Про Леху. История 1

Мороз взвесью посыпал снег в потоках ветра, я шел по ярко освещенным улицам Москвы, где-то в районе в районе Кантемировской. Сейчас нужно успеть на последнюю электричку до Серпухова. Я подлетел к ларьку, Шаурмастер без слов постелил лаваш на столик, смазал его белым соусом, и наполнители гроздьями полились на хлебный островок, тут были и помидоры, и огурцы, и соленые огурцы, и морковка по-корейски, лук, конечно же капуста и обоженное куринное филе. Быстро все упоковав, он поместил ее между десен гриля.

– С собой, Брат?

– Да.

Через пару минут я уже вбежал в метро-ехать одну станцию. На платформу я также вылетел стремительно, сразу к приехавшему поезду. Двери распахнули теплый тамбур, я вошел , прошел в вагон и плюхнулся к окну перед самым выходом из вагона. Шаурма была неплохой, на Кантемировской обычно неплохая шаурма, но просто надо знать места, впрочем в любом районе можно найти годную шаурму. Я согрелся и заснул. Проснулся я уже в Серпухове, от того, что меня толкает охранник поезда.

– Серпухов, конечная, – буркнул он. Я кивнул, похлопал себя по карманам- вроде все на месте.

Снежок встретил меня витающими мотыльками и тут тоже, правда тут меня еще был бодрый ветер, который потрепал мой шарф. Пришлось застегнуться. Выйдя с платформы, я увидел Вадима, он стоял курил около Нивы 80-го года разлива. Мы пожали руки.

– Чо, поехали? – смакуя сигарету предложил Вадим.

– Поехали, -кивнул я. Вадим является егерем, знакомы мы с ним давно, как-то так получилось, точнее так должно было получиться, потому что я знал всех егерей этой части Подмосковья-работа такая. Что за работа? «Росприроднадзор. Всем выйти из леса.» – так у нас шутят. Я залез на переднее сиденье. Собственно на задние в 3-ех дверку вваливаться неочень удобно. Вадим сел, и мы поехали.

– Там ща дежурит мой товарищ, – сказал Вадим. – Сторожит тушу.

– К чему такая срочность? Время то уже заполночь.

– Там еще три трупа человеческих разорванных.

– Скорую вызвали?

– Пока нет. Сначала Вы.

– Посмотрели , вдруг живы?

Они разорваны…

– Звони в скорую, перехватим и в лес заедут с нами, и полицаям надо позвонить.

Вадим кивнул и начал судорожно набирать 112. Ему ответили. Я снова задремал. Зачем я сюда приехал? Туша зверя неизвестного вида и мне предстоит посмотреть все и составить протоколы и доложить в голову…

*******************************************************************************

Ночь заходила в дом пышной барыней, проводя по струнам морозного ветра. Нахохорившись шли замерзшие работяги отмечать очередной законченный день. Руслан курил на балконе, стоя в футболке тапках и семейных трусах, при том что на улице было далеко за минус 10 в меньшую сторону. Вроде бы он хотел одеть куртку, но было лень, и теперь его тряс обволакивающий тело холод. Мурашки насторожили и вздыбили кожу. Но, несмотря на все это, Руслан не сдавался, ведь оставалось еще пол-сигареты. «В пору записаться в моржи» – подумал он, делая очередную затяжку, ему очень не хотелось торопиться, ведь курение это определенный ритуал, который помогает ему остановиться время и расслабиться.

К подъезду подходил силуэт в черной длинной куртке и черной шапке с черным помпоном, это был его сосед — Леха, видимо спешил с работы, Руслан хотел его окликнуть, но подумал, что проще будет встретить его у лифта. Смочив окурок в снегу и утрамбовав его в баночку он вышел в секцию к лифтам, как раз в этот момент один из подъемников выгрузил бледного замученного Леху.

– О, думаю, поймаю поздороваюсь! – улыбнулся Руслан. Леха с испугом в глазах обернулся и протянул руку, когда понял, что ему ничего не угрожает.

– Да, я чо-то задумался, пошли ко мне если хочешь, пожрем, чай попьем, я последний раз жрал вчера шаурму на Кантиме, какие-то безумные сутки, почти двое уже.

– О да, ща мою предупрежу.

– Я тогда не закрываю заходи, – Леха пошел к себе. Руслан приоткрыл дверь, его благоверная резала салат.

– Я к Лехе пойду на чай.

– Знаю, я твой чай, ладно если по одной… – она выказала напускное недовольство. На самом деле с Лехой они хорошенько так напивались только пару раз и последний был на прошлой неделе, за что Надя до сих пор язвила.

– Ну НАААДЬ, мы не будем пить.

– Иди уже.

Руслан вышел. С Лехой они как-то так подружились сразу, как только заехали в подмосковную новостройку. Сами оба были приезжие, Руслан с Саратова, Леха откуда-то с Урала, город Руслан так и не запомнил. Ходили в один магаз, выходили покурить, ну и как говориться «завертелось». Леха работает только в какой-то конторе, что-то с природой связанное, и дома последнее время бывает редко.

У соседа пахло чаем и яичницей.

– Я те тоже сделал, – поставил тарелку Леха, когда Руслан сел. – С сыром и колбасой, времени пожрать ваще нет.

– А что случилось то?

– Да херня какая-то творится, нашли трупы в лесу человеческие , а с ними еще какую-то непонятность пушистую, вот теперь выясняем что это, – жуя рассказывал Леха. Присвистнул чайник, сосед снял его с плиты и залил две кружки кипятком.- Бальзам? Лимон? Сахар?

– Бальзам и лимон. Ну и что там за тварина то?

– Да черт его знает, я бы сказал медведь, а оно не медведь. Фото показать не могу, тайна вроде как пока что, может потом, – Леха поставил кружки с чаем на стол и отпил. – Ну и короче пока гавриков оформляли, пока показания давали, пока в голову сгонял, двое суток почти, везде бюрократия, стопки бумаг, как будто не в 21 веке живем а в 19, посрать некогда.

– Ну и дела… А с телом твари то что?

– А его забрали в ветеринарку, послезавтра опять поеду в Серпухов, – Леха лишь махнул и отпил чай с бальзамом.

В итоге парни поели, попили чай и покурили на общем балконе. После чего пошли по квартиркам.

********************************************************************************

Если бы у меня была возможность сегодня не ехать в чертов Серпухов (без обид серпуховчане), я бы остался дома, а так приходится тащиться в пургу и метель в забитой электричке в ветеринарную клинику на один из концов Подмосковья. Вечер предстоял быть нудным и с кучей бумажек, что меня ну совсем никак не радовало, тем более пятница… Вадим обещал меня забрать со станции, его тоже позвали давать показания и присутствовать на опознании.

Вадим снова смолил возле своей Нивы. Пожав руки мы сели в машину.

– Далеко до клиники то?

– Минут 10, но сегодня все 20, уборщики не справляются, а снег все идет.

Ехали мы в итоге около получаса, еще постояли в пробке, которая впервые за последний год, со слов Вадима, организовалась в городе. Однако, эти полчаса летели не так страшно, как могли, было даже приятно: в теплой Ниве, под русский рок, после набитой электрички и выбивающей дурь метели. Правда приятно было в Ниве только мне, Вадим то и дело танцевал на педалях, хрустел сцеплением , буркал тормозами, скрипел рулем, кряхтел коробкой передач и свистел мотором — в общем был самым настоящим мультимузыкантом. На подъезде к клинике шофер был взмыленный, злой и невероятно уставший, Вадим то и дело таскал сигареты из пачки, дотаскался до такой степени, что вместо того, чтоб сначала войти в клинику он побежал за очередной пачкой. Я согласился его подождать, вернулся он через пару минут с сигаретой в зубах, подобревший и пободревший.

Мы вошли, на нас уставились две девушки в медицинских костюмах. Я показал корочку, на что одна из них без слов провела нас в большую комнату отделанную кафелем. Посреди комнаты стоял огромный металлический стол, рядом с которым была столешница с кучей инструментов, свет тут был отвратительно белый. На столе, под белым покрывалось, как в лучших традициях моргов из американского кино лежало тело, в данном случае найденной твари. Около стола стояли толстый лысый мужик в белом халате, – это от нас Валерий Харитонович, молодой парень в медицинской одежде — это похоже местный ветеринар, и еще мой непосредственный начальник — Александр Дмитриевич, который смерил меня недовольным взглядом.

– Пробки, – лишь протараторил я. Вадим кивнул в такт.

– Да, ничего страшного, – заикаясь сказал местный ветеринар. -Мы как увидели, что вы подъезжаете пришли сюда, – он тоже получил недовольный взгляд о Дмитрича.

– Ладно приступим, – прервал он неуверенного врача. Мы подошли к столу с Вадимом. Валерий Харитонович стянул простыню с твари. Перед нами появилось огромной мускулистое тело, по форме напоминающее медвежье, вот правда вместо лап вырисовывались руки, больше похожие на человеческие, а вместо морды было свиное рыло. В нос ударил запах разложения. Дмитриевич уткнулся в собственный локоть, Вадим лишь поморщился, а я почувствовал рвотные позывы подступающие к глотке.

– Хм, интересно, – обходя тело пробубнил Валерий Харитонович. – Обнаружили тут в лесу?

Я хотел было съязвить, мол «Вы что не изучали дело, на кой хрен тогда меня держали чуть ли не сутки во вторник?», но вместо этого лишь пробубнил:

– Так точно.

А Вадим добавил:

– Тут в лесу, ехать минут 10.

Валерий Харитонович брал труп за руки, за ноги и рассматривал все в подробностях.

– Коллега, нам нужно делать вскрытие, – обратился он к ветеринару. – Подайте скальпель. – медики начали что-то там разбираться. Дмитрич кивком показал отойти.

– Мы нужны тут еще? – спросил Вадим.

– Да, оба. Сейчас после вскрытия будете свидетельствовать, что вы видели, и потом описывать обстоятельства.

– Чо, опять?! – негодовал я.

– Не опять , а снова , Алексей! – прирыкнул на меня Дмитрич.

До скольки мы тут? – рассматривая процесс прорезания шкуры спросил Вадим.

– Скорее всего ночь вам спать не удастся, но не расстрайвайся, – похлопал он егеря. – Тебе отгул дадут, мы все разрулили.- А ты работать! – приказал шеф. Я, скорчив недовольную гримасу, направился к столу, тут уже вынимались органы тварины: сердце и легкие уже лежали рядом с телом. Врачи уже по локоть копались во внутренностях, меня снова замутило.

Но меня спасла мобила: телефон забубнил в кармане, дребежащей мухой. Я достал потрепанный смартфон, звонил Руслан, не долго думая мой палец резанул зеленую кнопку приема вызова. Ухо навострилось слушать динамик, а рот приготовился изрекать умозаключения, и произнес:

– Да, да.

– Дарова! – в трубке зазвенел не совсем трезвый голос Руслика, я если быть честным, был удивлен его услышать, ведь стрелка часов уже тыкалась в полночь, а в такое время все работяги обычно, как минимум, приснерти. – Тут в «Пяточке» скидочка на Тольятинское твое любимое, те брать? – «Пяточок» – это бар, кафе, собственно поэтому им и разрешено продавать алкоголесодержащую продукцию после 11 часов вечера, а Тольятинское «Жигулевское» самое годное пиво, что у них есть, и вопрос скидочного приобретения был резонный, даже в полночь.

– Да, возьми пару литров, завтра раздавлю, – естественно, я согласился, правда на слове «завтра» Дмитрич одарил меня рублем. – А может и не завтра… – промямлил я, завидя взгляд начальника.

– Понял, ну я к тебе занесу, Надька а то вопит, если я бухло беру.

– Да, ладно, – ключ от моей квартиры у него был, мой любимый соседушка всегда готов был последить за жилплощадью, правда иногда он выклянчивал плату за собственные услуги в виде хранения у меня спиртного. Алкоголизмом Руслан не страдает, но его женщина воспринимает выпивания соседушки как нечто совсем ужасное, поэтому он ныкал у меня часть своих запасов. – Пока, мне надо работать, – Дмитрич то и дело окидывал меня пренебрежительным взглядом.

– Пока! -попрощался Руслик и повесил трубку.

– Алексей!

– Да, Александр Дмитриевич! – подхалимски протянул я.

– Иди сюда… – он как-то слишком озадачено протянул, я вырубил смартфон, и посмотрел на собравшихся у стола: без «открытого рта» стоял только Валерий Харитонович. Я повиновался и подошел к волосатой туше, посмотрев из-за плеча Дмитрича. – Что это, по твоему? – он указал пальцем на промежуток между розовыми легкими. Я присмотрелся, там торчал черный клинок, материал был матовый, напоминающий графит. Валерий Харитонович потянул за черную материю, за ней потянулась деревянная ручка, на которой были вырезаны странные символы.

– Интересно… – протянул наш «головной» эксперт.- Пакет! – молодой врач послушно вручил зиплок, выуденный откуда-то из столешницы. – На экспертизу! – Харитонович положил нож в пакетик.

– Дай-ка, – начальник взял штуковину, я подошел к нему, мы оба стояли и рассматривали диковинный нож. Всего на ручке были 4 символа, очень похожие на славянские. – Что-то новенькое.

– Его не могли вставить разорванные?

– Если только он сам проглотил это, – Дмитрич скривился. Тут стол с тушей начал трястись гремя металлом, ветеринары и егерь отскочили от стола, шерсть твари начала врастать в кожу, свинное рыло начало приобретать человеческие черты, туша становилась все меньше и меньше, пока не стала человеческим телом. Теперь перед нами лежал вскрытый человек , парень, лет 18-20.

– Мать моя женщина, – только и вырвалось у Вадима. Врачи стояли в оцепенении, как и я с Дмитричем…

********************************************************************************

Вадим цеплял сигарету одну за одной, я пока цедил одну , хотя курить я вроде таки бросил и тут стоял для поддержки. Егеря трясло, несмотря на то, что прошло уже полтора часа. Дмитрич и врачи заливались спиртом, мой же сопроводитель был за рулем, а я решил дождаться скорую и рвануть домой на такси, а может перехватить в Москве каршеринг и добраться до квартиры.

– Что думаешь? – наконец спросил дрожащий.

– Да что-то не знаю, – у меня настало какое-то эмоциональное отупение, правда уже давно, и чувствовал я сейчас ничего, просто хотел домой, несмотря на увиденное, мне абсолютно неинтересно, что тут произошло, я просто хочу отдохнуть спать, и чтоб зарплату дали вовремя.

– Нет, ты видел? – не унимался егерь.

– Да, но я думаю нам надо успокоиться. Всем.

– Так тело то, – он запнулся. – Зверь то, не зверь по итогу.

– Ну похоже, что нет, но сделать мы с этим ничего не можем, проверку проведем, не бойся, в отпуск тебя отправим или на больничный, – я сохранял абсолютно спокойный голос.- Но скорее всего на больничный. Попробую у Дмитрича выбить санаторий для тебя какой, а то будешь теперь в лесу бояться работать.

– А ты что такой спокойный? Можно подумать ты такое каждый день видишь, – чуть ли не в истерике забил водила.

– А смысл сейчас трястись? – кажется мои слова на Вадима подействовали успокаивающе, он даже перестал биться в тревоге.

– Действительно, – лишь прошептал он, когда на пороге показались синие огни кареты скорой помощи.

********************************************************************************

Проснулся Руслан от того, что его кто-то пихает в бок: Леха вернулся домой злой и уставший.

– Ты что тут забыл? – прошипел он, – Меня твоя с потрохами сожрет и не подавится.

– Ой, заснул, мы поругались и… я выпил и твое пиво тоже.

– Да епт, – Леха было хотел выругаться, но сдержался. – Кофе будешь? – все же смилостивился сосед.

– Ну если можно, – все в Руслане гудело. Вчера он всосал абсолютно все пиво, которое закупил для себя и для друга , Надька с порога начала на него рычать и, как обычно в таких случаях бывает, он психанул, но если в других обстоятельствах он просто обходился Лехиной компанией и успокоившийся приходил домой, то вчера соседушки не было дома, по сей причине заготовленное пиво было приговорено к долгому разговору с последствиями. Руслан глянул на мобилу: 14 пропущенных от благоверной, не к добру. «Как бы она сюда не ломанулась», – но только ему это пришло в голову, как раздался жуткий звонок, разъедающий похмельный мозг.

– Кого еще там нелегкая принесла, – Леха очень сильно не любил незванных гостей, и обычно сильно стрессовал в таких случаях – соседушка всегда считал, что приходят ни с того ни с сего только с плохими новостями. Сегодня исключения не произошло.

– Это должно быть ко мне, – проронил Руслан, но Леха уже открывал дверь, накинувшейся на него Надьке.

– Спаиваешь мне мужика, *мужеложец*! – она накинулась на уставшего парня с кулаками и одной рукой даже вцепилась ему в волосы.

– Да твою ж мать! Забери ее, – кричал Леха, от чего Руслану становилось еще больнее и хуже из-за трещащей как поезд метро головы. С трудом он поднялся

– Ну НАААДЬ! Он не при чем, – он кое как побрел в коридор.

– Ах ты скотина! – она полетела на муженька.- Я же волновалась!

– Не кричи!

– Я тебе дам «не кричи»! – Надька съездила Руслану пощечину, тот чуть не упал. Тут с кухни затрезвонил чайник, Леха ушел на кухню.

– Мадам, вы кофейку будете? – подтрунивал приятель.

– Я те ща такой кофеек! – свирепствовала супруга.

– Он не причем, – Руслан оправдывал друга. – Я сам. Расстроился вчера, что ты без настроения, а Леха только пришел.

– Так ты кофе будешь? – Леха тенью пристал к дверному проему. Надька сделала недовольное лицо, но несмотря на это кивнула. – Проходите тогда.

По пути на кухню Руслан схлопотал пару тычков и толчков в спину, сопровождающихся недовольными возгласами его благоверной, что мол алкаш совсем стал и тп, как же она не может понять, что ему просто было очень грустно из-за нее. На белом столе стояли три сервизные чашечки с кофе, рядом аккуратная сахарница и блюдце с печеньем и конфетами, которые сам Леха не любил, но держал для гостей. За столом чуть поодаль от входа на кухню расположился сам хозяин квартиры между оным и холодильником, оставив гостям один стул ровно приставленный ровно по середине прямоугольного беляка и второй около двери. Руслан сел по ближе к другу, Надька у входа, она все еще что-то бубнила, ее бубнеж разбавил натужный Лехин хлебок, последовав примеру соседа барышня тоже сделала глоток и чуть не сплюнула:

– Так он же растворимый! – лютовала она.- Нахрена ты его в сервиз налил?!

– Так гости же пришли, – спарировал Леха. Руслан все держался за голову.

– Вообще я думал ты вечером придешь и меня остановишь, – недовольно и похмельно прокряхтел Рус.

– Остановишь его как же! – причитала Надька. – Совсем совесть потерял!

– Да случилось кое-что, но сказать я вам пока не могу, а то еще по шее получу от начальства.

– Да что там? Ты ж природнадзор и тп? – единственная женщина открывала свежую конфетку «Коровка». – Что там быть то может? Браконьеры если только.

– Ах если бы, у нас как-то серьезно все совсем стало, ну и походу мы уже не росприроднадзор, а Рос*всякаябесполезнонепонятная штуковина*надзор- Леха сплюнул.

– А что у вас там?

– Да, сейчас опять поеду в офис в головной, домой забежал кофе бахнуть и проведать что тут.

Руслан допил кофе, но в бодрое чувство его это так и не привело:

– Ладно, мы пойдем, – они почти синхронно поднялись из-за стола и попрощавшись с Лехой пошли в соседнюю квартиру. Как только они переступили порог, Руслан спросил у жены:
– Ну и что ты вчера такая злая была?

– Не помню уже, – рыкнула она.- Но точно за дело!

********************************************************************************

В офис я влетел чуть позже 10, впилившись в свой кабинет, который я разделял еще с двумя такими же прокаженными, перед которыми пизанскими башнями лежали стопки документов, я сразу же спросил Серегу:

– Дмитрич не заходил? Меня не спрашивали?

Пятидесятилетний Сергей Юрьевич, примерный семьянин с аккуратной бородкой, одетый всегда очень аккуратно и модно, уставился на меня:

– А должны?

– Да, там нужно опять какие-то бумаги составлять.

– Ничего не меняется, -вздохнул за моей спиной наш относительно новенький Артур, недавно закончивший МАИ по специальности «Экология и природапользование», но при этом он иногда городил такие перлы по специальности, что Сергей Юрьевич грустно вздыхал, Дмитрич подергивал глазом, а я тихонько хихикал в рукав.

Раздался звонок моего местного телефона, да он проводной и старый, но иметь я его по роду службы обязан, хоть и в «голове» я бываю редко.

– Да, да, – протрезвонил я.

– Алексей, – Дмитрич был в бодром расположении, при том, что он, как и я, не спал всю ночь, но бонусом ко всему еще и пил чистый спирт, запивая чаем. – Зайди ко мне.

– Хорошо, – я положил трубку.

– Как в воду глядел, – Серега что-то печатал на компе, обложившись папками.

У Дмитрича в кабинете стоял стойкий аромат кофе, кислого и растворимого, кабинет у него был огромный, типичный совковский, как из фильмов 90-х, когда комунизчина уже слезала с нового капиталистического государства. Над головой у начальница висел герб, портрет небезызвестного президента и герб Москвы. Перед ним стоял огромный стол буквой «Т», обставленный шестью стульями. Босс глушил кофе из пол-литровой пивной кружки, выглядел он вполне обычным — военная советская закалка печени на лицо, а кофе он в таких объемах пьет всегда, связано это с тем, что он не спит, с его слов: «Если я посплю в неделю 7 часов — это я выспался на неделю вперед».

Невыспанный я забыл постучаться, на что словил коронный недовольный взгляд начальства.

– Ну, Алексей, – протянул он.- Ладно не до этого сейчас. К нам приедет серьезный человек, надо будет отчитаться, плюс будет еще какой-то важный разговор, тему которого мне не разгласили.

– А во сколько он будет?

– После обеда, правда точно неизвестно, ориентировочно в 14:00. Подготовь небольшой отчет об увиденном, в отделе не распространяйся особо, дело такое.

– Понял, – лишь промямлил я, расстроившись, что поспать сегодня похоже опять не получится.

Вернувшись в кабинет я застал Сергея Юрьевича в компании его другана из соседнего отдела: веселого и бодрого старичка, который работал даже будучи на пенсии, всегда он был одет в пиджачок и белую рубашку, казалось, что он их вообще не меняет их, но неприятного запаха от него не было, дед-чистоплотный.

-Виктор Сергеевич! – я протянул ему руку, всегда рад был его видеть, хотя отношения у меня к нему двоякое на самом то деле.

– О, молодой боец! – рука его была сухопарой и цепкой. – Не повысили еще?

– Да какое там?! Дмитрич все хочет на свое место кого молодого готовить, но я с ним характерами не сошелся похоже.

– Ну он такой да, – задумчиво промолвил дед. – Артура вон пусть берет, он еще моложавый и пусть всему обучит.

– Да я и так все знает, – насупился только что вылупивишийся студент, он наверное и не предполагал, что он разбудил старого недовольного зверя, который вот вот снесет его своим напором вопросов.

– Ах ты малец! Ну-ка напомни-ка мне в какой области у нас сейчас распространяется ФЗ по охране природы датированный еще прошлой редакцией?

Я незаметно проюркнул за свой стол, впялил в уши наушники, чтоб не слушать 1000 и 1 бесполезный вопрос от старца молодому поколению, открыл новый текстовый документ на компе и начал писать выдержку.

«Отчет по проделанной работе в г.Серпухов от..» я указал дату вчерашнего числа. Закончив с титульником, написанием своего имени, я перешел дальше к написанию основных событий произошедшего, мол «Я такой то Алексей Такойтович в ночь с такого по такое, являлся на выполнении задания…»

Пыжился я с мини отчетом, периодически заливаясь огромными дозами жидкорастворимого кофеина, до самого обеда, тобишь до часу дня, но не успел я отправиться за подзарядкой, как в кабинет влетел Дмитрич:

– Приехал!

– Кто?

– Кто-кто, пошли, ждут уже тебя.

– Да ё-моё, в 2 же обещали, – вставая, негодовал я.

– Люди деловые, приехали раньше.

– Сейчас распечатаю отчет,- на принтер я предварительно запустил печать.

– Да хрен с ним, – Дмитрич торопился, как будто вот вот уйдет его поезд до конечной станции. Он взял меня под руку и выдернул из кабинета, должен отметить, что коллеги по цеху наблюдали за данной картиной не без интереса.

По коридору Дмитрич мчался во весь опор, так что я за ним не поспевал, несмотря на то, что я моложе его лет на 40. Я пытался что-то язвить и возмущаться, но тупо не успевал, Дмитрич был быстрее моих мыслей , как и моего тела в пространстве. Мы вошли в его кабинет. Там сидел дядька. Шишка совершенно не соответствовал моим ожиданиям: должен это был быть пузатый дядька в годах, в военной форме гладковыбритый на лице и ежикобритый на голове, но отнюдь. Это оказался подтянутый товарищ, абсолютно лысый, в пиджаке и голубой рубашке с синим галстуком. Он поднялся и протянул мне руку, я ее пожал, она была раза в 2 больше моей и мощнее.

– Присаживайся, Алексей, – устраиваясь за свое место предложил Дмитрич. Я сел напротив серьезного дядьки.

Меня зовут Семен Павлович Власов, я представляю 17 управление ФСБ.

– Вы вроде как наблюдением занимаете? – заинтересовался Дмитрич.

– Нет, немного другими вещами. То, с чем Вы столкнулись в Серпухове, вот этим мы и занимаемся.

Мы молча переглянулись с Дмитричем. Накинулась тишина, которую разбавил лишь мой желудок, завывая в голодной песне.

– Так вот, – прервал молчание Власов.- Ваше дело теперь переходит к нам, мы опросим всех свидетелей, на которых вы укажете. От вас требуются данные всех, кто участвовал в операции, и самим молчать в трубочку, на этом ваша миссия будет закончена. Вам все ясно?

– Хорошо, – сказал Дмитрич и уставился на меня.

– Нууу, даа,- я протянул задумчиво, да и выбора у меня нет особо.

– Тогда я вас больше не задерживаю, – Семен Павлович встал, протянул нам клешню.- Отчет жду послезавтра, к Вам заедут. До свидания! – уже выходя попрощался он.

Мы застыли на мгновение стоя на своих двоих. После чего Дмитрич нагнулся и достал коньяк Дербентский, прям с завода.

– Ну что встал? Присаживайся, – тут же на столе появились две рюмки и шоколад, черный «Бабаевский».

– Может не стоит? Я еще не обедал, – я попытался переубедить Дмитрича от опрометчивого напивания в середине дня. Но он лишь тяжело вздохнув достал нарезку колбасы и хлеб.

– По одной, потом спать пойдем, я разрешаю.

– Что-то этот важный быстро ушел.

– Занятой.

– Я думал сейчас устроит допрос с пристрастием.

– Да мы то ему зачем? Харитонович основное действующее лицо считай, – шеф налил нам по рюмке. – Давай бахнем, – мы подняли рюмку и чекнулись. Желудок презрительно заурчал, на что получил порцию бутера. – Первый раз такой, – я только сейчас, когда босс брал кусок колбасы, заметил, что его руки трясутся , то ли от того, что по факту он всю ночь пил, то ли от стресса. Он посмотрел на меня оценивающе и вопросительно, словно прочитав мои мысли он спросил:- А ты чего такой спокойный?

– Даже не знаю, что Вам ответить, – ответа я реально у себя в голове не находил, мне было по большому счету плевать, тем более что сейчас челик из 17-го отдела забирал себе дело, и моя работа тут окончена. – Скорее потому, что это больше не наша с Вами забота.

– И то верно, – Дмитрич подлил и мы снова выпили. В горло отдалась изжога и рвотные позывы, да, внутренности негодовали и готовы были вступить в бой с фаянсовым другом.

– Александр Дмитриевич, я наверное больше не буду.

– Что устал уже?

– Да не спал мотался, плюс толком не ел.

– Да что ты ноешь?! Сейчас допьем бутылочку и поедешь домой.

Пока мы распивали бутылку, я пару раз вылезал на улицу, в последний раз мне стало понятно, что все мой вертолет прилетел за мной. Вернувшись, кое как я уселся за стол, видя мое состояние шеф засмеялся и достал активированный уголь, подал мне его вместе с только что заваренным кофе, от чего мне стало еще хуже и я побежал к белому другу. Влетев в кабинку, я напугал какого-то деда, который, какого-то хрена не закрылся.

– Извините, – уже фактически изливая рыготу сказал я, вылетая от уюта старика и залетая в раковину.

– Совсем с ума посходили! Вот в наше время за такое бы, – ну и знаете, там пошли типичные прочитания про Совок и молодость, на которые сейчас мне было наплевать.- Я на вас донесу!- но тут меня спас Дмитрич.

– Боец переусердствовал, Стас, не вини его, у него была сложная ночь, – Дмитрич похлопал рыгающего меня за плечо.- Держись.

Дед на заднем фоне что-то шикнул и ушел.

– Такси возьмешь, иди домой.

Добрался до дома, не помню как, единственное я отказался от такси и поехал испытывать свой организм на прочность через метро и автобус. Шторм не прекращался, пока я добирался домой, но все же добрался, и все это время я думал как бы скорее принять душ.

Лишь после получасового нахождения под водными процедурами, я немного отошел и лег спать.

********************************************************************************

Руслан снова залип в Танки, когда пришла Надька.

– Дорогой, у меня хорошая новость! – она прошла в комнату и поставила перед ним сумку, заслоняя монитор.

– Ну Надь, мне еще пару минут, – Руслан отодвинул ее и судорожно схватился за мышку.
– Твои танки эти, – фыркнула барышня. Она начала демонстративно раздеваться.- Мы едем к маме на выходных, так что ничего не планируй.-
Она повесила футболку Руслану на голову, сверкая грудью, на что геймер отреагировал скидыванием футболки и недовольным возгласом:

– Ну епт, – на мониторе горел подбитый Тигр. Он поцокал недовольно.- А когда мы едем?

– В пятницу вечером. На дачу, сразу.

– Еще и копать?!

– Да! Привыкай, лето будет активным и продуктивным, – Надька накинула халат. – Мог бы хоть чай поставить к моему приходу, сидит играет он тут. – она все нагнетала.В отместку Руслан тыкнул на кнопку чайника. – Так что вечером садимся на электричку с Курского вокзала и едем.

Чайник забурлил, парень разлил по кружкам кипяток, размочив чайные пакетики Лисмы.

– А тесть то приедет?

– Ты что опять пить собрался?- Надька сразу распознала хитрый план, ведь тесть в этой ситуации был как бальзам на душу, теща будет свербеть на пару с женой, а вот папаша свой в доску, помог бы емы снести женский недуг.- Нет, бати не будет, он с мужиками на рыбалку собрался.

– А может он меня возьмет? – надежда еще теплилась в Руслане.

– А кто будет копать и полоть? У бати то ревматизм, он и отмазался, а у тебя что? Молодой вон, горячий, – пристыдила Надька муженька.

А как мы будем от Серпухова то добираться?

– На такси, там рублей 500 всего и будет, может у твоего там Лехи есть кто? Он же туда зачастил.

– О, да надо спросить, ну завтра перед работой тогда зайду к нему и спрошу может подскажет что.

********************************************************************************

Выходной. Мне дали выходной, ура! Отдав необходимые данные «шишке» из ФСБ дело можно было считать завершенным, на что мне выписали заслуженный выходной. Однако, поспать мне не удалось, проснулся я по обыкновению в 6 утра, и никак не мог уснуть, мой организм словно ждал будильник, чтоб потом с новой силой погрузиться в объятья морфея. Я не знаю, как это работает, но до будильника я упорно не могу уснуть, как только он зазвенит, мой организм это воспринимает сразу как сигнал к действиям сонного характера. Мои ворочанья прервал звонок в дверь, от которого мое сердце словно в бешеном танго затрепыхалось в груди, ибо скорее всего это означало что-то нехорошее, например я мог затопить соседей, или еще что, но точно не позитивное совсем, но мои ожидания были обмануты стоящим в проеме Русланом.

– Да здарова! – он протянул руку.

– Ты что так рано? – по обыкновению соседущку я видел вечером, ну или как в прошлый раз и единственный к слову, у себя в квартире сутра .

– Да вот мы под Серпухов едем, на дачу, Надька попросила спросить может водила есть у тебя знакомый, по цене сочтемся, если он не дороже такси возьмет.

– Думается мне, что мой знакомый егерь не подрабатывает таксоном, хотя я позвоню, узнаю, потом тебе звякну. Тебе на когда?

– Ну на сегодня вечером.

– Ну в течении дня тогда.

– Ландно, спасибо, огонь, я побежал , – Руслан пожал мне руку и сияющий улетел в рекреацию лифтов.

Поняв, что поспать мне больше не удастся я набил гейзерную кофеварку кофе с водой и поставил на плиту, включив очередное отупляющее шоу на ютубчике. К обеду, когда мое настроение немного распогодилось, я вспомнил о своем обещании Руслану, однако, дозвонившись Вадиму я понял, что тот совсем в невменяемом состоянии, поскольку говорить адекватно он не мог, лишь извергал какие-то пьяные возгласы, сразу же я набрал Руслана.

– Да, Лех! – Руслан был бодр, пятница как никак.

– Ну облом, забухал мой лесничий.

– Эх, ну ладно, – протянул сосед.- Тогда там разберемся, пока, – и он повесил трубку. Я же решил сходить в магазин и приготовить себе еды на ближайшие пару дней, чтоб в выходные продолжать откисать и не заботиться о пропитании.

********************************************************************************

Воскресенье подходило к концу. Я выспавшийся, отъевшийся и довольный готов был вступить в новую неделю с позитивным взглядом на жизнь и жизнеутверждающим настроем. Однако мои блажения были прерваны звонком на мобильный, на трубке отобразился так нежданный и негаданный номер Руслана:

– Алло, – промямлил не скрывая недовольства я .

– Леха! – голос был женский.

– Надька? Ты чтоли?

– Да, мой муженек не объявлялся?

– Нет, а должен был?

– Вчера разосрались с ним, – голос у нее явно был заплаканный, но дошло до меня это только сейчас, она громко шмыгнула в трубку. – Он ушел в ночь, его нет уже сутки.

– Не ложи трубку, сейчас до вас дойду, – я положил мобилу в карман и отправился по соседству. Трезвонил я безуспешно минут 5. – Ну…

– Я все слышала, – прервала она меня, – ты можешь приехать? Батя не знает что делать, в полиции сказали 3 дня ждать, – всхлип, – а он в лесу вдруг, вдруг что случилось, – еще всхлип.

– Да успокойся, сейчас разрулим, – я повесил трубку, решив не терять времени по напрасну и тут же набрал Вадиму. Пропитый голос, не вяжущий лыко протрезвонил:

– Да.

-Вадим, у меня беда, товарищ пропал.

– Ничем не маху помочь, – гудки.

– Да ептваю мать, – лишь вырвалось у меня, а палец уже бился в номер Руслана.

– Да, – в трубке раздался рев.

– Я приеду через минут сорок может час, такси вызову и буду, – пообещал я.

– Жду.

Больше сейчас я помочь ни чем не мог. Такси 1500 стоит, ну ради друга, деньги значения не имеют, вдруг удастся его найти.

Вопреки моим ожиданиям к Серпухову я подъезжал уже ближе к 23. Вплоть до Подольска нас с водилой не отпускала Москва с ее вечными затычками. Уже на самом въезде, когда показались куполки местных церквушек, мой мобильный начал плеваться вибрациями, номер оказался вполне ожиданный — Руслана.

– Да, – я уже предвкушал, что либо наш гуляка вернулся , либо еще что произошло и по сему готов был к любым новостям.

– Вернулся, – голос Надьки был по прежнему разрывающимся от плача, но теперь скорее счастливого, нежели печального как раньше.

– Ну я почти приехал, – нудно продинамил я.

– Хорошо, ждем, – она повесила трубку.

Дачный домик Надькиной родни был маленький, выкрашенный в мятный цвет, двухэтажный, приправленный синими ставнями, перед ним бурлил покосившийся белый забор палисадника. Тут я уже как-то был, помогал таскать диванную утварь, когда дача только приобреталась. Водила выбросил меня у ворот, и сам помчал в обратном направлении в сторону города. Меня встретила Надька, одетая в домашнюю ночнушку с котами:

– Он вернулся, полчаса назад, ни с кем не говорил, на вопросы не отвечал, просто прошел, поднялся на второй этаж и уснул, не просыпался до сих пор, я понюхала: алкоголем вроде не пахнет. Он все время молчал, – губы с трудом и прерываниями двигались на полосе заплаканного лица. – И… и … он весь грязный, попробовала его перевернуть и разбудить, он ухом не повел.

– Пойду гляну, – предложил я.

Мы вошли в домишко, кругом были коврики, столики, и другие обычные атрибуты дачного домика, кроме тестя, наверное он сидел не у всех в предбаннике, и курил. Он поднялся, мы пожали руки, после чего он опустился и продолжил лупить в окно и дымить раковую палку. Лестница на второй этаж располагалась тут же, буквально рядом с мужиком в синей фуфайке. Мы поднялись, при этом Надька аккуратно шла за мной, как будто прикрываясь моей многострадальной тушей. На втором этаже были 2 кровати подле окна, на одной из которых и спал наш гулена, штаны которого и куртка были абсолютно полностью вымазаны в коричневой жиже.

Я приблизился к спящему, на что был встречен занывающим храпом.

– Все в порядке, может выпил чутка, – предположил я, но запаха не почувствовал.-Пусть спит, нагулялся, сутра распросим, – повернувшись к Надьке предположил я, и мы спустились вниз.

Тесть завидев меня долго мусолить тему не стал и выудил из-под стола пузырь. Несмотря на его неразговорчивость общение у нас с ним все же проходило в каком-то формате. Я решительно отказался сославшись на работу сутра, и что через 5 часов мне надо уже вставать, однако попросил у Надьки чаю, и та пошла включать электрический нагреватель. Еще я намекнул на то, что перекусить сейчас было бы совсем неплохо, тут же на стол прилетели дачные помидоры, огурцы и недачная колбаса с хлебом.

В 12 часов раздался удар, как будто на пол упал тюк картошки, Надька подпрыгнула на своем стуле с визгом, тесть махом выкурил сигарету, и лишь только я почти никак не отреагировал, хотя в висках неприятно застучало.

– Пойду гляну, – я встал, но свое бодрое состояние подтвердил сам виновник торжества: он в два шага спустился с довольно-таки крутой лестницы, и не реагируя на мои возгласы с диким сопением пронесся мимо, оставляя за собой теплый поток воздуха. Надька сидела разинув рот, как и тесть, у которого бычок изо рта выпал. Я вздохнул и ринулся за Русланом с криком : «ждите здесь». А тем временем моя жертва летела через заборы, перемахивая их, как-будто не существовало никаких препятствий. Я же был не обладая такой физической подготовкой ринулся из ворот вдоль дороги. Соседушка сбил какую-то бабку, сломал какой-то куст, перемахивая через ограждения, и в конце улицы стало понятно, что торопиться он так в сторону леса. Становилось темнее, мне пришлось зажечь на телефоне фонарик, чтоб видеть куда бегу. Руслан тем временем скрылся в черном как смоль лесу, я его потерял. Изрядно выругавшись на себя и на бегуна, я не нашел ничего лучше, как направиться вслед его последнего местоположения вглубь леса. Я шел тупо в том направлении, в котором он забегал в чащу. Под ногами то и дело скрипел наст, ветки то и дело били по роже хлесткими ударами, еще налетела стая голодных кровососущих мразей — комаров. Изрядно ругаясь всеми нелицеприятными словами я продолжал свой путь, пока не увидел далекое мандариновое свечение. Ясно, что направляться мне именно туда. Лес постепенно рассеивался, превращаясь в небольшую полянку в центре которой зиял огромный костер. Напротив сидела седая старая женщина, абсолютно голая с каким-то колом в руке, она была в чем-то измазана, очень похоже что это кровь. Я поморщился: вид старческой провисшей сморщенной спины и задницы, да и еще в чем-то измазанных удовольствия никакого не вызывал, скорее пробуждал отвращение и дичайшие рвотные позывы. По другую сторону костра стоял Руслан, опустивший голову и застывший в позе висельника. СТОП! Что я там сказал про кол? Тем временем старуха двинулась в сторону моего соседа, решив не тратить время на пустомеление в своей голове я ринулся на бабусю , на что мне в лицо прилетел ботинок, одетый на босую ногу одурманенного. Нос взвыл сотней маленьких пилок, я ударился затылком об землю, благо она была мягкая из-за огромного количества травы. Как Руслан так быстро смог переместиться? Между нами было метров 100, ну может 50. Бабка злостно засмеялась, тряся мерзкими старческими сиськами. Она начала приближаться к Руслану, тот развернулся, она занесла кол, чтоб вонзить его в сердце, но я быстро ретировался и пнул другана под колено, тот завалился на меня и бабуська промазала, она закричала, ее рот раскрылся в необычайной гримасе, казалось, что она заглатывает в себя языки света, я показал ей средний палец и схватил и начал душить соседушку, чтоб тот не мог подняться. Послышался тихий придавленный возглас «отпусти», я повиновался, Руслик сидел схватившись за горло, одичавшая голая бабка побежала на него с колом, но я перехватил ее руку, в очередной попытке запечатывания кола в моем друге, но старуха была не промах и вцепилась в мою блокирующую руку зубами, я привзвизгнул и двинул ей такого леща второй рукой, что та завалилась и потеряла сознание, оставив у себя в зубах часть моей плоти. Слезы навернулись на глаза, кровь ринулась месевом из раны, я застонал, не в силах сопротивляться чувству одержимейшего страдания. Тут подоспел Руслан, он стянул с ботинка шнурок и перевязал мне руку.

-Нужно срочно идти, – предложил он.

– Бабку нельзя оставлять, давай ее отнесем, – я одной рукой приподнял бабку, соседушка взвалил ее половину на себя. Получалось как будто два бойца несут третьего раненого.

Я шел чисто на автомате, и когда мы дошли до дома, я упал навзничь и потерял сознание. А дальше все как в голливудском кино: мигалки спецслужб сквозь мои полупомеркший взгляд, белый свет, который потом оказался светом палаты, голоса «А выживет ли он» «Он потерял много крови» и тд и тп. В больнице я очнулся уже на следующий день, а рядом сидела Надька, Руслан, Сергей Юрьевич, Артур и Александр Дмитриевич…

(Просмотров за всё время: 28, просмотров сегодня: 1 )
0
Серия произведений:

Про Леху.

Автор публикации

не в сети 3 недели

Tickthehero

52
Комментарии: 8Публикации: 4Регистрация: 14-02-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
БоК-3БоК-3
БоК-3
Шорты-6Шорты-6
Шорты-6
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх