Parte effectus

Было раннее, неестественно теплое для Москвы, сентябрьское утро. Улицы мегаполиса еще были довольно тихими, хотя изредка эту благостную тишину нарушала та или иная проезжающая по шоссе машина. Осеннее мягкое солнце лишь показалось на горизонте, но уже сквозь тонкие занавески приятно освещало кухню самой обычной московской квартиры, жители которой не так давно проснулись.

Сергей Александрович, наблюдая, как его супруга не спеша складывает посуду в посудомоечную машину, допивал свой утренний кофе и думал о предстоящем дне. Его день обещал быть тяжелым, начальник собирал сегодня всех специалистов из его отдела на летучку, чтобы узнать о прогрессе их научных исследований.

Сергей Александрович был настолько глубоко погружен в свои мысли, что даже не заметил, как на кухню вбежала его семилетняя дочка, почувствовавшая запах ее любимых овсяных оладушек, а следом за ней лениво вошел их двенадцатилетний сын.

— О чем ты задумался? — Спросила Сергея Александровича его супруга, ухоженная женщина средних лет, хоть и, по ее мнению, немного полноватая.

— О работе, как обычно. — Тихо ответил ей Сергей Александрович. — Сегодня у нас летучка.

— Опять вашему Стычкину что-то не нравится?

— Не знаю. Сказал, что на этот раз просто хочет, чтобы мы ему отчитались о проделанной работе.

— Понятно.

— А у тебя на сегодня какие планы?

— Репетиция, как обычно. — Супруга Сергея Александровича работала концертмейстером в одном из московских театров. Конечно, это не была работа ее мечты, но построить карьеру пианистки женщина уже не надеялась.

— Ну что же, милая, мне пора. Спасибо за завтрак, все было вкусно. Удачной репетиции. — Уже по привычке сказал Сергей Александрович и встал из-за стола. Его супруга подошла к нему и со всей любовью поправила его галстук, который он называл удавкой, стряхнула несуществующую пыль с его пиджака и чмокнула его в щеку.

— И тебе удачного дня, милый. — Сказала она так же по привычке. Они были женаты уже довольно давно, но, несмотря на это очень любили друг друга. Возможно, в их отношениях уже почти исчезла страсть, но душевная теплота была, как и раньше, а так же появилось глубокое уважение друг к другу. И хотя каждый из них понимал, что его половинка говорит ему приятные слова, что называется на автомате — менее приятными они от этого не становились. Супруга Сергея Александровича закрыла за мужем дверь и по инерции выглянула в окно, чтобы проводить его взглядом, а увидев, что ее высокий, худощавый супруг сел в машину, стала собираться на работу.

Сергей Александрович благополучно приехал в НИИ и, перед утренней летучкой, успел проверить, все ли необходимые документы у него готовы. Он знал, что Стычкин будет придираться к каждой запятой в его документах, а уж если какой-то бумажки не будет хватать, то беды точно не избежать. Перепроверив все еще раз, Сергей Александрович пошел в конференц-зал, по пути встретив еще несколько коллег.

Как только все собрались, в конференц-зал вошел и сам Стычкин. Все его подчиненные наблюдали за тем, как он вальяжно идет к своему креслу во главе стола, при этом задевая всех сотрудников, мимо которых он решил пройти, своим огромным животом. Усевшись, наконец, на свое место, Стычкин просмотрел предоставленные ему отчеты.

— Здесь все результаты? — Спросил он, не отрываясь от бумаг.

— Да, здесь все. — Ответил Михаил, помощник Сергея Александровича, по традиции сидевший между ним и Стычкиным.

Несколько минут в конференц-зале стояла почти гробовая тишина. Все терпеливо ждали, что же на этот раз скажет Стычкин. Эти минуты казались сотрудникам вечностью и вот, наконец, Стычкин оторвал взгляд от бумаг.

— Значит лекарство еще не найдено?

— К сожалению, не все наши эксперименты дают положительные результаты. — Ответил Игорь Иванович, один из коллег Сергея Александровича и его близкий друг.

— Конечно, какие-то формы онкологии мы уже успешно лечим, однако, если болезнь находится на финальной стадии, то мы по-прежнему бессильны. — Взял слово Алексей Петрович, сидевший напротив Сергея Александровича.

— Бессильны? И с чем это, по-вашему, связано? — Возмутился Стычкин.

— Распространение метастаз очень непредсказуемо. Всегда сложно определить какой орган будет поражен следующим. Плюс, как правило, болезнь распространяется слишком быстро. — Наконец взял слово Сергей Александрович.

— Очень непредсказуемо?! — Удивился Стычкин. — Ну, тогда ладно. Раз уж главный онколог страны не может предсказать распространение метастаз. Да вы что все охренели что ли?! — Вскочил он со стула. — В вашем распоряжении лучшая техника и огромный бюджет, что вам еще надо? Сколько можно убивать времени и сил на борьбу с этой заразой?! Неужели ее не… — Сокрушался Стычкин, как неожиданно его перебил Сергей Александрович.

— Может в этом и состоит наша ошибка?

— Что? В чем? — Растерянно спросил Стычкин.

— Мы боремся с раком.

— А что мы должны с ним делать? Дружить? Может молиться на него?

— Может нам попробовать его перепрограммировать?

— О чем ты говоришь?

— Я говорю о том, что раковая опухоль, неважно какая именно, всегда действует одинаково. Она заменяет здоровые клетки организма — на больные. Что если не бороться с раком, а изменить сам принцип его действия? Перепрограммировать. Сделать так, чтобы раковые клетки не отравляли организм, а наоборот лечили, заменяя больные клетки организма на здоровые. В итоге, учитывая, что рак постоянно прогрессирует, мы получим человека, клетки которого постоянно обновляются, тем самым вылечивая болезни и поддерживая организм здоровым. Вот вам и секрет вечной жизни, а то и молодости.

— А это возможно?

— Может и возможно. Никто еще не пробовал. — Ответил Сергей Александрович и увидел, что Стычкина заинтересовала его идея.

— Ну да. Если не можешь победить, значит возглавь. Хорошо. Тогда приступайте к делу. Если вам это удастся, то это станет открытием века. Идите. — Стычкин задумчиво сел в свое кресло, уже просчитывая, сколько прибыли может принести этот проект, в случае успеха, а его сотрудники, молча, вышли из конференц-зала.

Не успев отойти от двери начальника, к Сергею Александровичу подскочил Михаил.

— Сергей Александрович, вы уверены что, то о чем вы говорили вообще возможно?

— Это возможно. Я знаю, потому что долго работал над этим. Мне не хватало лишь финансирования, но теперь эта проблема решена. Пойдем, я введу тебя в курс дела. — Они пошли в лабораторию Сергея Александровича, где тот показал Михаилу свои наработки. Молодой помощник увидел, что в тайне ото всех, его начальник проводил опыты с различного рода раковыми клетками и даже добился определенных успехов, хоть и на уровне микроорганизмов, а это значило, что его идею можно было воплотить в жизнь. Поняв, что идея Сергея Александровича может принести не только огромную прибыль, но и славу, Михаил очень быстро предложил распределить роли сотрудников в новом исследовании. Таким образом, всю координационную работу по проекту взял на себя Сергей Александрович и следил за процессами исследования. Организационными же вопросами занимался Михаил, который отвечал за своевременное пополнение ресурсов.

Благодаря слаженной работе всех членов команды, проект быстро дал первые положительные результаты, когда же дело дошло до эмпирической части исследования, то Стычкин велел сразу испытывать средство на людях. Долго искать добровольцев не пришлось. В одном из московских хосписов, где Сергей Александрович подрабатывал, он в очередной раз увидел одного из своих пациентов — молодого парня, который умирал от онкологии. Онколог помнил, что болезнь этого пациента прогрессировала очень быстро. Всего за пару месяцев здоровый, физически крепкий молодой человек оказался прикован к больничной койке и подключен к аппаратам жизнеобеспечения, а его молодая супруга Анастасия не отходила от него и, надеясь на чудо, продолжала оплачивать лечение, которое не приносило никаких результатов.

Сергею Александровичу всегда было особенно жалко, когда происходили подобные случаи. Ведь одно дело, когда рак косит пожилых и совсем другое дело, когда от этой болезни сгорают совсем молодые ребята. Стоя у дверей палаты, Сергей Александрович смотрел на жену своего пациента. Он знал, что хоть она и надеялась на чудо, все равно понимала, что исход будет один. Набравшись смелости, онколог вошел в палату, поздоровался и, не вдаваясь в детали, рассказал девушке о своем проекте, предложив ее мужу принять участие в эксперименте. Анастасия согласилась не раздумывая. В ту же секунду, она была готова подписать все необходимые документы и заплатить любые деньги, лишь бы ее мужу, ее дорогому Максиму, продлили жизнь, еще хотя бы на один день. Когда же все формальности были улажены, подопытного перевезли в лабораторию Сергея Александровича.

— Жизненные показатели относительно стабильны, можно начинать. — Сказал Михаил.

— Отлично. Тогда приступаем. Возьмите у подопытного образец раковых клеток и кровь. Посмотрим сначала, будет ли реакция наблюдаться в крови. — Ответил Сергей Александрович и направился к своему оборудованию.

К удивлению всего персонала, перепрограммирование клеток заняло у Сергея Александровича совсем немного времени, после чего он ввел их в образец крови, и вся команда ученых стала наблюдать за происходящими изменениями.

— Кажется, работает. — Неуверенно сказал Михаил.

— Но пока лишь на образце крови. Делать выводы еще рано. Нам нужно этот образец крови ввести пациенту.

— Обратно? Сейчас?

— Не сейчас, когда процесс завершится, или будет близок к завершению. Судя по активности клеток, это займет еще несколько минут. — Не отрываясь от монитора, сказал Сергей Александрович, а спустя пару минут ввел кровь обратно пациенту, после чего все внимание ученых было приковано к жизненным показателям парня.

Первые результаты не заставили себя долго ждать. Уже сразу после введения крови место укола полностью регенерировало, а спустя несколько минут пациент начал самостоятельно дышать. Ошеломленные врачи наблюдали за тем, как метастазы по всему организму уменьшаются в размерах, а уже через час пациент пришел в сознание. Однако в этот момент врачи обнаружили, что парню требуется срочное переливание крови, поскольку почти вся кровь пациента распространилась по внутренним органам, уничтожая метастазы.

После экстренного переливания крови, Сергей Александрович вызвал супругу подопытного, а остальные врачи с изумлением наблюдали не только за уменьшением метастаз, но и за тем, как к пациенту за считанные минуты вернулась моторика.

Приехав в лабораторию так быстро, как только это было возможно, Анастасия не могла поверить своему счастью, ее Максим, который накануне не мог даже самостоятельно дышать, сейчас почти ничем не отличается от обычного человека.

— Это чудо! — Воскликнула девушка, обняв мужа, и почти сразу Сергей Александрович вывел ее из палаты.

— Чуть больше часа назад мы провели процедуру экспериментального лечения. Уже есть первые результаты. Как вы видите, ваш супруг пришел в себя, сохранив при этом все характеристики дееспособного человека. Более того, мы наблюдаем значительное уменьшение метастаз в размере.

— Это прекрасно! Я даже не знаю, как вас благодарить. Когда я смогу забрать его домой?

— Не все так просто. Несмотря на то, что лечение дало положительные результаты, нам необходимо понаблюдать за состоянием вашего мужа.

— Но вы ведь сказали, что…

— Да, у пациента наблюдаются улучшения, но есть одно но.

— Что такое?

— Лечение дало неожиданный побочный эффект и в определенный момент, нам потребовалось экстренно сделать вашему мужу переливание крови.

— Почему?

— Дело в том, что, как вы знаете, кровь, проходя по организму, доставляет к органам все витамины и питательные вещества. Так вот в случае с вашим мужем, когда мы ввели ему лекарство, его кровь не просто доставила к органам все полезные вещества, но и сама осталась в органах, чтобы бороться с метастазами. Мы подозреваем, что такое может повториться, потому что не все метастазы уничтожены. — Девушка, молча, слушала Сергея Александровича и не знала, может ли данный факт означать, что ее мужа все равно не удастся спасти. Неожиданно из палаты вышел Михаил.

— Сергей Александрович, пациент сказал, что голоден и попросил принести ему мясо с кровью.

— Мясо с кровью? Но мой муж вегетарианец. К тому же, он никогда не ел мясо с кровью! — Удивилась Анастасия.

— Раз хочет, значит принесите. — Ответил Сергей Александрович.

— Сначала переливание крови, а теперь мясо с кровью. Вы, что сделали моего мужа вампиром?

— Конечно, нет. Это просто небольшой побочный эффект, думаю, что как только онкология будет побеждена это все останется в прошлом. Вы можете сейчас пройти к мужу. — Девушка, молча, зашла в палату, а Сергей Александрович внимательно наблюдал за пациентом. — Надеюсь, что нет. В противном случае придется еще искать лекарство от вампиризма.

Не отрывая глаз от пациента, Сергей Александрович едва заметил, как в палату принесли мясо с кровью и то, что произошло дальше, не столько изумило, сколько шокировало ученого. Стоило сотруднику появиться в дверях с куском мяса, Сергей Александрович увидел, как спокойный, скромный и интеллигентный молодой парень, который секунду назад целовал руки своей супруги, говоря, как сильно он ее любит, превратился в кровожадного зверя, ведомого инстинктами. Не буквально конечно, у него не выросла шерсть и он не начал бросаться на всех и каждого, но поведение молодого человека было далеко от принятых в обществе норм. Не говоря уже о том, что как только парень увидел кусок мяса, его глаза загорелись, рот приоткрылся и с экстатическим выдохом у парня выросли длинные, белые клыки. В ужасе от увиденного, молодая супруга пациента отшатнулась к стене и молча, наблюдала, как ее муж взял мясо руками. В ту же секунду у него выросли длинные, острые ногти, больше похожие на когти пронзившие этот кусок насквозь. Не медля ни секунды, мужчина открыл рот так, что его нижняя челюсть почти легла на ключицы, и он с остервенением впился зубами в несчастный кусок мяса. Весь медперсонал застыл в ужасе от увиденного. Однако больше всего всех ужаснуло даже не поведение пациента, а то, как вел себя его организм, ведь, как оказалось, отросшие зубы и когти это только начало ужасающих метаморфоз. Врачи увидели, что в тот момент, когда их пациент начал есть, его организм не только уничтожил оставшиеся метастазы, но и полностью излечился. Спустя несколько секунд парень, растерзав принесенный ему обед, лишь хищно посмотрел на сотрудников.

— Еще. — Сказал он с такой интонацией, что всему персоналу стало жутко и захотелось бежать без оглядки. Однако к удивлению и ужасу персонала их пациент оказался гораздо быстрее, чем обычный человек. Парень за долю секунды прыгнул на одного из врачей прямо с кушетки и подобно свирепому, голодному зверю, вгрызся несчастному в глотку.

Наблюдавший за происходящим Сергей Александрович открыл дверь в палату:

— Все на выход, быстро. — Сказал онколог и вся его команда, а также молодая супруга пациента, воспользовавшись моментом, выбежали из палаты. К счастью, всем удалось оказаться в коридоре до того как пациент закончил питаться, а Сергей Александрович, убедившись, что все спаслись, нажав на кнопку рядом с дверью, заблокировал ее, тем самым оставив своего пациента запертым.

— Значит, вот так вы не превратили моего мужа в вампира?! — В ужасе закричала Анастасия. Сергей Александрович хотел что-то ответить девушке, но всеобщее внимание снова привлекло асоциальное поведение пациента. На этот раз новоявленный вампир пытался сначала открыть, а потом выбить запертую дверь. Молодой мужчина с такой силой бил по двери, что на ней в некоторых местах образовались вмятины, которые были видны с обратной стороны. Когда же пациент понял, что выбить дверь ему не удастся, он подошел к стеклу и своими длинными и острыми ногтями, отросшими по его желанию, начал стучать, при этом издавая звук, являющийся чем-то средним между рычанием и шипением. В очередной раз он дотронулся ногтями до стекла и его ногти приобрели нормальную форму и длину, а рука сжалась в кулак, после чего молодой мужчина со всей силой ударил по стеклу, надеясь его разбить.

— Не волнуйтесь, это очень прочное стекло. Он его не разобьет. — Поспешил всех успокоить Сергей Александрович. Убедившись в правоте своего руководителя, команда ученых с ужасом стала наблюдать, как пациент начал громить палату и все содержимое в ней.

— Вы так и будете стоять и смотреть?! — Почти прокричала супруга пациента, глядя на то, что происходит с ее мужем. Сергей Александрович тяжело вздохнул и подошел к двери в палату, рядом с которой находилось странного вида табло. Анастасия обратила внимание, что онколог начал нажимать на какие-то кнопки, и палата постепенно начала заполняться дымом.

— Что вы делаете?! — Спросила девушка.

— Не беспокойтесь. Это все лишь усыпляющий газ. В данный момент, как вы видите, ваш муж слишком агрессивный и мы не сможем продолжить его лечение до тех пор, пока он не успокоится. — Ответил Сергей Александрович и снова стал наблюдать за пациентом.

Молодой мужчина, увидев, что палата начала заполняться дымом, начал еще яростнее пытаться разбить стекло, отделяющее его от команды врачей. В какой-то момент наблюдатели увидели, что в попытках разбить стекло, пациент разбил кулаки в кровь, но его раны моментально излечились. Поняв, что это стекло он не разобьет, мужчина одним прыжком перепрыгнул через всю палату, швырнул в противоположное окно стул, предназначенный для посетителей, чем выбил его и в следующую секунду выпрыгнул на улицу.

Изумленные врачи вбежали в палату и подбежали к окну. Все посмотрели вниз, на асфальт под окном, ожидая увидеть труп пациента, но к всеобщему удивлению они увидели, как мужчина легко приземлился на ноги и спокойно пошел по улице в неизвестном направлении.

— Осмотрите пострадавшего. — Сказал Сергей Александрович.

— О, Сергей Александрович, в этом нет необходимости, я в полном порядке. — Раздался голос сзади. Ученые обернулись и увидели сотрудника, которого покусал их пациент. К удивлению присутствующих, он выглядел абсолютно здоровым, хоть и бледным. — Вот только немного голоден. — Оскалившись, сказал бывший сотрудник Сергея Александровича и в следующую секунду кинулся на ближайшего к нему человека.

— Оттащите его! — Крикнул Сергей Александрович и начал искать припасенный на всякий случай шприц со снотворным. Пока его команда изо всех сил пыталась спасти коллегу, онколог нашел нужный ему шприц и вколол укушенному, от чего тот зарычал:

— Надеюсь, Сергей Александрович, вы довольны? Вы войдете в историю! Вы — Виктор Франкенштейн нашего времени, сошедший со страниц знаменитого романа. Вам удалось претворить в жизнь ночные кошмары миллионов людей. И пусть вы поймали меня, но наш прародитель на свободе, а значит, вам нас не остановить. — С этими словами мужчина погрузился в глубокий сон.

— А ведь он прав. — Сказала стоявшая рядом с Сергеем Александровичем супруга сбежавшего пациента. Онколог увидел, что Анастасия направилась к выходу.

— Куда вы?

— Домой, мне здесь больше нечего делать.

— При всем уважении, не думаю, что это хорошая идея.

— Интересно почему? Хотя нет. Не интересно. Я все равно пойду домой.

— Но ведь ваш супруг мог отправиться именно туда. Неужели вы этого не понимаете? Пусть тогда несколько моих сотрудников вас проводят до дома.

— И что будет потом?

— В том случае, если ваш супруг действительно дома, его вернут сюда для дальнейшего лечения.

— Или изучения?

— В том числе.

— Не обижайтесь, Сергей Александрович, но мне кажется, что вы уже доизучались. Всего доброго. — Анастасия быстрым шагом вышла из палаты и направилась к выходу из института.

— Всех пострадавших поместить в карантин и мне нужны образцы крови для изучения, и пошлите кого-нибудь за девушкой на тот случай, если наш пациент все-таки решил вернуться домой. — Сказал Сергей Александрович и хотел заняться исследованием двух зараженных, но его отвлек телефонный звонок его жены:

— Да, дорогая.

— Здравствуй, дорогой! Ты где?

— На работе, а что случилось?

— Благо ничего, но просто уже очень поздно, а тебя нет, я волнуюсь.

— Не волнуйся, я на работе. У нас тут просто небольшое происшествие.

— Что-то серьезное?

— Нет, что ты. Просто один эксперимент вышел из под контроля. Поэтому сегодня мне придется остаться на работе. Так что ужинайте и ложитесь без меня.

— Хорошо, как скажешь, милый. — Сказала супруга Сергея Александровича и положила трубку. Она поверила ему, как и всегда, ведь за столько лет брака, муж ее ни разу не обманул.

Тем временем Анастасия, поставив машину на стоянку, пешком возвращалась домой. Девушка шла по темному переулку, слабо освещенному уличным фонарем и думала о своем супруге, конечно, она была рада, что его вылечили от рака, но какова цена его спасения, ведь ее Максима превратили в кровожадного, ненасытного и беспощадного монстра. Девушка настолько была погружена в свои мысли, что даже не заметила следовавших за ней сотрудников института. Лишь подходя к своей двери, она услышала, шаги сзади:

— Кто вы? Что вам нужно?

— Нас прислал Сергей Александрович, на тот случай…

— Если мой муж решит вернуться домой? Чтобы вернуть его в институт в качестве подопытной крысы?

— На тот случай, если вам будет угрожать опасность или потребуется помощь.

— Ну да. Ладно. Проходите. — Девушка открыла дверь и впустила мужчин в дом, она даже не успела включить свет, как услышала знакомый голос:

— Что же это творится, родная? Стоило мне пропасть на пару часов, как ты привела в дом мужика, да и, как я вижу не одного.

— Он здесь! — Закричал один из гостей и потянулся за шприцом со снотворным, который лежал у него в кармане пиджака, но пациент молниеносно прыгнул на мужчину и вгрызся ему в горло. Второй гость, воспользовавшись моментом, достал свой шприц и пока мужчина питался, вколол ему снотворное, но пациент, рассвирепев, с такой силой ударил врача, что тот упал замертво.

Пациент встал на ноги и медленно сделал шаг в сторону своей супруги. Девушка впервые в жизни испугалась, что ее супруг может ей навредить, но до последней секунды верила, что он ее не обидит:

— Здравствуй, милый. Ты сохранил свое чувство юмора. Ты же понимаешь, что я не могла от них избавиться?

— Конечно, понимаю, поэтому я сделал это сам. — Мужчина подошел совсем близко к супруге, но к счастью, снотворное подействовало быстро, и он погрузился в сон.

Тем временем, в институте Сергей Александрович изучал полученные анализы, читая отчет:

— К сожалению, результаты анализов обоих укушенных оказались положительными. То есть эта зараза действительно передается через укус, при контакте слюны и крови, а значит, перепрограммированные раковые клетки распространяются не только через кровь, но и через слюну. У укушенных, так же как и у пациента 0 наблюдается повышенная регенерация тканей, а так же увеличенная скорость и сила, несвойственная обычным людям. Что же, в целом, поставленных задач мы добились. Мы вылечили рак. Однако выявлен довольно неприятный побочный эффект, выражающийся в непреодолимой жажде крови и очень высокой агрессии на этом фоне.

Максим пришел в себя в своей квартире. Открыв глаза, он увидел свою возлюбленную, которую любил больше жизни. Он хотел встать, чтобы обнять девушку, но понял, что привязан к кровати:

— Прости за это.

— Родная.

— Я не стала вызывать медиков из института, но и позволить тебе навредить мне, я тоже не могу.

— Милая, ты же понимаешь, что эти веревки меня не удержат.

— Понимаю. Я видела, на что ты способен, но в данной ситуации я надеюсь не на веревки, а на тебя. На то, что ты сам меня не обидишь.

— Разве я хоть раз тебя обидел?

— Нет. Никогда. Но раньше из тебя не делали кровожадного монстра, который в приступе ярости может разрушить все на своем пути.

— Не ярости, милая, голода.

— И как твой голод?

— Сейчас я сыт и спокоен. На какое-то время.

— На какое-то время?

— Да.

— А что будет потом?

— Ты видела, что происходит, когда я голоден.

— Значит, ты за этим пришел? Сожрать меня?

— Разумеется, нет. Но, боюсь, что это может произойти. Если я проголодаюсь, то потеряю контроль, эти веревки меня не удержат, а ты не успеешь сбежать.

— Тогда зачем ты пришел?

— Я пришел домой к женщине, которую люблю больше жизни. Куда я еще должен был пойти?! Тем более, я знаю, что мои чувства взаимны. Сейчас я это вижу как никогда, ведь ты меня не сдала обратно в институт, хотя и могла.

— Конечно, не сдала. Ты так долго пролежал в хосписе. Все врачи говорили, что тебе остались считанные дни. А потом этот онколог тебя воскресил. Он вернул тебя.

— При этом превратив в чудовище.

— Нет, не в чудовище. Я смотрю на тебя, говорю с тобой и вижу, что ты так же ясно мыслишь, как и раньше. Да, я видела, на что ты способен, когда голоден. Но это не говорит о том, что ты стал чудовищем. Ты теперь нечто большее, чем просто человек. Твой голод — это всего лишь цена за твое спасение. Я это понимаю и не могу сдать тебя обратно в институт, потому что не хочу, чтобы тебя препарировали как лягушку. Возможно, я пожалею о своем решении, но я бы не смогла поступить иначе.

— Родная, я пришел сюда, потому что я не могу без тебя. Выслушай меня, а потом я приму любое твое решение.

— Хорошо, я слушаю.

— Когда я сбежал из института, то, понимая, что меня объявят в розыск, я хотел скрыться. Как ты понимаешь, с моими новыми способностями это не сложно, но я не мог не подумать о тебе. Да, проще всего было просто убежать, но я знаю, что ты бы сильно переживала, к тому же мой побег будет иметь определенные последствия. Поэтому, я подумал, что это должно быть совместное решение.

— Какое решение?

— Ты же понимаешь, что теперь мне нужно исчезнуть. Но после моего побега тебя сначала замучают вопросами о том, куда я мог бежать, а потом и вовсе решат избавиться, как от ненужного свидетеля, а я этого не переживу. Поэтому я решил тебе предложить бежать вместе.

— Что?

— Милая, я понимаю, у тебя тут квартира, работа, но теперь, после того, как их эксперимент не удался, они решат замести следы своей деятельности. Я очень боюсь, что они могут тебе навредить.

— А ты? Ты же тоже можешь мне навредить при первом же приступе голода.

— Да. Ты права, это так. Поэтому я хочу тебе предложить сделать тебя подобной мне.

— Подобной тебе? Хочешь разорвать мне горло и выпить всю мою кровь, как у того несчастного парня в институте?

— Нет. Я знаю, что все, кем я питался, становятся такими же, как я. Но для того, чтобы сделать тебя подобной мне, необязательно выпивать всю твою кровь. Трансформация происходит даже после простого укуса. Достаточно будут лишь нескольких капель крови.

— Откуда ты знаешь?

— Скажем так, по дороге сюда, я успел провести пару экспериментов. Родная, подумай, один небольшой укус и ты забудешь обо всех болезнях, о старении и смерти. Ты приобретешь огромную скорость и силу, а все твои чувства усилятся в несколько раз. Согласись, это лучше чем жизнь обычного человека.

— Да. Лучше, ты прав. Но придется пить кровь. Много крови. Мы станем воплощением всех мифов и легенд о вампирах.

— Это так. Однако ты сама сказала, что это лишь цена за то, чтобы стать кем-то больше чем просто человек. Подумай, так мы сможем всегда быть вместе. Только, пожалуйста, думай быстрее, во мне вот-вот проснется голод. — Анастасия смотрела на своего возлюбленного и не могла решиться. С одной стороны ей нравилась мысль о бессмертии и вечной молодости, но с другой стороны ей предстояло почти полностью изменить свою жизнь.

На несколько минут в воздухе повисла звенящая тишина, нарушить которую никто из супругов не решался, но в один момент все изменилось. Девушка даже не успела понять, что происходит, она смогла лишь заметить, как ее супруг молниеносно бросился на что-то, что быстро двигалось в ее сторону.

— Даже пальцем не смей ее тронуть, иначе твое бессмертие оборвется быстрее, чем она успеет испугаться. В этом можешь даже не сомневаться. — Прошипел Максим, прижав к полу укушенного им врача, который теперь стал ему подобным:

— Но я голоден.

— Тогда иди на улицу. Там целый шведский стол.

— Хорошо. Простите. — Ответил новообращенный, и Максим отпустив мужчину, поднялся:

— Как пообедаешь — возвращайся.

— Слушаюсь. — Ответил новообращенный и вышел из квартиры, а Максим подошел к Анастасии и поцеловал ей руку:

— Милая, пожалуйста, решай скорее.

Тем временем в институте Сергей Александрович изучал поведение зараженных врачей и пришел к выводу, что в периоды сытости к этим людям возвращается человеческий облик. Ученый всячески пытался придумать, как их вылечить и какой должна быть вакцина, однако пока у него, по его мнению, было слишком мало информации об этом странном, созданном им же вирусе. Ученый вернулся в свою лабораторию и начал повторно изучать результаты анализов зараженных на тот случай, если он что-то пропустил, но неожиданно вошел Стычкин:

— Я увидел, чем обернулись ваши эксперименты. Одно могу сказать, цели мы добились, осталось лишь избавить от последствий. Я видел наших врачей, вы можете их вылечить?

— Мы работаем над этим.

— Хорошо. У вас сорок восемь часов, чтобы найти вакцину.

— А если не найдем?

— Тогда в утиль их.

— В утиль?

— Да.

— Но мы не можем так поступить. Мало того, что их почти невозможно убить, так еще пациент 0 сбежал, нас ждет эпидемия этой болезни.

— Эпидемия?

— Да. Они нужны нам для создания вакцины, мы не можем их утилизировать.

— Вы сказали, что их почти невозможно убить, но все же возможно?

— Мы полагаем, что да.

— Вы полагаете?

— Да. Дело в том, что у них очень сильная регенерация тканей. Да, без крови у зараженных появляются ожоги от прямых солнечных лучей, но стоит их покормить, как все проходит. Увидев их реакцию на солнце, мы даже попытались их сжечь, но…

— Но?

— Лишь сильные ожоги. Да, болезненные, долго заживающие, но в целом они выздоравливают.

— Тогда как же их убить?

— Возможно, лишь возможно, они могут умереть без крови.

— Ясно. Но я думаю, что вы сможете устранить последствия. Кстати, что по поводу новой партии испытуемых?

— Я договорился с хосписом, ближе к вечеру привезут еще несколько больных для того, чтобы я смог попробовать иначе перепрограммировать раковые клетки, и избежать подобного побочного эффекта.

— Хорошо. Вот еще что. Что-то слышно от сотрудников, которые должны были проводить жену нашего пациента 0?

— Нет. Поскольку прошли почти сутки с того момента, я как раз хотел отправить еще группу.

— Хорошо. Держите меня в курсе. — Сказал Стычкин и вышел из лаборатории, а Сергей Александрович отправил еще одну группу ученых к супругам, после чего дождался больных из хосписа. Взяв образцы крови и раковых клеток, онколог перепрограммировал последние таким образом, чтобы они боролись исключительно с онкологией и не становились своеобразным эликсиром бессмертия.

На этот раз эксперимент удался, Сергей Александрович увидел, что за какие-то считанные часы больные исцелились, хотя побочный эффект в виде необходимости переливания крови, все же остался. Однако он стал временным явлением, и после излечения пациентам больше не требовалось переливание.

Позднее Сергею Александровичу, наконец, сообщили, что в квартире, принадлежавшей пациенту 0,нашли тело жестоко убитого сотрудника, а его напарник, так же как и супруги, пропал. Услышав плохие новости, Сергей Александрович понял, что его пациенту 0 удалось сбежать и раз тело молодой супруги не нашли, следовательно теперь и она заражена, а значит вспышка этого страшного заболевания, грозящего человечеству вымиранием — лишь вопрос времени. Сергей Александрович незамедлительно вернулся в лабораторию к зараженным, и пытался понять, как их можно реабилитировать, однако первые несколько сотен попыток были тщетны.

Лишь спустя несколько лет, когда эпидемия вампиризма уничтожила десятки миллионов людей, лишив их человеческого облика, и полностью изменив картину мира, ведь теперь вся власть была у вампиров — Сергею Александровичу и его команде, находящимся в опале, при помощи лучших врачей мира, удалось излечить зараженных еще одним перепрограммированием ДНК. Таким образом, прежний мировой порядок был восстановлен, а ужасная эпидемия на какое-то время была остановлена.

Пациент 0 со своей супругой так и не были найдены, но Сергей Александрович знал, что они живы, потому что в разных частях света то и дело появлялись новые зараженные, которых экстренно госпитализировали и в течение нескольких дней полностью излечивали.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

(Просмотров за всё время: 8, просмотров сегодня: 1 )
0

Автор публикации

не в сети 59 минут

Гала Ктара

100
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 17-02-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Лао-1Лао-1
Лао-1
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: