Рассказ №49 Ошибка выжившего

Количество знаков: 24807

Истерично мигающая панель свернулась в красную точку, следом заткнулась сирена. Стало темно и очень, очень страшно. Это означало только одно — каюк не только реактору. Худо скоро будет всем оставшимся на корабле. Ещё пара минут, а потом отключится вся электроника вместе с гравитацией.

— Приехали, — прошептала Лила, вцепившись в волосы, и как-то без особой надежды глянула на экран. Тот на последних крохах подсветки отражал покрасневшие глаза и посеревшую от страха кожу. Уши опухли от постоянно сползающих тяжелых наушников, предназначенных не для её маленькой головы. Коса разметалась, превратившись в мочалку. Хороший экран. Не поработать больше, так хоть как в зеркало посмотреть напоследок. Раз загнулся реактор, проще вздернуться, чем медленно стать консервой в собственном соку.

Хотелось от души выругаться, но сил не осталось. С трудом отцепившись от креплений кресла и оттолкнув взлетевшую бутылку с водой, Лила глянула в маленький иллюминатор, где плескалась темнота. Это если смотреть с поверхности планеты, звёзды светятся, словно фонари. На самом деле тут темно и пусто. До ближайшего «фонаря» на их катере лететь даже на основном двигателе пару недель, что вызывало законные опасения. А без него… Да что тут говорить!

Запасной генератор, от которого питались боковые сигнальные огни и жизнеобеспечение, похоже, ещё держался — маленькие огоньки, словно пламя негасимой свечи, привлекали взгляд.

— Давай, мать, я знаю, ты умная, ты справишься.

Надо подвести энергию от запасного генератора на двигатель и попробовать всё же добраться до ближайшего оживленного «перекрестка» или хотя бы подать сигналы бедствия. Не то, чтобы их спасательный катер не делал этого по пути к этой точке слияния путей, но там получить помощь более реально. Рано или поздно, там всё равно кто-нибудь появится и подберет терпящих бедствие. Лучше, конечно, пораньше, без энергии все замерзнут даже раньше, чем закончатся пищевые пайки. И тогда экскурсионная школьная группа превратится в чью-нибудь исследовательскую — пустят студентов изучать трупы.

А как всё хорошо начиналось! Победители планетарных школьных олимпиад и стипендиаты научных сообществ получили в качестве подарка к окончанию учебного года поездку на исследовательском корабле, чтобы на практике узнать всё то, что они изучали на своих курсах. Десять школьников средних и старших классов, отпущенных родителями «на волю», в своей восторженности и активности дающие фору многим взрослым, уставшим от космоса. И она, Лила, как старшая группы, стажёр научного центра.

Теперь все эти умненькие детки ютились в трёх каютах катера, накачанные успокоительными по самые ноздри, а она с помощью пары не потерявших от страха голову подростков пыталась добраться до той станции, с которой они стартовали всего неделю назад, а кажется, что в прошлой жизни.

Когда всё пошло не так, Лила могла сообщить с точностью до часа. Семьдесят шесть часов назад. Проклятая трава, которую они взяли с той планеты, где проходили полевую практику дети! Красивые разноцветные купола цветов с мясистыми чашелистиками собирались в огромные букеты, служа отличными декорациями для фотосессий. Детки развлекались под одобрительными взглядами взрослых. И только на корабле, будучи срезанными, да под искусственным светом цветы начали источать ядовитый газ, который не удерживался фильтрами корабельных респираторов. Кто мог на них подумать? Планета, которую исследовали, казалось бы, уже вдоль и поперёк. Никто сюрпризов не ждал, детская экскурсия же. А вот на тебе!

Газ пошёл по вентиляции сразу из нескольких кают девочек, и концентрации хватило, чтобы взрослое население корабля поголовно отравилось. Первой осознала изменения медсестра, сопровождающая детей, она же первая и умерла, не сумев помочь никому. Лила, которая и сама чувствовала себя нехорошо, но, по ощущениям, не смертельно, на большой доле паники согнала всех детей в спасательный катер и стартовала, снеся левым крылом половину двери шлюза.

Откуда она могла знать, что реактор, питающий основной двигатель, находился именно там! В конце концов, она не пилот, а помощник кадровика-методиста, отвечающего за поиск на таких вот олимпиадах и конкурсах детей, которым можно предложить учёбу по профилю и дальнейшую работу с их научным центром.

Мимо проплыла бутылка, из которой вырывались капельки воды. Лила нервно хихикнула, медленно подняла руку и аккуратно поймала летающий предмет. Вот ведь попала. С другой стороны, можно ещё подумать. Папа всегда говорил, что даже если тебя съели, остаётся два выхода. Надо думать, что можно сделать. Спросить детей, в конце концов. Умники они или кто?

Странно, что ещё не слышно воплей, неужели переборщила с успокоительными? Или жива осталась вообще только она? О господи…

Лила замерла, испуганно глядя на дверь отсека. А вдруг она, вылетая, ещё и брешь организовала в корпусе? И дети задохнулись?

Она легонько, по всем правилам, зазубренным ещё на Земле, оттолкнулась от стены и подлетела к заблокированной двери. Открыть, конечно, можно и вручную, но стоит ли, ещё вопрос. Лила в красках представила себе, как оттаскивает дверь, весь воздух мгновенно исчезает и она краснеет, а потом и багровеет, отчаянно пытаясь вдохнуть то, чего уже нет.

В методичке, которую Лила знала назубок, говорилось, что под пультом управления должен быть стратегический запас кислородных масок и баллонов для них. Долгую минуту девушка колебалась, сразу экипироваться или сначала посмотреть, что будет, когда она откроет дверь, а то вдруг воздух в полном объёме подаётся в отсеки, и она, как дура, вывалится из своей двери в маске, а потом пришла к компромиссу. Будет держать всё рядом с собой, откатит дверь буквально на сантиметр и посмотрит, уходит ли воздух из отсека и с какой скоростью. На курсах говорили, что если и правда есть потеря, то это будет видно невооружённым глазом.

Утечки не было, зато в чуть открытую дверь сразу полились голоса детей, доселе скрытых отличной звукоизоляцией. Марта и Мартин, чудесные близнецы, единственные не потерявшие силы духа, успокаивали своих спутников. Отлично. Вот кто истинные лидеры, два одинаковых с лица. Лила увидела их на научной конференции, посвященной вирусам, занесённых на Землю с других планет, где ребята присутствовали как слушатели. Собственных побед у ребят было немного, но они не интересовались соревнованиями, посвятив всё своё время науке. Это они, между прочим, сами заявили, когда Лила к ним подошла. Некогда им отвлекаться на глупые олимпиады. Заподозрив не очень богатое положение близнецов, Лила пошла ва-банк и буквально купила их предложением центра об оплате обучения и стажировках в лучших лабораториях планеты. Теперь эти ребята здорово оттягивали внимание школьной группы на себя, давая возможность подумать. Ещё бы мысли какие в голове были, а то там тишина, как в космосе.

Лила вылетела из своего отсека, даже не пряча озабоченное выражение на лице. Чего тут уже скрывать, они в полной ж… Ладно, ещё не там.

— Привет, братцы-кролики. Смотрю, боевой настрой не у всех присутствует?

Кривая ухмылка Мартина послужила общим ответом, но Лила, вдохновившись безумной идеей переключиться на запасной генератор, продолжила:

— Вы все у меня детки умные, победители олимпиад и стипендиаты премий. Пора приходить в себя и поработать мозгами, я думаю. Техники есть среди вас?

— Извините, реактор не починим, если вы об этом, — огрызнулся один из мальчиков. — У нас биологическая группа.

— Дерзим. Это хорошо, значит, разум сильнее страха. Мне нужно, чтобы кто-то попробовал рассчитать, сколько нам на запасном генераторе до ближайшего перекрестка лететь.

— Чего тут считать. Это и так ясно. Если — а не когда, заметьте, — мы переключим подачу энергии на запасной генератор, слабее текущего в шесть целых и семь десятых, до перекрестка нам лететь почти восемь месяцев. — Мальчик черкался пальцем на стене, вырисовывая ему одному видимую формулу. Рука ощутимо тряслась. Артур. Точно, его зовут Артур.

Пристяжные ремни никто не спешил отстёгивать, не ожидая от отсутствия гравитации ничего хорошего. Это было весело только на земной базе, под присмотром взрослых опытных людей. А после вердикта, озвученного Артуром, и смысла не было трепыхаться. Запасы катера на такое продолжительное время не рассчитаны. Девочки невольно всхлипнули.

Лила подавила это же самое желание и обвела задумчивым взглядом детей.

— Я вижу только один вариант. Давайте подумаем над ним.

— Вернуться к кораблю. — Марта ответила таким же задумчивым взглядом. — Запитаться от его энергии и продолжать подавать сигнал бедствия. На основную территорию не переходить. Особенно вам, Лила. Насколько я могу судить, вы успели надышаться этим газом, у вас поменялся цвет кожи и глаза покраснели.

— Я устала, — попробовала откреститься Лила, но Марта неумолимо продолжила, загибая пальцы на ладони.

— Скоро у вас начнёт мутиться сознание, потом кровавая рвота, которую мы не сможем остановить, а дальше, собственно, смерть. Вам, по хорошему, нужно подышать чистым кислородом, чтобы почистить кровь, а потом перейти на маски. И да, мы все видели экипаж в разных стадиях заражения, и я теперь тоже хочу транков, чтобы забыться. Умирать без сознания морально легче, скажу я вам.

— Солнышко, даже если я буду дышать в маске одна, всех корабельных баллонов мне хватит на год, в лучшем случае. Дальше я всё равно умру. — Лила произнесла эти мысли вслух и поняла, что почему-то не испугалась. Странно, она всегда думала, что будет жить долго, поскольку работу себе выбрала спокойную, без лишних опасностей. А умирать, оказывается, не так страшно, спасибо заторможенному сознанию.

— За год у нас есть шанс понять, почему этих признаков нет у нас и разработать для вас препарат. — В разговор вмешалась Лиса. Нет, её звали Элиссандра, но все сокращали имя, даже сама девочка. Не всем везёт на адекватных родителей, что тут поделать, пожимала она плечиками, представляясь в новых компаниях. Лиса в свои неполные тринадцать лет была стипендиатом Всемирного научного центра и занималась исследованием здоровья космонавтов на дальних перелётах. Удачно, однако, хмыкнула Лила.

— Ну, раз есть надежда и нет другого выхода, начинаем включать мозги?

— Идея есть, — Артур перевёл взгляд со стены, где он до сих пор что-то вычерчивал, на Лилу. — Что? Я не зря гений, хоть не все это признают. Но нужен внутренний источник энергии. Мы же на спасательном катере, наверняка должны быть выносные аккумуляторы.

— А это мысль. — Лила, наконец, приободрилась, и даже немного улыбнулась. В кишках начало крутить, и если верить прогнозам Марты, скоро ей будет очень нехорошо, а значит, надо торопиться. — Возле пульта управления есть бумажная инструкция, где описана комплектация катера. Всё же бумажные носители информации — до сих пор сила!

Она оттолкнулась в сторону выхода, по пути проверив, в каком состоянии находятся школьники в остальных каютах жилого отсека. Мальчики спали, накачанные успокоительными, сбившись вместе, словно котята. Поле кровати держало их, не отпуская на просторы антигравитации. Уже хорошо.

Девочки же, наоборот, бодрствовали и что-то тихонько обсуждали, держась за руки. Они показали одобрительный знак Лиле и пообещали, что не встанут с кровати, пока не понадобятся. Какие у неё всё же умненькие детки!

Сзади по коридору, неуверенно, держась за стены, летели Артур и Мартин. Правильно, вряд ли Марта сможет помочь с техникой, только мешаться будет. Старательно гоня мысли, что она тоже не пришей кобыле хвост в этой компании, Лила направилась обратно к пульту управления.

По факту получилось даже проще. По технологической шахте Артур пробрался к работающему генератору, протащил кабели и напрямую к нему подключил маневровые двигатели. Теперь они смогут развернуться и подлететь обратно к покинутому кораблю.

Как глупо. Лила нервно дёрнулась. Бежать от смерти, и так по-идиотски всё испортить. Живот снова скрутило. Выхода у неё нет, только попробовать то, что предложила Лиса. Натягивая маску, девушка не могла отделаться от одной мысли. Смешной. Мартин и Марта, Лила и Лиса. Как будто специально подбирали состав группы. И кто же из них остался без пары в таком случае, если их одиннадцать?

Лила поморгала глазами и взяла себя в руки. Обещанное помутнение сознания, похоже, уже началось. Мысли непонятно о чём и очень невовремя.

В отсеке появился Мартин и озабоченно спросил старшую:

— Вы вести-то сможете? Или лучше я сяду за пульт? У меня есть права, правда, только на флаеры.

— У меня тоже, — Лила вздохнула и отстегнулась от кресла. — Давай, привязывайся. Я теряю форму.

— Помутнение сознания, рвота?

— Второго ещё нет, первое уже присутствует. Попробую дышать кислородом, вдруг поможет.

— Должно! — авторитетно заявил Мартин, деловито пристёгиваясь и раскрывая инструкцию. Лила нахмурилась было, думая, а точно ли у парня есть права, но потом расслабилась, отпустив ситуацию. Она сама не справилась, пора дать дорогу тем, кто ещё что-то может.

Маска неприятно давила на лицо, но дышать и правда было хорошо. Состав, замешанный в баллоне, расчистил туман в голове и позволял думать. Лила устроилась в кресле второго пилота и решила поговорить. Всё же две головы лучше, чем одна.

— Слушай, Мартин, — начала она осторожно, стараясь не мешать парню при развороте катера. — Как думаешь, может, стоит перейти на корабль?

— Что вы имеете ввиду? — Мартин не повернул головы к собеседнице, но было видно, что он задумался над предложением.

— Наверняка там есть инструкции на подобные случаи. Пусть это не летающая база, но всё же исследовательский корабль. А значит, должен быть проработан алгоритм действий при заражении.

— Скорее всего, так и есть. Запитаемся от корабля, и будем искать. На крайний случай войдем на корабль и свяжемся с центром. Раз мы не заразились, будучи прямо рядом с источником, уже и не заболеем.

— Вот это, кстати, тоже вопрос. Не то, чтобы я не была этому рада, но почему вы все живы и здоровы, а мы… хм…

— У Марты есть идея по этому поводу. Вся группа ещё не вошла в пубертатный период. То есть гипоталамус не вырабатывает половые гормоны, плюс не наблюдается активная работа соматотропина, это гормон госта. Ваш организм пока что не закончил перестройку организма, а значит….

— Мы живы, потому что мы… маленькие? — Идея была настолько дикая, что в неё сразу хотелось поверить.

— Скорее всего. Нужна лаборатория и куча людей, чего у нас, как понимаете, нет. Да и знания наши велики только на детском уровне.

— Видела я лицо того учёного, которому вы вопросы подкидывали, — Лила возразила, не желая признавать правоту подростка.

— Простое озарение. У нас с Мартой ум на двоих. Особенности близнецов, знаете ли. Когда мы вместе, думать проще и эффективнее. Поодиночке не так хорошо получается, мы проверяли. Так, — Мартин резко сменил тему разговора. — Я завершил поворот, что дальше?

Лила немного подумала, а после дотянулась до пульта и задала точку координат.

— Теперь нам нужно вот сюда. Это корабль. Если ты глянешь в иллюминатор, то, скорее всего, его увидишь — как минимум, должны работать сигнальные огни. Твоя задача — приблизиться метров до трехсот и остановиться, чтобы подать сигнал. После ответа мы разворачиваемся и задним ходом, как при приземлении, подходим максимально близко к борту. Если всё хорошо, то автоматика сделает последние метры за нас.

— А если нет?

— Тогда будем срочно осваивать раздел инструкции, касаемый стыковки. Пока что я до него не добралась.

— Вы… — Мартин запнулся и наконец взглянул на Лилу. — Вы только сейчас научились водить катер?

— Ну да. — Лилу пожала одним плечом. — Я быстро запоминаю большие объемы информации. Проанализировать и сделать какие-то выводы в незнакомой мне сфере деятельности я не смогу, а вот запомнить последовательность и потом повторить её в реальности мне достаточно легко. Права на вождение флаера я получила в старшей школе, а сейчас наложила новую информацию на старые знания. Координаты корабля запомнила случайно, когда стартовали. Не удивлюсь, если вспомню ещё что-то — я паниковала, когда команда начала умирать на моих глазах, а потому не совсем осознавала происходящее.

Про то, что она отлично запомнила, как умирали взрослые сотрудники, Лила уточнять не стала, это Мартин понял и так. Как и то, что девушка всё же не так хорошо себя чувствует, как хочет это показать. Судя по всему, стресс подстегнул организм.

Мартин читал как-то мемуары людей, чье детство пришлось на период войн. И там нередко встречались пассажи про то, как детям резко приходится взрослеть, став единственным кормильцем в семье. Похоже, он увидит собственными глазами, как девушка, недавно отпраздновавшая восемнадцатилетие, взрослеет и умирает. Он до последнего совершенно по-глупому надеялся, что, несмотря на более раннее взросление девочек, Лила продержится, и они смогут найти выход или хотя бы способ продлить жизнь.

Ладно, отставить панику. Мартин подышал на счёт, сделал небольшую гимнастику для рук и плеч, и взял инструкцию. Кто-то должен уметь управлять катером.

Лиле же было не до размышлений мальчика. Она откинулась на своём сиденье, насколько позволяла ситуация, и закрыла глаза. Дышать было комфортно, суетиться не хотелось, поэтому она дала себе минутку отдыха. Только минутку, никто даже не заметит.

***

— Лила. Мы на месте, проснитесь, пожалуйста…

— Лилия! Я знаю, что вы ненавидите это имя, потому и говорю его! Вставайте!

Лила усилием воли заставила себя открыть глаза.

— Ну что ты кричишь? Я только глаза закрыла.

— Пятнадцать часов назад. — Артур, сменивший Мартина на его посту, смачно зевнул. — Не могу вас за это осуждать, более того, я тоже не откажусь вздремнуть. Но мы на точке, Мартин в каюте спит уже пятый час. Все накормлены пайками и успокоительными, воды скоро не останется, пришлось пустить её на охлаждение маневровых, а значит, нужно быстрее стыковаться. Признаюсь, я не готов видеть трупы на корабле, а потому не хотел бы туда заходить. Извините, я много болтаю, потому что нервничаю. А нервничаю, потому что… извините, в общем.

Парень немного сник, но его болтовня позволила немного проснуться. Интересно, а когда она спала в последний раз? По всему выходило, что как раз в начале всеобщего бедлама.

Лила дала себе ещё полминуты на рефлексию, а потом быстро поморгала глазами и уставилась в работающий монитор. И, правда, катер на точке. Найдя у себя в памяти нужную информацию, она вбила запрос на стыковку. Корабль ответил через стандартные шесть секунд — определил им место для стыковки и начал разворачивать причальные опоры.

Автоматика плавно их подтянула, и уже через час восстановилась гравитация. Однако все понимали, даже если они переключат генератор обратно на жизнеобеспечение, воду нужно добывать на основном корабле. Близнецы листали инструкции, выискивая «волшебную кнопку», которая смогла бы вычистить корабль от трупов, но по всему выходило, что чуда не случится. Добровольцы из числа спасённых должны будут перейти на корабль, оттащить тела в морозилку, а потом открыть шлюзы и выдуть воздух, а также спустить воду из резервуаров и труб — эту идею предложила Лиса, предположив, что можно попробовать избавиться от всего заражённого — запустив потом заново регенерационные системы жизнеобеспечения.

Лила не видела никого на роль «уборщика», а потому пошла на поиски своих помощников за инструкциями. Марта обнаружилась в маленьком медотсеке, где она сортировала пробирки с кровью.

— Нужно отработать несколько теорий, — она кивнула головой на список, написанный от руки. — Повлиять может всякое, не только гормоны роста.

Лила подошла ближе к девочке и развернула её лицом к себе.

— Малышка, у тебя глаза как у лабораторной мышки. Красненькие такие.

— Красавица, да? — Марта наигранно хихикнула. — Не могу спать, в голове столько мыслей. Теории, которые не могу проверить. Не знаю как, чем, где! Одна надежда на лабораторию корабля.

— Да, я скоро туда пойду. Не хочу, чтобы вы это снова видели.

— А вы в состоянии? — Марта даже не думала возражать.

— Ну, тот состав, которым я дышу, привёл меня в норму. Более или менее.

— Дайте я у вас кровь возьму, чтобы наблюдать изменения. Жаль, не догадалась сразу это же самое сделать. Нет точки отправки.

— Я удивлена, что ты об этом сейчас вспомнила. Мне вот хочется только забиться в какой-нибудь угол и накрыться одеялом.

— Спрячемся и укроемся. — Марта взяла старшую девушку за руку, успокаивая, словно это она в группе самая взрослая. — Уверена, что нам придут на помощь. Но и самим тоже не нужно терять время. Наши организмы меняются под влиянием этого вещества, и кровь всё показывает. Я не могу провести полноценные исследования, но в моих силах хотя бы подготовить материалы для анализа. Так что собираю, сортирую, замораживаю. И надеюсь, что спасательная операция развернётся раньше, чем мы все перестанем быть людьми.

— Я боюсь, — внезапно произнесла Лила, обнимая девочку. — У меня поджилки трясутся при мысли, что мне придётся перейти на корабль и сделать…ну…то, что должна.

— У вас всё получится. Иначе бессмысленно как-то. И побег, и возвращение обратно. Не бывает бессмысленности, все действия мыслящих нужны для чего-то.

— И откуда такие умные мысли в детской голове? — Лила погладила эту самую голову, отметив походя, что волосы надо бы помыть. Похоже, не всё так плохо у неё, если уж такие мысли появились.

— Тётка всегда так говорит… говорила.

— Фаталист. Оптимистично. — Лила негромко рассмеялась. — Но ты знаешь, она права. Даже моя глупейшая организация нашей эвакуации, возможно, дала возможность телам адаптироваться к заразе, и это шанс на спасение.

— Хорошая мысль. — Марта высвободилась из объятий девушки и записала в свой список ещё одну теорию. — Мы с Лисой над этим подумаем, пока вы с мальчиками придумаете, как зачистить корабль.

— Как другие дети?

— Они… дети. Боятся, нервничают, мозги не включаются ещё, так что толку пока мало. А быть мамочкой я не умею. Не мешаются под ногами — уже хорошо. Вот вернёмся на корабль, и будем всех приводить в норму, кормить булочками и чем там ещё малышей успокаивают.

— Добрая девочка, — заключила Лила. Марта нравилась ей всё больше.

Она сцедила крови в пробирку, где маркером были написаны дата и время. Лила невольно посчитала, получив в итоге девяносто четыре часа с начала всеобщего отравления.

Ладно, работа сама себя не сделает! Девушка решительно направилась к шлюзу, где её ждали старшие ребята, уже одетые в скафандры. Лила переключилась с одной маски на другую и кивнула парням:

— Уверены, что выдержите? Зрелище там будет…

— Раньше сядем, раньше выйдем, — буркнул Артур и потянул дверь шлюза, ведущего в коридор перехода, на себя. Вот почему они понимают друг друга, подумала Лила. У них мысли схожи. Бледное лицо, отливающее в зеленушность, напомнило старшей, насколько мальчик не хотел заходить на корабль. Она повернула его в обратную сторону.

— Родной, нам нужен адекватно мыслящий мужчина на борту. Мы с Мартином всё сделаем, а ты будешь нашими глазами, хорошо?

— Спасибо, — тихо шепнул Мартин. — Артур уже заикался от волнения, но я так и не смог его уговорить отказаться от похода.

— Ничего. Пока мне удаётся играть роль старшей. Но, чую, недолго осталось.

— Вам хуже? А чего молчите? — Мартин переполошился, а Лила вдруг поняла, что ему тоже очень мало лет. Вся группа ещё просто дети, ну какие из них чистильщики!

— Мне не хуже. Мне просто страшно. И это нормально. Вам всем тоже должно быть очень страшно!

— Капец как страшно, — парень сказал это настолько тихо, что можно было только догадаться, какое выражение он использовал. — Но я не могу отправить вас сюда одну.

Лила растрогалась. Понятное дело, Мартин не питал к ней никаких романтических чувств, но воспитание умиляло. Не оставить даму одну в беде. Как по-рыцарски.

За такими мыслями Лила даже не заметила, как переход на корабль завершился. Дверь шлюза поднялась, показав пустой коридор, освещаемый мигающими красными лампами. Внешний звук у скафандров они заблаговременно отключили, но скорее всего, сирена до сих пор выла.

Мартин открыл панель рядом с дверью и отключил аварийный свет. Сразу стало как-то легче.

— Слушайте, Лила, а нам обязательно всех в морг переносить? Хоронить их всё равно никто не позволит на Земле.

— Что предлагаешь? — Артур уже добрался до пульта управления и включился в разговор. Настроение у него явно улучшилось. Либо стащил у Марты дополнительную таблетку.

— Отправить всех в космос. Передать спасателям только одного в карантинном саркофаге, пусть изучают. Опять же, нам меньше работы.

— Звучит грубо, — попыталась отстоять право мёртвых на достойные похороны Лила.

— Согласен. С Мартином. — Артур опять зачастил. — Чем меньше времени вы там проведёте, тем лучше. Подтаскиваете ближайшее тело к саркофагу, открываете все двери, спускаете воду и ходу оттуда. Я пока дочитаю, как получить права управления шлюзами, не выходя из катера, уже дошёл до этого раздела. И да, Лила, вы правы. Тут действительно есть протокол на подобные случаи. Так что заходите на катер, я открываю шлюзы и через двое суток мы получаем чистый корабль. Без всего! Потом начнёт формироваться новая вода и воздух, в котором вы сможете дышать, такие системы стояли ещё на первых МКС Земли и зарекомендовали себя как очень надёжные. Я читал про них в том году как раз и, знаете, это очень увлекательно. Хм. Так, дальше, если близнецы правы, то мы сможем адаптироваться к новому состоянию.

Против таких аргументов противопоставить было нечего, и девушка молча пошла в сторону медотсека, где и стоял карантинный саркофаг. Как ни странно, но искать подходящий объект долго не пришлось. Медсестра, смешливая пожилая итальянка, лежала в луже уже подсохшей кровавой рвоты возле активированного аппарата, который жужжал в ожидании своей добычи. Лила с Мартином аккуратно подняли тело и положили его на подготовленное ложе. Крышка закрылась, по швам и замкам проплыл закрепляющий гель и на табло загорелась дата и время закрытия.

— Всё, давай дойдём до капитанской каюты и заберём журнал, чтобы отдать его вместе с саркофагом.

— Лучше чёрный ящик достать. — Мартин дышал медленно, словно чувствовал запахи и всячески старался от них абстрагироваться. — Капитанский журнал наверняка отчёты отправлял через трансляторы на каждой станции, где мы были, а значит, последняя отправка была…

— Больше недели назад, ага. Тоже потерялся во времени?

— Похоже на то. — Мартин озадаченно почесал голову. Точнее, шлем. — А сколько мы уже…так?

— Девяносто шесть часов без нескольких минут.

Мартин замолчал, задумавшись о странности течения времени, а Лила уверенно, старательно не смотря по сторонам, двинулась к рубке. Там мигал сигнал дальнего вызова и надрывался динамик, который крутил по кругу все поступившие запросы. Их потеряли, что неудивительно. Лила переглянулась с мальчиком и села на стул — чем раньше они ответят, тем больше шансов, что прилетит нужный им корабль.

— Эмм… здравствуйте. Меня зовут Лилия Заводчикова, я помощник руководителя школьной наблюдательной группы, малое научно-исследовательское судно «Свет». Взрослый экипаж корабля мёртв. Нам бы…помощь.

Микрофон щёлкнул, отправляя сообщение неизвестному адресату. Лила сидела, не понимая, как долго оно будет идти и когда им ответят. И ответят ли. Однако рация зашипела вновь:

— Лилия, на связи капитан Андронов, военный корвет «Свияжск». Можете подробнее рассказать, что у вас происходит?

— Подробнее можно, но сложно, по правде говоря. Мы сами не понимаем, но все дети живы, хоть и напуганы. Я тоже жива, дети догадались перевести меня на другой состав воздуха, не контактирующий с заражённым.

— Признаки какого вируса вы наблюдали?

— Да чёрт его знает, капитан. — Мартин не выдержал и вмешался в разговор. — Рвота, помутнение сознания, кровавая рвота, смерть. На всё про всё не более десяти часов. Мы с сестрой подозреваем сбой в последовательном механизме эволюции. Лила, — он споткнулся, — то есть Лилия держится, но она самый младший сотрудник экипажа. Самый старший из школьной группы я, мне скоро пятнадцать, как и моей сестре. Остальные младше. За пультом в спасательном катере сидит Артур, вы можете связаться с ним и получить наши теории, что происходит и почему. Мы с Лилой готовим корабль к зачистке.

— Я вас понял, молодой человек. Вы разобрались, что делать и как?

— Вроде бы да, — Лила осторожно перечислила пункты их действий, не забывая и про саркофаг.

— Всё верно. Мы вас видим на дальних радарах, через несколько часов будем рядом. Перед зачисткой подцепите, пожалуйста, саркофаг с внешней стороны корабля, мы его заберём.

— У Марты тоже есть, что вам передать. Она собрала со всех кровь для анализа. Капитан, пожалуйста, будьте осторожны! — Мартин нервно вздохнул. — Если мы станем причиной смерти ещё и других людей…

— Не волнуйся, парень. Мы будем внимательны. Все исследования пройдут вне территории Земли, для этого построен специальный центр на Луне. Вы там уже были?

— Нет, туда должна была полететь другая группа школьников.

— Может, ещё и побываете. Удачи вам, «Свет». Мы на связи.

Капитан переключился на Артура, а Лила с Мартином принялись за работу: открыли и заблокировали все двери, слили воду из механизмов, и включили автоматическую разгерметизацию и последующую систему регенерации корабля. Старые технологии хоть и считались медленными, но были надёжны — через двое суток их должен ждать чистый и пустой корабль, где можно начать если не действовать, но хотя бы существовать. Можно помечтать о будущем, построить теории, что их ждёт и начать изучать новых людей. Можно погонять мяч в спортзале или даже принять душ. Да хотя бы просто поспать в постели не в обнимку с другими бедолагами.

Можно просто начать жить, отринув старое. Начать отсчёт нового времени.

(Просмотров за всё время: 200, просмотров сегодня: 1 )
Подписаться
Уведомить о
guest
38 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
wayerr

Песцу в моём лице не ясно в чём суть рассказа. Здесь имеется завязка, дофигища персонажей, умных слов, терминов и есть пресная такая развязка. Можно предположить что где-то в терминах прячется кульминация. Однако…
Однако произведения строятся на том основании, что возникает конфликт (в данном случае – ГГ хочет жить и спасти детей), в кульминации он усугубляется, до с виду неразрешимой ситуации (реактор помер, ГГ отравлена, ресурсов нет), а потом путём усилий ГГ меняется сам, или меняет окружение и конфликт разрешает, ну или не разрешает кончается всё плохо.
Вот тут рассказа всё плохо, но потому, что конфликт разрешается без усилий — а простым “ребята, у нас же рядом наш корабль, чего мы с него бежим-то, ща подметём и ок?”.
Это как в комедиях, смотришь, как герой роняя пот и камни висит на отвесной стене, а потом камера поворачивается на девяносто градусов и оказывается, что ГГ просто лежит.
Тут же вроде не комедия, а эффект столь же неубедительный.
А из этого самого разрешения конфликта и строится читательский ответ – зачем это всё происходит.
Если присмотреться, тут можно увидеть слабую такую трансформацию — ГГ сначала хочет сделать всё сама, а потом:

Спросить детей, в конце концов. Умники они или кто?

Это как-то неубедительно выглядит для основы произведения и метаморфозы ГГ. Ну и находится в самом начале, отчего не выглядит ничем особенным, а просто переходом к рутинной суете вокруг разворота.

Ну и:

Лила дала себе ещё полминуты на рефлексию,

Звучит ужасно.

0
Автор

А из этого самого разрешения конфликта и строится читательский ответ – зачем это всё происходит.

Затем, что в жизни происходит много глупейших ситуаций, из которых мы с блеском находим решение… через год, или вообще в конце жизни. А в момент, когда всё это происходит – дурррак дураком. Увы, но такова жизнь.

0
ДжонДоу

Рассказ к теме конкурса относится слабо, с ооочень большой натяжкой!

Из плюсов – автор писать умеет. Типаж персонажей, обстановка, передача эмоций – всё это на уровне! Нет откровенного сумбура, как в других рассказах – логически здесь всё продумано. Правда я бы придрался к тому, что цветы эти выделяют ядовитый газ и они с той планеты, где “всё исследовано вдоль и поперёк”. И однако же – стало катастрофой! Ну это так – придирка скорее.

А минус один, но он почти “топит” все достоинства. Слабый материал. Как будто повару-профессионалу дали доширак и вялый пучок редиски – мол, сваяй нам кулинарный шедевр на звезду мишлен. И вот повар-профессионал мучается…

Можно ведь было развернуться в этой теме! Ухх!!

И могло бы получиться, но идея рассказа слаба…

0
Автор

Ух… помню, показывали как-то диалог шеф-повара с ведущей одного кулинарного шоу. И она спросила, а правда ли, что у мастера даже яичница будет вкуснее? Правда, сказал мужик и сбацал такое блюдо, что вся съемочная бригада призналась – у него вкуснее, чем у женщины, которая готовила из того же набора продуктов на соседней плите.
Так что буду изучать способы “приготовления” хороших рассказов из любых идей:)
В любом случае спасибо за отзыв!)

0
ДжонДоу

тут может быть ещё и элемент самовнушения. Ну как же – сам Гордон Ремзи готовит, тебе что, не понравилось? Зажрался, понимаешь!

Думаю, если устроить слепую дегустацию, то часть блюд общепризнанных поваров не сильно окажется вкуснее блюда “самопального” кухонного кулинара.

Это как со скрипкой Страдивари. Весь мир восторгается звучанием, эксперты признают первенство. Но во время эксперимента со слепым прослушиванием вдруг оказывается, что “да, чувствуется потенциал, но, увы, не идеал, это крепкий середнячок!”

Автор, жду новых рассказов, наверняка Вы развернётесь 😉

0
const

Минусы: Во втором абзаце Лила говорит, что загнулся реактор (на катере, надеюсь? С корабля-то группа поспешно свалила). Реактор находился под левым крылом катера, которым Лила снесла шлюзовую дверь, так? Ребята нашли работающий генератор, подключили к нему маневровые двигатели, разворачиваются и летят обратно (?!!) на корабль, с которого недавно спасались от отравления. Катер какой-то недостоверный, у него есть генератор (типа батарейки), которая легко заменит реактор. Вообще какова логика этого спасения от спасения на спасение? Только знаки украла. Понимаю, что автору нужно было показать отношения в замкнутом коллективе талантливых подростков, но то же самое можно было проделать и на корабле. Лила, в некотором роде, выглядит идиоткой, с опасностью для жизни вытащившей с корабля детей, которым на корабле ничего не угрожало, – погибли только взрослые. Может, поэтому такое название?

Плюсы: читалось приятно, вместе с Лилой хотелось разобраться в происшедшем с экипажем корабля и почему дети (какие, блин, дети, 13-15 лет, их предки лет четыреста назад в этом возрасте уже имели детей сами) и Лила выжили. Мне кажется, дело не в возрасте. Экипаж и научные работники корабля – обычные люди, а группа Лилы – победители различных научных олимпиад. Как-будто произошла выбраковка по скорости мыслительных процессов, и сама Лила тоже говорит, что она  «Я быстро запоминаю большие объемы информации. Проанализировать и сделать какие-то выводы в незнакомой мне сфере деятельности я не смогу, а вот запомнить последовательность и потом повторить её в реальности мне достаточно легко.» – вот где распалась связь времен и поколений – выживут те, у кого в мозгу помечено галочкой – выдающиеся способности. Новая раса. Они, конечно, уберут корабль и напишут в отчете то, что причиной смерти остальных является возрастная зрелость, им главное – не дать другим усомниться, что причина смертей – возраст, поэтому все исследования они будут производить сами, создавая адекватные данные для экспертов. Иначе, если есть хоть малейшее подозрение, что можно синтезировать газ, который будет убивать «недостаточно умных», начнется охота на ведьм. Открытый финал тут тоже в плюс.


1
Автор

Мне, признаюсь, даже не приходило в голову то, что Лила подходит детям, так как тоже имеет “особенность”, это нужно обдумать:)
Спасибо большое за отзыв!

0
Наталья Дементьева

Тот самый случай, когда всю ситуацию разрешили дети… Написано неплохо. Читать приятно. Повествование целостное. Последние две строчки заставляют задуматься над тем, что есть это “старое”, которое надо отринуть. Старое поколение менее развитых людей?

0
Автор

Спасибо большое за добрые слова. Думаю, что мои герои не футуристы, вырубать всё старое они не будут. Но это я так думаю, конечно))

0
Наталья Дементьева

Хммм… Теперь придется посмотреть на всё, что я надумала, под другим углом))))

0
Агния

Написано прилично. Идея должна была звучать более выпукло. Метания “пионервожатой” по технической части можно было бы сократить, просто не пересаживать население на катер, а загерметизировать в каком-то отсеке. Ну это так – взгляд со стороны на количество знаков. В целом неплохо, и даже на “хорошо”.

0
Автор

Спасибо большое! Но героиня сразу призналась и детям и читателям рассказа, что её охватила паника. Тут уж не до размышлений, как лучше спастись. Я вот понимаю, что если что-то случится, я схвачу в лучшем случае своего кота и побегу на выход и без обуви, и без денег и даже без документов:)

0
mgaft1

Вот вроде и написано хорошо, и о детях – нашем будущем.  Должно бы волновать. Должно бы интересовать.  Мне бы очень хотелось чтобы это меня интересовало.  Но вот нет.   

Дочитал где-то до середины и подумал.  Ну когда-же, наконец, они спасуться?  Потом посмотрел сколько еще нужно читать.  Спустился в самый низ, туда где “Капитан переключился на Артура,” и подумал “Ну и слава богу”.

Мне стыдно.  Извини автор.

0
Автор

Бывает. Мы не сто баксов, чтобы всем нравиться.

0
kseaena

Мне не хватило смысла. Затравка интересная, начало интригующее, а потом рассказ бац, и завершается даже не хэппи эндом, а просто спокойным концом. Ружья в виде умных-талантливых детей развешаны, но чет не выстрелило. Где разработка антидота? Где, например, детективная линия, в которой славные юные гении разбираются, что же на самом деле стало причиной массовой гибели? Короче, бытовуха будущего получилась какая-то.

Написано, к слову, хорошо, персонажи запоминаемые, все с характером. Могло получиться интересно.

0
Автор

Спасибо большое за отзыв! Но давайте всё же понимать, что это не роман, времени на взросление у детей нет, лаборатории под рукой и кучи лет для работы тоже, о каком антидоте может вообще идти речь? Их главная задача на текущий момент выжить и собрать, по возможности, информацию для учёных с материальной базой под рукой. Что, собственно, они и делают.
И чем так плоха “бытовая” история?

0
kseaena

Я не люблю бытовые истории просто потому что мне скучно их читать, вот и всё ) Если убрать фантастический антураж, останется рассказ коллеги о том, как прошла экскурсия с детьми – что она запаниковала, затупила, а потом взяла себя в руки и всё исправилось. Да, в рассказе есть смерти окружающих, но накала повествованию это не добавляет. Заражённые трупы здесь скорее неприятная помеха, чем чудовищная трагедия. Жалобы соседки на стаю беспризорных собак примерно те же эмоции вызывают.
На мой взгляд, рассказам необходимо увлекательное наполнение. Чтобы история накалялась от начала к концу и за ней было интересно следить, чтобы герой оказался в безвыходной ситуации, что-то для себя вывел, осознал, преобразился, вырос. Чтобы ломать голову, а как же персонаж выкрутится с имеющимися данными. И чтобы концовка давала одновременно логичный и неожиданный ответ.
Времени на взросление у детей нет – но они же отличаются умом и сообразительностью! Лаборатория может и не под рукой, но упоминается – на корабле. Кучи лет нет, но ведь действие происходит в будущем, так неужели там всё ещё необходимо разрабатывать лекарства годами, а не конструировать формулы, допустим, на планшете, допустим, за пару недель?
Ваш рассказ, на мой взгляд, обладает развешанными ружьями, которые не стреляют и вообще неизвестно тогда зачем развешаны. Как ранее уже отмечали, из тех же продуктов можно сделать более изысканное блюдо )

Так же хочу отметить, что на вкус и цвет… Мне вот не нравятся бытовые зарисовки, а кому-то они очень даже. Так что всё вышеизложенное лишь моё субъективное читательское мнение )
И ещё раз хочу отметить, что написано хорошо – персонажи яркие, события и чувства достоверные. Персонально мне не хватило лишь насыщенности содержания )

1
krlnpe

Понравилось. Странно, для меня, название “Ошибка выжившего”. Оно держало меня в напряжении до самого конца. Когда рассказывают о детях, тут не до шуток. Так и не поняла к чему это. Вроде хорошо все закончилось. Или это такой авторский трюк: название одно – содержание другое. Но прощаю – потому что рассказ хорош.

0
Автор

Спасибо. А что не так с названием? Оно мне показалось идеальным для этого сюжета.

0
krlnpe

Так ВЫЖИВШЕГО? ОШИБКА? Боялась, что выживет один и тот допустит какую-то ошибку? А вы что думали?

0
Автор

Ок. Давайте будем разговаривать на одном понятийном поле.
Ошибка выжившего – это разновидность систематической ошибки отбора, когда по одной группе объектов («выжившим») данных много, а по другой («погибшим») — практически нет. В результате исследователи пытаются искать общие черты среди «выживших» и упускают из вида, что не менее важная информация скрывается среди «погибших».
Т.е. дети могут собрать информацию о себе, чем и занимается Марта, а вот тела взрослых они сознательно выкинули с корабля. Остался один труп, который они передали спасательному кораблю в карантинном саркофаге. И как вы понимаете, я уверена в этом, один образец не может быть объектом составления каких-либо статистических данных и выводов. У рассказа, на мой взгляд, откровенно открытый финал и спойлер в названии. Ничего непонятно – это взрослые умерли, потому что они взрослые, или дети выжили, потому что у них какие-то особенности, каждый читатель должен понять это для себя сам.

1
krlnpe

Спасибо, что потратили врмя на обьяснение. Видимо мы учились в разных школах. О систематическом отборе у меня нет никакого представления. Наверное для знающих это название о чем-то говорит. Для остальных (а я в том числе) – только само содержание рассказа. И знаете, ваше обьяснение, никак не повлияло на впечатление от прочитанного. 😊 

0
SleepWalker

Спасибо за расшифровку названия, а то я тоже собралась ныть, что не поняла где же затерялась ошибка у выжившей Лилы  😁  А в целом приятный рассказ и герои. Спасибо, Автор.

0
Max_Kapernik

За название рассказа – отлично. Очень мне понравилось. а дальше – истерично мигающие буквы, сложились в какие-то слова. Ничего, пробуй еще. Ты уже молодец, потому что в Пути.

0
Автор

Я вот даже не знаю, то ли вы дальше названия не читали, то ли слово “истеричный” перекрыл весь остальной рассказ и вы всё равно дальше не читали. Но ничего, буду пробовать ещё.

0
Max_Kapernik

Дорогой Автор, Ваш рассказ я читал. Пытался. И даже знаю что такое “Систематическая ошибка выжившего“. Если вы помните, там была путаница, где же на самом деле самая важная информация. В данном случае – она в критике. Ищите в ней ответы на свои вопросы.

0
Buran

Хорошо написанный рассказ без финала как такового. Конфликт здесь выступает фактически завязкой, и такое его простое решение сразу нивелирует все достоинства текста (а их достаточно)

0
Автор

И почему всем так нужен сложносочинённый финал? Должно же хоть что-то оканчиваться просто – даже такие дурацкие ситуации, как в этом рассказе.

0
Airat333

Блин, с каким же удовольствием я читал этот рассказ и думал про себя: “Наконец, вот он точно на пятерку”. Но концовка такая слабая, что прям расстроился… И тема в рассказе лишь прилеплена в конце…

0
Автор

Спасибо вам и за начальные добрые слова:) Не расстраивайтесь, не стОит оно того)

0
Jein

Рассказ интересный и написан хорошо. Но связь с темой конкурса я как-то не увидела. Понравились герои. Лила очень храбрая, хоть и совсем ещё молодая! Детишки тоже молодцы. Надеюсь их спасли и всё у них отлично!

0
Автор

Дляя меня эта тема не темпоральная ошибка, а нечто невероятное, что разрушает связь между поколениями. Об этом и рассказ 🙂

0
Макс Крок

как старшая группы, стажёр научного центра.

это как?

Проклятая трава, которую они взяли с той планеты, где проходили полевую практику дети!

теперь становится яснее…

Кто мог на них подумать?

действительно.. инопланетное неизвестное растение.. с чего бы ему быть опасным?

Откуда она могла знать, что реактор, питающий основной двигатель, находился именно там! В конце концов, она не пилот, а помощник кадровика-методиста, отвечающего за поиск на таких вот олимпиадах и конкурсах детей, которым можно предложить учёбу по профилю и дальнейшую работу с их научным центром.

это – перл…

Надо думать, что можно сделать. Спросить детей, в конце концов. Умники они или кто?

вот это зачетно, сам в незнакомом месте у 3х летнего сына спрашивал куда идти и он всегда безошибочно показывал дорогу…

должен быть стратегический запас кислородных масок и баллонов для них.

кроме кислорода людЯм нужно еще нормальное давление и температура… для этого бог дал человеку скафандры…

В кишках начало крутить, и если верить прогнозам Марты, скоро ей будет очень нехорошо

а условиях невесомости нехорошо станет в итоге и всем остальным…

не хочется терять коммент, а надо уходить.. продолжу позже

0
Макс Крок

Я думаю, что я понял в чем проблема этого рассказа… помимо самых смутных представлений автора о космической технике (что еще можно простить и списать на рассказ для детей) тут еще и другое… Тут попытка представить, как все могло быть на самом деле и метания этой пионервожатой, и нелогичные поступки и объяснялки в рассказе и комментах… Но! Уважаемый автор в литературе это не главное, это работает не так.. тут не нужно описывать, как страшно и глупо все могло быть в реальности, тут надо, чтобы было интересно.. и тогда, йес! однажды вы сможете включить в свой роман в тисненной золотом дорогой обложке одну небольшую сцену, в которой всё будет как тут: коряво, как жизни.. но вы пойдете на шаг осознанно, уделяя внимание каждой буковочке… и тогда восторженные читатели скажут: Ёшкин свет! Только у него (у неё) все получается, как в жизни! А пока:
comment image

0
NeKo Tsukiko

Это не реактор загнулся, это я полностью загнулся, когда перечитывал этот абзац, чтобы уловить смысл. Сюжет весьма типично построен. Гг слишком односортный и не открытый.

0
Михаил Ювачев

Написано прямо хорошо. Не прикопаешься. Возникает даже желание просто взять и украсть автора каким-нибудь магическим образом эту способность.
Но по теме не очень ясно… Вроде как и можно притянуть, но… С очень большим допущением.
А так – хорошо.

0
Gadko

Стандартный средний рассказ, не претендующий ни на что большее, в хорошем смысле. Мне понравился, прочитал бы новые работы автора. Удачи в будующем! 

0
Vasiliy

Рассказ-середняк, не слишком хороший, но и не слишком плохой. Повествование размеренное, и этим оно и не цепляет. А вот финал получился загадочным – в деле напумкания тумана автор хорош

Удачи и успехов

0
БФ финалБФ финал
БФ финал
Шорты-5Шорты-5
Шорты-5
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

38
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх