Лифт

Лифт остановился. За пластиковой, исцарапанной шкурой его что-то скрябнуло, громыхнуло – последний, прощальный удар пружинного сердца – и лифт встал. Я вынул мобильник из внутреннего кармана пальто, машинально засек время – 09:28.

 

Я был заперт, зажат, стиснут намертво лифто-челюстями, я переваривался во внутренностях его, и едкий желудочный сок стекал по моим вискам, холодными струйками пота. Мне было неуютно и жарко, я скинул пальто, замерев в ожидании.

 

09:31.

 

Я нажал кнопку «Вызов», черную, вздувшуюся блямбу, выступающую из-под пластикового ребра. Блямба вошла вовнутрь, послушно вдавилась под моим пальцем, чтобы секунду спустя – распрямиться с сухим, кашляющим щелчком. Я подождал, прислушиваясь. Никто не шел.

 

09:34.

 

Я поднял голову к потолку, нёбом сомкнувшемуся надо мной, гнильно-белесым, язвами краски исчерченным нёбом. Лампочка сплюнула мне в глаза грязно-рыжего света, я прищурился, всматриваясь в надпись справа от нее: «Никто никогда не узнает, что я…» Вильнув на прощание черным облезлым хвостом, надпись пряталась, заклеенная рекламной листовкой, под которой была другая листовка, под которой… Мобильник показывал 09:39.

 

Я попытался читать новости с экрана. «Биржевой курс доллара вырос на 0,67 рубля. В Совфеде поддержали запреты на полеты самолетов в Турцию и Тунис. Центробанк выпустит в декабре новую сторублевую купюру». Я заперт в лифте. Лифт медленно пережевывает меня железными, покрытыми ржавчиной зубами, и из нутра его отчетливо пахнет машинною смазкой.

 

09:43.

 

Я пнул ногою в дверь. Туда, где в щели между лифто-зубами мелькала лестничная клетка. Пнул еще и еще, до боли в сбитом большом пальце, до паутинно-мелкой дрожи по стенам сомкнутых лифто-челюстей. Вокруг было тихо. Никто никогда не узнает, что я…

 

09:50.

 

Я заорал. Так, будто лифт перекусывал меня пополам акулье-острыми, отточенными как бритва зубами, будто, распадаясь на две половинки, я падал и падал в бесконечно глубокую лифтовую шахту, заливая кровью пульсирующее лифто-горло, встречаясь в полете с собственным криком и опережая его. Орал и бил ногами в дверь, пружинящую, словно резиновая, и стены сжимались за моею спиной, и звуки отскакивали от стен, ударяясь в мои барабанные перепонки. Мобильник замер на 09:54.

 

Никто не отзывался мне. Время внутри лифта остановилось, и за его пределами тоже. Я сел на пол, прямо на расстеленное пальто. Мокрое от пота, будто громадный язык, растущий из пола, смакующий меня, как кусок гамбургера, щетинисто-жесткий язык… Лифт пробовал меня на вкус и остался доволен.

 

10:00.

 

Я больше не кричал, вслушиваясь в окружающую меня тишину. За стенами лифто-желудка что-то щелкало и урчало, вздрагивало и сокращалось. Стены меняли форму – то выгибаясь, будто цветочные лепестки под порывами ветра, то втягиваясь вовнутрь. Светильник на потолке растекся грязно-рыжею кляксой, мигнул – и погас, оставив меня в абсолютнейшей темноте, слушать дыхание и лифто-вздохи.

 

10:08.

 

Что-то капнуло мне за шиворот, липкое, как кисель, и мертвенно-ледяное, будто недорастаявшая сосулька. Лифт истекал слюною, пахнущей железом и плавленой пластмассой, стены сжались, разрисованной краскою кожей касаясь лица. Я вытянул руку – и пальцы обняло что-то резиново-гибкое, словно сама темнота здоровалась со мною за руку. Мобильник выпал, застыв на отметке 10:15.

 

Время двигалось вспять, тонкой, песчаною струйкой покидая стеклянную колбу, пластиково-черное, пространство скручивалось подо мной гигантской воронкой. Все вокруг дышало и плыло, волнами накатывала тошнота. Перегнувшись через пальто, я выблевал куда-то в угол завтрак, впихнутый в себя на бегу, перед тем, как я вышел из дома, перед тем, как приехал в офисный центр, перед тем, как сел в лифт… и стеклянные часы перевернулись, и минуты, секунды высыпались из них, разлетаясь по полу мелкими бусинками.

 

81:01

 

Я не чувствовал ног, наверное, отсидев их в неудобной позе. Повернулся, пытаясь привстать – и резиново-мягкие пальцы легли мне на затылок, вдавливая обратно в пол. Я коснулся рукою поджатых коленей – и их не было, ничего, кроме густо-сметанной черноты, наплывающей на меня с разных сторон. Едкого, как серная кислота, желудочно-лифтового сока, растворяющего меня вместе с костями.

 

52:01

 

Я открыл рот, высвобождая крик, пружиной рвущийся откуда-то из легких – и темнота тут же проникла внутрь, черным, неостановимым потоком хлынула сквозь глазницы, сочилась в желудок, дырами разъедая гортань. Я шипел, рваным, искалеченным горлом, словно спущенное колесо: «С-с-с…», булькающими пузырями выталкивая тьму наружу. Пока ее не стало так много, а меня так мало, что, рыгнув в тишину пластиковою отрыжкой, лифт двинулся вверх, щелкая жестяными суставами. Шел, пока не достиг нужного мне этажа, а после – вздрогнул и остановился, распахнув черную лифто-челюсть свету и человеческим голосам. Я машинально засек время – 82:01, и больше уже не выпускал мобильник из рук.

 

***

 

– Сколько он тут просидел? Час? Мда, при его-то клаустрофобии… А я ему всегда говорил – боишься, так ходи пешком, нефиг героя из себя корчить… Ну, догеройствовался, молодец. Что делать, спрашиваете? А что тут можно сделать – скорую вызывайте, пусть они его оттуда и вынимают. Вместе с мобильником и пальто. И потом уборщицу бы туда, в лифт. Напакостил-то, прости господи, хуже бомжа… Вот что болезнь с человеком творит! Да отойдите вы все, чего смотрите! Устроили, понимаешь, бесплатный цирк!

(Просмотров за всё время: 52, просмотров сегодня: 1 )
10

Автор публикации

не в сети 3 месяца

Marita

354
Я - фольклорный элемент, у меня есть документ, и вообще - могу отсюда улететь в любой момент!
Комментарии: 46Публикации: 5Регистрация: 01-05-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
20 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
mgaft1

У всех какие-то проблемы, фобии. Некоторые акул боятся, некоторые высоты, в вот этот герой кластрофобии. Я вот боюсь экономики Байдена. Развалит он все к черту.

1
Madam

😁Все переживем.Главное,оставаться людьми😉

0
mgaft1

В таких случаях до нашей личности дело не доходит. Такой страх на уровне рептильного мозга. Поэтому мне показались странными такие утонченные ассоциации и рассуждения автора. Интересно если Марита сама подвержена кластрофобии.

0
Madam

Что ж с того:страх-древнейший инстинкт.Без него человек является отклонением.У меня вообще все присутствуют,но некогда обращать на них внимание-настолько хороша жизнь🙂😉

0
mgaft1

У меня реально – боязнь высоты. Но в этой боязни нет никаких красот и образов. Просто боюсь и все.

0
mgaft1

А это рефлексия на вас собственный опыт или вы все это выдумали?

0
mgaft1

ваш

0
mgaft1

И все эти образы, которые вы описываете – это то что вы реально чувствовали? Лифто-челюсти, желудочный сок и все такое или вы это все додумали позже, когда писали, чтобы сделать рассказ более интересным?

0
mgaft1

Я так и думал. Лимбическая система неспособна к такого рода абстрактным красотам. Она просто поднимает сигнал тревоги.  😀 

0
Анжелика-Анна

Весьма красочно получилось, ярко. Самое то для короткометражки. И метафора такая- брррр, притом ничего надуманного.

0
Анжелика-Анна

Ну, что попишешь. 😀  Я, кстати, тоже лифты не очень.  😅  Но это с непривычки, с детства не пользовалась лифтом, зато каждый день тренировка.

0
krlnpe

Супер! Я такие вещи не люблю, но посмотрела – вашему рассказу никто оценку не поставил – думаю, да ладно, не может такого быть, человек старался – надо прочитать … И вау! Как все хорошо написано, боюсь предположить – вы Лукьяненко?, хотя нет – он так не смог бы, ну Кинг отпадает – он последнее время по Беседкам не шляется, ох! вы наверное – новая Звезда! Правда, очень хорошо.

0
kompas

Для чего нужны грабли? Чтобы на них постоянно наступать!
Хороший рассказ!

0
БФ-2 ФиналБФ-2 Финал
БФ-2 Финал
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

20
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх