Объект номер 18-88

Челнок опустился на то же самое место. Несколько часов назад здесь высадились шесть человек, группа геологов. Они должны были собрать образцы породы, но спустя час связь с ними оборвалась. И единственный член экипажа, оставшийся на орбите, нарушая все правила и инструкции принял решение спуститься следом. Своих бросать нельзя.

Оксана посмотрела под ноги: отпечатки следов уходили вдаль, в сторону серой полосы на горизонте. Провела перчаткой по обзорному стеклу шлема. На каменистой планете было много пыли, и она постоянно кружила в воздухе, гонимая порывистым, холодным ветром. Неизвестно, что хуже – каждые две минуты протирать стекло или совсем снять шлем. Ведь атмосфера для дыхания была пригодна.

Челнок, повинуясь заданной программе, взлетел, возвращаясь на корабль. Оксана осталась одна, хрупкая фигурка в облегченном скафе белого цвета, яркая точка в каменной пустыне под низким, сумрачным небом. Она поправила карабин за плечом.

Идти было легко, гравитация ноль восемьдесят пять от земной, под ногами все время твердая поверхность. Если бы не пыль, было бы совсем хорошо. В полной тишине песчинки скреблись по стеклу, будто острые коготки – противно, до дрожи в коленях. Хотелось постоянно оглядываться, чтобы знать, что никто не дышит в затылок. Серая полоса приближалась, росла, стало заметно движение веток в лесном массиве. Лес пугал Оксану, но еще сильнее был страх за тех шестерых, что ушли и не вернулись.

Между деревьев мигнуло желтым, не прямо перед ней, а левее, на полкилометра. Мгновение она сомневалась, потом изменила направление, пошла навстречу мерцающему огоньку. “Костер? Похоже на то. Но они не стали бы разводить огонь. Тогда кто это?”. 

Оксана подошла к лесу вплотную. Сняла с плеча карабин. Посмотрела налево, направо. Деревья стояли стеной. Идеально ровной. Вот каменная пустыня, а вот – только сделай шаг – стройный ряд больших, взрослых деревьев. Словно гигантская бритва прошла, выравнивая край леса, подчищая природный хаос, неряшливость жизни.

Огонь продолжал гореть впереди, призывно мерцая. Она собралась духом, вошла в лес. Почва под ногами стала мягкой. Ботинки иногда проваливались во что-то вязкое, хлюпающее. Отличие лесной экосистемы от всей остальной планеты было разительным, словно это два разных мира. Только серый цвет их объединял.

Ближе, ближе… Да, костер. Кто-то сидит рядом. Одинокая фигура, низкая, сгорбленная. Не человек. Оксана старалась ступать как можно тише, но ее все равно услышали. Скрипучий голос произнес “подходи, не бойся”. Она вышла на небольшую поляну, посреди которой горели сложенные аккуратной кучкой сухие ветки. Существо даже не обернулось. Оксана осторожно обошла его, не опуская оружие, заглянула в лицо. Иллеавиум. Следовало догадаться, по длинным перьям на спине. Иллеа не могли летать уже несколько тысяч лет, но его руку, которой он держал трубку, по прежнему хотелось называть крылом. Глаза-бусинки стрельнули в ее сторону, потом снова уставились на огонь. Сизый дым струился над головой пернатого.

Оксана сняла шлем. Пыли в лесу нет, и, если не обращать внимания на холодный воздух, ходить с открытой головой было намного приятнее.

– Здравствуй.

– Здравствуй.

– Как тебя зовут?

– Кррокк.

– Что ты здесь делаешь, Кррокк?

– Жду. Наблюдаю.

– Ты видел людей? Они вошли в лес пять часов назад.

Он взъерошил хохолок на голове, что было равнозначно утвердительному кивку. Сунул трубку в клюв, выпустил новую порцию дыма.

– Люди зря потревожили его.

– Кого?

– Лес. А ты уходи. Еще можно.

– Нет, нельзя, – она снова закинула карабин за спину, – Я должна найти их.

– Не найдешь. Но… Дело твое. Ищи, – он протянул ей трубку. Оксана брезгливо поморщилась, отказалась.

– А что не так с лесом?

Над их головами прошелестел порыв ветра, раскачивая макушки деревьев. Пламя костра встрепенулось, едва не погасло.

– Лес забирает всех, Окси, – он посмотрел на ее плечо, где маркером было крупно написано имя девушки.

– Куда? Как? И почему тебя не забрал? Эй!

Кррокк уже не отвечал. Он медленно раскачивался взад-вперед, нацелившись глазами-бусинками на языки пламени.

– Замечательно…

Оксана вздохнула, бросила на большого птица прощальный взгляд и двинулась своей дорогой. Уже отойдя на несколько шагов, услышала брошенное вслед: ”Не давай ему к себе прикоснуться!”.

– Кому?

Снова молчание.

– Спасибо за ценный совет, – проворчала себе под нос и больше не оборачивалась.

Ей пришлось выйти из леса, снова отыскать следы на пыльных камнях, и уже с того места, где они исчезли, проглоченные строем деревьев, начинать поиски.

В чаще Оксану окружил туман. Крепкие стволы, похожие на призраков, появлялись из влажной дымки неожиданно, заставляя обходить, уворачиваться. Шлем она одевать не стала, закрепила на поясе – ей нужно было своими ушами слышать все, что происходит вокруг.

“Почему кто-то не должен к ней прикасаться? Про кого говорил Кррокк?”. Уж точно не про лес: ветки иной раз “прикасались” к ней так, что приходилось с усилием вырываться из цепких лиственных лап. Два раза они даже ударили ее по лицу, оставив красные отметины. “Лучше не думать про слова чудака. Иллеа существа безобидные, но очень уж загадочные. Никогда не знаешь – о чем они думают…”.

Взобравшись на возвышенность, Оксана наконец вырвалась из тумана и почти сразу увидела впереди, между деревьев, светлое пятно. Осторожно приблизилась. Сердце ее вдруг застучало быстро-быстро: на земле лежал человек в скафе. Измятый, нелепо раскинувший конечности, но человек – сомнений не оставалось.

Окси бросилась к нему, упала на колени. На плече имя – Яна. Говорливая, миниатюрная брюнетка. Всегда приходила завтракать в пижаме, много смеялась… Кажется, у нее был роман с Сергеем.

Уже предчувствуя нехорошее, Оксана бросила рядом карабин, перевернула тело. Пустой. Скаф был пустой. Стекло шлема разбито, но все крепления застегнуты. Словно человека высосали через дырку в шлеме.

– Господи…

Она огляделась вокруг. Тихо, никого. Нащупала рукой оружие, подняла его с земли. “Что с остальными? Где они?”. Надо было идти дальше. Согласившись с ней, лес одобрительно зашумел.

Искать можно было только интуитивно. Она понятия не имела, куда ей направиться, но исходила из того, что у группы не было причин бродить зигзагами. Скорее всего, они шли прямо.

“Что случилось с Яной? Почему они ее бросили? Точнее… то, что от нее осталось. А может, она жива?”. Оксана иногда останавливалась, слушая лес. Но он молчал, не торопясь выдавать своих тайн.

По левую руку тянулись заросли кустов, соваться в которые было бессмысленно. Но Окси что-то увидела, замедлила шаг. Решила вернуться, чтобы посмотреть – что там за темная прогалина среди веток? При внимательном взгляде стало ясно, что кусты в этом месте изломаны, помяты. Она осторожно ступила в сумрак зарослей. Похоже, кто-то бросился прямо на кусты, пробираясь сквозь них напролом. Спасался бегством? От кого?

Здесь было совсем темно и она включила фонарик. Обломки веток, истоптанная трава… Следы борьбы? Продвигаясь все дальше и дальше, она несколько раз поворачивала, то в одну сторону, то в другую, следуя за проходом в буреломе.

Оксана увидела ботинок, торчавший из кустов. Судорожно сглотнула, заставила себя присесть, раздвинуть ветки. Этого парня можно было узнать не глядя на плечо, на котором, как и у других, было написано имя. Только Вадим носил скаф такого размера. Рослый, двухметровый мужик, ничего и никогда не боявшийся. Молчаливый, но улыбчивый, добродушный. Кошек очень любил.

Еще не коснувшись скафа, Оксана знала, что почувствует. Пустой. Стекло разбито. Девушка вскочила, затравленно оглядываясь. Ей хотелось закричать, вскинуть оружие, надавить на курок и поливать проклятый лес длинными очередями! Но она понимала, что это глупо, так нельзя. И после вспышки гнева вернулся страх. Вокруг темно, она одна, ее друзья, возможно, убиты. И кто убийца? Она не знала. Казалось, что это сам лес виноват в их смерти.

Она выбралась из зарослей, быстро пошла дальше, иногда переходя на бег. Карабин был снят с предохранителя, она постоянно держала его в руках, не пытаясь больше убирать за спину. В какой-то момент остановилась, чтобы отдышаться, и ей ужасно захотелось вызвать челнок, убраться с планеты номер 18-88. Никто бы потом не упрекнул. Но, справившись с приступом малодушия, Оксана продолжила поиски. И почти сразу увидела еще одно светлое пятно. “Кто? Славик? Сережа? Йозеф?”.

Это был Роберт. Она узнала его по красному капитанскому треугольнику, еще до того, как подошла вплотную. Строгий, требовательный, но к ней, почему-то, всегда снисходительный. Может потому, что она напоминала ему дочь?

Скаф лежал на “спине”, поэтому не было нужды проверять – внутри никого, шлем снова пробит. Оксана провела рукой по мягкой ткани. “Что их убивает? Зачем?”. И вдруг с испугом посмотрела на себя. “Ну нет! Со мной такой номер не пройдет!”. Она принялась быстро расстегивать скаф, стягивать его с себя. Оставшись в обтягивающем трико, встала, осмотрелась.

– Что ж… Вот она я! Меня, как устрицу, высасывать не придется. Берите так! Если сможете…

Без защиты с искусственным обогревом холод быстро пробрал ее до костей. Окси мелко вздрагивала, но не останавливалась – шла вперед. Где-то вдалеке раздался крик. Или показалось? Она замерла, настороженно вслушиваясь в лесной шепот. И вот снова! Но уже совсем тихо, сдавленно.

– Ах ты тварь! – девушка бросилась бежать в ту сторону, откуда доносились звуки. Быстро, но грамотно, как учили – не сбивая дыхание, поддерживая темп. Как на полосе препятствий в подготовительном лагере. Она все должна сделать правильно! Спасти оставшихся! Ну хотя бы двух. Ну хоть одного…

Не успела. Скаф лежал измятый, пробитый. Она лишь мельком взглянула на плечо – “Серж” – и побежала дальше, потому что впереди… Что там было? Бледная тень, мелькнувшая в сумраке среди деревьев. Это не мог быть человек. Что-то массивное, неуклюжее, но на удивление быстро исчезнувшее.

Оксана упала на одно колено, вскинула карабин. “Сейча-а-ас…”. Треск выстрелов, яркими росчерками метнулись по серым стволам трассирующие пули. Она послала вслед убийце несколько очередей, опустошив магазин наполовину. И снова тишина.

Обернулась на то, что осталось от Сергея. Балагур, наивный, но красивый, в такого сложно не влюбиться. Она сжала зубы, осторожно двинулась вперед. Осмотрела то место, где видела тень. Никого. Никаких следов ранения. “Ничего, я тебя достану!”. Еще несколько минут преследования, переходящего в бег. Она чувствовала, что цель близко, она наступает твари на пятки. Успеть! Успеть до того, как умрут последние из экипажа! Господи, почему они сами не сопротивлялись? Почему не стреляли?

Впереди, среди переплетения лесных зарослей, показался просвет. Что-то было там, в центре леса, похожее на стену, или даже дом. Она перешла на шаг, прищурилась, разглядывая конструкцию с плоскими гранями. Корабль! Знакомый силуэт, но она никак не могла вспомнить – кто строит такие? Пошла вдоль борта, ступая по мягкой, мшистой подстилке. Борт никак не хотел заканчиваться – большая машина. Нырнув под нос, в котором тускло блеснули стекла рубки, она вдруг вспомнила. Иллеа! Да! Только иллеавиумы строили такие корабли. “Почему Кррокк ничего не сказал? Как он замешан в этом? Слишком много вопросов без ответов. Потом разберусь! Это сейчас не главное”. Она прошла под рубкой, перехватила карабин поудобнее, осторожно выглянула на другую сторону, правый борт корабля.

В нескольких шагах от нее было нечто: покачивающаяся фигура, похожая на человека, но лишь тем, что у нее две ноги, две руки и голова. В остальном же… Поверхность тела находилась в постоянном движении – переливалась, бугрилась, выравнивалась, и снова менялась, ни на секунду не оставаясь статичной. Даже нельзя было сказать – спиной к ней стоит тварь, или лицом. Оксана прицелилась.

– Не стреляй в него! Окси, нет!

Голос был усилен динамиком скафа. Она опустила карабин. За чудовищем показались две светлые фигуры, одна на верхних ступеньках трапа, другая внизу, встав на пути преследователя.

– Уходи! Беги отсюда! Возвращайся на наш корабль!

Тварь бросилась на человека, повалила его, подмяла под себя. Второй скрылся внутри иллеанского корабля. Девушка развернула карабин прикладом вперед, за секунду преодолела расстояние, отделявшее ее от человека и чужого. “Почему нельзя стрелять?!”. Динамики огласили окрестности предсмертным криком. Хруст разбитого стекла гермошлема. Оксана с ненавистью замахнулась и ударила прикладом в бугристую спину, но карабин словно утонул в мягкой субстанции, что-то вырвало его из ее рук. Она отшатнулась, готовясь к схватке. И тут заметила, как затылок твари превращается в лицо – бесформенное, с грубыми чертами, но лицо. Толстые конечности, которые с трудом можно было назвать руками, извернулись, протянувшись к ней.

“Беги!” – скомандовала она сама себе. Сорвавшись с места, помчалась в чащу, сначала прямо, потом резко направо, теперь налево, как заяц, запутывающий следы. Бегать она умела! “Хрен тебе! Не догонишь!”. Она прекрасно представляла, насколько удалилась от корабля и в каком направлении, еще через несколько минут Оксана снова оказалась рядом с ним, но зашла в этот раз с другой стороны. Встала, прижавшись спиной к толстому дереву, закрыла глаза, постаралась дышать ровно, успокаивая сердцебиение. “Преследует?”. Было тихо. Впрочем… Где-то в стороне хруст веток, и как будто даже недовольное рычание.

Окси подняла ногу, согнув колено, вытащила из ножен кинжал. Хруст приближался. Попробовать спрятаться еще где-то? Нет смысла. Он преследовал и нашел несколько человек. Лучше ждать здесь, и будь что будет.

Она долго стояла, потом присела. “А ведь запутала!”. Хруст веток то удалялся, то приближался, но чудовище никак не могло выйти на ее след. В какой-то момент вообще все смолкло. Оксана ждала, ждала… Неужели отступился? Бросил преследование?

Хрустнуло совсем рядом, почти у нее за спиной. Затаилась, не дыша. Что-то толкнуло с другой стороны дерево, к которому она прижималась. Пальцы стиснули рукоять стального лезвия. Снова воцарилось безмолвие, невозможно было сказать – где сейчас чудовище? Стоит на месте, или бесшумно удалилось, а может… Может именно сейчас оно протягивает свою уродливую руку, чтобы схватить ее за горло?

Лес снова покачал верхушками деревьев, приветствуя дуновение холодного ветра. Сердце девушки не хотело успокаиваться, оно стучало быстро и гулко, отдаваясь ударами в ее собственных ушах. Кажется, запахло чем-то отвратительным… Она почти решилась вскочить, броситься с кинжалом навстречу опасности, когда услышала удаляющиеся шаги. Все дальше, дальше. Оно уходило к кораблю.

Оксана позволила себе вздохнуть, вытерла бисеринки пота на лбу. Убрала кинжал обратно в ножны и встала. Что теперь? Может, и правда выйти из леса, вызвать челнок, убраться подобру-поздорову? Сделала шаг туда, где у кромки леса заканчивались следы шестерых геологов, где сидел у своего костерка немногословный иллеа. “Нет!”. Еще один человек жив!

Она вернулась к чужому кораблю. Никого вокруг, только опустошенный скаф. Это был Йозеф, он встал на пути убийцы, давая возможность Славке укрыться и призывая Оксану бежать. Спокойный, иногда даже скучный, слишком расчетливый, как все немцы. Она поднялась по трапу, вошла внутрь корабля. К счастью, освещение работало, хоть и бледнее, чем у них на “Искателе”.

Оно уже здесь? Чувствовала, что да. Хотя в округлых, плавно изгибающихся коридорах царило безмолвие. Куда идти? Где будет прятаться загнанный в угол человек, если он не знает чужой корабль? На наших кораблях самые защищенные места – арсенал и рубка управления. Где иллеа прячут оружие, если оно у них есть, и если они его вообще прячут, неизвестно. Но где рубка, она прекрасно себе представляет.

Повернула направо. Перешагивая через высокие пороги, толстые кабели, проложенные прямо на полу. Одна лампочка на потолке мигала, того и гляди потухнет. Поворот, еще один. Прозрачная перегородка, наполовину сдвинутая в сторону. На стене надпись на иллеанском, сложенная из коротких отрезков. “Словно курица лапой” – почему-то подумалось Оксане. Большой, длинный коридор, заканчивающийся бронированной дверью. Девушка не дошла до нее несколько шагов: от стены отделилась тень, быстро сгущаясь, обретая черты массивной фигуры. Оксана прижалась к стене, выставив перед собой острое лезвие. “Все равно не поможет, но так просто я не сдамся!”.

Оно приближалось. Теперь чудовище можно было разглядеть: бурая, похожая на резину кожа, под которой непрерывно что-то передвигалось. Особенно жутко выглядела голова. Это было слайд-шоу из множества лиц, быстро сменяющих друг друга, не только человеческих, но множества других видов. На секунду мелькнул клюв, над которым бусинками проступили глаза, но и этот вариант тут же исчез, стерся, уступая место следующему.

Хватка ослабла, Окси выпустила из руки кинжал, со звоном упавший на пол. На нее смотрел капитан, Ричард. Губы его шевельнулись, не издав ни звука, но по их движению она прочла “иди к нам”. Бугристая, отвратительная рука потянулась к лицу девушки. Та сомкнула веки, вжимаясь спиной в стену чужого корабля.

Что-то ярко вспыхнуло, раздалось шипение, потом грохот падения тяжелого тела. Оксана раскрыла глаза. Чудовище лежало на полу, по нему, будто множество маленьких змеек, ползали и исчезали микромолнии, остатки сильного разряда. Оно еще вздрагивало, лица продолжали меняться, некоторые из них казались ей знакомыми, но через несколько мгновений кожа стала разглаживаться, конвульсии затихали.

Окси посмотрела вглубь коридора. Сжимая в перистой руке дестройер, там стоял Кррокк. Сложно сказать, что было в этот момент у него на душе, но ей показалось, что он испытывал одновременно облегчение и сильную печаль. Еще один выстрел, жуткое тело почернело, покрылось трещинами. Больше оно не шевельнулось.

Иллеавиум опустил оружие, отбросил его в сторону. Подошел, присел, протягивая руки-крылья к застывшему убийце, но так и не решился до него дотронуться.

– Вся стая. Двадцать три души. Я надеялся, хотел верить… Думал, их можно вернуть, но… Нет. Их больше нет.

Оксана встрепенулась.

– Славка!

Бросилась к бронированным дверям, потянула на себя. Створка не поддавалась. Подошел Кррокк, отстранил ее своим телом.

– Я посмотрю, жди здесь.

Коснулся пером сенсорной панели, дверь щелкнула, приоткрылась. Он вошел внутрь. Окси послушно ждала снаружи. Минуту, другую. Когда уже хотела войти, иллеа появился снова. Отрицательно покачал головой.

– Что? Нет… Нет! Он же успел! – оттолкнув Кррокка, она ворвалась в рубку. На полу лежал пустой скаф. На плече – “Слава”. Самый молодой в экипаже, самый скромный и умный. Всего месяц после Академии, лучший на курсе, красный диплом.

Она сидела у костра рядом с иллеа. Согласилась взять трубку, затянулась – терпкий дым, но разум от него прояснился, стало спокойнее.

– Мы видели лес, когда садились, – монотонно бормотал Кррокк, – Идеальный квадрат из деревьев и кустов. Странно, правда?

Она не ответила. Иллеа взъерошил хохолок.

– Вот и я говорю – странно. Решили на следующий день его посмотреть. Расположились вокруг корабля. Мы не спим рядом друг с другом, если есть возможность, отходим на приличное расстояние. Двадцать четыре костра. Я самый старый, поэтому мой костер с краю. Но они согревали мне сердце, когда я видел огни вокруг. А утром – никого. И лес, прямо передо мной, всего в нескольких шагах. Он пришел к нам ночью, поглотил корабль и стаю. До меня не дотянулся чуть-чуть, не успел.

– Лес? Пришел?

– Да.

Оксана посмотрела на него, погладила по руке. Кррокк вздрогнул, но не стал отстраняться.

– Я боялся. Долго не мог к нему подойти. А когда все же решился… Увидел там это! – он снова вздрогнул, – Все эти лица… Каждый клюв, такие знакомые… Я снова сбежал. Потом приходил еще, но всегда с краю леса, чтобы можно было быстро уйти. Хотел добраться до корабля. Страшно. Очень страшно. И потом – я бы все равно не смог улететь. Для управления нужны пятеро, это минимум.

Он долго молчал, выпуская сизый дым, потом добавил:

– Прости. Я должен был остановить их. Твоих людей. Но вы такие смелые, безрассудные…

– Не говори ничего! Давай не будем об этом. Мы улетаем, своим кораблем я могу управлять одна. Ты ведь не останешься здесь?

Перья иллеа встали дыбом.

– Нет!

Челнок сел через полчаса. Оксана поднялась на борт, вынесла оранжевый контейнер. Открыла, взяла в руку небольшой цилиндр. Посмотрела на Кррокка.

– Файрбол. Для выжигания растительности, геологи иногда используют. Прикрой глаза.

Она направила цилиндр на квадрат лесного массива, отвернулась и с силой вдавила кнопку. Яркий болид с шипением выстрелил вверх, опускаясь по дуге на вершины деревьев. Окси использовала несколько зарядов. Занялось, повалил густой дым, потом появились хищные языки пламени, пожирающего лес. Когда они взлетали, горело уже везде, весь серый квадрат.

Кррокк не причинял хлопот. Ел он мало, поселился в самой дальней от Оксаны каюте и старался не попадаться ей на глаза. Иногда она подходила к дверям, слышала, как он что-то бормочет на иллеанском, разговаривая сам с собой. “Ну и ладно, не буду его беспокоить”.

Ночью к ней приходили кошмары, не помогало даже снотворное. Смутные образы, неразличимые лица. Кто-то звал ее на помощь, кто-то грозил. Очень часто она просыпалась и не могла понять – где находится, что с ней? Сон это еще, или явь? Очередной ужас пробудил девушку, заставив подскочить в постели. Окси приложила руку к груди, к которой прилипла влажная от пота футболка. Сердце стучит, в глазах темно. Нет, это в каюте темно. Просто выключен свет. “Успокойся, все хорошо. Это лишь сон”. Что-то щелкнуло рядом с ней. Из мрака проступил клюв и две сверкающих бусинки. Она тихо вскрикнула, отодвинулась подальше, натягивая одеяло.

– Какого черта?!

Раньше он не смел заходить в ее каюту, тем более ночью.

– Иди к нам, – тихо, со скрипом в голосе, – Мы посадим новые деревья. Много деревьев.

На тянущейся к ней руке не было перьев. Она была покрыта бурой, резиновой кожей.

Рассказ написан 16 сентября 2018 года

(Просмотров за всё время: 6, просмотров сегодня: 1 )
0

Автор публикации

не в сети 52 минуты

Александр Прялухин

2 589
Сочиняю истории
flag - РоссияРоссия. Город: Архангельск
Комментарии: 165Публикации: 36Регистрация: 31-12-2020
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
БисерБисер
Бисер
Шорты-3Шорты-3
Шорты-3
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Часто задаваемые вопросы

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх