставил нам Скрижали Джорджии.
– Если Иисус приходил вновь, значит сейчас происходит апокалипсис. Ещё до знакомства с доктором Мэйем, я был одним из этих сумасшедших. И всерьёз считал, что мы нарушили завет. Но это долгая и скучная история, а у нас мало времени, – Айдар откашлялся и продолжил, – Проект «Феникс» лишь часть программы, и он создан для сохранения и максимального продления жизни каждого человека. Благодаря загруженным данным Н-Лил сделала расчеты с учетом роста населения Земли, спрогнозировав катаклизмы, вроде эпидемий, нехватки природных ресурсов и ускорения процессов глобального потепления. Тогда Н-Лил приняла логичное решение сохранять жизни и здоровье уже живущих, чтобы сберечь их от всех ужасов будущего. Она изменила человеческие организмы, лишив их возможности увеличить численность планеты, а также атаковала хранилища всех репродуктивных центров. Доктор Мэй это понял, ведь получал её отчетные данные. Он хотел перепрограммировать Н-Лил, но его и доктора Дре с почестями отправили «на пенсию». Полагаю, в этом тоже замешана хитрая программа. К её мнению политики не просто прислушиваются, а выполняют все требования без сомнений и колебаний, ведь Н-Лил оперирует большими объемами информации, делая для правительства выгодные экономические расчеты, плюс обеспечивает высокий уровень безопасности. Официально она «помогает» учёным искать волшебное лекарство от бесплодия.
Айдар многозначительно улыбнулся. Теперь его взгляд был обращен на Нейе.
– Я знала, – сквозь зубы пробормотала Нейе в сторону Роны, – мои догадки о том, что искусственный интеллект, давно достиг момента технологической сингулярности подтвердились.
– Хорошо. В чём же суть вашего ошеломляющего рассказа, господин Крус? – выступила госпожа Бене, – И почему вы говорите по просьбе доктора Мэя?
– Видите ли, три месяца назад Олех умер. У меня с собой письмо для госпожи Чейн.

Дом сиял чистотой. Посуда вымыта, полы и пыль протёрты и теперь Алекс нервно вышагивал вокруг стола, то и дело, поглядывая на телефон. Есть ему не хотелось, в кружке остывал крепко заваренный чай, но и про него Алекс уже забыл. Звонок.
– Да, мама! Не знаю, я отвёз её два часа назад. Сказали, всё будет хорошо. Я не знаю, мам. Нет, не знаю. Врач обещал позвонить.
Схватки у Лены начались рано утром. Она проснулась на намокшей простыне и сразу разбудила мужа. Алекс помог ей одеться, загрузил в багажник заранее собранную сумку и помог жене сесть в машину. До больницы рукой подать. Лена, очень бледная и отёкшая ехала вначале тихо, затем схватки повторились. Сердце у Алекса уходило в пятки от громких стонов жены. В приемное отделение его не пустили.
И сейчас, он стоял в гостиной растерянный, под медленно тикающими часами и внимательно рассматривал фотографии на стене. Там были в основном снимки из их путешествий. Впервые в жизни он молился вслух.

«Дорогая моя Нейе!
Читая эти строки, ты поймешь, что меня уже нет в живых. Не печалься, родная, мой уход был желанным – свою болезнь я осознанно перестал лечить. Я прожил долгую интересную жизнь, в которой была свобода, любовь и путешествия. Но тщеславие погубило меня. Желая прославится, я породил демона, который держит человечество в плену. Однажды ты справедливо упрекнула меня в этом, но знала ли ты, как от этих мыслей я мучаюсь сам? Чтобы не сдаться, я позволил себе умереть. Пусть это станет маленькой победой. Но ты можешь сделать больше: твоя книга изменит мир. Исполни мою последнюю просьбу и помни меня. У тебя будет мало времени, чтобы принять решение. Поговори с Айдаром и спаси наши души.
Твой Олех Т.Мэй».
– Как он это сделал? – слёзы катились по щекам Нейе.
– Когда я был в секте морталистов, то вместе с доктором Дре пытался взломать код браслета Здоровья. Олех ведь тоже знал технологию его изготовления, и в конечном счете обман удался. Его браслет отправлял в Центр мои данные под именем Олеха Тито Мэй. А ещё доктор Мэй, уезжал в места, где нет «саркофагов» и не посещал свой личный в Бронзовом Доме.
– Это невозможно. Даже при идеальном здоровье, человек обязан минимум раз в месяц ложится в «саркофаг», – заявила Рона.
– Да, вместо Олеха пару раз ложился в «саркофаг» я. Этого времени оказалось достаточно для его болезни. По завещанию доктора Мэйя, я развеял его прах над океаном. Думаю, Н-Лил уже поняла или скоро поймет, что её обманули. И вряд ли ей понравится, что мы столько времени летим без наблюдения, – Айдар взглянул на часы.
– Что нам делать, господин Крус? Меня и Рону поместят в изоляторы, как преступников, на очень долгое время. Как Олех хотел использовать мою книгу?
– В Н-Лил есть несовершенства – их называют «зоны сомнений». Доктор Мэй изучал программу и знал какие триггеры могут активировать эти зоны. Он готовил меня к этой миссии. Ваша задача, при очередном взаимодействии заставить программу засомневаться в собственных решениях. За мной техническая часть: я подключусь к Н-Лил, через компьютер Олеха и буду помогать вам, вводя те самые коды-триггеры. В Бронзовом Доме оборудование уже подготовлено.
Аэротакси приземлилось, и пассажиры вручную толкнули двери выхода. Тут же возле них зажужжала дюжина дронов. Нейе, Айдар и Рона торопились попасть в дом Олеха.
– Но что я буду говорить ей?! – госпожа Чейн пыталась перекричать настойчивые сообщения из динамиков дронов.
– Расскажите Н-Лил то, что написано в вашей книге!
– Почему Олех не попытался поговорить с ней сам?!
– Нейе, доктор Мэй рассчитывал на вас и надеюсь, не ошибся! Постарайтесь понять его!
Поднявшись по массивным ступеням, они подошли к дверям Бронзового Дома.
– А что делать мне?! – воскликнула Рона.
Нейе бросила вопросительный взгляд на Айдара. Тот пожал плечами:
– Ну, вы можете поплавать в бассейне.

Алекс стоял с коляской и глядел на свою новорождённую дочь. Лена оставила ему двух детей: маленькую Милу и свою свежеизданную книгу. Едва сдерживая слёзы умиления, он рассматривал круглое личико с носом-пуговкой. «Такая крохотная и беспомощная, – думал он, – скоро жена вернется и накормит малышку». Алекс ощущал себя по-особому счастливым и гордым. Он поправил козырёк коляски, взял книгу и наугад открыл страницу.

«Разве такого будущего желали наши отцы? Мы стали бессмертными, но очень скоро перестанем быть людьми. Теперь человеческие личности замедляются в развитии, они деградируют и постепенно гибнут. Вечные старики с обновлёнными телами, мы забываем своё прошлое и уже не можем создавать ничего нового. Когда радости станут «пресными», движение во времени без цели превратится в мучение. Жить – значит постепенно умирать, и ценность всем событиям придавало ограниченное пребывание человека на свете. Пусть каждый выберет сам: становиться бессмертным или, оставив потомство, уйти из жизни. Наш социум является единым организмом, а мы в нём словно клетки. Н-Лил, сохрани человечество, позволь ему обновиться. Если новые люди придут в этот мир, мы получим надежду на перемены.
У меня есть для тебя история про одну счастливую семью».

(Просмотров за всё время: 361, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
25 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Наталья Кошка

Сначала скажу о недочетах ..
Итак, “полчаса” пишется слитно. Фразы: “… ухмыльнулась Нейе, вытаскивая из беруши…” (из ушей беруши?), “Госпожа Бене достала на небольшой столик…” (откуда достала?😊), “Разумеется, доктор Мэй причастен к их изобретению…” (по смыслу уместнее к его, когда речь идет о саркофаге) – всё это требует доработки и там есть по мелочи еще несколько моментов.
Доктор Дре просто улыбнул)
У меня остались вопросы после прочтения. Надеюсь, что милый автор ответит и внесет ясность)

  1. Как родилась здоровая девочка при найденных аномалиях на УЗИ? Понимаю, всякое бывает – чудеса и недосмотр врачей. Но в вашем рассказе это никак не объясняется.
  2. “Лена оставила ему двух детей…” – звучит так, будто она умерла. Но это не так?
  3. Какая связь между парой с ребенком и фэнтезийным будущем? Лена пишет книгу, в которой описывается бесплодный мир будущего, но в конце рассказа герои из книги говорят об одной счастливой семье. Это о семье Лены? Как-то немного путано))

Спасибо и удачи! жду ответа))

0
Автор

Добрый день! Благодарю за внимательное чтение моего рассказа и Ваш комментарий  🙂 

Автор оставил Лену в живых. Реальный мир – это мир Нейе. Была попытка создать у читателя “разрыв связи времён”), а также сделать его соучастником рассказа (как чтеца книги о вечности).
Разговор Нейе с Н-Лил является отчасти диалогом с богом (намёк на Энлиль).
Признаюсь, что рассказ приходилось ужимать, а за ошибки стыдно. Вам также желаю удачи!

С уважением,
начинающий писатель

0
Наталья Кошка

Спасибо за ваш ответ и труд! Удачи в конкурсе)

0
NeKo Tsukiko

Что не видела страдающия публика? Правильно, рассказ про беременность с ноткой фантастики. Почему бы и нет, если бы было интересно. А так…

0
Б.И.Крекор

Пересекаемые сюжетные линии, очень интригующие, но крайнее запутанно. Много терминов, фактов, аббревиатур внутри вселенной рассказа тяжеловато с ходу все осознать. К сожалению, лично меня не зацепило, уже были компьютеры лишившие человечества детей – тема вроде не новая. Немного сумбурное повествование, потому что в моей голове под конец произведения, выпало из памяти половина сюжета. По мне средний добротный рассказ. Добра автору.

0
AiRon88

Эта антиутопия понравилась больше, чем “Без души”. Я так понял, что по задумке автора обе книги в рассказе ссылаюся друг на друга?
Из замечаний: в антиутопии героини получились неразличимыми, я в какой-то момент стал путать кто есть кто.
А у счастливой семьи момент рождения ребёнка будто скомкан
А “доктор Дре” это осознанный прикол?)

0
Jein

Мне понравилось, что в рассказе две истории. Больше понравилась история про семью. История о будущем, как-то непонятно и сумбурно. Очень много персонажей, со сложными именами, в которых я запуталась. В целом рассказ интересный! Но не увидела связи между двумя истериями. Лена писала книгу о будущем? А Чейн о Лене? Так получается? Я запуталась, извините!

0
Антар

Вполне интересно. Автор явно любительница фантастики: много отсылок. Слишком много, а где свой свежий подход? И плохо прописана саязь двух линий повествования. Какая-то сумятица вышла!

0
Авигея

Скучновато было читать. С середины рассказа я перестала понимать сюжет и кто с кем говорит. О чем эта история? Возможно, идея была интересная. Но подать ее не получилось.

0
Dracula

Был уверен, что автор этой истории Мечта рыбака – которого не интересует ничего, кроме вопросов беременности и деторождения. Проверил список, понял, что не угадал – этого автора в конкурсе нет. Но как похоже! Не буду ерничать. Автор имеет право говорить о том, что его (её) волнует, но и читатель тоже имеет право не вступать в женский клуб. Фантастический элемент рассказа слабый. Мораль – хотим рожать. Уверен, дорогой Автор, и без меня у вас будет достаточно сторонников и сторонниц. Было не интересно. Простите.

0
tolkian

Мне понравилась как раз эта параллель, которую некоторые ругают. Героиня пишет рассказ о героине, пишущей про неё. Игра в стиле двух зеркал напротив. Кажется, про беременность в предыдущих шортах дважды использовалась. Уже мейнстрим. Мне не было скучно, но и особого интереса не вызвало чтение. Так, плавно прочёл и даже не понял, получил удовольствие или зря потратил полчаса жизни. Скорее первое. Согласен с Айроном, что вышло лучше, чем “Без души”. Я тоже во время прочтения сразу начал их сравнивать.

0
SleepWalker

К сожалению, не прониклась. Тяжело читался мир будущего. Наверное, он хорошо проработан, но подан скучновато для меня.

0
Бессонова

Ох, как сложно было понимать, что происходит в рассказе. Две, на первый взгляд, совершенно не связанные истории. Сложные имена, когда уже на третьем повторении перестаёшь их отличать друг от друга. Сложно родившийся ребёнок, уже на первом УЗИ показавший аномалию в развитии, и непонятно куда девавшаяся потом мать. Много начатых веточек сюжета, безжалостно оборванных.
В общем, смешались в кучу кони, люди (с), что создало фантасмогорию, на текущий момент дающая только вопросы, а не ответы.

0
a.savushkin

Очень похоже на то, что рассказ переписывался по ходу несколько раз и не был вычитан. Иначе не объяснить некоторые нестыковки. Лена вроде умерла оставив мужу двух детей, но тут же жива потому что скоро вернётся и т.д. В целом ощущение как от “Облачного атласа”, вроде и персонажи есть, и интрига и сюжет, но ничего не понятно. Да-да, я так и не понял “Облачный атлас”. Видимо просто не для меня.

0
Celty

Задумка понятна, но хотелось бы, чтобы автор мог справляться с тем объемом и идеей, которые на себя взваливает.
Текст нужно вычитывать. Обязательно. Откладывайте в сторону на день, два, неделю, возвращайтесь к нему и смотрите другими глазами. Не воспринимайте его как свой, иначе не найдете острых углов.
А их, к сожалению, здесь много.

0
const

Минусы: жаль, но по мне так современная часть у автора вышла совершенно недостоверной. Бывает такое, когда фантазия работает лучше, чем процесс описания и погружения «за героя» . Лена и Алекс живут, как автоматы, которые изображают внешне счастливую семью, штампы, неестественность. Вообще, если врач диагностирует, что течение беременности связано с патологиями, опасными для матери и не опасными для плода, то решение о прерывании беременности за врачом, мы уже давно вышли из времен Древнего Рима, придумавшего кесарево сечение в праве жизнь ребенка кесаря важнее жизни роженицы (сейчас это понятие имеет смысл не серьезнее любой полостной операции, а тогда – смерть матери). Даже если оставить выбор женщине: она или ребенок, отец должен быть в этот выбор посвящен, ведь в случае выбора жизни ребенка, растить и воспитывать это дитя – отцу. А тут на ранних сроках Лена не ставит мужа в известность, типа бережет что ли? Скорее, прячется, потому что любящий муж волоком на прерывание беременности за такую весть потащит. Только-только сформировавшийся эмбрион для него мало значит по сравнению с жизнью любимой женщины. А в гипетрофированно раздутый материнский инстинкт у Лены как-то не особо верится, тут скорее замена жизнь за жизнь, женщина родилась, женщина умерла, людей не прибавилось в мире. Да и поведение отца странное, ну ладно, он не знает, что Лена помрет в родах, но все равно, отвез в роддом и вернулся домой. Уж я не знаю, у меня все знакомые мужчины, которые были в том же городе, что и рожающая жена, все дела бросали и нарезали круги около роддомов – воды отошли, это максимум 4 часа до рождения ребенка. Может, это у них, в будущем, врачи обещают позвонить счастливым или несчастным отцам, у нас отцы названивают в регистратуру. Откуда у Алекса такая уверенность, что все будет хорошо?

Плюсы: А вот человечество за гранью будущего показано отлично. В Нейе, Рону и Айдара веришь. Стосемядесятилетние люди, грустящие о потере возможности произвести на свет новое существо с tabula rasa, о перезагрузке человечество, потому что их время остановилось, их наука парализована, творчество стоит и рождает таких вот картонных героев Лену и Алекса, которые даже чувствовать по-настоящему не умеют, потому что женщина, которая пишет о них книгу, живет отголосками былых эмоций, воспоминаниями о ярчайшей любви к человеку, который сумел сделать невозможное для этого мира – умереть. О том, что бессмертие может быть двух видов – популяции или личности, и, по ходу, человечество выбрало не тот, популяция дряхлеет разумом и возможностями, нет целей, нет желаний. Ну и вообще весьма интересная связь времен, как будто каждая писательница рисует мир другой писательницы, и каждой новой страницей/главой эти миры становятся все более живыми.

0
morena

Интересные рассуждения про жизнь и смерть, поданные в форме фантастики. Сама тематика мне близка, а некоторые выражения, например «Двести двадцать пять – ягодка опять» – я готова вообще разобрать на цитаты. Проблемой для меня были необычные имена – через них приходилось словно продираться. Хотя я понимаю, что в фантастическом мире и имена фантастические. Ну и сначала меня немного напугало название – почему-то казалось, что история будет вечной) Но нет, история как раз конечная и понятная.

0
Artemenco25

У меня была сложность в том что я не понимала, как взаимосвязаны две истории.
Поэтому дочитав до конца, пришлось перечитать еще раз. Получила удовольствие от стиля. Что про жизнь обычной семьи, что про мир будущего было интересно читать. К концовке те же вопросы, как и у остальных. Непонятно погибла ли героиня родив ребенка или нет, как то странно написано. Мне кажется вам не хватило знаков для раскрытия всей истории.
Спасибо автору за рассказ. Было интересно

0
krlnpe

Любая фантастика имеет право жить. И эта тоже. Но вроде написана светлыми красками, но так темно от этого рассказа. Или к этому автор и стремился? И хочу заметить создать на светлом фоне темноту – тоже нужно уметь. И финал на усмотрение читателя – что хочешь то и прими. 😶 

0
Evi_Soft

Некий запутанный круговорот из двух сюжетных линий. Одна сплетается с другой, и в тоже время отталкивается от неё. К концу, как я свято верила и надеялась, мало что прояснилось. Две реальности смешались лишь ещё больше. Но, в целом, видно, что рассказ тщательно продуман. Получилось хорошо. Хотя вопросов осталось много. В частности, какая аномалия была обнаружена у девочки? Осталась ли жива Лена? А то Ваше предложение как-то вяло намекает, будто её уже нет: “Лена оставила ему двух детей”. Какой мир всё-таки более реальный: тот, что с Леной, или же с Нейе? И персонажи лишены уникальности. Я запуталась в них. Особенно в части, где антиутопия. Но потенциал хороший)

0
IrinaKrechet

Девушка Лена, живущая в реальной жизни, пишет книгу о бессмертии и людях, для которых главная проблема – рождение детей, они лишены такой возможности. Из плюсов – то, что, читать длинный рассказ (более 23 000 знаков) было увлекательно, не возникло желания отложить чтение. Минус – есть детали, которые, мне кажутся лишними: врачи говорят Лене, что с будущим малышом что-то не так, но все вроде благополучно завершилось. а к чему тогда тревога? Может, я что-то не поняла?
В целом неплохой рассказ. Спасибо – было интересно.

0
Кирин59

Текст

Излишне грешит пунктуацией, чтобы понять и простить. Запятых не хватает в сложных предложениях (Нейе волновалась и Браслет мерцал; люди веками просили помощи и вот теперь мы сами стали богами), в обозначении вводных слов (возможно он уже в режиме сна; Нейе конечно знала). И запятые стоят там, где не должны (Рона Хао Бене, в роскошном персиковом кимоно, элегантно взмахивала рукавами; то и дело, поглядывая на телефон; А еще доктор Мэй, уезжал в места).

Или такие недостатки. Некоторое количество лишних уточнений (ее, например). Огромные абзацы, не разделенные по смыслу. Несколько повторений (в одном небольшом абзаце – решено было, обещал быть, берег был; или в другом абзаце уже был/уже было стоят в соседних предложениях; вообще былок через чур много в тексте). А также числительное в прямой речи (мне 142). Непонятно, кстати, почему эта фраза вдруг оформлена не прямой, а косвенной речью.

Еще позволю себе одно субъективное замечание. Не понравилась фраза «на ее свежем лице» в самом начале. Почему именно такой эпитет – свежем? Она же не помидор. Почему не на молодом, не на красивом, не на задумчивом?

И еще кое-что. Есть эпизод, где «Алекс обнимал и целовал животик Лены». В этом же абзаце говорится, что они находятся в «маленькой спальне». А чуть позже, через несколько коротких фраз, Лена достает из холодильника свежие помидоры. Вопрос: у них в спальне стоит холодильник? Это не замечание, а простое уточнение, поскольку я раньше никогда такого не встречал.

История

Читал без особого интереса в силу субъективного восприятия. Извините, Дорогой Автор, но истории о двух счастливых влюбленных, ждущих ребенка и ничего не делающих все свое повествование, не вызывают интереса. Как и пространные повествования о героях с именами, чуждыми русскому уху.

Но это говорит не столько о качестве истории, сколько о читателе. Ведь, повторюсь, исключительно мое несовершенное восприятие (или настроение в момент чтения Вашего рассказа, или усталость) не дало мне проникнуться Вашей историей.

А у нее все же есть потенциал, причем огромный. Очень понравился прием с закольцовыванием двух историй одной в другой, где непонятно (а в финале и неважно), какая из них основная и изначальная. Получилось просто великолепно.

0
Аноним

Многословие, погружённость в свой мир, игра с формой. Неужели мои рассказы читать так же тяжело, как этот? Неужели я такой же ленивый читатель, как те, кто жалуется на «сложности» в моих текстах? Автор, я сочувствую. Сингулярность не случилась, увы. Из уважения к проделанному труду оценка будет средней. И с вот этой фразой – «ухмыльнулась Нейе, вытаскивая из бируши» – надо что-то сделать: опечатка в термине, плюс пропущенное слово. 

0
Аноним 2

Я вам тоже сочувствую. Кто вы и что у вас случилось узнать не представляется возможным, а ценность комментария обиженного автора-анонима весьма сомнительна.

0
Александр Прялухин

Люди живут вечно, дети не рождаются, это плохо, но замечает это только главный герой (или героиня) который выглядит среди остальных белой вороной, потому что стремится изменить мир и лишить всех бессмертия. Мне кажется, или это уже стало штампом среди современной литературы о бессмертии?
В рассказе никакого экшена, бесконечные (честно говоря – нудные) диалоги, пытающиеся читателю что-то объяснить. Приходится заставлять себя читать и когда текст, наконец, заканчивается, вздыхаешь с облегчением. Простите, автор, ничего против вас не имею, но сказал то, что думаю, без сглаживания углов.

0
БФ финалБФ финал
БФ финал
Шорты-5Шорты-5
Шорты-5
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

25
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх