Ома — подарок моря часть 4

После нашей первой ночи мы провели вместе несколько дней и ночей. Ночи проходили почти без сна, страсть поглотила нас, и мы неистово занимались любовью.

Просыпались далеко за полдень и уезжали в город, ходили в разные кафешки на ланч, потом гуляли по улицам Манхэттена, заходили в разные магазины, где Антонио, балуя меня, покупал мне практически всё, на что падал мой взгляд, а я радовалась подаркам, как маленькая девочка.

Каждый вечер, возвратившись на яхту, мы сидели, обнявшись, и Антонио рассказывал мне о себе. Я узнала, что он почти на двадцать лет старше меня. Антонио с увлечением рассказывал о своих плаваниях, о маленьком острове в океане, который он купил недавно, о том, как он повезёт меня в Милан и познакомит со своим стареньким отцом. Нам было хорошо вместе, как будто мы были знакомы вечность…

Когда я проснулась утром, то поняла, что вне моего желания, мы отправились в морское путешествие, яхта раскачивалась, летя по лёгкой волне.

– Ты уже проснулась, моя милая? – в спальню вошёл Антонио, он был в белых штанах и полосатом джемпере поло, с капитанской фуражкой на голове. – Желаете перекусить? Могу предложить мимозу и омлет с беконом. Да, извини, что похитил тебя, это одна из моих любимых проказ.

– А когда мы вернёмся? Мне нужно в колледж и на работу. Я взяла отпуск только на несколько дней.

– Не страшно, учебу немного пропустишь, ведь скоро каникулы, а работа тебе больше не нужна, у тебя есть я. Я – твоя новая работа, если ты не против, – он посмотрел на меня, хитро улыбаясь.

– Ты рисковый парень, Тони! Можно тебя так называть? А вдруг я страдаю морской болезнью, что тогда?

– Пока не заметил, а мы уже шесть часов в море, – он улыбнулся и протянул ко мне руки, помогая встать с кровати.

Я нежно обвила его шею руками и впилась в губы страстным поцелуем.

– Я хочу тебя на завтрак, ты в моём меню номер один.

Я опустилась на колени и стала расстёгивать его брюки.

– На первое – хот-дог, – мои губы коснулись члена Антонио, он стал твердеть и увеличиваться в моём умелом ротике.

– Тогда я выбираю твою сладкую клубничку, – Антонио опять хитро улыбнулся и прервав минет, опрокинул меня на кровать.

Да, морской болезнью я не страдала. После завтрака, переодевшись в мини-бикини и подхватив полотенце с широкополой шляпой, я устроилась загорать на палубе.

Мой седовласый капитан стоял у штурвала и поглядывал на меня, а потом прокричал в рупор: «свистать всех наверх!». Я подняла голову, и он знаками показал, чтобы я намазалась солнцезащитным кремом. Какой он заботливый, мой капитан! Крем я нашла в ящике вместе с купальниками в упаковках и намазалась ещё до выхода на солнце, но ему, наверное, хотелось видеть, как я это делаю. Я взяла крем и стала медленно размазывать его по телу…

Потом Антонио подошёл ко мне, а место у штурвала занял его помощник, водитель и кок в одном лице Рафаэль.

– Позволь, я помогу тебе.

– Ну конечно, капитан, я ведь сама не достану.

Я ложусь на живот, а он, набрав крем, нежно и не спеша растирает его по моим плечам, спине, бокам. Его пальцы отодвигают купальник, и он гладит скользящей рукой по моим бёдрам, затем между ними, всё ближе и ближе к заветному цветку, а потом вниз по всей длине моих ножек, вниз и обратно вверх; мне очень приятны его касания, и я тихо постанываю от удовольствия.

– Я не хочу тебя отпускать никогда, никогда… будь моей и только моей, моя маленькая Джина, мы поплывём на мой маленький остров и станем там мужем и женой!

Я поворачиваюсь к нему и присаживаюсь, обхватив колени:

– Что это сейчас было? Мне показалось или ты сделал мне предложение? Зачем ты так шутишь со мной?

– Это не шутка! Ты милая и нежная, мне с тобой очень хорошо, и я не хочу больше никого на свете. Джина, будь моей женой! – он достал из кармана и протянул мне красную коробочку с кольцом. – Это перстень моей матери, я хочу, чтобы теперь его носила ты.

– Я не могу так сразу согласиться. Это так неожиданно, позволь мне подумать, – я встаю и ухожу в спальную каюту.

За мной в каюту приходит Тони. Он возбуждён, он целует меня без остановки, его руки ловко избавляют меня от немногочисленной одежды, он не перестаёт говорить, что теперь его жизнь не имеет смысла, если я не соглашусь стать его женой, он целует мне грудь, живот, опускаясь всё ниже, туда, где его пальцы уже доводят меня до безумства. Мы опять занимаемся любовью, но в этот раз только он ласкает меня, а затем, войдя в моё, истекающее соками желания лоно, долго-долго трахает меня. Я кончаю, стону и кончаю опять и опять… наконец, кончает и он, обессилено рухнув рядом со мной.

Ночью я проснулась оттого, что яхту сильно качало. Антонио рядом не было, и я пошла наверх его искать. Он и Рафаэль управляли яхтой, лил дождь и ветер хлестал брызгами в лицо, я едва держалась на ногах, вцепившись в поручень; хорошей идеей было сразу спуститься обратно вниз, но всё пошло не так и не туда.

Моим последним воспоминанием был удар, и дальше я очнулась в воде за бортом, наблюдая, как Мирабэлла уплывает прочь…

часть 5

– Рафаэль, ты уверен, что они сказали правду? Эти аборигены имеют привычку оставлять себе всё, что приносит им море; я должен найти её, я не верю, что она исчезла в этой морской пучине, она не раз ныряла с яхты в море и я видел, как хорошо она плавала…

Рафаэль смотрел на хозяина грустными глазами и молчал, качая головой… он провёл с Антонио много лет и никогда не видел его таким огорчённым из-за какой-то девчонки… Неужели он на самом деле влюбился так серьёзно?

Прошло уже более трёх месяцев, как Ома появилась на острове. Амаль каждый день наблюдал за ней, он прятался за деревьями и дрочил свой отросток, глядя на белокожую девушку с бело-золотистыми волосами; в его голове созревал коварный план… Только он был связан с морскими пиратами, которым он продавал молодых островитянок.

“За такую они дадут намного больше” – кипели мысли в его голове.

Однако в последнее время он заметил, что Ома изменилась, она поправилась, её грудь стала больше. О, чёрт! Амаль догадался, что Ома беременна… это портит товар и надо срочно придумать новый план…

С тех пор, как я поняла, что беременна, меня мучила мысль, кто именно отец ребёнка – Мигель или Антонио? К тому же мне было страшно от мысли, что придётся рожать на острове, где нет врачей, а есть только помощь старой повитухи Маих.

Мигель был особенно нежен с молодой женой, он старался не оставлять её одну надолго, уходил только, чтобы добыть дичь или поймать рыбу… вечером он сидел рядом, обнимая её и целуя…

– Мигель, я не могу здесь оставаться, я боюсь, что умру при родах, я хочу домой, в цивилизацию, помоги мне уехать, ты должен найти Антонио, я не уверена, но возможно, это его ребёнка я ношу под сердцем.

– Я люблю тебя Ома, но не могу удерживать тебя против твоей воли, надеюсь, что ты простишь меня за то, что я сделал…

Поздней ночью пиратская яхта подплыла в гавань, Амаль подавал в темноте знаки факелом.

– Приветствую тебя, сеньор Маркус! У меня есть для тебя хорошая белокожая женщина, её принесло морем три месяца назад, и ты можешь заработать много денег, если вернёшь её белому, который искал её. Он очень богат и заплатит любые деньги за свою невесту. Надеюсь, ты заплатишь мне, если я скажу тебе его имя.

– Амаль, ты сущая бестия! Пойдём ко мне, я дам тебе выпить, и ты расскажешь мне свой план.

Амаль дождался, когда Мигель ушёл, и Ома осталась одна. Он подошёл к хижине и постучал в дверь.

Увидя Амаля в окно, я замахала руками, показывая, чтоб он уходил прочь, но он не уходил, тогда я открыла окно и спросила, что ему надо от меня?

– Ома, открой! Я хочу помочь тебе, я знаю, как ты можешь вернуться домой. В гавань пришла яхта, она может отвезти тебя на остров, где живёт твой Антонио. Я договорился с ними, и они помогут, только идти нужно сейчас, эти люди не могут ждать.

Я была рада его словам; но с другой стороны, я боялась, что это лишь трюк Амаля, чтоб выманить меня из дома… думать было некогда, и, схватив платок, я решилась на побег, не дожидаясь Мигеля.

В гавани и вправду стояла яхта, но как только я приблизилась к лодке, двое мужчин, стоявшие на берегу, схватили меня и, зажав мне рот и надев на голову мешок, потащили в лодку, наказав молчать, если я не хочу побоев.

Амаль стоял на берегу и довольно потирал руки. Наконец-то он отомстил Мигелю, пусть не думает, что он самый главный на острове…

– Эй, парни, аккуратно с этой принцессой! В порченом виде она не стоит ни гроша…

Меня втолкнули в каюту и заперли. Я сняла с головы мешок, и слёзы ручьём потекли из глаз, легкий толчок изнутри заставил меня замолчать, я стала гладить живот:

– Прости, малыш, я не буду плакать, я успокоюсь и буду сильной для тебя.

Антонио проснулся от ночного звонка, Рафаэль поднял трубку и произнёс своим обычным голосом:

– Резиденция Антонио Франтино.

Через мгновение он уже стоял рядом с Антонио, зажимая трубку рукой:

– Это кто-то звонит с информацией о Джине.

Антонио схватил трубку телефона:

– Слушаю вас.

– Сеньор Франтино, ваша невеста у нас, и мы вернём её вам за небольшой выкуп в один миллион долларов..В ваших интересах провести сделку побыстрее, иначе мы вернём вашу русалку обратно в море…

Франтино замер и с ужасом посмотрел на Рафаэля:

– Её похитили и просят выкуп… ужасней только то, что она ждёт ребёнка, она ждёт моего ребенка…

Антонио, положив трубку, после разговора с похитителями Джины, поразмыслив, приказал Рафаэлю связаться с банком и запросить названную сумму в миллион долларов в кратчайший срок. Он не мог потерять её ещё раз, и если за её возвращение нужно отдать деньги, то она этого стоит. Доставка денег на остров усложняла процесс, и Антонио решил плыть к материку, чтобы ускорить события.

——

Подойдя к хижине, Мигель увидел настежь распахнутую дверь, и сразу понял, что с Омой что-то случилось.

В домике никого не было, Мигель выбежал и закричал в темноту ночи:

– Ома, любовь моя! Где ты? Отзовись…

Он побежал к берегу в поисках жены и наткнулся на Амаля, который плёлся вдоль берега, едва держась на ногах, в его руках была почти пустая бутылка рома…

– Что ты орёшь, Мигель? На улице ночь, ты разбудишь всех в селении. Ты потерял свою жену? Нет, она, наверное, сбежала от тебя к своему Антонио, зачем ты ей нужен, бедняк с маленького острова Яш Лум, – Амаль отхлебнул из бутылки, зловеще улыбаясь.

Мигель схватил Амаля за рубашку и затряс, причитая:

– Ты видел её, где она? Отвечай, ничтожество, иначе я разорву тебя на части!

– Я тут при чём? Она убежала с пиратами, наверное, захотела побыть женой Маркуса.

– Что за чушь ты несёшь? Какие пираты, и при чём тут Маркус? Отвечай мне!

– Какая мне разница, где твоя Ома? Море дало, море забрало.

Мигель был вне себя от ярости, он понимал, что Амаль знает, где Ома и со всей силы врезал Амалю по физиономии, после чего тот упал на песок.

Удар отрезвил Амаля, и он, заскулив, как паршивый пёс, запричитал?

– Не бей меня! Я покажу тебе, где она, только не бей.

– Я забью тебя насмерть, если хоть один волосок упадёт с головы Омы, – Мигель замахнулся, но не ударил, видя, что Амаль готов всё рассказать.

Немного погодя Мигель бежал к тайной бухте, где по словам Амаля стояла яхта Маркуса; вскоре он увидел её и кинулся в море, чтобы вплавь добраться до яхты и выкрасть Ому. На шее у него висел кинжал, его единственное оружие, он готов был убить любого, кто станет на его пути.

Я лежала на кровати, всхлипывая, когда в дверь каюты постучались; оригинально, сначала сделать пленницей, а потом вдруг проявлять этикет… Дверь распахнулась, на пороге стоял мужчина лет сорока пяти, небольшого роста, с черной шевелюрой волос и с густой черной бородой, в руках его был поднос с едой:

– Прошу прощения, сеньора, за хамское обращение с вами моих парней, они были немного грубы и будут наказаны за это. Я уже связался с сеньором Франтино, и как только он даст ответ на наш запрос, мы тут же отвезём вас к нему.

– Я не буду есть, убирайтесь прочь!

– Ну-ну, малышка, в твоём положении не стоит капризничать, я оставлю поднос на столе, а ты подумай и будь послушной девочкой, мне не хотелось бы тебя наказывать.

Маркус поставил поднос на стол, и, выйдя, закрыл за собой дверь на задвижку.

Я понимала, что голод – не лучший способ протеста, и подумав, стала медленно есть.

В глубокой задумчивости я не услышала, как в каюту вернулся Маркус.

– Я тут подумал, – прошептал он, прижавшись ко мне со спины и зажав мне рот рукой, – как можно отдать такую сладкую сеньору, не попробовав её на вкус? Хотя бы чуть-чуть…

Я попыталась укусить его руку, но он ловко вывернулся и в мгновение ока мои руки оказались зажаты за спиной. Я вскрикнула от боли, а он опустил меня на колени,.

– Не стоит заставлять меня делать больно, давай доставим друг другу удовольствие, обещаю быть нежным и ласковым, если ты будешь хорошей и послушной девочкой.

Он крепко держал мои руки одной рукой, а другой ловко надел на них наручники.

Теперь сопротивляться стало ещё сложнее, мои руки были за спиной, а его, освободившись, стали властвовать над мои телом, он мял мою грудь, кусал соски, целовал шею, но это не доставляло мне удовольствия. Я была в его власти, он стал грубо теребить мою писечку, как ни странно, его грубость заставила её увлажниться помимо моего желания, а он, почувствовав это, стал трахать мою дырочку пальцами, и я застонала…

– Ну вот, моя крошка, тебе тоже хорошо! Мне очень хочется потрахать твой ротик, но боюсь, ты будешь кусаться, поэтому я займусь твоими другими дырочками…

Я почувствовала, как его пальцы стали массировать мой анус, я закричала, пытаясь сопротивляться, но похоже это только ещё больше его возбуждало; на мгновенье он оставил меня в покое, снимая свои штаны. Уже через минуту его толстый член орудовал в моей текущей дырочке, а его пальцы были в моей попке, затем он убрал их, заменив членом… Вскоре он кончил в мою попку и сняв с меня наручники, довольный ушёл прочь, закрыв каюту извне. Я без сил упала на кровать, слёзы лились из моих глаз.

Мигель подплыл к яхте Маркуса и стал прислушиваться к шуму, пытаясь определить, сколько тут пиратов и как пробраться на борт незамеченным; он услышал голоса двух пиратов, а потом и третий, отдающий тем приказы:

– Глядите в оба, идиоты! Если она сбежит, я оторву вам ваши дурные головы…

Похоже, на яхте только трое и это немного успокоило Мигеля… он проплыл вдоль борта и увидел верёвочную лестницу и небольшую лодку, на которой пираты подплывают к берегу. Недолго думая, он забрался по лестнице на борт яхты и стал искать каюту, в которой пираты прятали Ому.

Оставшись одна, я лежала на кровати, всхлипывая от униженности и своего бессилия сопротивляться насилию, меня трясло от страха, что Маркус может вернуться в любой момент, я слышала, как он пировал на палубе и хвалился помощникам своей победой.

Вдруг я услышала, как щёлкнула защёлка и дверь приоткрылась:

– Ома, ты тут? Это я, Мигель.

О боже, он нашёл меня, он пришёл меня спасти, как я могла так безрассудно сбежать от него.

Дверь, скрипнув, открылась, и я кинулась навстречу Мигелю, моля о прощении…

Мигель осыпал меня поцелуями:

– Глупая моя девочка! Что ты наделала? Они не обидели тебя? – он ощупал меня всю, как упавшего ребёнка, целуя не останавливаясь.

– Прости меня! Я сама не знаю, как я могла поверить Амалю. Он продал меня этим ужасным людям, они хотят выкуп за меня от Антонио.

– Маркус с парнями пьёт наверху, может они уснут, и мы сможем сбежать незаметно.

Это было бы слишком просто, в жизни всё намного сложней, сверху послышались пьяные голоса:

– Босс, давай и мы немного развлечёмся, трахнем эту куклу по очереди, от неё не убудет, ей это даже понравится, – зловещий хохот прошёлся холодком по моей спине.

– Мы должны бежать! Они не пощадят ни тебя, ни меня…

Мигель схватил меня за руку, и мы побежали прочь. Он помог мне спуститься по лестнице в лодку, в этот момент пираты уже были в каюте и обнаружили побег, они с криками неслись к нам.

– Ома, плыви прочь! Я задержу их, я люблю тебя! Плыви же, я справлюсь с ними и догоню тебя…

Я завела мотор и лодка помчалась прочь по волнам, солёные брызги смешались с моими слезами… я никогда не прощу себе, если с Мигелем что-то случится. Я оглядывалась и ждала, что увижу, как Мигель прыгнет в воду, но яхта вскоре исчезла в темноте ночи…

Добравшись до берега, я со всех ног побежала к хижине Маих, я надеялась, что она спрячет меня, только она может помочь мне, Мигель всегда называл её своей второй мамой.

Маих открыла дверь и ужасом запричитала:

– Ома, малышка, что случилось, почему ты здесь посреди ночи, вся мокрая? Где Мигель?

Я дрожащим голосом рассказала о всём произошедшем; глаза Маих наполнились грустью,

– Мой бедный Михо! Жизнь ещё не перестала бить его, он потерял родителей ещё младенцем. Он и его старшая сестра Луна жили со мной, и я стала им, как мать, а потом Луна пропала, как многие другие девушки селения. Ходят слухи, что их похитили пираты и продали богатым сеньорам в разные страны Южной Америки… Слушая тебя, я понимаю, что это Маркус и его парни занимались этим. Я надеюсь, Мигель отомстит за сестру, но как я боюсь за него…

Маих смахнула слезу со щеки. Она заварила мне чай из трав и дала сухую одежду:

– Ты красиво округлилась, Ома, тебе это к лицу! – она погладила меня по животу, и малыш толкнул ей в ответ. – О боже, он уже толкается, значит, ты уже прошла пол срока и родишь малыша к празднику урожая. Поспи, Ома, тебе нужно отдохнуть, а я пойду к берегу, может, Мигелю нужна моя помощь.

Мои глаза потяжелели, чай Маих наверняка был особый, и я провалилась в глубокий сон.

– Проснись, Ома, ну же, девочка, давай, – я открыла глаза и увидела Маих.

– Ты нашла Мигеля? Где он?

– Нашла, но тебе лучше не видеть его, он успел сказать, что Амаль знает, как найти Антонио.

– Что значит «успел сказать»? Он жив? Я виновата во всём, это всё из-за меня… а Маркус и его парни, что с ними?

– Яхта, похоже, пуста, возможно, Мигель отправил их в море, кормить рыбу… я очень надеюсь на это; кажется, драка была не на жизнь, а на смерть, бедный мой Михо,- Маих шептала что-то на своём языке, утирая слёзы со щёк.

Я сидела у кромки моря и смотрела вдаль, я ждала Антонио, я хотела, чтоб

он поскорее забрал меня; прошло уже почти два месяца с тех пор, как мне удалось послать ему письмо, а его всё не было. Наверное, он ещё не получил моё письмо, может, он уехал в Милан… Не получив больше звонков от Маркуса, я искала и искала причины, почему он ещё не приплыл ко мне.

– Рафаэль, я не понимаю, почему похитители больше не звонили? Неужели мы пропустили их звонок? С ужасом думаю, что могло произойти.

– Как только мы вернёмся на остров, мы всё узнаем, Антонио; я говорил тебе, что не стоит спешить плыть на материк, мы задержались здесь почти на месяц из-за ураганов и невозможности плыть обратно. Многие острова остались без связи, в том числе и наш.

Прошло ещё почти две недели, пока “Мирабэлла” зашла в гавань. На острове пострадали от урагана многие постройки, не было электричества, но дом Антонио был в порядке, слуги успели забить окна и двери.

– Доминик, были ли звонки, пока нас не было? – Антонио начал расспросы прямо с порога.

– Нет, сеньор Франтино, звонков не было, а через несколько дней пропала связь, но неделю назад вам пришло письмо.

– Что же ты морочишь мне голову? Давай скорее письмо.

” Дорогой Антонио!

Так много всего произошло со мной, но я жива и надеюсь, ты сможешь скоро забрать меня. Я нахожусь на острове Яш Лум, в доме повитухи Маих… жду, надеюсь на скорую встречу.

Твоя Джина Лоретти, ныне именуемая Ома”

– О боже, Рафаэль, она в порядке и ждёт меня на острове Яш Лум…

За эти пару месяцев мой живот стал огромен, мне казалось, что во мне растёт как минимум слонёнок, который двигался внутри без остановки; Маих учила меня, как вести себя при родах, она говорила, что приняла множество родов за свою жизнь, и ни один ребёнок не пострадал, так что мне нечего бояться.

Я проснулась ночью от сильной боли, вроде рожать мне было ещё рано, но эта боль повторялась вновь и вновь, я стала кричать и разбудила Маих…

Ранним утром в гавань острова Яш Лум зашла яхта “Мирабэлла”, седовласый капитан всматривался в даль в поисках своей белокурой невесты…

Ступив на берег, Антонио стал расспрашивать местных жителей, как ему найти домик Маих, один из парней сказал, что они давно ждут его, и что он может показать дорогу.

Маих сидела на пороге и курила свою трубку, она увидела приближающихся мужчин и встала им навстречу:

– Ну наконец-то ты приплыл, ты ведь Антонио? У нас была трудная ночь, Ома родила двух девочек; они, как я понимаю, твои, у них белая кожа и белые волосы.

…Лимузин остановился возле входа в особняк, из него вышел седовласый мужчина, он открыл дверь и помог выйти молодой белокурой даме, а за ней следом из машины вылезли два белокурых ангела с глазами цвета моря, они были похожи на морскую пену в своих белых кружевных платьицах…

– Ома, Миха… – словно эхо с моря зазвенел голос их матери…

 

(Просмотров за всё время: 38, просмотров сегодня: 1 )
10

Автор публикации

7 742
Жемчужинка не только выглядит нежной, но и является Таковой
Невинная девчонка, которая делала несчастными всех, потому что не хотела обижать никого
flag - ЯпонияЯпония.
Комментарии: 1870Публикации: 95Регистрация: 30-11-2020
Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
mgaft1

Интересно куда это все идет. Пока что молодая искательница золота нашла золотую жилу и у неё есть шансы его застолбить. Все остальное воспринимается как фон. Ваш жанр – это эротика, ну вот вы и подаете соответствующий фон.

Обычно, о таких вещах поворят. They lived happily ever after. Но как правило такое длится от двух недель до шести месяцев. Как сказала одна из героинь Ремарка “Любовь прекрасна. Но потом одному из двоих становится скучно.”

Люди, прожившие жизнь, бывали и на одной стороне такой любви и на другой.

Мне например интересна личность этого Тони. Он богат, у него красивая тачка и яхта. Это дает ему возможность привлекать множетво красоток. Поэтому, скорее всего он просто потрахал бы эту Джину, и потом постепенно все затихло.

Такие люди, как правило, тоже женятся на богатых. Две причины. Первая – приумножать а не разбазаривать богатство. Вторая – боязнь, что женщина вместе с ним только ради его денег и сможет судить его и оттяпать половину его денежек.

Как-то так.

0
mgaft1

Буду ждать продолжения.

1
Шорты-9Шорты-9
Шорты-9
АП ФиналАП Финал
АП Финал
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

3
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх