Совещание в верхах. Бок-3

— Так, – Габриэль, архангел полномочий, обвел глазами помещение, –  я буду называть имена и должности, а вы будете отвечать «Я». Понятно излагаю?

В ответ пронеслось разномастное «Да».

— Аракуэль, учитель знаков земли?

— Я.

— Арариэль, ангел знаний, океанов и покровитель рыбаков?

— Я.

— Анаиэль, дающий знания человечеству?

— Я.

— Армарос, научивший человечество магии?

— Я.

— Вритиэль, ангел мудрости?

— Я.

— Гадиэль, отражающий зло.

— Я.

— Касдея, учитель спиритизма и контролирующий рождаемость.

— Я.

— Мумиэль, страж здоровья.

— Я.

— Пенему, научивший людей письменности?

— Я.

— Рафаил, властитель мысли человека?

— Я.

— Хашмаль, лидер порядка.

— Я.

— Эзекуэль, дающий человечеству знания об облаках.

— Я.

— Тринадцать присутствующих, включая меня. Ладненько. Братья ангелы, нам поставлена серьезная задача, от решения которой зависит ни много ни мало судьба всего человечества. Трубные звуки, божественный огонь и другая ангельская атрибутика нам в этом деле не понадобятся, поэтому все принимаем обычный человеческий вид.  Впрочем, крылья можно оставить. – Архангел замолчал, наблюдая за всеобщими приготовлениями. – Армарос, – заметил он, –  а ты почему такой объем надул?

– Архангел, по инструкции ангелы должны быть двух с половиной метров роста.

– По инструкции, брат ангел, положено занимать такой объем, когда ангелы показываются людям, чтобы устрашать. А здесь кого ты собрался устрашать?

– Виноват, архангел, сейчас сдуюсь.

Габриель повернулся к другому ангелу.

– А вы, брат Хашмаль, проследите пожалуйста, чтобы во время обсуждения не было никакого волюнтаризма. Все должны выступать по очереди. У вас с собой аппарат божьего гнева?

В ответ Хашмаль вынул из складок одежды небольшой прибор, похожий на огнетушитель, и потряс им.

– Ну, вот и отличненько. Если что, напомните братьям ангелам, где мы находимся, и чтоб никакого крика и ругани.

Хашмаль, ангел порядка, внушительно кивнул, приподнялся в воздухе, чтобы занять удобную наблюдательную позицию.

— Так вот, –  Габриэль возвысил голос, обращаясь теперь ко всем, – я собрал здесь ангелов, ответственных за знания, медицину и, вообще, человеческое житьё-бытьё.

Произнося эти слова, Габриэль поочередно обращал взор на соответствующие группы ангелов.

— Нам придется обсудить вопрос во всех деталях и принять важное решение путем голосования. А вам, Вритиэль, –  повернулся он к ангелу мудрости, – вам придется принять окончательное решение, если финальное голосование приведет к ничьей.  Поэтому слушаем внимательно!

— Последнее замечание было излишним, архангел, –  пробасил Вритиэль.

— Ладно, ладно, – Габриэль простер длань перед собой. –  Я никого не хотел обидеть. Перейдем теперь к повестке дня. Всем нам известно, что Господь опечален развращением человеков на земле. Тем, что все мысли и помышления их сердец о зле, и давайте будем называть вещи своими именами, их мысли о разбое, плотском разврате, а иногда, – архангел даже понизил голос, – о людоедстве.

Рафаил, властитель мыслей человека, внушительно кивал.

— Дошло до того, что Господь раскаялся, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце своем.  – Габриэль возвел глаза вверх и выдержал почтительную паузу. – Так что нам, – он обвел глазами всех присутствующих, – придется рассмотреть людские прегрешения и послать наверх, – он снова закатил глаза, – наши рекомендации.  Всем понятно задание?

Ангелы закивали.

— Тогда слушаю ваши соображения. О своих намерениях оповещаем поднятием руки. Кто хочет говорить первым?  Брат Гадиэль, отражающий зло, – пожалуйста.

— Братья ангелы, – чело Гадиэля было сурово и непроницаемо. – Я хорошо знаком с намерениями Господа на этот счет. Представляете, Господь даже пригрозил, что он истребит всех человеков с лица земли.  Причем, будучи в расстроенных чувствах, задумал также избавиться и ото всех скотов, и гадов и птиц небесных, хотя они совсем не виновные в человеческих прегрешениях, но все равно должны пострадать. Казалось бы, ничего не поделаешь,  побочный ущерб. Но меня, братья ангелы, больше всего гнетет эта несправедливость! Понимаете, человек, он, конечно, млекопитающий, но Господь дал ему в подарок сознание, душу и мышление, чтобы он мог понять благодеяния Господа и отвечать ему на любовь. Человек же в ответ… – Гадиэль сжал кулаки, – вместо использования его даров по назначению употребил разум, чтобы развиться в направлении разврата и греха. Вместо того, чтобы приблизиться к Господу, он ушел назад, к вирусам.

— К вирусам? – переспросил его Габриэль, – поясни свой тезис, брат Гадиэль.

—  Жизнь на этой планете началась с экспортированных вирусов.  Вирусы, попав в благоприятную клеточную среду, начинают размножаться и, в конечном счете, уничтожают эту среду. Тоже самое делает и человек. Он бесконтрольно размножается, уничтожая все остальные популяции живых существ и природные ресурсы там, где они находятся.  А когда и первое, и второе истощено, человек (я имею в виду коллективный человек) просто перемещается на другое место обитания.

Поэтому, в конечном счете, человечество – это именно то, что случилось с вирусами, когда у них появился интеллект.   А с вирусами, – заключил Гадиэль, – нельзя договориться.  Их можно только уничтожить!

Последние слова были произнесены громоподобным голосом и с большим пафосом.

— Правильно брат Гадиэль говорит, – зашумело большинство ангелов. – Утопить их всех и дело с концом!

— Спокойствие! – архангел попытался перекричать гвалт ангелов. Увидев, что ангелы слишком разошлись и им нужен заряд успокоительного, он махнул рукой Хашмалю, и тот выпустил струю божьего гнева на ангелов. Все моментально замолчали, и Габриэль продолжил:

— Братья ангелы, мы выслушали позицию брата Гадиэля, и это, действительно, серьезные соображения. Однако, прежде чем принять решение, я хочу выслушать кого-либо еще.  Кто-нибудь хочет сказать? – он осмотрелся и увидел поднятую руку Анаиэля.

— Брат Анаиэль, вам слово.

Анаиэль, дарующий знания человеку, так начал свою речь:

— Братья ангелы! Как и вы, я уважаю мнение брата Гадиэля и, как и он, я удручен тем, что происходит с человечеством. Однако, хочу заметить, что брат Гадиэль здесь оседлал своего конька. Ведь он с самого начала предупреждал Господа, что если тот начнет заселение планеты с вирусов, то это приведет к исходу, по поводу которого архангел Габриэль нас здесь и собрал. Опять же, с этим я не спорю. Тем не менее, я не согласен с братом Гадиэлем в другом аспекте. Бесконтрольное размножение присуще не только вирусам и людям, но и всем видам животных и растений. В этом и состоит принцип жизни.  Каждый вид стремится размножиться, но не все это могут сделать. Сильнейшие выживают, а слабейшие гибнут.   Именно этот процесс мы видим в истории эволюции.

 

— Как раз нет! – гневно возразил Гадиэль. – У членистоногих, земноводных, птиц и млекопитающих есть механизм ограничения своей численности. Причем, все они живут в гармонии с окружающей природой. И только человек распространяется неограниченно, уничтожая все природные ресурсы вокруг себя. Это ли не доказывает, что он, по сути, не более чем умный вирус?

— Брат Гадиэль, – продолжил спокойно Анаиэль, – если бы два вируса находились в одной и той же среде, то они тоже стали бы бороться за доминирование в этой среде, и эта борьба ограничила бы их численность. С другой стороны, популяция любых живых существ в благоприятных условиях приведет к их бесконтрольному размножению.

Примером может служить резкое увеличение количества кроликов, завезенных в Австралию. Не имея естественных врагов, но имея идеальную среду обитания – обширные равнины, поросшие низкой растительностью, – кролики так размножились, что даже ежегодный отстрел двух миллионов особей не оказывал никакого влияния на их численность.

В то же время, кролики оказали опустошительное воздействие на природу Австралии. Они стали основной причиной вымирания многих видов австралийских животных. Кролики поедали саженцы, оставляя верхний слой почвы беззащитным и уязвимым для плоскостной эрозии, образования оврагов и выветривания. Исчезновение верхнего слоя почвы опустошает земли, на их восстановление требуются многие сотни лет. Так что, братья ангелы, как вы видите, не только человек может оказывать губительное влияние на окружающую среду.

— Позвольте, брат Анаиэль, – вмешался молчавший до сих пор Эзекуэль. – Я что-то не припомню такого инцидента. Когда это было?

— Если быть последовательным, брат Эзекуэль, то он еще не случился на данном этапе развития человечества.  Но, я взглянул в его возможное будущее, и не многим как через пять тысяч лет после нашего здесь собрания такое событие случится.

В дополнение к этому – человечество само ограничивает свой рост посредством войн, экономической борьбы, искусственного голода и даже искусственных эпидемий.

— Каков же твой вывод, брат Анаиэль, – прервал его Габриэль.

— А вывод у меня такой. Поскольку сама эволюция жизни на земле пошла по пути вирусов, то никакого другого решения человек не сможет принять на низшем уровне сознания – на том, который он называет “свободной воли”.  Поэтому не важно, потомки какого животного стали бы доминирующими на планете. Они пошли бы по точно такому же пути развития, что и человечество. Так что, устроим мы потоп или нет, это не приведет ни к какой разнице в конечном продукте. Ведь вирусы в потопе не умрут.

Тут все одновременно закричали и захлопали крыльями. Одни “против”, другие “за”.

— Братья ангелы, – опять возвысил свой голос архангел Габриэль, – спокойствие и порядок!

Братья ангелы продолжали галдеж, и Габриэль снова дал знак Хашмалю. Тот выпустил на них контрольную струю божьего гнева.

 

Воцарилось молчание, во время которого братья ангелы переваривали обе предложенные позиции и принимали решение, на чьей стороне они выступят.

— Теперь голосуем. Кто за решение Гадиэля? Так, Гадиэль, отражающий зло – один, Касдея, контролирующий рождаемость – два, Арариэль, ангел знаний и океанов – три, Эзекуэль, дающий человечеству знания об облаках – четыре, Армарос, научивший человечество магии – пять.

Кто против?

Анаиэль, дающий знания человечеству – один, Аракуэль, учитель знаков земли – два, Мумиэль, страж здоровья – три, Пенему, научивший людей письменности – четыре, Рафаил, властитель мысли – пять.  Мда… – Габриэль покачал головой. – Получается ничья. Ну что-же, придется задействовать Вритиэля. Брат Вритиэль, ваше мнение решающее.

Вритиэль поклонился и потер руки. Его круглая физиономия излучала добродушие и благостность.

— Вот что я вам скажу. Человечеству не хватает признаков, чтобы быть полноценным вирусом. И, в то же время, по многим признака оно, конечно, очень напоминает вирус.  Поэтому-то мы и видим такое разделение во мнениях между ангелами. Я не буду углубляться в тему человечества и его соответствия вирусу, но хочу посмотреть на проблему с другой точки зрения. С точки зрения Господа, если хотите. И задать вам всем такой вопрос. Зачем он нас здесь собрал?

— Затем, чтобы дали рекомендацию насчет судьбы человечества, – ответил за всех архангел.

— Формально, конечно, это так. Но если подойти к вопросу неформально – то потому, что Господь раскаялся, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце своем. Я вам скажу больше. В сердце своем Господь уже принял решение. Суровое решение. И обратился к нам только затем, чтобы соблюсти свои собственные принципы справедливости.

А теперь представьте, что будет, если мы проголосуем против его, пусть еще не высказанной, но все равно его воли? Надеюсь все помнят, что случилось с Люцифером? Кто-нибудь еще хочет быть низвергнутым в ад? – Вритиэль обвел глазами присутствующих. – Вижу, что меня поняли.  Рекомендация должна быть в соответствии с тайным желанием Господа, но, в тоже время, содержать толику милосердия. Представьте, что случится, если Господь уничтожит этот вирус на корню, а потом пожалеет. Это какие же энергетические затраты – начинать все сначала.  Мы должны быть мудрее. Мы должны дать Господу возможность легкого восстановления популяции человечества, если он того пожелает.

Поэтому нам нужно выбрать группу праведников, оставить их в живых, ну, а всех остальных, – Вритиэль приятно улыбнулся, – надеюсь, я понятно излагаю?

— Вполне понятно, – подхватил Габриэль, – проблема, которую брат Вритиэль сейчас осветил, действительно важная. Мы увлеклись здесь человечеством. Но не надо забывать, что человечество – это всего-лишь каприз Господа. Создание его было порывом вдохновения в минуту разочарования нами, братья ангелы. Брат Вритиэль возвратил нас к реальным будням, к мысли о том, что мы все здесь на страже интересов Господа, а не чьих-либо еще… Брат Рафаэль, ты у нас – властитель мысли человеческой. На тебя и возлагается задача выделить группу наиболее праведных среди всех этих земных грешников. Отделить, так сказать, зерна от плевел.

Рафаил кивнул с пониманием и спросил:

— А как скоро вам нужна такая справка? Ведь добродетель не сконцентрирована в какой-то группе людей. Чтобы лучше представить себе мысленный массив, вообразите себе пятна разных оттенков серого. Если посмотреть на все человечество в целом, то я вижу массу грязно-серого цвета. Но если вглядеться, то кое-где можно разглядеть светлые пятнышки.

— А можешь ли ты, Рафаил найти наисветлейшее пятнышко?

— Попробую, но мне нужна совершенная тишина. Ведь мне придется просканировать сознание тысяч людей. К тому же, матрица добродетели неоднозначна. Непростую задачу вы мне поставили.

Габриэль опять посмотрел на Хашмаля, но тому не пришлось приструнивать ангелов божественным гневом.  Все, как один, они сидели молча и с любопытством глядели на Рафаила, который закатил глаза и, войдя в подобие транса, только шевелил губами. Наконец, его глаза открылись.

— Нашел двадцать два семейства, в которых уровень добродетели допустимый для того, чтобы оставить их как образец. Но все они разбросаны по разным странам.  Есть на севере и на юге, на западе и на востоке.

— Ну, а поближе есть? Здесь, в Месопотамии?

— В Месопотамии? Рафаил покачал головой в нерешительности. – Есть одно семейство. Отца Ноем зовут.  В общем и целом, он под богом ходит, но любит выпить. Я бы предпочел взять другую семью из Китая или из Южной Америки. Там больше людей, равных Ною в добродетели, но более трудолюбивых и совсем не пьющих.

— Нет, нет, – возразил Арариэль. – Ни Китай, ни Южная Америка не годятся. Ведь книгу правил Господь хочет вручить здесь, в Месопотамии; на худой конец где нибудь поблизости, например в Синае. Так что Ной, так Ной.  Господь с ним, что он злоупотребляет, ведь во имя Господне же.

— Позвольте, – опять влез в разговор Эзекуэль – зачем же давать книгу Ною, если он и так праведник?

Габриэль первел взгляд с Эзекуэля на Вритиэлэ.

— Ну что ж. Вопрос законный. Объясните ему брат Вритиэль, почему нужно выдавать книгу Ною?

— Кто сказал, что книга будет выдана Ною?  Нет книгу выдадим гораздо позже.  Каким нибудь его потомкам.

— Теперь понятно, брат Эзекуэль?

Тот кивнул.

— Хорошо. Меня, однако, интересует другой момент этого плана, брат Вритиэль – продолжал свою мысль Габриэль. – Неужели всех остальных праведников потопим?

— Да ничего, – сказал Касдея, контролирующий рождаемость, – я вам гарантирую – вскоре народятся новые. А процент праведников в любом поколении приблизительно одинаковый. Это я вам как специалист говорю.

—  Позвольте, но что же мы напишем в книге? – поинтересовался Пенему, научивший людей письменности.

— В книжке потом можно что угодно написать, – отмахнулся Вритиэль, – свидетелей же не будет.

— Ну, хорошо, – резюмировал Габриэль, – что же мы посоветуем Господу? Ведь нам нужно смотреть вперед.  Как упоминал брат Анаиэль, сам эволюционный принцип побуждает людей вести себя как вирус. Мы должны дать им инструмент самоограничения, свод каких-то жизненных правил. Которые, с одной стороны, помогут им вести себя в рамках послушания Господу, а с другой – даст нам, братья ангелы, легкий тест определения их жизненных заслуг. Выше определенного порога – открывает дорогу в Рай, ну а ниже – автоматически отправляет их к Люциферу.

— Каким же образом мы определим эти правила? – поинтересовался Анаиэль, дающий человечеству знания.

— А вот с Ноя-то их и срисуем, – успокоил его Архангел. –  Рафаэль же сказал, что он под богом ходит, и только злоупотребляет. Злоупотребления мы, конечно, исключим, (вернее, не включим), ну, а все остальное разделим на пункты.

— Сколько же пунктов ты предлагаешь, хранитель мудрости?

— Десять.

— Почему десять, потому ли, что десять из нас решали этот важный вопрос?

— Нет, просто удобный номер.

— Ладно, – заключил архангел Габриэль. – Все свободны. – А потом добавил, самому себе: «так и запишем».

 

***

И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своём.

И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их.

Ной же обрел благодать пред очами Господа.

 

(Просмотров за всё время: 28, просмотров сегодня: 1 )
8
Серия произведений:

рассказы

Продолжение серии:

Автор публикации

не в сети 38 минут

mgaft1

3 854
Как гарантировать то, что ты знаешь о чем пишешь? Не писать о том, чего не знаешь.
Комментарии: 1270Публикации: 67Регистрация: 02-04-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
БФ-2 ФиналБФ-2 Финал
БФ-2 Финал
Шорты-8Шорты-8
Шорты-8
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх