Рассказ №8 Памяти Франца Фердинанда

Количество знаков : 16 279

Виктор Колвин лежал в одиночной шумоизолированной палате весь опутанный трубками капельниц и проводами. В палате царил полумрак. Окна плотно закрыты, жалюзи на них опущены. Кондиционер выключен. Умывальник в углу палаты с краном-смесителем тщательно зардапирован толстым одеялом.
На это были причины.
Любое движение воздуха, проблеск солнечного зайчика, а, тем более, вид и звук воды, хотя бы в виде падающей с хромированного носика водопроводного крана капли, заставляли тело Колвина содрогаться в жутких конвульсиях судорожного припадка, а сквозь донельзя стиснутые челюсти, сквозь межзубные промежутки гнало обильной слюнной пеной. Благо, что слюноотсос справлялся.
По этой же причине трубки капельниц были обмотаны пластырем, чтоб в них не было видно движения жидкостей, а емкости, от которых они отходили, были расположены вне поля зрения Колвина.
По рукам, ногам и по груди он был привязан к больничной койке широкими, брезентовыми ремнями, исключавшими возможность вскочить с неё или хотя бы привстать.
Врач и медсёстры приходили редко, лишь для того, чтобы поменять ёмкости капельниц или произвести очередную инъекцию. Они двигались безмолвно и, по мере возможности, стараясь вообще не производить какого-либо шума, но, всё равно, Колвина чудовищно бесили визиты этих живых манекенов, облачённых в зелёные глухие комбинезоны с затенёнными стёклами очков. Их вид действовал на него, как красная тряпка на быка, и он, несмотря на сотрясавшие всё тело судороги и конвульсии, тут же набросился бы, чтобы растерзать и искусать в кровь, не будь надёжно зафиксирован ремнями.
Потом его отпускало – начинали действовать вновь введённые в его организм седативные и противосудорожные препараты.
Мысли путались. Воздуха, сколько бы он не старался в себя вдохнуть, несмотря на чистый кислород, поступающий в маску, всё равно не хватало.
Его не лечили – всего лишь пытались облегчить его исход, снизить интенсивность посмертных мук до минимума. От бешенства в активной фазе ещё никому вылечиться не удавалось.
Кто же знал, что судьба преподнесёт ему такой финт.
У него были и первоклассные служба и система охраны, и отличные врачи, и адвокаты на службе, но фатум не обманешь.
«И примёшь ты смерть от коня своего…» Совсем как в поэме. Только в его случае это оказался не конь, а кот. Совсем маленько не дотянул до Вещего Олега, а ведь замахивался на масштабы побольше, чем просто «отмстить» «неразумным хазарам», и не только им, за всё, что они натворили с его Родиной. Все козыри были у него на руках, включая и те, что в рукаве. Даже его имя с фамилией Виктор Колвин переиначили, из-за английского созвучия, Победитель Зови Побеждать.
За что?!..
Как глупо принять смерть от кота своего.
В кои-то веки решил отдохнуть от всей этой политической кутерьмы. День-другой, как думалось, погоды не сделают и приговорённым в расход дадут лишь отсрочку, но не спасение. Все их ставки биты, песенки спеты, игры проиграны. Впереди ожидалось триумфальное шествие.
И тут бенгалец…
Тамерлан, его любимый кот бенгальской породы, выцепил, как потом выяснилось, в каком-то глухом уголке виллы мышь, поражённую вирусом бешенства, и прежде, чем он успел задавить её, пропустил несколько укусов мерзкого грызуна.
Он, Колвин, тоже оказался хорош! Не обратил внимания ни на странное поведение кота, ни на какую-то непонятную «взъерошенность», когда заграбастал усатого в охапку, чтобы потереться носом о нос.
Потёрся…
Эта тварюга прокусила ему губу насквозь и оставила глубокие царапины на шее, когда вырывалась из рук.
Думал, всё обойдётся перекисью водорода и пластырем.
Не обошлось…
Первые признаки заболевания нагрянули уже спустя неделю. Инъекции антирабиевой сыворотки не помогли. Итог – палата-хоспис.
Судьба сбила его на взлёте. Случайная нелепость.
Пока его ещё не перевели на седативы, ему сообщили, что кота усыпили. Слабое утешение… Лучше бы его… Не пришлось бы принимать такие муки… Он бы добился легализации эвтаназии и дал разрешение гражданам приобретать нарезное оружие, вплоть до автоматического, при соблюдении определённых условий, конечно, и учёта личности потерпевшего в уголовном судебном процессе. Он бы…
Сослагательное наклонение…
А ведь так всё отлично складывалось. Ещё немного – и он у власти с браздами правления в руках. Ему уже никто не мог противостоять.
«Когда никто уже не мог противостоять»… Откуда это? Кажется, как он помнит, из книги Владимира Кузьмищева «Царство сынов Солнца». Там так называется последняя глава, описывающая в общих чертах, как Инка Атауальпа, в результате кровопролитной гражданской войны отбивший имперский трон и льяуту у сводного брата по отцу Уаскара вовсю праздновал победу и расправлялся со сторонниками незадачливого соперника. Никто не мог ему противостоять… И тут появились испанцы! Атауальпа вдруг стал, после событий в Кахамарке, их пленником и, в конце концов, отдал богу душу, удавленный гарротой, несмотря на всё золото баснословного выкупа, который сам же и предложил испанцам за себя самого.
Вот и у него случились свои «испанцы», от которых также не откупиться.
Весь мир, считай, был у него в кармане, но не учёл он, что есть и другой мир, который прорвёт любой карман…
Мысли путались.
«Я мыслю, следовательно, существую», – утверждал Рене Декарт.
«Но если же я мыслю путано, – подумал Колвин, – следовательно, и существование моё спуталось… Скорее бы конец…»
Он широко зевнул, чтобы захватить больше кислорода, идущего в маску, укреплённую у него на лице вместе со слюноотводом. Всё равно не хватило.

Тут его тело забилось в судорогах из-за движения воздуха, созданного смутно различимым человеком, внезапно вышедшим прямо из стены перед ним.
– Извините, – тихо сказал человек, и в руке у него появилось нечто похожее на шприц.
Человек вышел из поля зрения Колвина и тот почувствовал укол в плечо. Он предположил, что сейчас его окатит новая волна тряского припадка, но вместо этого ощутил волну разливающегося по телу спокойствия и умиротворения. Вдруг стало легко дышать, воздух начал полностью насыщать лёгкие, и даже показалось, что наступило внезапное, чудесное исцеление.
– У нас эту болезнь в активной фазе тоже не умеют лечить, – развеял призрак оптимизма незнакомец. – Но наши седативные препараты на порядок эффективнее и рисуют мозгу картину здорового организма. Цинично, конечно, но позволяет избежать предсмертных мучений.
Человек вошёл в зону видимости пристёгнутого к койке больного. Черты лица незнакомца всё так же оставались размытыми, сколько бы Колвин не пытался их разглядеть.
– Не тратьте сил понапрасну, на мне вуаль, – сказал вдруг незнакомец, словно уловив желание Колвина. – Сохраняю, так сказать, инкогнито.
– Кто ты такой? – прошептал Колвин.
Слова давались ему с трудом.
– О, не надо разговаривать, – уверил незнакомец, – я снабжён телепат-приёмником. Просто думайте, и я всё услышу. Я понимаю, как вам трудно говорить в вашем состоянии. Вы хотели знать, кто я? Извольте. Я представитель цивилизации, существующей параллельно вашей. Вашего аналога, так сказать.
«What’s the fuck?!» – только и подумал Колвин.
– Простите, – опешил незнакомец, – это английский? Я не понимаю. У нас этот язык не приобрёл такого широкого распространения, как у вас.
«Что за чёрт?!» – дал вольный перевод Колвин.
– Нет, я не чёрт. Хотя для вас персонально… Я всё объясню. Короче, цель моего визита – покаяться перед вами за мною совершённое и принести вам утешение и заверение, что ваша жертва не напрасна.
« Какое ещё покаяться?.. Какое ещё утешение?..»
– Дело в том, что инфицированная мышь в вашем особняке – дело моих рук. И случилось то, что случилось. Это было моё задание – устранить вас.
«Ах, ты?!..»
– Поймите, – перебил Колвина незнакомец, кладя прохладную руку на его горячий лоб, и того словно прошибло электрическим разрядом, заставившим челюсти сжаться чуть не до зубовного хруста, – по другому не получалось. Со времён покушения на эрцгерцога Франца Фердинанда утекло много воды: системы охраны и безопасности сильно усовершенствовались, и пули ушли в прошлое. К вам, с теми системами, которыми вы пользовались, не удалось бы подобраться и Ли Харви Освальду, не говоря уже о Гавриле Принципе. Их времена бесповоротно канули в лету.
Гость отнял руку ото лба.
«Они-то здесь причём?» – не понял Колвин.
– Что касается Освальда – это была страховка. Если убиенный президент Кеннеди один раз чуть не довёл человечество до ядерного апокалипсиса, то во второй раз, быть может, у него точно получилось бы. Опыт же есть. Мы знали, чего опасаться. Что касается Гаврилы Принципа… Да, после убийства им кронпринца, в котором мы ему очень помогли, началась первая Мировая война. Однако, если бы Франц Фердинанд остался жив, то через два года, после кончины Франца Иосифа, он стал бы императором Австро-Венгрии.
«Что мне до Австро-Венгрии?»
– Не перебивайте, пожалуйста, – вежливо попросил гость, предупредительно простирая руку над головой Колвина. – Франц Фердинанд являлся отъявленным славянофилом и он, конечно, нашёл бы пути замирения с Российской Империей, и Первой Мировой Войны не случилось бы.
«И что с того? Российская Империя осталась бы незыблемой. Не случилось бы ни революции, ни цареубийства».
– Да, конечно, – согласился визитёр, – но у сотен миллионов людей не включились бы защитные реакции организмов, вызванные тяготами войны. То есть не произошло бы явления «вспышки иммунитета», и вирус испанского гриппа унёс бы тогда до половины населения Земного шара, а не пять процентов, как случилось в вашей действительности. Но это было бы полбеды. Беда была бы в том, что Великая Война всё равно случилась бы. Противоречия между сохранившимися империями-монархиями накопились бы до критической массы, и вылились бы в тотальное кровопролитие с широким применением не только химического, но и атомного оружия. У нас она произошла спустя два десятка лет после Великой Пандемии, и длилась восемнадцать лет. Одни радиоактивные пояса, в десятки километров шириной, перепоясавшие у нас всю Европу чего только стоят!.. Всё ещё опасны для жизни!.. Хотя времени прошло… Последствий Великой Войны наложившиеся на последствия Пандемии, наше человечество уже не может, как ни старайся, преодолеть. У нас царит регресс и вымирание. Даже по самым оптимистическим подсчётам на нашей Земле не останется никого из людей уже через триста лет. В вашем мире Гитлера подтолкнули развязать Второю Мировую Войну уже совсем на грани. Всего за пятилетку до создания атомного оружия. Всё равно в конце той войны случилось две атомных бомбардировки… Но это не две тысячи, как могло бы быть… Всего лишь две атомные бомбардировки избавили ваше человечество от искушения широко применять оружие распада в конфликтах. Кеннеди и Хрущёв, правда, едва не поддались ему, но в любой семье не без уродов… Вот такой вот размен – две мировые войны, от которых человечество довольно быстро оправилось, вместо Великой Пандемии и Великой Войны, от которых уже не оправится никогда – всего ценой жизни одного человека.
«Неужели и я такая же историческая личность, как принц?» – часто-часто заморгал Колвин.
– О, да! Вы словно спусковой крючок, без которого ружьё не сможет выстрелить и убить! Ваше устранение прерывает цепочку событий, которая приведёт к исходу человечества, подобного тому, что произошёл у нас. Без ядерной войны, конечно, но ваши настоящие достижения прикладных и гуманитарных наук в комплексе могут быть по последствиям гораздо круче любой тотальной войны с использованием ядерных боеголовок.
« Как же ты коряво изъясняешься, как не по-русски говоришь. И сказал бы «триггер», а то «крючок»… После сравнением с кронпринцем Фердинандом – обидно как-то…»
– Прошу прощения, – отвечал гость с завуалированным лицом, – наш русский несколько отличается от здешнего, на котором вы привыкли общаться. Значение же термина «триггер» мне до сих пор не было известно.
«У вас так плохо с английским?»
– Это очень невнятный и лексически перегруженный язык, и у нас не сложилось условий для его распространения как лингвы-франка. Британские острова в моей реальности, кстати, давно необитаемы. Последствия войны, понимаете ли.
« А США?»
– США?.. – гость явно задумался. – САСШ! – вспомнил он. – Североамериканские Соединённые Штаты…После Великой Войны они распались на десяток враждующих между собой государств… Никому не интересны их постоянные дрязги…
– А что с Россией? – Это Колвин сказал вслух.
– Но я же здесь, – ответил визитёр, – перед вами, разговариваю по-русски. Откуда же я, по-вашему?
«Зачем вы всё это делаете?!» – возопил Колвин.
– Понимаете ли, наш мир – параллельная проекция вашего, но сдвинутая на сто пятьдесят шесть лет вперёд. Мы, наблюдая ваш мир со стороны, не желаем, чтобы ваше человечество повторило путь нашего мира, и немного когда подправляем, когда подталкиваем, а когда и купируем ход развития вашей истории. К тому же мы заинтересованы в сохранности вашего мира, хотя бы как в виде последнего прибежища для самых лучших представителей нашего человечества.
«Советский Союз вы тоже развалили в интересах последнего прибежища?» – Колвин постарался вложить весь сарказм, на который был способен, в эту мысль.
– О, нет! – Если бы не «вуаль», то можно было бы сказать, «вспыхнул» гость. – Нам не удалось избежать его развала, несмотря на все предпринятые нами усилия. Товарищ Ленин, прибывший когда-то из Швейцарии на революцию, затеял в России строительство фактически швейцарского кальвинистского кантона, основываясь на принципах бессословности, демократического централизма в управлении и атеизма. Одна только его фраза «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно» – сквозит принципом предопределённости, на котором базируется кальвинистское учение. Одного он не учёл, что принцип этот работает лишь в том случае, когда трудозатраты прямо пропорциональны полученному с их помощью количеству продукта с определёнными качественными характеристиками. В Швейцарии, с мягким климатом, без резкого перепада температур, с умеренной влажностью и пониженным содержанием кислорода в воздухе – это соблюдается. Травка сочная, коровки тучные, сыры качественные. В благоприятной атмосфере механизмы не ржавеют совсем или очень неохотно. Только благодаря швейцарскому воздуху стало возможно производство знаменитых швейцарских часов – шестерёнки, устанавливаемые в их механизмы, попросту не коррозируют в атмосфере горного курорта. А в России всё не так. И ржа и мороз, и зной и дождь проливной… Про расстояния и врагов, которые всегда тут как тут, я уже и не говорю. Самоограничения и тяжкие труды увенчались, конечно, некоторыми успехами, но не привели к удовлетворительным уровням благосостояния и богатства для среднего представительства общества. К тому же бессословность и атеизм совсем не прижились на российской почве. В какой-то момент эти противоречия достигли критической массы и рванули. Даже физическое устранение Горбачёва и всех его менторов и соратников не решило бы вопроса. К тому же в российской истории не было опыта строительства государства на подобных принципах из прошлого. Опыта, так сказать, того, чего не надо делать. В отличие от Китая…
«Не понял…»
– Китай удалось удержать от развала и отчасти потому, что в его истории был прецедент Государства Тайпинов, создававшегося, поначалу, на принципах примитивного коммунизма. За полтора десятка лет его существования накопился огромный опыт ошибок и действий из разряда «чего не надо делать». Мао Цзэдун был родом из тех мест, и в детстве общался с ещё живыми тогда престарелыми очевидцами тайпинского восстания и не по иероглифам знал о Небесном государстве великого благоденствия – Тайпин тяньго, о его взлёте и крушении. Конечно, тогда он воспринимал их рассказы как сказки, но, когда подрос, всё учёл и заповедал своим последователям «чего не надо делать». Но не беспокойтесь за будущее России – у неё есть ресурс и она накопила свой собственный солидный опыт того, «чего не надо делать».
«Значит меня вы относите к так называемому разряду «чего не надо делать»?»
– Воистину! – воскликнул визитёр, придерживая за плечо начавшего было трястись в судорогах Колвина. – Если пояснять образно, то человечество само по себе – это вирус. Вирус, который строит себе искусственную среду обитания, распространяясь, за счёт уничтожения среды естественной. Однако, вирус вирусу рознь. Есть вирус герпеса первого типа, а есть вирус бешенства. Простите… Ваше человечество в настоящее время – это герпес. Иногда обостряется с повышением температуры и, зачастую, с очень болезненными высыпаниями в разных местах, изредка может сопровождаться лихорадочными состояниями, но, в конце концов, происходит выздоровление и жизнь возвращается на круги своя. Человечество же моего мира можно сравнить с вирусом СПИДа, средства для обуздания которого отсутствуют. Жизнь определённо идет к концу, который может случиться в любой момент. Тем не менее, заболевший такой болезнью сохраняет здравомыслие и может, на основании собственного опыта, оградить других от знакомства с поразившим его недугом. Вы, останься в живых, являясь носителем определённых идей сработали бы как триггер, если вам привычнее это слово, и запустили бы процессы перерождения, если выражаться метафорично, вируса герпеса в вирус бешенства. При нём здравомыслия не сохраняется, и он всегда ведёт к гибели. То, что могло бы произойти с вашим человечеством за неполные сто лет, вы, образно говоря, сейчас испытываете на себе.
«Наказали за несодеянное», – подумал Колвин, и его тело затряслось от охватившего его сознание гнева.
О, с каким удовольствием вцепился бы он в глотку этого циника с размытым лицом и рвал бы его зубами в кровавые ошмётки!
Визитёр терпеливо переждал приступ и сказал:
– Согласен – полное попрание этики. Но с другой стороны – устранение Франца Фердинанда из истории послужило разменом примерно восьмидесяти миллионов погибших в двух мировых войнах против пяти миллиардов спасённых человеческих жизней, не попавших под катки Великой Пандемии и Великой войны. Устранение же вас, только одного, означает спасение судеб восьми миллиардов ныне живущих на планете людей и сохранение цивилизации! Никаких десятков миллионов жертв взамен! Только вы! Один!!! Вы должны просто гордиться собой!
«И тем, что не будет сделано то, «чего не надо делать»?» – с издёвкой подумал Колвин.
– Да вы просто бог того, «чего не надо делать»! Вы покидаете сей бренный мир божеством! Не всякий человек такого удостаивается!
– Мне всё равно! – закричал из-под маски-намордника Колвин в полный голос, рыча и обливаясь слюной.
Он порывисто дёрнулся изо всех сил, чтобы вскочить и жестоко расправиться с этим сказочником, но ремни его удержали.
– Что ж, это ваше право, – ответил визитёр, и добавил с известной долей цинизма в голосе. – Вечности, что вас ожидает, кстати, тоже. Прощайте!
Колвин сквозь пелену тумана, мгновенно опустившуюся на глаза, всё-таки смог разглядеть, как гость вошёл в стену и растворился в ней без остатка.
***
В СМИ сообщили, что Виктор Колвин, «политический феномен» и «сверхновая над горизонтом новейшей истории», скоропостижно скончался от кровоизлияния в мозг.
Вскоре после его смерти основанная им партия распалась на враждующие между собой фракции, а возглавляемое им движение сошло на нет. Написанные им книги, с изложением идей по переустройству общества, некоторое время ещё пылились на полках книжных магазинов, а затем были списаны как неликвид.

(Просмотров за всё время: 273, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
35 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Grach

Не слишком интересны рассуждения в рамках альтернативной истории, да и та часть текста про состояние больного, как выписана из медицинского справочника.
Может быть в альтернативном мире этот рассказ получил бы хороший отзыв.
Зы: чистым кислородом дышать нельзя.

0
cherokee

Дышать чистым кислородом можно, но медицинский предел – 24 часа.
https://bb.lv/statja/lifenews/2020/04/24/chto-proizoydet-s-organizmom-esli-dyshat-100-chistym-kislorodom

0
Аноним 8

Гость вошёл в стену и растворился в ней без остатка. С Колманом покончено, а впереди ещё много работы. Он достал из кармана изрядно потрёпанную котом, но невредимую мышь.
– Как ты, дружок? – спросил человек под вуалью.
– Какой я тебе дружок? Тварь, скотина! Капиталист проклятый! – сварливо, словно на заседании парламента, ответила мышь. – Вы допрыгаетесь! Мы ещё вымоем сапоги в вашем Индийском океане!
Человек под вуалью поморщился. Этот штамм бешенства вызывал опасение даже у него.

4
zhuzhel

Кто такой Колман и почему с ним покончено, когда заказывали Колвина?

1
Аноним 8

Да, ошибка вышла. Спасибо!

0
Елена Таволга

Интересно было почитать об условном наклонении в истории и о том, что, по мнению автора, может сыграть в ней фатальную роль. Уподобление человечества вирусам различной токсичности отличается оригинальностью. Смутили меня лишь две вещи. 1) Просветительская лекция умирающему. Хотя… тут, скорее, на любителя. Может, кто и послушал бы напоследок.))) 2) Теория спускового крючка как-то слишком тесно смыкается с «арифметикой» и перестает быть панацеей. «Устранение же вас, только одного, означает спасение судеб восьми миллиардов ныне живущих на планете людей и сохранение цивилизации! Никаких десятков миллионов жертв взамен! Только вы! Один!!!» Помните: «За одну жизнь — тысячи жизней, спасённых от гниения и разложения. Одна смерть и сто жизней взамен — да ведь тут арифметика!»? Достоевский считал теорию благодетельного тиранства губительной.
Если еще чуть попридираться, то отмечу, что муки Колпина все же предсмертные, а не посмертные, а «Песнь о вещем Олеге» — баллада, а не поэма. Но это к слову. Рассказ все-таки хорош.

0
Аноним 13

Очень трудно читать исторические переплетения, особенно человеку, который плохо знает историю. Начало меня весьма заинтересовало, а вот середина, с ее политическими дрязгами и конец, явно смазанный, ни к чему ни приводящий, огорчили

0
Аноним 3

Сначала показалось, что я наткнулся на мой любимы жанр «похмельная дворовая историософия» со всеми её непременными атрибутами, как то: а) было только то, что было в учебнике за шестой класс; б) Россия – в центре всего, всегда; в) «Не прощу развал СССР!» Я уже достал было попкорн, ожидая телегу в духе Льва Гумилёва или академика Фоменко. Но по мере нарастания бредовости концепции, я вдруг стал понимать, что этот бред абсолютно уместен, и главное – абсолютно точен! Ровно таким и должен быть псевдоисторический ресентимент в голове плохо образованного и не слишком умного умирающего человека. Именно такую монументальную бредятину должен выстраивать умирающий мозг, чтобы оправдать собственную смерть и объяснить её не банальной сельскохозяйственной инфекцией, а гигантским историческим замыслом, на самом острие которого оказалась как раз заканчивающаяся жизнь. Отличный бред! Отличный рассказ!

1
Аноним 21

Концепт “А что если не убивать кого-то там?” не нов. В рассказе есть пара любопытных новых идей, но не более. Например, отравить человека оружием, которое позже могло убить почти всё население Земли. При этом основная идея “адаптирована” из Черновика и подобных ему романов (один мир следит за другим и, зная его будущее, подправляет ошибки у себя). Имена Фердинанда и Кеннеди уже набили оскомину в данном жанре. Можно было попробовать придумать ветки истории с другими личностями, где принцесса Диана выжила в аварии (и рухнул королевский дом), а Меркьюри не умер от СПИДа (массы не узнали про эту болезнь,и количество погибших увеличилось в разы) и т. д.
В целом рассказ вторичен, но отторжения не вызывает. Мне он даже понравился, но вот чувства нового нет, что печально.

0
Алексей2014

Всё на месте. Достаточно обоснованная логика событий прошлого. Иллюминаты форева! Маловата экшена, но лично мне он и не нужен – следить за полётом мыслей интересно. Чего ж ещё желать?! Удачи, Автор!

0
Наталья Кошка

На меня не произвел большого впечатления этот рассказ. Не хватило какой-то эмоциональной составляющей, что ли) не удается сопереживать герою, он скорее раздражает и вызывает неприязнь. (Это тоже эмоции, но не те)
Мысль, что смерти одного человека достаточно чтобы предотвратить массовую гибель, мне кажется неубедительной.

0
Аноним 16

Рассказ напомнил сериал Грань, там тоже что-то про параллели и слежку. Пока читала, честно признаюсь – приморилась. Но возможно не потому что зауми много, а мне хотелось чего-то веселенького, а потому что пятый рассказ за сегодня. Написано толково, но диалог грустный очень. Понятное дело – герой умирает, причем умирает ради жизни восьми миллиардов незнакомых ему людей, здесь автор хорошо психологию прописал – нам плевать на чужие жизни, нам хочется жить любой ценой. Хотелось бы сказать, что затянуто и вот тут бы урезать, да все на своем месте. Удачи!

0
Антар

Автор, что-историк? Как много исторического анализа! Так скучно! Но идея интересная, хотя и абсурдная. Написано грамотно, но скучно.

0
КолбаскО

Бли-и-ин, автор! Ну вы знаток по части безнаказанных убийств. Про Ататульпу какую-то и Китай я не очень поняла, а про все остальное уловила. Как на уроке истории посидела (или поседела?). Наш Карамзин любил садануть мыслию по древу. Кста, называл он нас красиво – дубравой.
В сухом остатке: читала без перерывов на чай с вареньем.

0
Аноним 10

Садитесь, дети. Сейчас я вам расскажу историю… называется она: «Что было бы если бы, но по итогу ни хуя не было, но тем не менее ты же блядь счас умрешь, так что тебе будет точно интересно!» Готовы?
1. «слюнной пеной» – гугл не верит что можно так поиздеваться над родным, великим. Я гуглу не доверяю, но его вариант «пенная слюна» мне нравится больше ))
2. «Все козыри были у него на руках, включая и те, что в рукаве» Это как: «все шары были у него в штанах, включая те, что на руках»?
3. «Даже его имя с фамилией Виктор Колвин переиначили, из-за английского созвучия» ну окей, пущай развлекаются. Это безусловно вааажная информация. Но как это связано с тем, что русский человек (нигде не указано обратное), перво-наперво подумал:
«What’s the fuck?!» – только и подумал Колвин.» ? Автор решил похвастать знанием англицкого? Ладно, защитано ;))
4. «чтобы потереться носом о нос.» – экий гг шалунишка 😉 весь мир почти у его ног, а он с котом носиками трется. Лепота 🙂
5. «Дело в том, что инфицированная мышь в вашем особняке – дело моих рук. И случилось то, что случилось. Это было моё задание – устранить вас» – бля. Ты серьезно, Автор? Значит, выпустить инфицированную мышь погулять по вилле. С тем, чтобы породистый, на минуточку, кот поймал ее где-то там, пока она не сдохла естественной смертью или не сдрыснула. Надеяться, что гг будет таким дебилом, чтобы полезть целоваться с выказывающей агрессию кошкой. Это блядь план? Автор стебется, наверное. Не. Ты ж не серьезно, да? )))
Псс, Автор? Можно было еще кнопки ржавые на порог подсыпать. Чтоб наверняка. Не от бешенства, так от столбняка. А что, процент возможного заражения тот же будет ))
6. «Что мне до Австро-Венгрии?» – вот! ВОТ! Пральна человек говорит! Мне тоже! Мне тоже пофиг на Австро-Венгрию! Нам всем пофиг. Так нафига?!!!
7. «Зачем вы всё это делаете?!» – возопил Колвин.
Возопил. Мысленно. Как можно мысленно возопить, научи, Автор? ))
8. «Понимаете ли, наш мир – параллельная проекция вашего, но сдвинутая на сто пятьдесят шесть лет вперёд. Мы, наблюдая ваш мир со стороны, не желаем, чтобы ваше человечество повторило путь нашего мира, и немного когда подправляем, когда подталкиваем, а когда и купируем ход развития вашей истории. К тому же мы заинтересованы в сохранности вашего мира, хотя бы как в виде последнего прибежища для самых лучших представителей нашего человечества» – я все понимаю, уважаемый ты наш. Но понять не могу.
9. «Советский Союз вы тоже развалили в интересах последнего прибежища?» – да бляяя. Сдался тебе этот Союз, Автор? Ты явно рожденный во времена Ленина-нашего-все-и-Сталина-туда-же? Расслабься, чел, прошло и слава яйцам. Нам и тут хорошо ))
10. «– О, нет! – Если бы не «вуаль», то можно было бы сказать, «вспыхнул» гость.» – о нет! Если бы не брюки, можно было бы сказать, что у него началась эрекция! Что не так с этими двумя предложениями, Автор? У тебя одна попытка 🙂
11. «нарезное оружие» – Автор молодец, между делом знакомит нас, дурачков, с новыми терминами 😉
12. «И тут появились испанцы! Атауальпа вдруг стал, после событий в Кахамарке, их пленником и, в конце концов, отдал богу душу, удавленный гарротой, несмотря на всё золото баснословного выкупа,» – и блаблабла. Неееееет. История старших классов началась. Стоп. Нина Викторовна, Вы что ли? Мы в школе уроки проебывали, так Вы сюда мне, в святое! в рассказ втюхали?! Нет, так не пойдет. Не заставите. ))
13. «Не перебивайте, пожалуйста, – вежливо попросил гость» – действительно. Грубиян какой. Лежит тут чел, понимаешь, с бешенством и перебивает его. А гостю выговориться надобно. Нина Викторовна, это не честно в конце-концов! ))
14. «часто-часто заморгал Колвин.» – улыбнуло ))
15. «Человечество же моего мира можно сравнить с вирусом СПИДа,»- Автор, мааааааленькое уточнение. Технически вирус СПИДа это ВИЧ. И технически формулировка верна, но правильнее будет «сравнить с вирусом иммунодефицита человека. Все-таки СПИД это болезнь, вызываемая ВИЧ. Это так, на всякий случай пояснение 😉
16. А разве вирус герпеса может мутировать в вирус бешенства? Не перебор, нет?
17. «скоропостижно скончался от кровоизлияния в мозг.» – это вызвало у меня недоумение. Разве при бешенстве не наступает постепенный паралич всех органов? С последующей смертью от удушья? Странно это. Хотя, Автору виднее, конечно.

P.S. Можно было бы рассматривать историю, как предсмертный бред больного. Но. Тогда рассказ перестал бы быть фантастическим. И он сразу мимо. Как то так.

1
Аноним 4

Дилетант-графоман высказался… Хе… Целых 17 кирпичей произвёл. Тужились небось до мелочей доколебываться .Не ваше это дело сюжетной критикой заниматься. Займитесь личной жизнью, чтобы в посторонних копролитами не кидаться. Хотя вы ещё, видать, ребёнок. Играйтесь в песочек. Подрастайте
P.S. Кто такая Нина Викторовна?

0
Аноним 10

Хуево, когда даже дилетант-графоман видит в твоей нетленке косяки? Мож, дедуль ты не тем занимаешься по жизни?)) Мож тебе не хуйню писать, а идти уточек кормить в парке? )
Дед, ты только не помри случайно, пока очередной шедевр из себя выдавливать будешь, ок?
Внуками займись, чтобы капрофагией не увлекаться, а то деменция, знаешь ли, она такая…
P.S. Учитель истории, понятно же 😉

1
Алексей2014

К слову, про инков не в старших классах изучают, а в шестом. Впрочем, хамству вообще не учат – само так и прёт.

0
Аноним 10

Вы абсолютно правы! Хамство вещь неистребимая и отвратительная. Нас самих подбешивает, когда люди безграмотные льют друг на друга помои.
Вы были бы не Вы, если бы не подправили мою некомпетентность в плане истории.)

1
Аноним 4

Рассказ удался. Повествование о бешенстве притянуло внимание персоны с бешенством то ли души, то ли матки, а то первого и второго в совокупности (эффект притяжения подобного подобным). Дедушка, пожалуй,выпьет односолодового, 12-летнего, за избавления от мук Вашего присутствия страдалицы Нины Викторовны и её здоровье.

0
Аноним 10

Мы разве говорили, что не удался?
Осторожнее, старик, бешенство вещь заразная. Меня от сего творения нехило так торкнуло, да. Страааашнаааа представить, что творилось в голове у сочинявшего 😉

Дедуль, ты ток не борщи. Вискарь с валерияной не лучшее сочетание :)) Недайбог еще что-нить напишешь )))

1
Airat333

Это больше перечисление исторических фактов, чем рассказ😅
Благо, я со всем этим знаком по книге Пикуля “Честь имею”, а вот тому, кто историей не интересовался многое было бы не ясно.
По-моему, затянуто и скучно.

0
Аноним 1

У меня сложилось неоднозначное впечатление от этого рассказа. С одной стороны – всё написано грамотно, историческая лекция с рассуждениями на тему “что если…” тоже увлекает, а с другой стороны не возникает никакой привязки к гг, маловато экшена (но это вкусовщина) и непонятная, ни к чему не ведущая концовка. И я не совсем понял подводку к теме конкурса, хотя выглядит необычно. Наверное мне рассказ всё таки больше понравился, чем не понравился.

0
stavr_godinovich

Чтобы один человек смог изменить всё человечество. 🤔  А что бы такого он смог сделать, что привело бы к смерти миллиардов людей? Хотя – нет, не говорите, это тайна, государственная, за эти знания могут и … сайт закрыть. Не понятно, для чего вуаль, что за комплексы по отношению английскому. А из плюсов (кроме того что рассказ хороший) отнесу то, что с автором хочется вступить в полемику. Хотя бы к вопросу, почему Ленинизм не прижился в России.

0
Наташа Кашер

– Не тратьте сил понапрасну, на мне вуаль, – сказал вдруг незнакомец, словно уловив желание Колвина. – Сохраняю, так сказать, инкогнито.

Что за ерунда? Какой в этом смысл, зачем “инкогнито”?

«What’s the fuck?!» – только и подумал Колвин.

По-английски так не говорят. Впрочем, Колвин мог и не знать английского как следует.

Про необходимость Первой мировой войны ради спасения человечества, извините – не поверилось. 

У них там вселенная, где этой войны не было – зато была эпидемия. Они решили развязать бессмысленную мировую войну с двадцатью миллионами убитых, при этом не только они хитро рассчитали, что убийство эрцгерцога приведёт к войне (это я ещё понимаю) но и что в результате войны у людей каким-то неизвестным науке образом разовьётся иммунитент против гриппа! Ага. И зачем они ещё с бешеной мышью заморачивались при таких возможностях рассчитать будущее, можно было заставить бабочку махнуть крылышком, и всё было бы в ажуре. Но конечно, если это предсмертный бред, то всё логично. Только непонятно, почему герой, который и так агонизировал от бешенства вдруг “скоропостижно скончался” вообще от чего-то другого… Как будто из другого рассказа концовка.

0
Аноним23

А как таки говорят по-английски? Человеку, прожившему в штатах пару годков очень хотелось бы узнать.

0
Наташа Кашер

What the… а не What’s the…
Первое означает “Что за…”, второе же является неким философским вопросом “Что есть…” В общем, так не говорят. Если обязательно нужно сформулировать в виде вопроса, то можно что-нибудь типа: “What the fuck is it supposed to mean?”

0
Аноним23

И то верно. Там же написано, что английский – невнятный и лексически перегруженный язык. У тов. Ленина с первого раза возникло взаимопонимание и с немцами и с французами, но, приехав в Лондон … Ни он англичан ни бельмеса, ни они его английского не поняли. Пришлось ему в Гайд Парк ходить английскому учиться.

0
Feofran

Рассказ перегружен дополнениями и определениями, что не способствует усвоению материала. Если уважаемый автор не тщится показать себя вторым Л. Н. Толстым, то больше половины второстепенных членов предложения можно было бы опустить без прерывания общей канвы повествования.
Идея затИскана, но недурна, однако вычитка и приведение в божеское состояние не помешает.

0
Алексей2014

https://litbes.com/concourse/bok-3-8/comment-page-1/#comment-29210
Но есть ли смысл в изменении авторского стиля? Одним читателям комфортно, другим – нет, а если “причесать под одну гребёнку” то может получиться Китай периода “культурной революции”, мне кажется.

0
krlnpe

В благоприятной атмосфере механизмы не ржавеют совсем или очень неохотно. Поскольку о многом уже сказали, то я добавлю еще и от себя: про Швейцарию забавно сказано. Исключительно из-за климата Швейцария — одна из самых развитых стран мира – Цюрих и Женева входят в десятку лучших городов мира по качеству жизни, при этом Цюрих занимает второе место. И все только потому, что там шестеренки не ржавеют!.- Ох, ржу нимагу!
Многое тут уже разобрали.Нет желания копаться в бредовых размышлениях автора, потому что бред – он и есть бред.

0
Автор

Ничего вы в шестерёнках не понимаете. Не бред, но фантастика. Вы где, собственно, присутствуете, как вам кажется? На конкурсе реалистических произведений ? Ошиблись конкурсом!

0
Vasiliy

Достаточно забавный рассказ. Идеи хоть и не новы, но читались с интересом. Да, не супер, да, тут ещё работать и работать, однако работа приятная.

Отдельно отмечу лёгкость чтения – глаза не спотыкались, и текст залетал как пирожок с индейкой.

Автору спасибо. Также пожелаю такую обширную канву попробовать реализовать в виде романа

0
belogorodka

Этот рассказ нужно читать под определенное настроение, какое – не знаю. Написано грамотно, качественно, я бы сказала, но эмоций маловато, монотонно как-то. Интригу с историческими персонажами автор закрутил мастерски. Вот мне интересно – под какую музыку можно писать такой текст или лучше в тишине?

0
Знаю

Не люблю я голые теории, построенные лишь на воображении автора. Вот так и тут получилось… Словно неумелый философ рассказал невнятную историю

0
Шорты-9Шорты-9
Шорты-9
АП ФиналАП Финал
АП Финал
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

35
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх