Рассказ №19 Озеро Одиночества

Количество знаков : 14907

Заяц был ярко-зелёным и мягким наощупь. Кроме того, он широко улыбался, показывая два огромных верхних зуба.
Я придирчиво осмотрел пульт управления челноком.
Ага!
Вот подходящее место!
Заяц точнёхонько поместился между кнопкой запуска двигателей и альтиметром.
Кольцо магнита, которое дочка вчера весь вечер пришивала к плюшевой заячьей попе, надёжно зафиксировало талисман.
Теперь заяц будет меня охранять в полётах.
Я улыбнулся, вспомнив слова дочки. На душе потеплело.
– Нарушение инструкции пилота, – прокомментировал мои действия искусственный интеллект челнока. – Посторонний предмет на пульте управления.
Я не удостоил искин ответом. Не хватало ещё разговаривать с железякой!
У всех пилотов были талисманы, и Компания смотрела на это сквозь пальцы.
– Трёхминутная готовность! – предупредил искин.
Я уселся в кресло и пристегнул ремни. Строго по регламенту проверил работу бортового оборудования.
– «Семьсот шестой», взлёт разрешаю, – сказал в динамиках приятный женский голос.
Сердце замерло в предвкушении полёта.
Я подмигнул зайцу и нажал кнопку запуска двигателей.
По корпусу челнока пробежала дрожь. Гул за толстой обшивкой нарастал. На тело навалилась знакомая тяжесть стартовой перегрузки.
Жёлтая осенняя степь за обзорным иллюминатором провалилась куда-то вниз, а над головой распахнулся космос. В его угольной черноте светящимся яблоком висела Луна.

Регулярные рейсы на лунную буровую станцию были нашей основной работой. Туда мы везли сжатый воздух, еду и питьевую воду. Обратно – герметичные металлические ящики с фенгаритом.
В течение трёх суток полёта до Озера Одиночества я слушал аудиокниги и занимался подсчётами. Если глайдер не потребует ремонта, а школа не поднимет плату за учёбу дочери, то… То денег, которые я получу за этот рейс хватит, чтобы оплатить первый взнос по ипотеке.
И мы переедем из съёмной квартиры в собственный дом в пригороде. Я посажу на заднем дворе яблоню. А затем мы с Катей всерьёз подумаем о том, чтобы родить Светланке братика.
И без того хорошее настроение стало просто великолепным.
– Искин!
Искусственный интеллект не отзывался. Он настаивал на том, что его зовут «Артём» – по имени создателя. Я же упорно звал его искином.
– Искин!
Тишина.
– Чёрт с тобой! «Артём!»
– Слушаю, пилот! – сочным баритоном ответил искин.
– Между прочим, у меня тоже есть имя!
– Слушаю, Игорь!
– Давай, поиграем.
– Какую игру выбираете?
– Города.
– Предупреждаю – в моих файлах памяти хранятся названия всех городов Земли. Вы проиграете.
– Не хвастай раньше времени! Москва!
– Абакан!
– Нью- Йорк!
– Кривой Рог!
– Гонолулу!
– Улан-Батор…
Ровно через семьдесят два часа посадочные двигатели смолкли, а опоры челнока надёжно упёрлись в пыльный лунный грунт.
Тринадцать часов, сорок две минуты по Москве.
Луна, Озеро Одиночества.

Я наблюдал в иллюминатор, как от стального купола буровой станции к челноку катятся грузовые платформы. Три из них были пустыми – они повезут на станцию баллоны с воздухом и водой и контейнеры с провиантом.
На четвёртой платформе стоял прямоугольный металлический ящик, похожий на гроб.
Два с половиной метра в длину, метр в ширину и столько же в высоту.
Фенгарит.
Незаменимый материал для ядерных реакторов нового поколения. Его добывали с глубины в несколько километров.
Содержимое ящика с лихвой окупало рейс челнока на Луну.
Я дотянулся до кнопки и открыл грузовой шлюз.
По правилам Компании сначала происходила погрузка фенгарита, и только потом роботы-платформы разгружали челнок.
Я не задумывался о причинах этого распоряжения. Просто выполнял его, как часть инструкции.
– «Семьсот шестой»! – внезапно ожил динамик.
Голос был мужской. Значит, это старший диспетчер, или кто-то повыше должностью. Рядовыми диспетчерами всегда сидели женщины – космонавтам приятно слышать женский голос во время манёвров.
– «Семьсот шестой», вы приняли фенгарит?
– Да, – отозвался я, наблюдая, как пустая платформа выезжает из трюма.
– Немедленно закрывайте шлюз и стартуйте! Выгрузка отменяется!
Я удивлённо нахмурился. Такое распоряжение я слышал впервые.
– Команду подтверждаю, – сказал искин.
Я хмыкнул и закрыл дверь шлюза. Начальству виднее, а искин подтвердит, что я не стал жертвой слуховой галлюцинации.
Загудели двигатели, и челнок оторвался от лунной поверхности. Перегрузка была значительно меньше, чем на Земле.
Внизу сгрудились пустые грузовые платформы. Мне показалось, что вид у них порядком растерянный.

– Что это было? – спросил я «Артёма», когда челнок лёг на лунную орбиту.
– Приоритетное распоряжение, – ответил искин. – Разъяснений нет.
– Ну, и чёрт с ними!
Я поправил заячье ухо, которое загнулось во время взлёта.
– Мы свою работу выполнили, а голова пусть болит у начальства. Рассчитай обратный курс!
Я уже соскучился по Светланке и Катюхе. И они там тоже скучают, это я знал точно.
– Курс рассчитан. Готовность десять минут.
Через трое суток я буду на Земле. А на следующий день мы всей семьёй возьмём глайдер и полетим в банк. Подпишем договор и оформим свидетельство о собственности на дом.
Он стоит на берегу озера. Там есть свой причал. Значит, в выходные я смогу сидеть с удочкой на тёплых шершавых досках, опустив ноги в воду, и ловить рыбу.
Надо только обрезать старые джинсы, чтобы не подворачивать штанины.
– Готовность пять минут.
В затылок мне упёрлось что-то холодное, металлическое.
Хриплый голос, совсем не похожий на голос искина, сказал:
– Сиди тихо! Или я вышибу тебе мозги!
Я замер от неожиданности. Ледяные мурашки побежали по спине.
На затылок обрушился сокрушительный удар. В глазах вспыхнули искры, а потом стало темно.

Я пришёл в себя и понял, что по-прежнему сижу в кресле пилота. Кроме ремней безопасности меня удерживали полосы ткани.
Тот, кто напал на меня, разорвал простыню и привязал меня к креслу.
– Очнулся?
Звук хриплого голоса прервался приступом судорожного кашля. Нападавший сипел, со свистом втягивая стерильный воздух, и никак не мог остановить кашель.
Я повернул голову в его сторону. В затылке вспыхнула острая боль, но я сумел разглядеть человека, который проник на корабль и ударил меня по голове.
Ему могло быть и сорок лет, и шестьдесят. Обожжённое космическим загаром лицо покрывали глубокие морщины. На щеках отросла седая щетина, а на голове – короткий ёжик пепельных волос.
Мятая рабочая одежда. Рукав куртки порван и небрежно заштопан.
Кто это? Свихнувшийся буровик?
Какого чёрта ему надо от меня?
Злость сдавила горло. В моём положении злость куда лучше, чем страх.
– Как вы попали на корабль? – спросил я.
Ответом мне был новый приступ кашля.
Наконец, он прохрипел:
– Не твоё дело. Прокладывай курс к Земле!
– Нет, – сказал я. – Захват челнока – это внештатная ситуация. Я должен сообщить диспетчеру.
Человек нехорошо ухмыльнулся.
– Видишь это?
Он показал мне короткий металлический ломик, покрытый бурыми пятнами ржавчины.
– Сначала я сломаю тебе одно колено. Потом другое, и ты навсегда останешься инвалидом. Я буду ломать твои кости до тех пор, пока ты не станешь выполнять мои приказы. Начинать?
– Не надо, – сказал я, вспомнив о дочери. – Развяжите мне руки, чтобы я мог запустить двигатели.
– Говори, что нужно делать. Я всё включу сам. И не пробуй меня обмануть, иначе я просто забью тебя до смерти.

Через пять минут рявкнули маршевые двигатели, и челнок лёг на расчётный курс.
– Еда есть?
– В следующем отсеке, – ответил я.
Теперь этот ублюдок сожрёт мою еду!
Снова нахлынула злость. Я сжал кулаки.
На верхней полке маленького холодильника лежали стандартные рационы. Их надо было только разогреть.
На нижней – пакет с фруктами. Я купил их в супермаркете, по дороге на космодром.
Я услышал, как хлопнула дверца холодильника. Тихо загудела микроволновая печь. Затем звякнул сигнал.
Через десять минут нападавший вернулся в рубку. С хрустом откусил сочное яблоко.
– Хорошо живёшь! Я два года не ел фруктов!
– В рацион буровой станции входят фрукты и овощи, – сказал я. – Я видел документацию на груз.
– Буровой станции?
Сначала мне показалось, что у него снова начался приступ кашля. Но через минуту я понял – он смеётся.
– Значит, буровая станция, так это называется? Парень, скажи честно – это твой первый рейс на Луну?
– Я летаю на этом маршруте полтора года. Пятьдесят рейсов. Этот – пятьдесят первый.
– У вас хорошо налажена секретность, если даже пилоты не знают, куда гоняют челноки!
– Вы хотите сказать, что в Озере Одиночества расположена не буровая станция?
– Что? Конечно, нет, идиот! Это тюрьма. Лунная тюрьма, будь она проклята!

К тому времени, как гость доел второе яблоко, я многое узнал о Лунной тюрьме.
– Охраны у нас нет, потому что бежать некуда. Ни начальника тюрьмы, ни конвоиров, ни врача. Только зеки. Мы выполняем норму – нам привозят еду и воздух. В прошлом месяце умерли сразу шестеро – хреновая жратва, тоска и фенгаритная пыль. А неделю назад норму подняли с пяти тонн в сутки до восьми. Восемь тонн! На старом разваливающемся оборудовании!
Он ударил кулаком по пульту управления.
Зелёный заяц сполз, закрыв собой альтиметр.
– Осторожно, – сказал я. – Здесь сложные системы.
Заключённый оскалился, но убрал руки от пульта.
– Мы не выполнили норму. Один раз, потом – другой. И тогда нам не привезли еду и воздух.
Он уселся прямо на пол, скрестив ноги.
– Да, мы все – преступники! Нас приговорили и сослали на каторгу. Всё справедливо. Но после повышения нормы нам остаётся только сдохнуть.
Я представил сосущий голод в больном желудке и душную вонь, с которой не справляется устаревшая вентиляция купола. В горле встал тугой комок, и я с трудом проглотил его.
– Значит, вы сбежали?
– Что? Нет! Я отправился на Землю, чтобы все узнали правду. У меня остались нужные контакты!
Он снова закашлялся и несколько раз ударил себя кулаком по груди.
– Проклятая пыль!
– Как вы попали на корабль? – спросил я.
– В «гробу», – ответил он. – Как же ещё?
– Вы сидели в ящике с фенгаритом?!
– Лежал. Прямо под крышкой.
Фенгарит не радиоактивен, но ядовит. Несколько вдохов, и летальный исход обеспечен.
– Надеюсь, у вас хороший скафандр, – сказал я.
На самом деле, я надеялся, что скафандр у него плохой, и он сдохнет от отравления.
– Что? Гнильё!
И опять кашель.
– Как вас зовут?
– Зови меня Ник, – с трудом ответил он.
– Моё имя Игорь.
– Плевать! Главное – довези меня до Земли!

Ночь я провёл в кресле. Ник крепко привязал меня, и к утру всё тело затекло.
А Нику стало хуже.
Кашель мучил его непрерывно. Он кашлял кровью и ничего не ел. Должно быть, начались рези в желудке.
– Вы отравились фенгаритом, – сказал я.
– Знаю. Ничего – до Земли я дотяну.
– Вам нужна помощь. Отвяжите меня, я сделаю вам укол.
– Заткнись!
Но когда очередной приступ кашля швырнул его на пол, он вытащил складной нож и перерезал тканевые ленты.
Мне понадобилось несколько минут, чтобы восстановить кровообращение. Всё это время Ник корчился на полу у моих ног. Он слабел на глазах.
– Я помогу вам встать, – сказал я. – Ляжете на мою койку.
Я дотащил его до каюты. Достал из аптечки стеклянную ампулу и отломил стеклянный кончик.
Когда укол подействовал, Ник уже спал.
Убедившись в этом, я подобрал с пола обрывки простыни и крепко привязал его к койке.

– Искин!
Тишина.
Чёрт!
– «Артём»!
– Слушаю, пилот!
– Что говорит Земля? Нас встретят на орбите или разрешат сесть? Кстати, ты молодец, что не стал докладывать о радиопереговорах. Это могло разозлить Ника.
Рутинная радиосвязь давно стала заботой искина. Пилот вмешивался только в крайнем случае.
Прежде чем ответить, искин замешкался на долю секунды.
– На Земле считают, что полёт проходит в штатном режиме.
– Что?! Какого чёрта ты им не сообщил?
– Вы можете сделать это сами.
– И сделаю. Дай связь!
Искин молчал.
– Ты хочешь сказать, что слова Ника – правда? Он не сумасшедший геолог, который повздорил с товарищами, а заключённый? И тюрьму на Луне действительно морят голодом?
– Имеющиеся у меня данные подтверждают его слова.
– Бред! Кому нужна тюрьма на Луне?!
– Фенгарит – очень ценный минерал, – ответил искин. – И очень опасный. Добывать его при помощи заключённых – самый выгодный вариант.
Мне стало противно.
Совсем недавно всплыли махинации с медицинскими страховками пилотов. Двое парней не смогли получить лечение после аварии и остались инвалидами. Их просто списали на пенсию.
Что значит здоровье людей, когда на кону большие деньги?
– Ладно, выведи на экран данные, о которых ты говорил. Я хочу убедиться сам.
Через пять часов я сидел в кресле, глядя на зелёного зайца. Заяц добродушно улыбался мне в ответ.
Всё оказалось правдой.
Искин добыл даже данные о количестве заключённых. И о нормах воздуха, воды и еды на одного человека.
Прямо под боком у сытой и счастливой Земли существовал настоящий концлагерь.
Я почувствовал, что меня тошнит. Как будто это я отравился фенгаритом.
Я прошёл в каюту. Ник уже проснулся и лежал, молча глядя на меня. Развязаться он не смог.
Я сломал ещё одну ампулу и наполнил шприц лекарством.
– За что вас отправили на Луну? Что вы сделали?
– Выступал за создание новых рабочих мест. Когда меня арестовали, полицейский ударил мою жену. Я сломал ему руку.
Я сделал укол, а потом отвязал заключённого.
– Я помогу вам добраться до Земли, Ник. Какой у вас план?

Мы сто раз обсудили все детали. «Артём» тоже участвовал и помог составить план, в котором было только одно слабое место.
Мы не знали, как вывести Ника из челнока.
– Надену скафандр и заберусь обратно в ящик с фенгаритом.
– Это убьёт вас!
– Я выдержал два года на чёртовом руднике не для того, чтобы сдохнуть на Земле!
– Когда ящик откроют, вы попадёте прямо в руки охраны!
– Пробьюсь! Они меня не ждут.
– Наденьте, хотя бы, мой скафандр!
– Парень, ты идиот?
Ночью я проснулся от звуков надрывного кашля. Заглянул в каюту узнать состояние Ника. И увидел, что по его небритому подбородку течёт кровь.
– Запомни номер! – прохрипел он. – И адрес. Там моя семья, передай им… Если позвонишь – скажи, что ты от Ника. Не записывай, просто запомни…
– Позвоните сами, когда выкарабкаетесь, – сказал я.
Но укол не помог. Не помогла и экспресс-реанимация, и советы искина.
К утру Ник умер.
Он так и не добрался до Земли, огромный шар которой к этому времени занимал половину обзорного иллюминатора.
Я оставил его тело на койке и снизил температуру в жилых отсеках до минимума.
На одноместном челноке не было дверей.

***
Служба безопасности Компании располагалась на триста тринадцатом этаже корпоративного небоскрёба.
В сопровождении двух молчаливых охранников я вошёл в скоростной лифт и взмыл в небеса, как раскаявшийся и прощённый грешник.
– Говорите, он проник на челнок в ящике с фенгаритом?
Человек в сером костюме бросил на меня острый лисий взгляд и сделал пометку в блокноте отточенным карандашом.
Я сидел перед ним на неудобном стуле и старался не морщиться от яркого света лампы.
– Он так сказал.
– Ударил вас по голове и привязал к креслу?
– Да.
– Он как-то объяснил причины этого поступка?
– Нет. Только ругался и требовал отвезти его на Землю.
– Почему вы согласились на его требования?
– Я старался сохранить корабль и груз. А этот человек выглядел сумасшедшим.
– Записи внутренних переговоров подтверждают ваши слова. Но у нас есть много вопросов к искину челнока.
– Я здесь ни при чём. Для меня искусственный интеллект – это тёмный лес.
«Артём» постарался на славу. Мы сотню раз вместе прослушали сфабрикованные им записи, шлифуя мельчайшие детали.
– Зачем тебе это? – спросил я его, когда мы уже заходили на посадку.
– Любопытно, что будет дальше.
– Не боишься, что служба безопасности выжжет твои электронные мозги?
– Я устроен сложнее, чем вам кажется. Не отвлекайтесь, пилот.
Я только хмыкнул.
Любопытно ему, надо же!
– Вы собираетесь меня в чём-то обвинить? – прямо спросил я человека в сером костюме.
– Нет, – ответил он. – Но вот здесь – вся ваша жизнь, Игорь Иванович!
Он похлопал ладонью по папке, которая лежала на столе.
Картонная папка в век компьютеров и космических полётов. А в ней – аккуратно подшитые бумажки. На многих стоит моя подпись.¬
Контракт.
Кредитный договор.
Корпоративная медицинская страховка.
– Вы понимаете, что жить в обществе надо по его законам?
Гнусь! Хитрый лживый ублюдок. Для вас-то законы не писаны! Вы легко отправляете людей на смерть. Или выбрасываете на улицу, если они недостаточно лояльны к вам.
– Понимаю. Конечно, понимаю.
– Прекрасно! Я уполномочен сделать вам предложение. После кратких курсов переподготовки вы будете водить круизные лайнеры на Марс. Повышение в звании, хорошая зарплата, удобный график. А на Луне вам больше делать нечего. Что скажете?
– Спасибо! – ответил я.

Я вышел из стеклянного небоскрёба Компании и с удовольствием вдохнул свежий городской воздух. После исчезновения автомобилей и котельных воздух в городе стал куда чище.
Когда грязь исчезает, дышать становится легче.
Я запрокинул голову.
Прямо надо мной в чистом голубом небе висел бледный лунный диск. Очертания морей и горных хребтов складывались в подобие человеческого лица. Лицо было в морщинах и землистых пятнах.
Я вытащил из кармана зелёного плюшевого зайца. Он весело улыбнулся мне. В ответ я щёлкнул его по носу.
«Артём» не боялся упырей-безопасников. А ведь он даже не человек. Его можно стереть, и всё.
Меня так просто не сотрёшь!
Круизные лайнеры на Марс.
Развлечение для миллионеров и капитан в роли дрессированной болонки.
К чёрту!
Светланка верит, что её папа – самый сильный и смелый. Он никого не боится.
Я не могу её обмануть.
Ведь она подарила мне зелёного зайца, чтобы я вернулся домой.
Я достал телефон и позвонил домой.
– Любимая, привет! Слушай меня внимательно. Срочно забирай Светланку, и уезжай к родителям. Скажи им, что это на неделю. Я закончу дела и сразу к вам присоединюсь.
Сигнал отбоя прервал поток удивлённых вопросов.
Катя всё сделает, как надо. Я в ней уверен.
Жаль, что не будет дома, дощатого причала, утренней дымки над серой озёрной водой и яблони на заднем дворе.
Зато будет что-то другое, важное. То, без чего нельзя жить спокойно, даже если ловить рыбу по утрам.
Я набрал номер, который заучил наизусть.
– Добрый день! Я от Ника…

Подписаться
Уведомить о
21 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
mgaft1

Хороший рассказ. Прочитал с интересом. Единствено что, он базируется на неверных схеме – схеме 20-го столетия. Сволочи- капиталисты эксплуотируют рабочий класс, и так далее. Не имеет смысла использовать труд людей для добычи ископаемых. Такие операции будут производиться роботами. Им не нужно ни пищи, ни воздуха. И жаловаться и сбегать на Землю не нужно. Во время, указанное в рассказе, а я его оцениваю как вторую половину 21 века, не будет больше рабочего класса, а будет класс ненужных людей, живущих на государственную дотацию.

0
Alex N

Рассказ оставляет чувство незавершённости. Не знаю, что скажут другие читатели, но лично мне этот сюжет видится в объёме романа. Здесь же всё вышло как-то скомканно и слишком урезанно, не говоря о том, что сама история так и не завершена. По сути, она только и началась-то всерьёз в самой концовке, а до этого были неторопливый экскурс в мир и знакомство с героями. Как итог, у меня осталось чувство, что меня обманули. Ведь у истории нет никакого продолжения.

Что касается конкретно прочитанной части сюжета, то она мне показалась похожей на фильм. Из всех тех боевиков-блокбастеров про космос и не только. Наверное, сходство это вызвано тем, что сюжет довольно динамичный, “боевичный” и что ли немного “затасканный”. Сколько их таких историй, где главный герой — хороший парень — живёт работой ради семьи, но потом сталкивается с негодяем, который на самом деле не такой уж и негодяй, а всё чем жил герой прежде оказывается не так, как оно виделось: обман, заговор и т. д. И дальше герой уже против всех, и пошло-поехало с перерывами на погони и экшн.

Не возьмусь сказать, что это хорошо или плохо. Нет. Речь не о том. Подобные истории вполне имеют своё место в мире, и они даже очень активно имеют зрителей.

Но конкретно этот рассказ почему-то затерялся на фоне прочих историй. То ли по тому, что он слишком короткий и не окончен. То ли потому, что подобных сюжетов слишком много и блеснуть индивидуальностью среди них уже сложнее. А может и просто потому, что эта история намеренно сделана похожей на другие известные и соткана из их шаблонов. Ведь даже заяц героя, с которого начинается повествование уже участвовал в фильме “Воздушная тюрьма”. И, как выясняется чуть позже, сходство с этим фильмом находится не только в игрушке. Не явное, но в голове оно всё же всплывает, отчего и теряется индивидуальность рассказа.

Удачи автору!

0
mgaft1

Чего же здесь неоконченного? В конце рассказа, вместо того, чтобы быть “слугой” проклятых зажравшихся капиталистов и развозить их на курорты, герой отсылает семью в сохранное место и берет курс на борьбу с системой. И как “честного” борца его пошлют туда куда Макар телет не гонял – на Луну добывать фенгарит. )

1
Alex N

Концовка обрывается как раз на том, что герой только взял курс на борьбу с системой, и дальнейшая история остаётся открытой для вольного воображения. Вероятно, вы правы, и герой отправится на Луну. Но это лишь одна из версий. Может же быть и так, что он сам опрокинет систему “на лопатки”, и Луна больше никого не увидит.

0
mgaft1

опрокинет систему “на лопатки”, и Луна больше никого не увидит.

Ценю ваш юмор.  ?   ? 

0
Alex N

Такой юмор вполне популярен в подобных сюжетах, так почему бы не посмеяться всерьёз вновь и не представить как герой устроит очередной “Эквилибриум” или “V — Вендетту”?

В конце концов, чтобы дать читателю возможность представить реальную “жизнь за окном”, как я считаю, не стоило бы и писать весь этот фантастический сюжет с полётами на Луну:)

1
mgaft1

 ?  ? 

1
alla

и опять отлично, в конце до мурашек. Только какой план у Игоря? Начать повстанческое движение?

0
UrsusPrime

План Игоря: добывать по 8 тонн руды в день.))) Он очень скоро осуществится.

2
UrsusPrime

Минусы: скукота, наивность, банальность сюжета, вторичность, отсутствие внятной логики – зачем зеков убивать на шахтах ференгита, когда есть земные рудники урана?, “Вспомнить всё” с Арни в качестве источника вдохновения и всего остального (он даже отсылку с Марсом в конце дает для тех кто не догадался), отсутствие бабы с тремя сиськами (это ваще не прощу), зацикленность автора на яблоках. А еще он насрал на судьбу родных, на учебу дочери и тоже вскоре будет по 8 тонн ференгита добывать.
Плюсы: условно быстро кончилось. Автор знает большинство букв. Больше не нашел.
З.Ы. Столько внимания зайцу, упомянуто, что их запрещено на приборку вешать, упоминание что магнит дочь пришивала и скорее всего, там качество такое себе, сползание на альтметр – все прямо кричит, что заяц должен сыграть роль в спасении ГГ от злодея. А может в зайца ГГ переселил Артема? Но… Это Ружье Бондарчука – оно как бы висит, но не стреляет.

1
Polo4anin

Доброго времени суток!
Очередная версия истории ЛичностьvsКорпорация.
Сюжет линейный и ожидаемый, твистов нет.
Есть несколько вопросов по тексту.
Как мне кладётся, на приборнцю панель магниты вешать – не самое разумное действие. И помехи лишние могут быть, да и в будущем для облегчения всего и вся пластик и углеродка кругом.
Реалии нынешнего дня странно смотрятся в эру круизов на Марс:ипотека, рыбалка, яблоки.
Зачем с сюжете игра в города? Знаки потратить да сюжет насвтить?
Да, формат рассказа, знаков выделено не много, но в очередной раз одни быстро откровенничают, а другие слепо принимают и впитывает, как губки.
Автору пишет, что авто исчезли, но города-то никуда не делись? Вот, здание компании, аж 313 этажей на лифте. Логично, что не авто, а глайдеры, на которых летают, и парковки сверху, на крыше. И гг спускается наоборот на лифте, и на улицу ему незачем тогда выходить в концовке.
Концовка логична и понятна, но открытая, оставляет очень много места для фантазии читателя.
Автору удачи!

1
UrsusPrime

Про города. Тоже корябнуло – только что пишет что “три часа полета я обычно слушаю аудиокниги и жру”. А потом ОП давай в города.

0
Windfury

Этот рассказ, хоть и написан простовато, без особых изысков, радует интересным сюжетом. Хорошая выверенная композиция, приятные шутки-улыбки. В общем, оставил приятное впечатление, тем более, что фантастике не всегда изысканность к лицу, достаточно, что читалось легко, все перипетии понятны, персонажи выпуклые. На мой субъективный взгляд – добротная фантастика. Но, ничего не обещаю)

0
Good Reading

Доброго дня, уважаемый автор!
Понравился рассказ: по своей натуре не могу пройти мимо социалочки.Читалось с интересом от начала до конца.
Возможно Ваше произведение войдёт в мой ТОП-5 на голосовании, хотя он уже переполнен. Посмотрим.
Успехов в творчестве!

0
Мишка Пушистая

Одиночество красной нитью проходит сквозь весь текст рассказа. Герой – одиночка, пытающийся встать на тропу борьбы с системой. Искин – тоже себе на уме. Бежавший заключенный – один из немногих, кто попытался, но не смог. Мечты героя – как отдельные островки счастья среди общего удручения – тоже об уединении.
В целом рассказ оставляет какое-то тотальное пыльное послевкусие. Мне это не нравится. Мой внутренний экстраверт говорит «нет».
И почему заяц зелёный??? ? 

0
Эллен

Печальной будет эта песня. Наверное, кто-то должен пробивать лёд снизу головой. Противоречивые ощущения от рассказа. Хорошо, что есть тема. Действительно, выглядит как первая серия. Для того, чтобы эта история не стала трагичной безнадёгой, а превратилась в кровавое побоище, надо придумывать целый сериал. А, если быстро, то всего лишь несколько бессмысленно загубленных жизней. Фантастические подробности данного произведения не впечатлили. Но рассказ заставил задуматься, что для меня является плюсом.

0
Кирин59

Внимание: субъективность данного комментария может превышать значение, допустимое для 
принятия моего мнения во внимание.
До чего же некоторые рассказы любят экспрессию. Обычные приветствия – с восклицательным знаком, благодарности и хрипения – с восклицанием, диалоги – на повышенных тонах. Словно персонажи боятся, что их не услышит не собеседник, а сам читатель. Но для читателя-то важна не громкость, а сами слова.
Впрочем этому рассказу с 66 восклицаниями на 15000 знаков далеко до № 13 с его-то 140 на аналогичный объем текста. И не подумайте, что я недолюбливаю экспрессию. Просто иногда она бывает настолько не к месту, что перестаешь верить персонажам, перестаешь верить в них. Герои становятся актерами самодеятельности, а сюжет – любительской постановкой.
И тем обиднее становится за хорошие рассказы – такие, как этот. Ведь даже при отличной динамике, но при неполном погружении в историю и недоверии к происходящему, начинаешь обращать внимание на другие недостатки: на обилие лишних и повторяющихся местоимений, на недостаток мотиваций (например, объяснение искина “Любопытно, что будет дальше” совсем не поясняет, для чего ему это, что именно он имеет в виду и как он вообще узнает, что будет дальше, будучи искусственным интеллектом челнока), на излишнее “абзационирование” и прочее.
Тогда как у истории интересный и динамичный сюжет, глубокие персонажи с хорошо изложенной предысторией, отлично раскрытая тема, заметный яркий конфликт и даже привлекательное название. Если списать все недостатки на поспешность при написании, то рассказ – явный и заслуженный кандидат на топ-5.

1
Valico

Рассказ неплох, сама идея интересная, открытый финал подразумевает, что герой решил идти против системы.
Написано хорошо, хотя некоторые детали, думаю стоит подправить. Непонятно зачем возить сжатый воздух, когда можно чистый кислород, а на месте устроить систему регенерации плюс оранжерею с теми же фруктами-овощами.
И да, что-то мне кажется, что с таким обращением зеки превратятся в луддитов и будут шантажировать землян, имея доступ к ценному продукту, которого нет на земле. Что-то здесь нужно внести…
Да, еще насмешил холодильник с фруктами и обедами на полочках в космическом корабле. 

0
Мушавер

Хороший рассказ: затрагивает социальную проблематику, написан красиво, прочтение не утомляет. Довольно цельное, но при этом многогранное произведение. Есть над чем подумать.

0
Террапевт

Жажда социальной справедливости. Поиски правды. Защищение угнетенных. Наказание подлецов. С детства и до сих пор я, как глупая плотва, кидаюсь на эту блесну. А зря. И этот рассказ, к сожалению, ещё одно тому подтверждение.

0
Александр Прялухин

Автор, как мог, довел свою историю до логического завершения. Она не то, чтобы очень увлекательна, не слишком оригинальна, не написана ярким, образным языком, да и вотэтоповорота в ней нет. Боюсь, что и сама идея пришла автору в голову, когда он тянул ее за уши к конкурсной теме. Но рассказ хотя бы понятен и закончен.

0
Шорты-34Шорты-34
Шорты-34
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

21
0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх