Взгляд на Таковость, или возвращение к Основе

Таковость… пожалуй, самое молчаливое слово на свете… Высшая или Чистая, не замутнённая иллюзиями ума Реальность, в которой Противоположности являются единым целым… Естьность… само Существование. Но – так как в каждом молчании есть некая тайна – Таковость, на мой взгляд, таит в себе ещё одно значение, а точнее некое минимальное определение себя. Чтобы тема противоположностей не была для нас абстрактной, чтобы мы могли рассматривать их не только как множество, я хочу подвести под них основу. Что нам может это дать? Верю, что, исходя из нижеследующих положений нам будет проще понимать всё, что происходит с нами и вокруг нас.
Итак… позволю себе наречь Таковость другим именем. Это имя Определённость-Вероятность. Его дефисное написание говорит об изначальном единстве звучащих в нём фундаментальных противоположностей. Может показаться, что у этих имён нет ничего общего, однако… корень «Так» говорит об Определённости, а вторая часть слова о том, что Определённость рассеивается, то есть о Вероятности.
С моей точки зрения, вполне можно считать, что Вселенная существует в этой Основе, Определённости-Вероятности. Но в человеческой реальности Основа представлена в виде различных противоположностей. Давайте это рассмотрим.
Для начала выделим четыре мира:
• Фундаментальный
• Чувственный
• Динамический
• Качественный
Теперь назовём противоположности мира фундаментального и дополним их Основой:
• Твёрдое (не текучее) – Мягкое (текучее). Твёрдое – более определённое, Мягкое – более изменчивое, то есть вероятностное.
• Большое – Малое. Большое – более сложное и изменчивое, то есть вероятностное, Малое – более определённое.
• Простое – Сложное. Простое – более определённое, Сложное – вероятностное.
• Горячее – Холодное. Горячее – более изменчивое, то есть вероятностное, Холодное – более определённое.
• Статичное – Динамичное. Статичное – более определённое, динамичное – более изменчивое, то есть вероятностное.
• Далёкое – Близкое. Далёкое – вероятностное, Близкое – более определённое.
• Светлое, отчётливое – Тёмное, неотчётливое. Первое – более определённое, второе – вероятностное.
• Женское – Мужское. Женское – более изменчивое, то есть вероятностное, Мужское – более определённое.
• Внешнее – Внутреннее. Внешнее – более определённое, Внутреннее – невидимое или менее известное, то есть вероятностное.
Итак, в фундаментальном мире Основа различима. Но сможем ли мы так же легко разглядеть её в чувственном мире?
• Любовь – Ненависть.
• Печаль – Радость.
• Удивление – Разочарование.
• Страх – Бесстрашие.
• Вера – Сомнение.
• Тревога, Волнение – Спокойствие.
• Дружба – Вражда.
• Отчаяние, Безнадёжность – Надежда, Чаяния.
• Веселье – Скука.
Что из этого более определённое, а что вероятностное? Возможно, в Любви больше определённости, чем в Ненависти, а в Вере больше определённости, чем в Сомнении? На самом же деле мы не можем это утверждать.
А что в мире динамическом?
• Пассивность – Активность.
• Быстрота, Стремительность – Медлительность, Неторопливость.
• Сон – Бодрствование.
• Напряжённость – Расслабленность.
• Лень – Старание, Усердие.
И вновь однозначного ответа мы не видим. Правда, стоит отметить, что здесь противоположности часто дополняются друг другом. Человек вполне может быть одновременно напряжён и расслаблен, пассивен и активен (правда, иначе обстоит дело с ленью – поскольку лень – полу состояние-полу чувство, то есть разрыв между чувствами и динамикой). Это объясняется тем, что динамические процессы, в отличие от чувственных, происходят и снаружи, и внутри. Так, например, воин напряжён в битве, но внутренне (мысленно и эмоционально) может быть расслаблен; стремительный в своих действиях человек внутренне может быть спокойным и неторопливым. Бодрствующий может быть сонливым, а спящий бодрствовать во сне. О том же, кто просто ленится (не проявляет в итоге ни в чём усердия), мы говорим, что он просто лентяй. О том, кто обычно пассивен и редко проявляет активность даже внутренне, мы говорим, что он исключительно пассивный. О том, кто расслаблен и внешне, и внутренне мы говорим, что он очень спокоен и расслаблен. Тот, кто спит «без задних ног», погружён в глубокий, восстанавливающий силы для бодрствования отдых.
Однако то, что мы не видим Основу ни в мире чувственном, ни в мире динамическом на расстоянии, не означает, что мы не увидим её вблизи. Дело в том, что оба эти мира предоставляют человеку простор для рефлексий, другими словами: ответ нам приходится искать. Может быть, Ваша любовь несёт в себе определённость, но Вам нужно это понять. Возможно, не столь разрушительна ненависть, говорящая о потери любви, но Вам нужно это понять. Возможно, то, что Вы проявляете меньшую активность в чём-то, говорит о большей определённости Вашей позиции по отношению к этому чему-то, а возможно, наоборот – готового ответа тоже нет. Возможно, о чём-то важном, определённом говорит стремительность, с которой Вы делаете шаги к достижению некой цели, но ответ зависит от ряда составляющих: «каковы шаги?», «какова цель?», «каковы Вы?». Может быть, Ваша радость – это упоительное чувство, – а, может быть – поверхностная эмоция, на месте которой могут тут же возникнуть другие, и, вполне вероятно, негативные эмоции. Может быть, Ваш страх предохраняет Вас от реальной опасности, а может быть, Вам только кажется, что опасность существует.
Почему нам важно понять, что более, а что менее определённо, что даёт нам определённость, а что, напротив, лишает нас её (хотя, конечно, обычно мы спрашиваем себя так: «есть ли в этом здравый смысл?» или «что это даёт?»)? Чтобы ответить на вопрос, обратимся к нашим фундаментальным потребностям.
Всё, что нам нужно для того, чтобы наша жизнь была полноценной, вмещают в себя, если задуматься, всего два слова: Комфорт (внешний и внутренний) и Безопасность (внешняя и внутренняя). Для того и другого требуется больше Определённости, чем Вероятности. Кто-то, возможно, скажет: а как же баланс? Разве не в нём всё дело? Да, всё дело в балансе, и именно поэтому нам нужен шест, чтобы идти по канату. Человеческая жизнь – что это, как не узкая тропа Определённости в широком поле Вероятности? Природа сама по себе женственна, вероятностна, что значит также, что она бессознательна, демонична, – и потому нуждается в нашем осознании. Если бы мы, например, решили, что баланс между Верой и Сомнением заключается в пребывании между Верой и Сомнением, что бы из этого вышло? Если бы мы решили, что любить и ненавидеть для баланса нужно одновременно, то что бы из этого вышло? Смогли бы мы вообще сдвинуться с места? Сомнение – экзистенциально (в силу вероятностности вещей и одновременно того, что человеку приходится полагаться в жизни на себя, на свой разум), оно всегда живёт в глубине нас, и поэтому для шага вперёд нам нужна Вера. Ненависть всегда будет таится за нашей Любовью, но (или поэтому) нам ничего не остаётся, кроме как любить. Человек – не только как часть природы, но и как часть, в силу своего разумения обособленная от неё – в большей мере тоже вероятностен, бессознателен, демоничен (отсюда его вечные желание и потребность экспериментировать), но вместе с тем – и опять-таки в силу своего разумения – отличается способностью управлять собой.
Вероятность для нас – это всегда некая неизвестность, возможная опасность. Это то, что скорее лишит нас Комфорта и Безопасности.
Таким образом, путь человека лежит в Определённость. Она – наш постоянный дорожный ориентир. В то же время – поскольку изначально противоположности едины – Вероятность сама по себе не является отрицательным аспектом реальности. Просто в отношения с ней нам лучше вступать, так сказать, не уходя с дороги.
Обратимся теперь к четвёртому, качественному миру. Здесь живут такие понятия как:
• Доброта – злоба.
• Забота – безразличие.
• Скромность – гордыня.
• Доверие – отсутствие доверия, подозрительность.
• Мужество – безволие.
• Смелость – боязливость.
• Простота – лукавство, манерность, ухищрённость.
• Верность – предательство.
• Естественность – искусственность, принуждённость.
• Восприимчивость – ограниченность в восприятии.
Из самого названия «Качественный» следует, что речь здесь идёт не о противоположностях, то есть не о противопоставлении одного другому, а именно о качествах и их отсутствии. Если бы, к примеру, злоба являлась противоположностью Доброты, то, совершенно очевидно, противоположности невозможно было бы примирить. Если бы Скромность являлась противоположностью гордыни, то не существовало бы подлинной Скромности. На самом деле Доброта – это качество, а злоба – его отсутствие; Скромность – это качество, отсутствие гордыни; Мужество – это качество, не допускающее безволия. И именно от них, от наших человеческих качеств зависит определённость наших действий и чувств. И только так – обретая всё большую Определённость – мы подготавливаем почву для дружбы с Вероятностью.
Важно понимать, что добро и зло – вопреки расхожим представлениям – как и вышеприведённые непримиримые пары, не являются противоположностями. Зло – не субстанциально, и возникает из искажённого восприятия мира, как разделенного или существующего без Единой Основы, иначе можно сказать: по причине потери в человеке экзистенциальной значимости. Добро же возникает вследствие осознавания, ведущего обратно (из кажимости) к Единству, а равно и к экзистенциальной значимости. Добро – есть результат качественного отношения к себе и окружающему миру. Зло – в точности наоборот. Истинные противоположности для всех трёх человеческих миров – Свет и Тьма, то есть Свет Осознания и Тьма Бессознательности, то есть Определённость и Вероятность, – то, что изначально Едино.
Что же касается Четырёх Стихий, в которых существуют представленные Четыре Мира, то как раз здесь нам и открывается Единство Основы. Определённость-Вероятность или Таковость мы можем ощущать в каждой из них. И именно поэтому вблизи Стихии или Стихий в их натуральном виде на нас нередко снисходят покой и умиротворение.

Тема настоящей статьи является одной из основных тем моей книги «Времена философов», и одна из глав последней вполне может послужить для нас иллюстрацией. Думаю, будет не лишним привести эту главу целиком:

Роман «Узники Солнца», этюд тринадцатый
(Художник и экстрасенс)

В условленный день, то есть в субботу, я проснулся около четырёх утра. С Вином мы договорились встретиться в семь. Было радостно сознавать, что сон больше не собирается мной овладеть, и в моём распоряжении достаточно много времени. Его хватит на утреннюю пробежку, слушание музыки, совмещённое с динамической медитацией. Его должно хватить даже на то, чтобы начать новую картину, идея которой не отпускала меня весь вчерашний вечер.
Сказав слова приветствия отцу, встающему всегда рано, в приподнятом настроении я вышел из дома. С чувством восторга вдохнул свежий воздух. Но, едва выйдя за калитку, понял: мои планы на утро придётся отменить. На дороге, по которой я собирался бежать, где-то на трети пути между моим домом и домом Винера стоял человек, ростом телосложением и формой одежды весьма напоминающий моего друга. «Как будто знал, что раньше встану!» – подумал я, и лёгким бегом двинулся в его сторону.
Вин, казалось, не замечал моего приближения. Он неподвижно стоял лицом к пустырю и смотрел пристально вдаль.
– Что-то случилось? – спросил я с некоторым беспокойством.
– Там что-то есть, – отозвался Вин. – Доброе утро, Роб!
Я стал рядом с ним и направил взор туда же, куда и он.
– Планета не изучена даже на сорок процентов. Всякое может быть, – сказал я глупость.
– Я имею в виду не это. Там есть что-то такое, что связано с нами, людьми… но это не ещё один научный центр… что-то, что имеет довольно специфическую энергетику, – не сказать, что она враждебна нам… но позитивного в ней мало… некая деятельность человека, скорее всего, не идущая ему во благо… какие-то личные интересы…
– Позволь спросить тебя… ты экстрасенс?
Вин сразу не отреагировал на мой вопрос. Я решил, что он его не услышал, а раз не услышал, то и к лучшему, поскольку любые слова в данный момент неуместны.
– Это довольно далеко отсюда… – продолжал он проговаривать мысли вслух. – Место как будто специально удалено от цивилизации…
А затем он повернулся в мою сторону и, смерив меня продолжительным взглядом, в коем читались одновременно и радость от встречи со мной, и пытливость, ответил на интригующий меня вопрос:
– Порой некоторые вещи, находящиеся за пределами области возможного с ними контакта, доступны моему восприятию. Это так.
– Ты можешь почувствовать, что находится за много миль отсюда. Мне кажется это невероятным. Скажи, а ты можешь увидеть будущее?
– Обычно подобные вопросы ставит сама ситуация. И хорошо, когда это только вопрос… потому что нередко она ставит задачу, и тогда требуется дать не ответ, а найти правильное решение.
Поэтому сказать, что я могу заглядывать в будущее – во многих случаях это ничего не сказать. Ты тоже, как художник, можешь заглянуть в будущее. Твоё видение не будет изобиловать точными деталями как при экстрасенсорном восприятии, и в то же время оно, возможно, будет более притягательным – в силу того, что является результатом художественного восприятия. Всякий раз, сталкиваясь с какой-либо задачей, я пытаюсь по возможности решить её не только как экстрасенс, но и как творческий человек. Понимаешь, о чём я, Роб? На твой вопрос приходится отвечать снова и снова, и далеко не всегда только словами.
– Я понимаю тебя. Непонятно другое: как-то на ум не приходит, когда это я заглядывал в будущее…
Вин улыбнулся.
– Думаю, что тебе просто нужно какое-то время, чтобы осмыслить то, о чём мы говорим. Далеко не каждая вещь схватывается на лету.
Я, похоже, нарушил твои планы. Чтобы как-то реабилитироваться, предлагаю тебе продолжить пробежку вместе! – сказал он.
– Согласен. Куда бежим?
– Либо в ту, либо в эту сторону. Дорога то здесь одна.
Мы побежали.
– Почему так происходит? Почему писатель, художник может подчас предсказать будущее точнее, чем человек с экстрасенсорными способностями? – спросил я.
– Я этого не говорил. Просто иногда так бывает… тот, кто пишет роман или картину, не ставит перед собой цель заглянуть в будущее или увидеть невидимое прошлое, но зачастую… зачастую это происходит. Сущность воображения, как ты знаешь – правда. А природа реальности двойственна. Учёные долго спорили о её природе. Основной спор развился вокруг её Определённости и Вероятности. В результате они пришли к выводу, что Определённость и Вероятность – две части одного целого.
– Пока не совсем понимаю…
– Извини за непоследовательное изложение. Представь: если бы в жизни был действителен только один из этих двух аспектов, ну, скажем, Определённость… что бы было?
– Не знаю… Не могу сейчас рассуждать.
– В жизни не было бы места ни случаю, ни выбору. Всё можно было бы знать наперёд. Никто бы не сказал: так есть просто потому, что так есть. Всё в жизни объяснялось бы исключительно причинно-следственной связью. Увы, ни один поэт тогда не назвал бы реальность изменчивой, или сном, или даже иллюзией… поскольку ему бы возразили тем, что какой бы ни была она, другой всё равно нет. С другой стороны, если бы работал только аспект, называемый Вероятностью… в таком мире тоже жить было бы невозможно. Это был бы не мир, а хаос. Всё в нем было бы во власти случая, так как всякая вероятность существовала бы там, где должно быть определённости. Процесс индивидуации, равно как и в первом случае, был бы немыслим.
Проведя для наглядности тонкую разделительную линию между двумя аспектами реальности, можно сказать, что экстрасенсу в большей мере открывается первый из них, то есть, Определённость. Художнику, напротив, второй, Вероятность. Хотя это не общее правило. Вот тебе иллюстрация: лица, которых описывает автор, являются либо частью, либо продолжением его самого, – в своём романе он описывает себя и свою судьбу. Даже когда речь идёт о реальных событиях и невымышленных персонажах… всё, с чем мы соприкасаемся, становится частицей нас самих, нашего поля вероятности. Обычный, я имею в виду, не очень творческий человек лишь в какой-то мере осознаёт эти аспекты бытия. Человек творчества лучше осознаёт вероятностность, многогранность вещей. Экстрасенс яснее видит Определённость: то, что было, то, что происходит, то, что может произойти.
Благодаря единству Определённости и Вероятности, мы можем научиться воспринимать жизнь как сон и вместе с тем подходить к решению жизненных задач со всей ответственностью.
– В общем, можно сказать, задача человека – увидеть реальность такой, как она есть, – попробовал подытожить я.
– Используя интеллект и интуицию, чувство и ощущение, используя инструменты науки и данные, получаемые индивидуальным восприятием, мы движемся с разных сторон к одному и тому же – постижению общих для нас тайн мироздания.
Художник и экстрасенс, накопив достаточно жизненного опыта, встречаются в точке, в которой противоположности сходятся.
– И что происходит?
– Жизнь становиться простой и понятной.
– Простой и понятной?..
– Это может показаться не такой уж и значительной переменой. Но в действительности это… огромный шаг.
Минут десять мы бежали молча. Но затем новые мысли и вопросы стали меня одолевать.
– Любопытно, а как увязывается с этим, допустим, закон кармы?
– Например… кто-то совершает преступление. Это значит, что в силу каких-то причин этот человек идёт против кармы, рушит отношения с собственной судьбой. Определённость диктует: судьба обязательно его настигнет и применит к нему штрафные санкции. Вероятность ничего не диктует, она – это художник, который, невзирая ни на какие законы, продолжает увлечённо рисовать жизнь. В конце концов, требование Определённости будет так или иначе выполнено, поскольку оно не может быть не выполнено. А Вероятность ответит на вопрос «когда» и «как».
– Это звучит так, словно за каждым шагом человека ведётся наблюдение, и власть над ним стоящая всегда знает, что его ждёт. Но ведь это не так…
– Это не так. Ведь что значит, рушить отношения с собственной судьбой? Судьба – это вовсе не власть над каждым из нас стоящая, которой все мы должны подчиняться. Когда человек совершает преступление, в поле своей вероятности он делает неверный выбор, тогда как наша истинная судьба заключается в каждом верном выборе. Истинная судьба – это истинные мы. Правильный выбор – путь к себе, неправильный – путь от себя. Но мы не можем настолько далеко уйти от себя, чтобы никогда больше не вернуться. В этом сущность кармы. Чем дольше мы продолжаем отказываться от ответственности за делаемый нами выбор, чем больше удаляемся от себя, тем больнее будет проходить потом обратное расстояние. И это ни бог наблюдает за каждым нашим шагом, а мы сами, и ни карма нас настигает, а мы, мы сами!
– Вин, давай остановимся! Я хочу на минуту остановится… Просто мне нужна минута…
Ты говоришь вроде бы простые и понятные вещи, но такое чувство, что я узнаю что-то новое. Голова идёт кругом, и переполняют чувства. Побежали?
– Ага. Может быть, лучше в сторону твоего дома?
– Это почему?
– Тебе же нужно зайти домой, чтобы переодеться.
– А тебе?
– Я готов.
– Окей, тогда поворачиваем.
– Вин?.. Прости, что донимаю… что ещё ты можешь рассказать об Определённости и Вероятности? Можно ли увидеть между ними чёткую грань?
– Это два разных слова, поскольку они придуманы человеком для того, чтобы хоть как-то описать существующую реальность. Чёткой грани между ними нет… но чем глубже в лес, тем больше дров.
– Что ты имеешь в виду?
– Когда мы опускаемся на уровень мельчайших частиц, то сталкиваемся с Вероятностью, которая по первому впечатлению совершенно лишена Определённости. Мы видим хаос. Но, однако, и в первоначальном хаосе Определённость имела место, иначе из него никогда бы не родились звёзды. Напротив, на высоком уровне организации высокой будет и степень Определённости. Что, как ты думаешь, могло бы послужить хорошим примером жёсткой Определённости?
– Дайка подумать… На высоком уровне организации, говоришь… Может быть, звёзды… хотя нет…
Тут я повернул голову в сторону пустоши и заметил вдалеке дымок, поднимающийся над промышленным предприятием.
– Есть, кажется, мысль получше. Это завод или цех… такой, где работают одни только машины. Там точно всё строго, определённо.
– Хороший пример. Но даже там Определённость не исключает Вероятность. В чём это может проявляться? Ну, скажем, в различной степени износа тех или иных частей оборудования. Даже, если мы самым тщательным образом соблюдём все требования, которые только можно предъявить к оборудованию, его установке, параметрам работы, мы всё равно не сможем каждый раз получать одну и ту же степень его амортизации. Если ты придёшь в такой цех и просто станешь слушать, как работают машины, то будешь удивлён – даже на наш не слишком острый человеческий слух звуки, издаваемые машинами в определённой последовательности, будут изменяться. Ничто не может повториться в абсолютной точности, как было. Нет такой Определённости, которая была бы полностью лишена Вероятности. Это невозможно.
– Вин, всего один последний вопрос… Ты сказал, художник и экстрасенс, в конце концов, встречаются… Ты ведь не имел ввиду меня и себя? В смысле, ты не хотел этим сказать, что ты и я уже пришли к этой точке, и потому мы встретились?
Вин рассмеялся, в результате чего постепенно перешёл с бега на шаг.
– Разумеется, я говорил на примере нас с тобой. Но не имел в виду то, что мы встретились с тобой в конечной точке.
Его настроение было заразительным. И мне тоже захотелось рассмеяться.
До моего дома оставалось ярдов двести. Этот отрезок пути мы решили пройти пешком.
– А знаешь, я и вправду так подумал, – сказал я. – Ты так говорил, что наша встреча стала казаться мне символичной.
Вдруг Вин развернулся и остановил меня, взяв за плечи. Но ничего не сказал – он только смотрел мне в глаза. А затем произнёс:
– Такая встреча вероятна. Это есть в тебе, ты не отступишь… Хотя твоё поле вероятности выдаёт и ещё кое-что…
– И что же?
– После того, как к тебе придёт известность, ты станешь достаточно состоятельным человеком – само по себе, это ни хорошо, ни плохо, – у тебя появятся другие увлечения – о некоторых из них ты знаешь, – твоя жизнь в какой-то мере измениться…
– Но наш с тобой разговор, наша с тобой встреча не утратит для меня значения, если ты это хочешь сказать. Ты говоришь, меня признают великим художником, я заработаю кучу денег – хорошо, конечно, но не столь важно! Я – художник. А признанный или непризнанный, богатый или обычный – велика ли разница?! Если бы какой-то прорицатель сказал мне, что мои произведения не будут пользоваться популярностью, думаешь, я перестал бы после этого рисовать?
– Ты сумасшедший сукин сын, Роберт Галахен, – заметил Вин напоследок, и от меня не укрылась улыбка на его лице.

https://www.litres.ru/andrey-vladimirovich-kudin/vremena-filosofov/

(Просмотров за всё время: 16, просмотров сегодня: 1 )
1

Автор публикации

не в сети 3 недели

Кудин Андрей

176
Всё ждёт твоего пробуждения. Проснись, чтобы осветить собой этот мир!
flag - БелоруссияБелоруссия. Город: Минск
Комментарии: 7Публикации: 18Регистрация: 05-12-2020
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
КолбаскО

Прастити, автор. Но мои “Цветы” (№15) в “Лягушатнике” явно интереснее.😊
Но все равно вам плюсик. Это столько буков написали!

0
БФ финалБФ финал
БФ финал
Шорты-5Шорты-5
Шорты-5
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

1
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх