Медальон с лунным камнем. Глава 4. Глава 5. (18+)

Глава 4. Перерождение

До позднего вечера Миэл отмывал операционную от крови, размазывая по светлому мрамору подсохшие сгустки. Несколько раз юношу выворачивало наизнанку, когда из вольера с демоническими кроликами раздавался хруст костей и характерное утробное чавканье. Как и сказал Табрис, очень скоро от трупа не осталось даже костей, и теперь зверьки жевали солому, насквозь пропитанную кровью жертвы. Когда Миэл приближался, железные прутья клетки содрогались от мощных ударов окрепших после сытного ужина демонов, которые теперь были не прочь добраться до десерта в лице юноши. Звери шипели и рычали, возбуждённо высовывая багровые языки и разбрызгивая белую слюну, бегали вдоль решётки за Миэлом. В какое-то мгновение парень не выдержал и, схватив окровавленную тряпку, в ярости запустил ею в зверьков. Те резко подпрыгнули от неожиданности, но уже в следующую секунду дружно вцепились в тряпку иглоподобными серо-жёлтыми клыками, молниеносно разорвав её на мелкие клочки, которые тут же проглотили.

— Чёртовы отродья! — Миэл презрительно сплюнул, с ненавистью поглядывая на зубастых тварей. Впрочем, те отвечали ему горящими взглядами, в которых ненависти было гораздо больше. — Почему нельзя было вас просто удавить?

— Потому что Жерхи принадлежат к Адскому Кругу, Миэл, — раздался голос Армисаэля, и очень скоро он и сам возник в дверях операционной. — Мы не смеем трогать тех, кто принадлежит Люциферу, если не хотим развязать с ним войну. Поэтому мы подселяем демонов в тела животных и птиц. Эти твари не живут долго, а когда умирают своей смертью, их души отправляются прямиком в ад. Таким образом, все остаются довольны.

— А из-за чего вообще рождаются Жерхи?

— Из-за постоянного кровосмешения происходит необратимый сбой в наших генах, Миэл. Мы вырождаемся, и наше место занимают более примитивные, низшие виды. Мы уже не можем размножаться, как раньше. Чистую свежую кровь негде взять. К тому же, девочки рождаются крайне редко, поэтому некому продолжить род. Но сегодня у нас настоящий праздник. Родилась девочка, а значит, она продолжит род, используя человеческих особей мужского пола для очищения крови. У неё уже не будут рождаться Жерхи, и её потомство станет превосходным материалом для настоящих Падших.

— Но почему именно девочки должны разбавлять кровь? Разве мы этого сделать не в состоянии?

— Мужчинам гораздо сложнее, мой мальчик. Женщина-нефилим запросто рожает от человека, а вот женщина-человек почти всегда умирает после близости с Падшим. А если провести церемонию, то ты сам видел, чем это заканчивается. Кровь человеческой самки не справляется с кровью Падших, и у неё просто не хватает сил, чтобы родить нефилима. Испорченные гены в большинстве своём не исправляются, и на свет появляются всё те же Жерхи. Сегодня случилось чудо и из тринадцати эмбрионов один очистился, превратившись в прекрасную здоровую девочку. Но это скорее исключение, а не правило, понимаешь?

— Но чем тогда так ценна Лайла, если её кровь не очищена?

— У Лайлы кровь не просто очищенная, но ещё и очень сильная, — в голосе Армисаэля появилось невольное уважение и гордость. — Афаэл молодец! Он сумел воспользоваться ситуацией и получить потомство от самого прекрасного ангела. Теперь у Лайлы есть все шансы родить чистокровных Старшей касты, сравнимой по силе с архангелами. Через четыре недели девушка станет совершеннолетней, и Старшие проведут церемонию.

— А сколько раз можно проводить эту церемонию? — в глазах юноши светился неподдельный интерес. С тех пор, как он достиг положенного возраста, Миэл начал узнавать тайны общины, от которых захватывало дух и по спине бежали мурашки. Про церемонию, в которой выбирали «Невесту Рода», он знал лишь вскользь, поэтому теперь, пользуясь хорошим настроением отца, старался задать как можно больше вопросов.

— Если женщина рожает из тринадцати эмбрионов больше половины здоровых — церемонию проводят каждые тринадцать месяцев, до тех пор, пока подобные показатели не изменятся. После чего женщине дают отдохнуть три года, и процесс возобновляют.

— А если она снова рожает Жерхов, что тогда?

— По правилам общины такая женщина больше не может пребывать среди нас, — Армисаэль небрежно повёл плечами. — Мужчины не должны изводить себя желанием, которое не смогут удовлетворить без риска наплодить ещё Жерхов. Всё должно оставаться в равновесии, сын.

— Ты расскажешь, как проходит церемония?

— Сам увидишь, если тебя допустят, — фыркнул Армисаэль, покачав головой. — Но я бы несильно рассчитывал на это на твоём месте.

— Почему? — лицо парня сразу помрачнело, в тёмно-зелёных глазах появилась злость. — Чем я хуже других?

— Ничем, — Армисаэль холодно улыбнулся. — Просто ты – нефилим и не относишься к клану Старших. Таких, как ты, редко выбирают для участия в церемонии. Падшим важно продлить род чистокровных, а не плодить полуангелов.

— Меня тоже родила человеческая самка? — Миэл аж сглотнул от омерзения. — И из неё лезли…

— Нет. Ты родился один, — доктор захихикал, потешаясь над чувствами парня. — Церемонии не было. Просто в один из разрешённых циклов я наткнулся на девственницу, которую по правилам нельзя убивать. Пришлось забрать её сюда, где ты и родился.

— А она? Что с ней стало?

— Ну, если ты не заметил её где-то поблизости, значит, её просто нет, — язвительно хмыкнул Армисаэль, взглянув на сына с недоброй усмешкой. — Не переживай, — он снисходительно хлопнул парня по плечу. — Через годик-другой и ты получишь свой шанс, — доктор вновь рассмеялся и, вручив сыну швабру, скрылся в дверях. Миэл проводил отца мрачным, полным ненависти взглядом и, отшвырнув швабру, быстрым шагом покинул операционную.

***

Миэл долго стоял в тени раскидистого дерева, наблюдая за тем, как в освещённых окнах дома мелькает тень Натаниэль. Вечерние сумерки давно опустились на деревню, поэтому парень не слишком волновался о том, что его кто-нибудь увидит. До боли в глазах Миэл вглядывался в окна, рисуя в своём воображении то, что происходило сейчас в доме.

Ему казалось, что он видит Натаниэль сквозь плотно занавешенные зелёные шторы. Видит, как девушка расчёсывает свои прекрасные длинные волосы, как они небрежно рассыпаются по её плечам и непослушная чёлка падает на лоб. Потом блондинка медленно стягивает с себя блузку, затем лифчик, оставаясь только в юбке до колен. Но вот и юбка падает на пол, к её ногам, и девушка почти полностью обнажена. Её тело такое розовое, нежное, гибкое… Оно так влечёт, так манит Миэла, что от этого мысленного видения захватывает дух. Парень даже не замечает, как его ногти впиваются в кору дерева и, подобно когтям животного, оставляют на ней глубокие борозды. Кровь приливает к вискам, и нефилим, задыхаясь, стискивает зубы, чтобы подавить вырывающееся рычание. Его глаза светятся зелёным огнём, и спину сводит судорогой боли, когда огромные крылья мощным ударом разрывают футболку на его спине и, подобно парусам, разворачиваются на ветру. Гладкие чёрные перья трепещут в струях тёплого воздуха, доставляя своему хозяину неописуемое удовольствие и почти физическое наслаждение. Миэл замирает, впитывая в себя порывы ветра и позволяя крыльям свободно расправиться за спиной. Несколько широких взмахов и чёрные крылья поднимают его над землёй так высоко, что от восторга у юноши перехватывает дыхание. Из его горла сам собой вырывается странный, нечеловеческий крик, который нефилим уже не в состоянии удержать. Планируя над деревней, он заново открывает для себя этот мир, ощущая прежде недоступное чувство свободы. С каждым взмахом огромных крыльев сила его растёт, душа наполняется мудростью тысячелетий, накопленной Падшими. Он больше не будет зависеть от мелких человеческих желаний и глупых эмоций. Больше не поддастся страхам и пошлым радостям людей. Он больше не приемлет ничего наполовину — ему нужно всё! Вся сила! Вся слава! И всё наслаждение!.. Ему нужен весь этот мир!

***

— Скоро рассвет, Армисаэль, — доктор и не заметил, как на тропинке появился Афаэл, вместе со Старшими: Хемахом и Самаэлем. — Птичку пора вернуть, пока кто-нибудь не заметил.

— У него крышу снесло от веселья, — Хемах криво усмехнулся, наблюдая за кульбитами, вытворяемыми в воздухе Миэлом. — А крылышки у мальчика нехилые, почти, как у Старших. Что значит, девственницу поиметь, да, Армисаэль? — он обернулся к доктору, но тот лишь скривился от презрения.

— Сейчас я его приземлю, — наконец произнёс Армисаэль, стаскивая через голову старый свитер и расправляя огромные жёсткие крылья.

— Не выйдет, — Самаэль, до этого молчавший, покачал головой. — Теперь этот нефилим, пока не перебесится, слушать никого не будет. Вспомни себя, доктор. Тебя тогда Пахадрон три дня ловил, пока Беллора не позвали.

— Я — Падший, а этот — нефилим, — фыркнул Армисаэль, в несколько мощных взмахов устремляясь в небеса.

— Пусть попробует, — когда Старшие повернулись к Афаэлу, тот лениво повёл плечами.

— А что, у твоего Сандала крылышки ещё не показывались? — спросил Самаэль у старосты. — Или ты его заранее кастрировал?

— Для Сандала будет лучше, если его крылья вообще не раскроются, — Афаэл неожиданно помрачнел. — От него всего, чего угодно можно ожидать.

— Смотри, как бы он Лайлу не испортил, а то попрут гормоны… — тут уже и Хемах нахмурился. — Знаешь ведь, как у молодых крышу на этом периоде сносит. Не успеешь оглянуться, а Лайла уже не девственница. Инцест навсегда её кровь обесценит, Афаэл.

— Что ты предлагаешь?

— Отсели Сандала, пока не поздно.

— Он ещё не совершеннолетний.

— Плевать, не сдохнет, — губы Хемаха презрительно дрогнули. — Зато Лайлу убережёшь. В конце концов, девчонка — самое главное для нас. Она таких Сандалов штук сто нам родит, если не больше. Тем более, что твой сынок изначально в планы не вписывался. Хорошо, если как донор сгодится, а так он вообще не нужен.

— Ладно, я подумаю, — Афаэл кивнул, даже не повернув головы. — На окраине есть несколько пустых домов.

— Правильно, вот вместе с этим «лётчиком», — Хемах кивнул на небо, где Армисаэль безрезультатно гонялся за сыном, — Сандала и посели. Пусть там со своими гормонами и разбираются.

— Ладно, на Сборе сегодня обсудим, — староста решил закончить спор. Потом посмотрел на восток, где уже начала загораться заря. — Пора звать Беллора, — без всякого выражения, заметил он. — Самаэль, сходи за ним.

— Сейчас приведу, — кивнул ангел и направился по тропинке в сторону домов.

Прошло около пяти минут, когда на тропинке появились Самаэль и Беллор. Самаэль выглядел гигантом рядом с невысоким, стройным Беллором. Мощный, словно накачанный, торс Самаэля был образцом телосложения, отличавший большинство Старших ангелов. Крепкие, широкие плечи, узкая талия, бугристый мышцами торс, сильные ноги — всё это невольно бросалось в глаза, напоминая нефилимам, кто здесь хозяин. Старших в деревне было семеро, и для церемонии приглашали Падших из других поселений, разбросанных по всему свету. Но всех координировал и всеми руководил Афаэл. На Сбор тоже прибывали все именно сюда, а, когда уходили, никто не сомневался, что все указания Афаэла будут исполнены в точности. Тем более, что местная община состояла из очень сильных Падших ангелов — его верных помощников.

— Представь, Беллор, Армисаэль решил сам поймать взбесившегося нефилима, у которого этой ночью случилось перерождение, — Хемах насмешливо кивнул кудрявому красавцу на небо. Тот медленно поднял чистые фиалковые глаза и взглянул в том направлении, куда указывал ангел. Беллор был очень светлым блондином, с фигурой балетного танцора и невинным взглядом больших фиалковых глаз. Настоящей его силы как воина не знал никто. Беллор обходился без неё, используя другие свои качества: невероятную скорость, меткость и… чудовищную жестокость. Его пленяющая красотой внешность была настолько обманчивой, что столкнувшись с истинной сущностью этого ангела, даже Старшие были шокированы столь несовместимыми характеристиками. Беллор был молчалив и задумчив. Он редко улыбался, являя миру ослепительную белоснежную улыбку, которая превращала его лицо в «святой» образ невинного ребёнка. Однако немногим, кому улыбался этот ангел, повезло остаться в живых, чтобы успеть улыбнуться ему в ответ. Улыбку Беллора тут же окрестили «улыбкой смерти», а к самому ангелу вполне законно перешли все полномочия палача, охотника на нефилимов, и другие обязанности, где требовалось одно из его потрясающих качеств. Ловить нефилимов в критической фазе перерождения тоже доверяли Беллору, зная, что весь процесс займёт у того не более двух минут.

Развернув большие чёрно-серебристые крылья, Беллор одним взмахом оказался рядом с резвившимся Миэлом. Парень рванул в сторону, но что-то с быстротой молнии обрушилось на него сверху, прямо на спину между крыльев. Нефилим не успел опомниться, как охотник уселся на него верхом и, схватив за переборки крыльев, дёрнул их с такой силой, что у Миэла потемнело в глазах. От страшной боли крылья беспомощно повисли, и, перекувыркнувшись в воздухе, парень камнем полетел вниз. Сжав его тело ногами, Беллор ухватил юношу за волосы и задрал его голову таким образом, чтобы не дать возможности ориентироваться в пространстве. Потом расправил красивые крылья и мягко спланировал на землю вместе с ним. Причём Миэл рухнул всем телом в грязь, после чего туда впечаталась и его голова, которую за волосы очень точно направил Беллор.

Неторопливо «расседлав» барахтающегося в грязи нефилима, красавчик направился обратно к дому, даже не оглянувшись на своих «собратьев».

— Высший класс! — восхищённо присвистнул Самаэль в то время, пока Хемах ржал над Миэлом и над его облепленными комьями грязи крыльями.

— Ладно. Идите по домам, — Афаэл тоже не смог удержаться от смеха, глядя на побагровевшее от ярости и унижения чумазое лицо нефилима. Армисаэль, приземлившись рядом с сыном, схватил того за плечо и, подталкивая, потащил домой.

Глава 5. Приглашение

— Сандал! — Афаэл резко толкнул дверь и вошёл в комнату. Он застал парня сидящим вместе с Лайлой на широком диване. В руках юноши был какой-то журнал, который близнецы с интересом рассматривали. — Что это? — староста шагнул к детям и, прежде чем они опомнились, вырвал журнал из рук сына. Бегло пролистав страницы с полураздетыми девицами, Афаэл помрачнел. — Только этого мне не хватало, — прошипел он, врезав журналом Сандалу по щеке. Да так, что тот чуть не слетел с дивана.

— Это просто журнал мод! — взвизгнула Лайла, вскакивая и с вызовом замирая перед отцом. — Мне Натаниэль дала посмотреть. Что здесь такого?!

Но Афаэл не ответил. Просто врезал журналом и дочери тоже.

— Не бей её! — Сандал тут же бросился на отца и, вырвав из его рук злополучный журнал, загородил собой сестру, из глаз которой брызнули слёзы. — Не смей её бить, понял?!

Вид у юноши был боевой. Серые глаза пылали угрозой и отчаянием одновременно. Лицо же старосты оставалось непроницаемым, только в глубине чёрных зрачков вспыхивали какие-то мрачные огоньки.

— Собирай вещи! — наконец выдохнул он, обращаясь к сыну. — Ты переезжаешь. Сегодня.

— Переезжаю? — парень невольно растерялся. — Куда?

— Хватит сидеть у меня на шее, — тон старосты стал ледяным. — Ты достаточно взрослый, если смеешь повышать на меня голос. И, значит, тебе пора жить одному.

— Но по закону общины ты не можешь меня выгнать! Я ещё школу не закончил!

— Здесь я — закон! — с неожиданной угрозой прошипел Афаэл, и от его тона у Сандала забегали по коже мурашки. — Собирайся! Я покажу дом… А ты, — он развернулся к дочери. — Отправляйся в свою комнату и не смей выходить!

— Почему? Что я сделала? — Лайла упиралась, когда староста схватил её за руку и потащил из комнаты. — Я не буду сидеть взаперти! Сегодня воскресенье. У Натаниэль день рождения, и мы обещали прийти! Ты не можешь обращаться с нами, как с рабами, отец! Сейчас не средневековье! — ей всё же удалось вывернуться из хватки Афаэла и спрятаться за спину брата. — Мне надоело! — выкрикнула Лайла, потирая покрасневшую после удара щёку. — Я уеду к чёрту отсюда! Ты меня достал со своими идиотскими правилами! Я прямо сейчас уйду! Вместе с Сандалом!

— Никуда ты не уйдёшь, — вопреки ожиданиям, голос Афаэла прозвучал довольно спокойно. — И не нужно устраивать истерику. Мне не понравился этот развратный журнал, что вы читали, но это не повод сбегать из дома…

— Это не повод нас бить! — перебила девушка. — И не повод выгонять Сандала на улицу! Запомни: если он уйдёт — я тоже не останусь. В конце концов, мы с ним родились в один день, и если ты считаешь его взрослым, то тебе придётся считать таковой и меня. Так что либо он остаётся, либо мы уходим вместе, ясно?!

— Хорошо, — после долгого молчания Афаэл неожиданно кивнул. — Сандал останется здесь ещё на четыре недели, до вашего совершеннолетия, но с одним условием… Он будет жить во флигеле, а ты здесь. И чтобы вместе я вас больше не видел.

— Это что за фигня? — Лайла даже рот раскрыла, не понимая, куда отец клонит. — Ты о чём вообще?

— Он боится, что я тебя испорчу, — мрачно заметил парень, со злостью глядя на отца.

— Бред какой-то! — фыркнула Лайла, не в силах переварить услышанное. — Как будто вокруг мужиков мало, кроме моего брата! Если бы я хотела потерять невинность, то…

— Отец не доверяет мне, Лайла, а не тебе, — процедил Сандал, перебив сестру. Однако Афаэл вмешался, прежде чем девушка успела возмутиться.

— Так вы согласны на моё условие или нет? — всё тем же ровным тоном спросил он.

— Это какой-то маразм, — пробормотала Лайла, но всё же кивнула после того, как Сандал сделал то же самое. — А мы можем пойти на день рождения к Нате? — не сдаваясь, поинтересовалась она.

— Нет.

— Нет? — снова вспыхнула девушка, но Афаэл не дал ей продолжить истерику.

— Натаниэль вы пригласите сюда, если хотите отпраздновать этот день рождения. Мне будет спокойней, если ваша компания останется под присмотром.

— Мы не собираемся напиваться и устраивать оргию!

— Я всё сказал, — оборвал Афаэл, направляясь к дверям.

— Ладно, — Лайла поджала губы, но всё же сдалась. — Я приглашу Нату к нам, но ты должен дать машину, чтобы мы съездили в город за подарком.

— А что вы собираетесь дарить? — староста замер в дверях и вновь обернулся к дочери. Та на мгновение растерялась.

— Ну, не знаю… Может браслет какой-нибудь или колечко… Что-нибудь подберём посимпатичней.

— Такой мусор на совершеннолетие не дарят, — Афаэл презрительно фыркнул. — Какая польза этой девушке от колечка?

— Но что тогда? — Лайла оглянулась на брата, ища поддержки.

— У вас скоро выпускной, — помолчав, продолжил староста. — Вряд ли у Натаниэль хватит средств, чтобы купить приличное платье.

— Точно! — серые глаза девушки загорелись. — Нужно ей шикарное платье купить! Только вот как без примерки?

— У вас один размер. Ты поедешь со мной, Лайла, и мы вместе купим. А ты, Сандал, отправишься к вашей подружке и предупредишь её о том, что ваш праздник переносится сюда, понял?

— Понял, — парень хмуро кивнул, провожая глазами отца, который направился в гараж выгонять машину.

— Не кисни, братик, — как только он ушёл, Лайла тут же повернулась к Сандалу и подёргала того за рукав. — Ты же знаешь отца: он всегда был занудой! Остынет скоро, вот увидишь!

— Он меня ненавидит, Лайла, — юноша задумчиво покачал головой. — Не знаю, почему, но он всегда меня ненавидел.

— Да брось, — рыжая, утешая, погладила его по плечу. — У отца характер плохой — это правда, но он тебя любит… Просто старается сделать из тебя мужчину, ну и перегибает немного…

Сандал не стал спорить, но в его глазах по-прежнему горели обида и злость. Вздохнув, он отстранился от сестры и покинул комнату.

***

— Сандал? — Натаниэль несколько опешила, увидев на пороге одного из близнецов. — Ты чего так рано? Мы ведь в пять собираемся.

— Да, я помню. Только… — он стоял, устало прислонившись к косяку двери, и немного расстроенно разглядывал девушку.

— Только не говори, что Афаэл вас не отпускает! — выдохнула блондинка упавшим голосом.

— Его опять переклинило, Ната, — парень угрюмо кивнул. — Он не пускает нас к тебе, но мы можем устроить праздник у нас — так он сказал.

— Весело, — протянула девушка, невольно скривившись. — И правда, переклинило…

Сандал отвёл взгляд, рассматривая подвядшие от палящего солнца цветы.

— Он что, тебя бил? — вдруг заметив синяк на его щеке, вскинулась Натаниэль и потянулась пальцами к лицу юноши. Тот отстранился, потом взглянул ей в глаза.

— Так ты как? Не против того, чтобы у нас отпраздновать? — не ответив, спросил он.

— Конечно, — подумав, девушка кивнула, не желая ещё больше расстраивать парня. — Как же я могу оставить без торта моих лучших друзей?

— Тогда приходи, — он кивнул с облегчением, бегом спустившись со ступенек крыльца.

— Значит, в пять?

— Конечно! — Сандал всё же улыбнулся, шагая к воротам. — И торт не забудь!

Натаниэль махнула ему рукой, наблюдая, как он скрывается за углом. Потом, вспомнив, что у неё в духовке остались коржи для торта, пулей кинулась на кухню. Убедившись, что всё в порядке, она облегчённо вздохнула. То, что Афаэл не пустил близнецов к ней на День рождения, не стало для девушки такой уж неожиданностью. Староста слыл человеком с довольно тяжёлым характером, и, по рассказам самих ребят, им частенько от него доставалось. Правда, Лайла всегда умела за себя постоять, да и Афаэл относился к дочери более снисходительно, чего нельзя было сказать про Сандала. От сына староста требовал беспрекословного подчинения, а когда тот пробовал возражать, строго его наказывал, не гнушаясь пускать в ход и кулаки. Сандал мечтал о том дне, когда он, наконец, окончит школу и сможет жить отдельно. В деревне было не принято, чтобы взрослые дети проживали вместе с родителями. Как только подросток становился совершеннолетним, он обязан был покинуть отцовский дом и выстроить свой. Конечно, если родители желали, они могли помочь своему отпрыску это сделать, но чаще всего юноша оказывался на улице без всякой поддержки и жил в одном из заброшенных домов, пока зарабатывал средства для того, чтобы построить новый. Какой была судьба девочек, достигших по местным законам совершеннолетия, Натаниэль не знала. В деревне было ещё несколько девчонок, но все они были гораздо младше их с Лайлой, так что узнать, выселяют их из дома или нет, не представлялось возможным. Оставалось только дождаться Дня рождения Лайлы, чтобы это выяснить. Но судя по тому, как Афаэл бдительно следит за своей дочерью, он вряд ли позволит ей так запросто покинуть родительское гнездо.

Через неделю в школе заканчивались занятия, и намечался выпускной бал. Натаниэль уже решила, что не пойдёт на него, и не будет тратить деньги на платье и всю эту праздничную мишуру. Скромные сбережения, что остались у неё после смерти Касиэры, понадобятся ей на колледж и на жильё до того времени, пока удастся найти работу в городе. Девушка уже послала заявление в несколько колледжей с просьбой о поступлении, но ответа до сих пор не было. Это казалось странным, ведь анкеты она отправила довольно давно. Однако Натаниэль всё ещё не унывала, оправдывая задержку тем, что поступающих слишком много и администрация колледжей просто не успевает всем сразу ответить. Веря, что куда-нибудь её непременно примут, блондинка потихоньку отбирала вещи, которые собиралась взять с собой.

Но сейчас она об этом не думала, сосредоточившись на украшении именинного торта. Увенчав кулинарный шедевр горстью спелых вишен, Натаниэль улыбнулась, довольная успехом, и, убрав торт в холодильник, наконец, приступила к собственному наряду. Сбросив халат, она распахнула дверцы шкафа и уставилась на его содержимое. Выбрав тёмно-зелёное платье, она приложила его к себе и развернулась к зеркалу. Даже без примерки было заметно, что девушка его уже переросла. Платье было слишком коротким и слишком узким. И уж конечно не было рассчитано на небольшую, но довольно округлую линию груди, которая не так давно украсила фигуру блондинки.

— Блин! — отшвырнув платье, на которое она возлагала столько надежд, Натаниэль едва не расплакалась от обиды. — Что мне теперь, голой идти?!.. «Здравствуй, Афаэл! Как ты смотришь на то, чтобы устроить своим детям стриптиз-шоу?» — пропищала она, сама себя передразнив. — Чёрт! — вновь выругалась блондинка, бросая на шкаф обречённый взгляд. Потом встала и, порывшись на полках, достала лёгкий ромпер с тонкими бретельками, скрещенными на спине. Лифчик под эту модель надеть было невозможно, но в девушке внезапно взыграло чувство непослушания и непонятного внутреннего протеста. Захотелось наплевать на ханжеские правила и бросить вызов обществу (хотя бы в лице Афаэла). Надевая укороченный до длины шорт комбинезон, так мило и женственно облегающий все выпуклые участки её тела, Натаниэль улыбнулась, подумав о том, что Афаэл, скорее всего, спустит её с лестницы, нахлобучив на макушку её же собственный торт с вишнями. Это, конечно, было бы забавно, но, вспомнив грустное лицо Сандала, девушка поняла, что не сможет так бесцеремонно испортить близняшкам последнюю надежду на праздник. Нет, уж лучше она наденет простые джинсы и футболку, чем подставит единственных друзей под удар. Поэтому, с сожалением стянув с себя ромпер, Натаниэль надела голубые лёгкие брюки и белую блузку со скромным вырезом, через который поблёскивала серебряная цепочка медальона. Она до сих пор таскала его на себе, забывая снять. Хмыкнув, девушка потянулась к цепочке с намерением избавиться, наконец, от безделушки на своей шее, как вдруг остановилась, неожиданно вспомнив про обезумевших ворон и кроликов. Непонятно почему, но у Натаниэль возникло ощущение, что она останется совсем беззащитной, если снимет медальон. Это начинало походить на паранойю, но после всех этих событий блондинка почувствовала, что становится суеверной. Это раздражало. Скоро ей станет казаться, что Касиэра является к ней с того света, и она начнёт говорить с мёртвыми. Ната фыркнула, поражаясь собственной глупости, и вновь потянулась к цепочке.

— Не снимай! — чей-то голос заставил её подскочить и одёрнуть руки. Сердце бешено заколотилось, тело прошиб холодный пот. Ната быстро огляделась в поисках источника незнакомого голоса. Поняв, что никого нет, она заставила себя дышать глубже, чтобы успокоиться.

— Как скажете, — наконец съязвила она, нервно хихикнув и делая не слишком приятный вывод о том, что сходит с ума. По крайней мере, первые симптомы были на лицо.

Похоже, после окончания школы колледж ей не понадобится. Зато её точно примут в сумасшедший дом. Хоть это утешало.

Отдышавшись после испуга, девушка решила, что просто так не сдастся, и, набравшись храбрости, вновь взялась за цепочку с твёрдым намерением победить зачатки шизофрении.

— Не снимай! — оглушительно грохнуло в её голове, заставив Натаниэль завизжать и схватиться рукой за сердце. Она прижалась к стене, хрипло дыша сквозь стиснутые зубы, начинающие выбивать неровную дробь. Её взгляд безумно шарил по комнате в поисках источника голоса, хотя в глубине души блондинка уже знала, что никого не найдёт.

— Да пошёл ты! — в ярости бросила девушка, вложив в эту фразу весь пережитый страх. — Не фига здесь командовать! Если ты не глюк, просто покажись!

Это был уже перебор. Симптомы шизанутости стремительно нарастали, и Ната это понимала. Теперь она докатилась до диалога с «воображаемым другом». Мало того, что слышит голос, так ещё и отвечает. Зато таинственный “собеседник” отвечать явно не торопился, не поддаваясь на провокации. Убедившись, что он наконец заткнулся, девушка решилась на третью попытку. Просто чтобы не нарушать чистоту эксперимента. Сжав кулаки и мысленно себя подбодрив, она досчитала до трёх и решительно взялась за цепочку…

И ничего не произошло. Похоже, её глюк и правда «пошёл». Куда и зачем, осталось за кадром. Главное, что он больше не вопил в её голове. Ната облегчённо перевела дыхание, одновременно ощупывая цепочку в поисках застёжки. Потратив на исследование серебряных звеньев целых пять минут, блондинка вынуждена была смириться с тем, что застёжка просто исчезла, а слишком маленький размер цепочки не позволяет стянуть её через голову.

— Вот блин! — испробовав все способы избавиться от дурацкого медальона, девушка изо всех сил дёрнула цепочку, рассчитывая, что та просто оборвётся, но всё было тщетно. Серебро тускло поблёскивало на её шее и выглядело почему-то ещё крепче, чем раньше. Или оно выглядело так в воспаленном воображении Наты? Впрочем, это было уже не важно. Часы на стене показывали без двадцати пять, а значит, времени на исследование глюков больше не оставалось. Приходилось признать тот факт, что избавиться от медальона не получится, и всё, что можно было сделать, это спрятать его под блузку.

Наскоро причесав ещё не полностью просохшие после мытья волосы, блондинка схватила торт и, приказав себе забыть на время о глюках, выскочила из дома.

(Просмотров за всё время: 7, просмотров сегодня: 1 )
0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

СантаФет

169
Будь собой
flag - РоссияРоссия. Город: Москва
Комментарии: 8Публикации: 16Регистрация: 02-01-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
БоК-3БоК-3
БоК-3
Шорты-6Шорты-6
Шорты-6
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх