Море для Золушки

Случается так, что принц запаздывает. Тогда Золушка выходит замуж за сына лавочника, растит ребенка, стареет, заводит собаку и субботними вечерами пьет мартини с апельсиновым соком в компании единственной подруги. Жуткая история, скажете вы, и будете совершенно правы. Но Золушка не жалуется. Ей некогда грустить и жалеть себя, ведь надо готовить обеды, стирать белье, держать дом в чистоте. А еще ходить на работу, встречать сына из садика, школы, армии, института. Если остается немножко свободного времени, всегда можно обзавестись дачей, сажать там цветы, красить забор ярко-желтой эмалью и выкладывать дорожки разноцветными камушками. Тогда жизнь пройдет незаметно, и осадок горечи будет совсем тонким и неуловимым.

 

Золушке опять снилось море. Тёплое, нежно-бирюзовое, оно ласково набегало кружевной волной на песчаный пляж, усыпанный мелкими жёлто-белыми ракушками. Золушка представляла, как на закате она входит в нагретую воду и медленно идёт навстречу опускающемуся солнцу, пока пустынный берег за спиной не скроется из вида.

Три дня тому назад Золушке исполнилось… Впрочем, какое нам дело до её возраста? Будем милосердны. Довольно и того, что к Золушкам беспощадно время.

У неё был взрослый сын, который уже год как ускакал из родного провинциального королевства искать свою судьбу среди варварских племён Новой Москвы.

Был муж Петя, который так и не сумел повзрослеть, и, за неимением достойных собеседников, самозабвенно ругался с телевизором.

Был доставшийся в наследство от родителей уютный двухкомнатный замок с балконом, увитым плющом и петуньями. А еще медно-рыжий спаниель Атос – единственное существо, глядевшее на Золушку преданными глазами.

Золушка не отличалась излишним честолюбием. Ей не грезилась двухэтажная вилла с башенками в мавританском стиле на Лазурном берегу. Не прельщало экстравагантное модернистское бунгало из стекла и дерева на продуваемом солоноватыми ветрами побережье Флориды. Номер с завтраками на тихой окраине приморского Ейска вполне подходил ей для отдыха.

После отъезда сына Петина квартира освободилась. Золушка долго уговаривала мужа сдать её. Женская интуиция и арифметика подсказали, что арендная плата за три-четыре месяца как раз покроет стоимость билетов, гостиницы и нового купальника. В начале весны любитель телевизионных баталий милостиво разрешил Золушке похлопотать насчёт аренды, и она быстро нашла благонадёжного клиента.

Среднестатистическое число Золушек всегда превышает количество доступных принцев. Это величайшая несправедливость, поспорить с которой не может даже повышение пенсионного возраста. Ведь до пенсии дожить зачастую проще, чем до встречи с представителем самой захудалой королевской династии.

И всё-таки, Золушка не унывала. Посуда в её маленькой кухне всегда блестела, полы сверкали, бельё было выстирано и отутюжено. На плите в пузатой кастрюльке весело побулькивал рассольник, и до отъезда к морю оставалась всего неделя.

 

Разумеется, беда не была внезапной. Только в наивных рассказах несчастный герой живет обычной жизнью, и вдруг попадает под поезд, или на свадьбу, или в руки специалиста по зубным протезам. В суровой и честной реальности у большинства печальных событий есть свои предпосылки, которые мы предпочитаем не видеть, и причины, которые мы упрямо не желаем замечать.

– Марина! Немедленно иди сюда и посмотри, что натворил этот чёртов пёс!

Стоя посреди комнаты в театральной позе, муж гневно потрясал щеками и перегрызенным проводом телевизионной антенны.

– Я целыми днями вкалываю на благо нашей семьи! Я безумно устаю на работе! А твоя проклятая собака рвёт мои тапочки, разбрасывает шерсть по ковру и перегрызает провод телевизора ровно за десять минут до начала берлинской пресс-конференции! Что ты теперь собираешься делать?

В минуты душевных судорог Петя любил выражаться громогласно и высокопарно, под стать профессиональным полемистам телевизионных ток-шоу. Так он яснее ощущал свою значимость.

Золушка растерянно развела руками.

 – Петя, может быть, попробовать как-то починить провод? Ты же у нас мужчина.

Петя трагически воздел глаза к потолку.

– Да, я мужчина! Но я не электрик! И мне это всё надоело! Я больше не желаю видеть поганца в своём доме! Пусть неблагодарная тварь убирается на помойку и там жрёт всё, что ей угодно, пока не сдохнет!

Неизвестно, Золушка ли подустала от высокого слога, или фея-крёстная оказалась никудышным суфлером, но следующая реплика нашей героини прозвучала, словно гитарный дисторшн в кантате Баха:

– Знаешь, дорогой, я всегда считала, что это наша квартира. И, между прочим, оставили её нам мои родители.

Тут Петины глаза начали вращаться со скоростью Меркурия, удирающего от солнечных протуберанцев.

– Ах, вот оно что! Попрекаешь мужа жилплощадью? Ну, хорошо же! У меня есть и своя квартира! Изволь сегодня же освободить её от подозрительного писаки, которого ты туда вселила! Верни ему залог и выставь за дверь! А я немедленно собираю вещи – хватит с меня жадных сумасшедших баб и тупых животных!

С этими словами он неловко запустил в Золушку отгрызенным штекером и, разумеется, промахнулся.

 

Сентябрьский затяжной дождь разогнал и без того редких прохожих. Придерживая капюшон куртки, Золушка добежала до парикмахерской «Чёлочка», толкнула стеклянную дверь и юркнула внутрь.

Что делали бы Золушки без лучших подруг? Нет, можно, конечно, порыдать в подушку, подобно белокурым героиням типовых любовных романов. Можно обсудить сокровенную сердечную тайну с застиранным плюшевым медведем (одна лапа утрачена, глаза непременно грустные). Но подушка ведь не скажет: «Держись, мать, прорвёмся», а плюшевый медведь в качестве собутыльника немногим лучше зеркала.

То ли дело закаленная жизнью ровесница, которая не раз делилась с тобой последней помадой и никогда не пыталась увести твоего мужчину. С такой подругой можно пить, о чем угодно.

Говорят, что женщины болтливы. Это правда, но лишь отчасти. Настоящая женщина с удовольствием и знанием дела обсудит с вами соседей, коллег и совершенно незнакомых людей. Но о делах своей подруги она будет молчать с непоколебимостью сфинкса.

– А я всегда говорила, что твой Петя – олень безрогий, – безапелляционно заявила Галка, сметая в совок чьи-то каштановые кудри. – И безрогий он исключительно по твоей глупости. Садись в кресло.

Золушка опустилась в крутящееся кресло с подлокотниками. Галка накинула на неё пеньюар, прихватила его спанлейсом и взяла в руки фен.

– Как стричь будем, подруга? Как всегда – подровняйте кончики?

Начинающий писатель непременно воспользовался бы парикмахерским зеркалом, чтобы подробно обрисовать внешность героини. Он обратил бы ваше внимание на светло-русые прямые волосы, полюбовался бы чуть полноватым, но милым овалом лица, аккуратным прямым носом, остановился бы на серьёзном выражении серых, с искоркой, глаз.

Опытный литературный мэтр, получающий гонорары от количества знаков, не пренебрёг бы развёрнутым описанием Золушкиной подруги, и не нам его в этом упрекать. Разве стройная, решительная женщина с твёрдой линией рта, водопадом чёрных локонов и дерзкими, чуть раскосыми зелёными глазами не заслуживает восхищения читателей?

Но мы не будем прибегать к этому трюку, старому, как дырка в кармане гоголевской шинели. В конце концов, Золушек узнают не по внешности, а по душе.

– Галка, – сказала Золушка, глядя, как подруга твёрдой рукой кромсает её челку, – одолжи пятнадцать тысяч, а?

– Маринка, ты с ума сошла? – Галка, прищурив глаза, оценила результат своей разрушительной деятельности. – Клиентов кот наплакал. Народ сейчас жадный пошел – каждую копейку считает. Тётки дома седину закрашивают. Мужики вообще по году не стригутся – зарастают, хуже павианов. А мне аренду платить надо?

Над приоткрывшейся входной дверью нерешительно звякнул латунный колокольчик. В получившуюся щель просунулась мокрая голова и хрипло спросила:

– Девушки, это…а постричься можно?

Галка раздражённо повернулась к косноязычной голове.

– Мужчина, вы ослепли, что ли? Обед у нас! Русским же языком написано на двери!

Голова немедленно исчезла.

Золушка вздохнула.

– Жильцу надо залог за месяц возвращать. А я уже гостиницу в Ейске оплатила.

Галка обняла подругу за плечи.

– Маринка, ты как маленькая, ей-богу! Иди к своему оленю толстопузому, скажи, что прощаешь его. Он и сам уже не рад, что взбрыкнул на лужайке. Будто я мужиков не знаю!

– Не хочу. – Золушка виновато передёрнула плечами.

Галка вытянула губы трубочкой, через зеркало сочувственно глядя на Золушку.

– М-да, ситуация…  Слушай! А может, тебе жильца в Ейск отправить? Он же писатель? Значит, на работу не ходит. Пусть себе сидит на пляже и пишет. А мы с тобой в следующем году вместе на море махнём?

Галка положила ножницы и снова взялась за фен и расчёску.

 – Хотя этот козёл может и упереться. Мужики, они такие. Ладно, десятку я для тебя наскребу. Но больше, и вправду, нет. Ты уж договорись с ним как-нибудь.

 

Грязно-жёлтая тыква маршрутного такси высадила Золушку на окраине парка и укатила, скрипя и обдавая редких прохожих потоками мутной воды из многочисленных луж.

Уже темнело, и Золушка почти бежала по безлюдным аллеям, прижимая к груди сумочку с деньгами. Мокрые клёны вздрагивали от порывов ветра, ледяные капли с широких листьев падали Золушке за ворот куртки. В левом сапоге противно хлюпало, а предстоящий разговор огорчал неимоверно.

Два часа назад она звонком предупредила Сергея Александровича о том, что зайдёт вечером, но ничего не сказала о цели визита. Выставить человека из дома по телефону ей не позволяло воспитание.

 

Золушка немного побаивалась своего жильца. Он не был похож на мужчин их городка.

Во-первых, он снял квартиру, не торгуясь о цене. И даже не взглянул на пыльное окно, отставшие обои в крупный цветочек и дырку в кошмарном коричневом линолеуме, прикрытую ковриком для ног.

Через неделю, придя проверить, в порядке ли квартира, Золушка обнаружила, что комната оклеена свежими светлыми обоями, а в коридоре вместо драного линолеума лежит ламинат. Она заикнулась было о стоимости ремонта, но жилец отмахнулся и предложил Золушке чаю.

Во-вторых, от него никогда не пахло пивом, а лишь одеколоном и, очень редко – коньяком.

Наконец, он был писателем. Не чокнутым непонятым гением, а настоящим, из тех, что умудряются заработать на хлеб с маслом, ежедневно по многу часов горбясь над клавиатурой ноутбука.

Петя настаивал на еженедельных проверках, и каждую среду Золушка шла по аллеям парка к серой металлической двери подъезда. Сергея Александровича ничуть не раздражала такая подозрительность. Он по традиции поил Золушку чаем с конфетами или бутербродами, вежливо поддерживал разговор обо всём, что произошло в городке за неделю, и никогда не задерживал плату.

Когда она пришла во второй раз, Сергей Александрович предложил ей тапочки, несомненно, женские и подходящего размера. Помнится, её даже тронуло такое проявление заботы.

Во время третьего визита Золушка обнаружила кое-что, по-настоящему интересное.

Она мыла руки в ванной, и вдруг увидела, что на вешалке висят два комплекта полотенец. Пара маленьких, для умывания, и пара больших, купальных.

Золушка вытерла руки маленьким розовым полотенцем, немного подумала и осторожно заглянула в туалетный шкафчик. В стакане стояли две зубные щётки. Рядом, на полочке лежали две расчёски. Одна небольшая, мужская, с частыми зубьями. А вторая – женская массажная щетка.

Повинуясь инстинктивному женскому любопытству, Золушка тщательно осмотрела щетку, но на той не было ни одного волоска.

Настоящие Золушки не выносят скуки. Если жизнь кажется им пустой, они непременно придумают, чем ее заполнить.

За два месяца Золушка провела настоящее детективное расследование. Она познакомилась со всеми жильцами подъезда, даже с глухой старушкой, проживающей на верхнем этаже. По вечерам она полюбила выгуливать Атоса непременно во дворе Петиного дома. При каждом визите она незаметно расспрашивала Сергея Александровича на самые разные темы, настороженно ловя хотя бы намек на интересующие ее обстоятельства. И, разумеется, неуклонно и тщательно проверяла полотенца, расчески и зубные щетки.

Таинственная дама не давала ни единого шанса. Никто из соседей не встречал ее во дворе, или на лестнице. Полотенца в ванной менялись еженедельно, но пахли только свежестью. Сергей Александрович легко и элегантно переводил разговор на погоду, новости или свежие городские сплетни.

 

Этим вечером жилец был необычайно хмур и рассеян. Золушке показалось, что он обо всём догадался и сердится на нее. В груди неприятно похолодело. Она принюхалась, но запаха коньяка не было.

– Проходите в комнату, Марина Игоревна. Я сейчас согрею чайник.

Он скрылся на кухне. Стало слышно, как из крана льется вода.

Золушка разулась и прошла в комнату, оставляя за собой мокрые следы. На письменном столе стоял раскрытый ноутбук с мерцающим экраном. У всякого хорошего воспитания есть свои пределы. Разумеется, Золушка заглянула в монитор.

На кухне щёлкнул выключатель чайника. Золушка проворно отпрянула от ноутбука.

 

Если у вас когда-нибудь перегорала люстра, и в ожидании покупки новой вы какое-то время жили при свете жалкой одинокой лампочки, болтающейся на проводе под потолком, то вы сможете представить себе внезапную перемену в состоянии Золушки. Просто зажмурьтесь и вспомните!

Вот усталый электрик спускается со стремянки, как Моисей с разрекламированного турагентствами исторического холма. Вместо скрижалей в его руке чудодейственная отвертка, он снимает захватанную бейсболку, утирает пот со лба и произносит долгожданное:

– Пробуй, хозяйка!

Вы осторожно нажимаете клавишу выключателя, и комнату заливает ослепительный теплый свет. Люстра сияет и переливается огнями, словно в квартиру к вам забрело беспризорное солнце. Вы щурите привыкшие к полумраку глаза, еще не веря, что этот ясный, яркий свет навсегда. Но видавший виды электрик успокаивает вас, и в вашей душе расправляет крылья чистая детская радость. И вы благословляете электрика добрым словом и приличной суммой, и бросаетесь собирать по некогда темным углам чулки,  ключи и прочие давно потерянные мелочи. Жизнь ваша озарена счастьем!

 

Такая поразительная перемена произошла и в Золушке. Нервозность ее исчезла, глаза насмешливо прищурились, уголки губ приподнялись в загадочной улыбке, а щеки порозовели. Покачивая ногой, она с аппетитом уплетала бутерброд, слушала, как Сергей Александрович ведет беседу о погоде и литературе, наблюдала за ним, изредка поощряла вопросами и совершенно уверилась в своем открытии. Примерно через час эта игра ей надоела. Золушка легко вздохнула, поставила чашку на блюдце и спросила:

– Где это – Гоа?

Сергей Александрович резко выпрямился, бросил через плечо затравленный взгляд на ноутбук и все понял.

– Ну, что ж, – глухо произнес писатель. – Так даже лучше. Марина Игоревна, через две недели я съеду с квартиры. Знаете, друзья зовут в Индию. Прекрасная древняя страна, солнце, фрукты, пляжи. Жизнь недорогая, можно работать в свое удовольствие. Я понимаю, что это неожиданно, но раньше сказать я просто не мог. А теперь билеты уже куплены. В знак моих извинений оставьте себе задаток.

– Хорошо, Сергей Александрович. – Золушка взглянула на часы, висевшие на стене. До полуночи оставалось девять минут. – Пожалуй, мне пора.

Он поднялся, чтобы проводить ее. Возле ванной Золушка задержалась.

– Вы позволите мне привести себя в порядок? – спросила она и, не дожидаясь ответа, включила свет.

Не затворяя дверь ванной комнаты, она открыла туалетный шкафчик, взяла из стакана зубную щетку и с наслаждением почистила зубы. Затем неторопливо и тщательно расчесала волосы массажной расческой.

Сергей Александрович молча наблюдал за ней.

Золушка насмешливо улыбалась. Выйдя из ванной, она грациозно опустилась на пуфик в прихожей, вытянула вперед левую ногу и посмотрела Сергею Александровичу прямо в глаза. Он исчез в кухне и появился, держа в руках ее левый сапог, который два часа назад поставил сушиться на батарею.

Опустившись на колени, Сергей Александрович надел сапог на ножку Золушки и принялся осторожно застегивать молнию.

Золушка ладонью взъерошила его седые коротко стриженые волосы и задумчиво произнесла:

– Все-таки, Гоа – это слишком далеко, Сережа. Азовское море гораздо ближе. У тебя ведь нет аллергии на собачью шерсть?

 

Полночь давно миновала. Спала умотавшаяся за день Галка. Олень Петя безмятежно посапывал перед телевизором, в котором два безымянных идиота в галстуках, неистово жестикулируя, спорили о судьбе отечества. Спал, вытянувшись у батареи, медно-рыжий спаниель Атос.

 Повинуясь необъяснимым капризам электричества, ноутбук снова вышел из спящего режима, и на мониторе его высветился текст:

 

«…Я так и не сумел признаться ей. Полгода я жил мечтами и ожиданиями, но теперь все кончено. Я уезжаю. Бегу от своей любви, как последний трус, и все, что у меня останется – эти строки, воспоминания и мелочи, которые я купил для нее, но которыми она так ни разу и не воспользовалась. Будьте прокляты, вы – стеснительность и воспитание! Прощайте, Марина Игоревна! Счастья тебе, Золушка!»

(Просмотров за всё время: 65, просмотров сегодня: 1 )
10

Автор публикации

не в сети 1 час

Александр Михеев

4 707
Я не всегда оставляю непрошеные отзывы. Но если вам интересно моё мнение о вашем произведении - только намекните)))
Комментарии: 493Публикации: 33Регистрация: 07-02-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
11 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Dracula

Отлично, Саш. Получил удовольствие, правда. Немного перебор с иронией (такое писательское кокетство в сцене в парикмахерской – начинающий писатель так, мэтр эдак… На мой вкус лишние игрушки, которые опасно приближают отличный рассказ к обычному фельетону. Но это на мой вкус). Спасибо за Марину Игоревну, очень за нее порадовался)))
ПыСы: Мира, вот, учись любить женщин, как любит их Саша. (И я)  😂 

1
mgaft1

Вы умеете говорить весело о грустных вещах.

1
Мира Кузнецова

Ее тоже звали Марина. У нее была рыжая собака. Юнкер. Но она предпочитала апельсиновому соку – персиковый. И эту смесь с мартини ее друзья звали “Маринкина радость”. И принца звали тоже Сергей. Только добивался он ее несколько лет, а после того, как она воспользовалась зубной щеткой и ушла от своего оленя безрогого – он ей изменил. Через неделю. У нее на глазах. Золушка умерла. …

Саш, круто написано. Реально. Фантастически. Пойду сажать сирень.

1
Pearl

Ох уж эти молчаливые принцы…

1
mgaft1

Интересно как вы проходите через 4-ю стену

Начинающий писатель непременно воспользовался бы парикмахерским зеркалом, чтобы подробно обрисовать внешность героини. Он обратил бы ваше внимание на светло-русые прямые волосы, полюбовался бы чуть полноватым, но милым овалом лица, аккуратным прямым носом, остановился бы на серьёзном выражении серых, с искоркой, глаз.

Описания мужа – просто блеск. Никакого зеркала не нужно. Да и героиня, в общем, хорошо определена. Ясно что она не высовая и тощая жердь с длинным носом и крашенными рыжими волосами.

Но вот подробное описание внешности, скорее сбивает с толка, чем помогает увидеть персонажа. Я, конечно, имею в виду себя. Потому что читаю этот ваш рассказ, пока пишу свой и думаю, насколько я мог бы позаимствовать ваш описательный метод.

Что мне особенно нравится – это вкрапления вашего собственного остроумного, ироничного взгляда на вещи, при описании происходящего с персонажем. Но у вас такая добрая ирония. Вы никого не унижаете, и ни над кем не издеваетесь. Вообще – любите людей.

Вчера прочитал один рассказ с БОК-2. Там два человека едут в машине – один из наш современник и один из будущего. Этот автор так занят мыслями, что его персонажи в общем то и не занимают. Я часто скатываюсь как раз к таким-же мыслям вслух.

А в ваших рассказах, люди – это главное. И, на мой взгляд, это очень правильно.

Как, интересно, у вас это получается. Естественно, или вы работаете над этим отдельно?

.

1
Диана

Какая трогательная история 🙂

1
Шорты-4Шорты-4
Шорты-4
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Научи робота говорить по-русски! Эксперимент

11
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх