Рассказ №7 Проект Соретты

Количество знаков : 14889

Соретта впервые повстречала людей на второй день в Светцари. Ей эта встреча навсегда запомнилась.

Сонная, растрёпанная, красноглазая, она вышла из корчмы ранним утром. Отдохнуть с дороги не удалось: одна соседка беспрестанно ворочалась, другая — громко храпела, и уснула Соретта только глубоко за полночь. А проснулась рано. Слишком боялась опоздать. Перекусила внизу, глотнула холодного нектара и побежала, тесно-тесно обоими руками к груди прижимая потрёпанную сумку с драгоценным письмом из Университета Светцари.

Предыдущим вечером, в день прибытия, она от ворот до корчмы добиралась вдоль главных городских улиц. И ей не понравилось. За ней увязалась ватага детишек-хрущей; они показывали на неё пальцами, норовили окружить и наперебой интересовались, откуда она такая взялась. Её несколько раз обрызгало грязной водой из луж. Уличные торговцы с криками “купи, купи!” пытались ей всучить в руки то шляпы, то украшения. Один раз она чуть не вышла на мостовую прямо перед стремительно несущейся бричкой: благо, успела отпрыгнуть.

А потому в то утро она пошла окольными путями, переулочками, прилегающими к основным транспортным артериям города. Далеко не отходила.

Через четверть часа впереди замаячили башни Университета. Она остановилась передохнуть, и взгляд её сам собой упал на что-то, что она сначала приняла за кучу мусора. Она прищурилась. Какие-то деревяшки, лоскуты ткани, ниточки-верёвочки, даже стекло блестело на солнце… Соретта моргнула и не поверила своим глазам: пёстрое нагромождение хлама превратилось в городок. Маленькие хижины взгромоздились друг на друга горкой детских кубиков. Кусочки ткани служили крышами, мостами, стенами и навесами. Узкие, сложенные из опилок дорожки опоясывали беспорядочные кварталы и соединялись с верхними ярусами верёвочными лестницами. Бодро вертелась ветряная мельница: лопасти поймали случайный сквознячок. У самого подножия — грозный частокол высотой ей по щиколотку; с воинственно вздёрнутых кольев-зубочисток свисали дохлые мыши… И стекло-то не просто стекло, а линза миниатюрного телескопа.

Пока она пялилась, линза повернулась к ней.

Соретта ахнула, повертела головой, глянула опасливо в сторону Университета, и, рассудив, что он был совсем близко, присела рядом с городком. Там зазвенели колокольчики. Она прикрыла рот ладошкой, отодвинулась, опять осмотрелась: не нарушает ли она каких-то местных правил? Но в переулке никого больше не обнаружилось. Только она и поселение, которое уместилось бы в дорожный сундук.

И люди.

Крошечные, с мизинец ростом, цветасто разодетые, с розовенькой кожей. С полсотни, хотя с каждым мгновением их количество уменьшалось: они прятались по домам. Перебегали туда-сюда, ныряли в потайные лазы, некоторые и вовсе скользили по верёвочкам, натянутым между деревянными шпилями. Её появление явно вызвало тревогу. Сердце кольнуло чувство вины.

— Здравствуйте, — робко проговорила она, не зная ещё, что на клекте они не говорят. — Меня Соретта зовут.

Колокольчики по-прежнему звенели. Люди по-прежнему прятались. Она подумала, что у них наверняка где-то есть настоящее укрытие. Наверняка под городком есть трещины в булыжной дороге. Ей захотелось остановить панику, показать им, что бояться её нечего; ей же просто любопытно! Интересно, а на местных они так же реагируют?

Не придумав ничего лучше, она ткнула пальцем в свой пушистый усик и сказала:

— Я церёшка. Сатурния. Вы тут таких, наверное, не встречали. Я с Гречневого хребта. Не бойтесь. Я вам ничего не сделаю…

Она много чего им ещё сказала, но наладить контакт ей в тот день так и не удалось. Спустя полчаса она продолжила свой путь в Университет. Но мысли её сместились с драгоценного письма в новую, неожиданную сторону.

***

Три месяца спустя церёшка Соретта сидела за столом напротив ректора Сугруда, старенького, полноватого светцарийского хруща. На столе перед ректором лежал отчёт о её, Соретты, квартальной успеваемости. Палец правой руки ректора скользил вдоль аккуратных строчек. Второй рукой он отправлял в рот маленькие, хрустящие сухарики. Крошки с его губ беспрестанно сыпались на отчёт, что Соретту изрядно раздражало. Но виду она не подавала.

Именно рука ректора Сугруда некогда подписала письмо-приглашение, с которым она приехала в Светцари. С момента своего прибытия Соретта успела навсегда распрощаться с большей частью имевшихся у неё некогда иллюзий о городской жизни в целом и Светцари в частности. Несколько раз она приходила к Восточным воротам и как бы невзначай спрашивала возниц, сколько ей будет стоить проезд до Хребта. Но кошелёк из-за пазухи так ни разу и не вынула.

— Признаться, ожидал меньшего, — сухо сказал ректор, подняв на неё наконец глаза. — Для мотылька вы справляетесь неплохо.

“Для церёшки”, — мысленно поправила она его. Соретте не нравилось слово “мотылёк”. Как будто она тут просто мотается, а не живёт и учится.

— Возможно, в следующем году мы выделим для мотыльков Загорья не одно место, а два, — молвил он. — Вы очень хорошо читаете. Явно умеете глядеть меж строк!

— Мой отец привозил мне книги…

— Мне не интересно, — помотал головой ректор, и она прикусила язык. — Не задирайте нос. Мы отсеиваем студентов на пяти стадиях, барышня, и вы прошли только первую. — Он сощурился. — Только первую, понятно вам?

— Да, — послушно кивнула Соретта. — Я знаю.

— Тогда, верно, вы знаете о второй. Самостоятельный проект…

Она знала, и выговорила следующие слова на выдохе.

— Я хочу изучать людей.

Хрущ выпучил на неё глаза.

— Людей?

— Людей.

— Зачем?

Она сглотнула.

— Меня поражает, как естественно они вписаны в жизнь Светцари. Ещё больше меня поражает, что они, кажется, никому не интересны. Я хочу разобраться, откуда они взялись, и как тут выживают.

Ректор хмыкнул и задумался. Между его кустистых бровей залегла морщинка. Он прищурился и уставился на стену поверх её головы. Соретта терпеливо ждала. Сугруд важно покивал, хмыкнул, сцепил перед собой пальцы и сказал ей:

— Нет.

Церёшка этого почему-то не ожидала.

— Нет?

— Нет. И не потому, что я против вас что-то имею. Говорят, — он стрельнул глазами в сторону отчёта на столе, — вы демонстрируете хорошее внимание к деталям. К мелочам. — С его губ сорвался сухой смешок. — Но всё упирается, дорогуша, в деньги. Раньше, при царской власти, Университет получал золото мешками, и никто нас не спрашивал, куда оно уходит. Сейчас… сейчас оно совсем не так. Сейчас мы пишем отчёты и всё тщательно обосновываем. И я вам, барышня, говорю честно: никто на исследования людей денег не даст.

Закончив, он откинулся на спинку стула; та протестующе скрипнула. Хрущ уставился на собственные сцепленные руки.

Соретта, само собой, сдалась не сразу. Она достала из своей сумки зарисовки-схемы. Она уже начала составлять план работы, и мысли свои она любила организовывать в виде сложных карт с большим количеством стрелочек и геометрических фигур; выглядело всё это очень солидно. Когда у неё закончились аргументы, она перешла на мольбы. Тщетно! Хрущ остался непреклонен.

— Уверен, вы придумаете что-нибудь другое, — сказал он, когда Соретта уже шла к двери. Она только усиками сердито взмахнула. И, уже взявшись за ручку двери, оглянулась на него через плечо и спросила:

— А раньше-то их кто-нибудь изучал?

Сугруд пожал плечами. Она открыла дверь, сделала шаг в коридор, и ей в спину донеслись прощальные слова ректора:

— Да, кто-то… кто-то вспоминается. Но не тратьте зря время…

***

Само собой, первым делом после разговора с ректором Соретта направилась в университетскую библиотеку. Её интересовал архив старых студенческих работ. Она вооружилась каталогом и щёткой и пошла рыться в горах старых свитков и высохших книг. Она быстро потеряла счёт времени. Пыль набилась в её пушистые усики и светлые локоны. Она то и дело ударялась в яростный чих. Посеревшая церёшка двигала лестницу от полки к полке, перебирала шелестящую бумагу, вчитываясь с трудом в имена на корешках.

Её поиски увенчались успехом. Нужная ей работа была озаглавлена “Полное и всеобъемлющее описание рода Человеческого”. Соретта сунула свиток под мышку, вышла из архива, расписалась и сразу уселась за ближайший стол. Она вынула перо и чернильницу, расстелила пару листов бумаги, развернула свиток и принялась за чтение.

Её интерес быстро сменился жестоким разочарованием.

“Люди — миниатюрные существа, похожие на сектов, но не обладающие вторичными родовыми признаками и оттого напоминающие сырые слепки или деревянных кукол…”

“Признаков интеллекта не обнаружено…”

“Социальное поведение примитивно и не заслуживает интереса…”

“На клекте не говорят…”

Автор ни разу к людям даже на расстояние вытянутой руки не приблизился. Даже, судя по всему, не пытался с ними лично говорить. Он ограничился сухими, излишне механическими описаниями. Ещё и чушь всякую нёс местами.

“Вероятно, люди появляются на свет прямо из мусора, в котором живут, подобно обыкновенным мышам…”

Соретта, расстроенная донельзя, свернула свиток обратно. Положив его на место, она покинула библиотеку и вскоре вышла из ворот Университета под ночное небо. Только на свежем воздухе она осознала, как сильно устала. Церёшка двинулась потихоньку в сторону дома. Она всё ещё жила в той же корчме, в которой провела свою первую ночь в Светцари: хозяин знавал когда-то её отца.

У неё мелькнула мысль посетить общину, но она от неё отказалась; пришлось бы идти тёмными переулками, а на улицах Светцари ночью подстерегали самые разные опасности. Она пошла широкими улицами, которых некогда избегала из-за излишней оживлённости. Задержалась лишь однажды. На мосту Терпких Ароматов.

Новом, само собой.

***

Мост Терпких Ароматов на одноименной улице изгибался изящной аркой над бурной рекой Цари. Корчмарь, у которого Соретта жила, ещё в день её прибытия ей сказал: идёшь, значит, на север, выходишь на Терпких Ароматов и она тебя приведёт прямо к университету. Она по большой и шумной улице идти струсила, что и послужило причиной для судьбоносной первой встречи с людьми. Но позже в тот же день, когда она уже гуляла по прохладным коридорам Университета с другими новичками-первокурсниками, мост Терпких Ароматов внезапно, без предупреждения, взял и рухнул во время парада городской стражи. Несколько десятков всадников оказались в пенных водах Цари.

***

Восстановить мост удалось быстро. Поговаривали, что новый мост от старого внешне совсем не отличался, и оттого многие его избегали, предпочитая пересечь Цари на квартал выше по течению, по Мосту Мукоделов. Соретта в мостах ничего не понимала: этот ей казался таким же прочным и надёжным, как и любой другой.

Предыдущий тоже был в отличном состоянии, напомнила она себе. А потом — взял и упал. Прямо под ногами. Бывает же…

Она остановилась на середине, облокотилась на перила, уставилась в тёмную, бурлящую воду. Её путешествие с Хребта в Светцари проходило по и вдоль Цари: река брала начало на её родине. Иногда она фантазировала, что, может, родители пошлют ей письмо на лодочке из бересты. Иногда просто думала о том, что вот она, родина: ледяная, колючая, свежая…

По мосту застучали колёса. Затрясло. Она вцепилась в перила одной рукой и обернулась. По Терпких Ароматов промчались друг за другом два тяжело груженных фургона. Эмблемы на боках пронеслись размытыми пятнами. “В порт едут, — решила она, — в последний момент погрузить что-то хотят…”

О фургонах она в следующие пять минут благополучно забыла. Она продолжила путь домой. Её мысли вернулись к людям. Соретта ещё не готова была сдаться.

***

Спустя два дня у Соретты настал выходной. Она пришла к общине ранним утром, и пришла не с пустыми руками. Крошки, напёрсток масла, затупившаяся игла: она привыкла каждую неделю собирать со своего стола всякие мелочи, которые могли пригодиться её миниатюрным друзьям. Соретта разворачивала кулёк со своими дарами у входа в городок, и его жители неизменно выходили небольшой, вооружённой группой. Иглы они особенно ценили.

Церёшка уселась чуть поодаль, скрестила ноги, упёрлась подбородком в ладони. Они от неё больше не прятались. Не затягивали лоскутами материи окна и коридоры. Ей позволили наблюдать, хотя, конечно, не трогать. Она не знала, способны ли они были её остановить, но не позволяла себе об этом думать.

Её поражало отношение жителей Светцари к этим существам. Город жил так, словно в нём вообще не было человеческих общин. О них не говорили. Их не замечали.

Сумасшествие, считала она. Как будто у них нечему учиться. Как будто они тут проездом, и когда-нибудь просто исчезнут. Она считала их частью большого светцарийского конструктора; она верила, что они были нужны городу, и город был нужен им, и упорное отсутствие интереса казалось ей попросту постыдным. И очень недальновидным.

Многие ли останавливались хотя бы просто на них посмотреть? Понаблюдать за тем, как они сооружают свои частоколы хитрыми, многослойными кольцами? Пытался ли кто-то разобраться в том, как они мастерят бутылочки, в которых хранят масло? Как собирают паутину так, чтобы в неё не вляпаться? Ей хотелось всё это знать. Она уже знала больше, чем большая часть коренных светцарийцев… но всё равно слишком мало, чтоб хоть кого-то убедить в необходимости её работы. Даже за язык толком не принялась — не знала, с какой стороны подступиться…

Её взгляд поймал белобрысую фигурку: девушка, кажется, её возраста, с палочкой в руках. Девушка подпрыгнула, зацепила палочкой натянутую меж двух соседних башенок верёвку, и ловко по верёвке заскользила вниз. Соретта улыбнулась, думая про себя о том, что придётся просто делать два проекта сразу: как-то же нужно угодить ректору. Можно, например, заняться вопросами коллекторов: это городским властям всегда интересно, и этим никогда и никто заниматься не хочет. Может, к ней присматриваться не будут, и она сможет спокойно в свободное время составлять собственное Описание рода человеческого. Только — ха — свободного времени у неё, конечно, не останется…

Девушка соскочила со своей верёвки, и та заходила ходуном вверх-вниз.

Соретта моргнула. Открыла рот. У неё возникло ощущение, возникающее, когда в разговоре никак не получается вспомнить нужное слово. Она захлопала ушами, взмахнула усиками, подняла руку. Выглядела церёшка, наверное, на редкость глупо, но в тот миг она об этом совсем не думала.

— А, а! — воскликнула она. А потом, недолго думая, взяла и ударила кулаком по земле.

В её сторону повернулась пара голов. Мало, мало. Но если…

Она вскочила на ноги, подпрыгнула, приземлилась.

Поймала трепет верёвочек и тканей. Засмеялась.

***

Её проект носил официальное название “Создание точных макетов и моделей для описания катастрофических и разрушительных мелких вибраций”. Она, на самом деле, не знала, имеют ли мелкие вибрации какое-либо отношение к падению моста. Но версия казалась достаточно правдоподобной, чтобы ректор Сугруд поддался. Он даже помог описание проекта дополнить полезными параллелями: что-то про струны для лир, что-то про требюше, что-то про сваи… Она на всё согласилась.

Долгожданное одобрение церёшка получила ещё через неделю. Вернувшись в корчму вечером, она выпросила у хозяина разрешение заглянуть в его кладовую и поскрести там по полкам. Она пришла туда со старым табачным кисетом, который доверху набила пшеном, крошками, сухой зеленью и скомканной паутиной. Потом она купила у одной из своих соседок четыре хороших медных иглы.

Всё это она принесла к общине уже на следующее утро. Как и прежде, она развернула свои подарки у входа. Как и прежде, люди их деловито осмотрели, и явно поразились. Она вежливо кашлянула, вынула из кармана изрисованный кусочек бумаги и медленно — очень медленно — поднесла его поближе.

И затаила дыхание.

***

Ещё через некоторое время Соретта сидела за столом в библиотеке. Она чертила. На лежавшем перед ней широком листе постепенно приобретал очертания сложный предмет, напоминавший конструкцию из зубочисток. Узлы и палочки… Но каждый элемент был аккуратно помечен. “Дерево”. “Гвоздь”. “Верёвка, натяжение: один оборот вокруг пальца…”

Она работала очень аккуратно. Во-первых, эту схему она должна была показать на ближайшем экзамене, и она уже успела две изгадить случайными помарками. Во-вторых, по бумаге сновала Йоле. Она надела на голову ремешок с кусочком стекла, который ярко блестел, но Соретта всё равно боялась потерять её из виду.

Она успела уяснить, что потерять из виду — самое страшное, что может случиться в совместной работе с кем-то, кто ростом с твой мизинец.

Йоле вооружилась кусочком грифеля и тоже делала пометки. Записи. Они уже кое-что знали. У них уже лежали кусочки этого прототипа и записи простейших экспериментов. Они натягивали верёвочку меж двух грузил, закрепляли оба, потом Соретта осторожно верёвочку щипала, а Йоле что-то помечала. Записывала силу вибраций чёрточками. Чем больше чёрточек, тем сильнее. Чем чёрточка длиннее… Соретта пока не понимала, что скрывалось за длиной. Они до сих пор говорить друг с другом так и не научились. Хотя пытались; имена — хорошее начало. Отдельным словам тоже друг друга научили. Бумагу вот Йоле называла папэр. Внимание привлекала громким вага!

Церёшка не сомневалась, что ещё многое упускала. Наверняка даже что-то критичное. Может, она слишком цеплялась за эти верёвочки. Мост — не верёвочка. Мост — он жёсткий, разве не так?..

Она надеялась в скором времени одолжить для экспериментов лиру: может, получится добавить в уравнение из натяжения и длины ещё и звук. У неё роились и другие мысли. Она не беспокоилась. Времени у церёшки было ещё полным-полно. Работать было в радость. Работая над схемой, она представляла себе городок человеческой общины, и думала: вот тут планки сходятся совсем как там, может, мы разберёмся, что их может обрушить, может, найдём слабые места…

А там, может, окажется, что маленький город — он совсем как большой.

Подписаться
Уведомить о
34 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
mgaft1

С трудом дочел до первых *** Не в коня корм. Прост автор.

0
Альберт фон Гринвальдус

Всплывшая без спросу ассоциация: “А бабочка крылышками бяк-бяк-бяк-бяк!”
Сюжет: студенческий проект по типу “Из “Жизни людей” Андре Моруа.
Техническая аллюзия – многочисленные вариации “Профессия: ведьма” О. Громыко в антураже “Цветы на нашем пепле” Ю. Буркина (с обратным вектором, естественно).

1
UrsusPrime

Ух классно!!!. Я хочу ещё. Прекрасный мир, интересные герои, филигранно выписанные акценты, отличный второй план. Купался в этих буквах и пока читал улыбался. Ну могут же люди вот писать такое интересное и светлое. Завидую.
жалко, что произведение выглядит законченным – тут не нужно продолжение. Все, чем можно было бы продолжить, либо уведет произведение в сотни страниц, либо будет констатацией очевидного. Так что вот что есть – оно самодостаточно. Автору удалось вовремя остановится и не скатится в пустую воду. Все на месте, все при деле, каждая буковка и запятая работают. В коем веке, хотелось, чтобы это не кончалось.
Браво браво!!!
Уже точно могу сказать, что при любых раскладах – это мой голос.
З.Ы. Добавлю, что тут можно додуматься до того, что Хрущи все же признают людей угрозой цивилизации Светцари, начнется геноцид. Соретта встанет во главе сопротивления. Вернется к себе в горы, там они построят Лапуту (летающий город) и свалят на планету Земля, которую колонизируют. Соретта останется в легендах о великанах. А люди вот мы тут вот, которые умеют строить мосты.

4
Кирин59

Внимание: субъективность данного комментария может превышать значение, допустимое для принятия моего мнения во внимание.
Первый рассказ на этом конкурсе, про который хочется сказать “отличная история, которую погубил текст”. Вот правда.
Сюжет необычный, локации тоже, герои – тем более. Отличное фэнтези по сути, многообещающее и перспективное. Но повествование захлебывается в многочисленных повторениях и лишних уточнениях 
Она остановилась передохнуть, и взгляд её сам собой упал на что-то, что она сначала приняла за кучу мусора. Она прищурилась.
В тексте просто тонны “она”, подкрепленные “ее”, “свои” и иже с ними. Которые вместе с описательным по большей части повествованием и отступлениями лишают рассказ динамики, а читателя увлеченности.
И рассказ в общем-то представляет собой только идею, о чем говорят, например, открытый финал и множество деталей, касающихся Соретты. Но идея эта, повторюсь, просто шикарная. Из такой могла бы получиться целая серия романов. Но нужно основательно поработать над повествованием.

1
Lepetenok

Вот хочется подписаться под каждым словом. Такое же впечатление, даже не от рассказа, а от отрывка.

1
Митриса

По стопам барона: букет ассоциаций – Гулливер, “Продается планета” и :”Жизнь насекомых”.
Повествование спокойное, плавное, неяркое, тона приглушены. Успокаивающее и даже слегка усыпляющее…) :Ждала вспышек, но их (думаю, к счастью) не случилось.
Автор отнесся к работе скрупулезно, с вниманием к деталям.
Интересная работа.

0
Polo4anin

Доброго времени суток!
Фэнтези люблю, но этот рассказ выглядит, как часть какого-то большего произведения. Слишком много вопросов без ответа.
Смутили повальные имена героев на С. Может быть, правда, автором так и задумывались.
Очень много повторений Она, Ей. Резало глаза.
В моём понимании, коли уж людской язык имеет какие-то дальние связи с современным людским, то корчма и бричка не очень уместны в лексиконе жителей описываемого города.
Не являюсь специалистом в анатомии больших насекомых, но по тексту они гуманоиды, есть руки, пальцы, рот. Поэтому, по умолчанию, ассоциируются с нашими размерами. Тогда уже забор по щиколотку не увязывается с висящими мышами. Мелковат масштаб. И почему мыши не эволюционировали? 🙂
И люди с мизинец тогда выходят вровень с забором.
Но анатомия может быть другой…
Я, честно, не успевал за логикой автора, и поэтому переходы и докадки гг для меня требуют дополнительных пояснений. Которые, увы, ограничены размером рассказа.
В целом, занятно прочтение удивительного рядом, где удивительные – сами люди.
Автору удачи!

1
Эллен

Прочла рассказ и комментарии. Вывод – я свалилась с Луны. Для меня это – бред. Даже боюсь себе представить это чудище с крыльями, усами, ногами и руками, которое не летает, а ходит, приседает, стоя облокачивается на перила, сидит и рисует. Сколько лапок у бабочки? (Благо бабочек мы в прошлом конкурсе изучили). Шесть лапок. Либо ног, либо рук четыре. А ведь есть ещё и период, когда это всё становится гусеницей. Сама идея о фауне, как высшей расе, и подопытных людях не нова и довольно интересна.Но данный вариант – ни в какие ворота. И риторический вопрос – где тема? Или имелось ввиду, что бабочка нашла удивительное в людях, которых до этого другие насекомые не замечали?

0
Эллен

Не удержалась Дети хрущей:

0
g3-majskij-zhuk-725x483-1.jpg
UrsusPrime

Тема же “Удивительное – рядом” что вот живут эти все хрущебабочки, и не видят, что под лапами – целый людской город. И только одна заметила, и то, потому что не городская, а понаехавшая из горных аулов.

0
Эллен

Сказка, где можно всё, и супер оригинальность – это признаю. Все рассказы в этом конкурсе я оцениваю как читатель, а не критик. Это добавляет субъективности. Первый раз я споткнулась на детях хрущей. Беда в том, что я знаю как они выглядят. Это личинки. Они бегут, кричат и показывают пальцами. Дорисовывать эту картинку в своём воображении не доставило удовольствия. Можно было бы представить насекомых антропоморфными созданиями, у которых от насекомых только усики и крылышки. Но тогда люди удивительны только тем, что маленькие. Основная мысль от меня ускользает. То ли “люди удивительны”; то ли “насекомые удивительны”, а люди (т.е. мы с вами) этого не замечают; то ли удивительное можно найти везде, надо только внимательно посмотреть. Я так поняла, что мосты – это всего лишь предлог, чтобы изучать людей. Поэтому не важно, что они там чертили. Какого продолжения все хотят, мне не понятно. Совместного строительства моста? В общем, на мою нелюбовь к сказкам наложилось нелояльное отношение к насекомым. Не понравился мне этот придуманный мир, бессмысленно странный.

1
UrsusPrime

Про мосты все просто: насекомые не умеют их строить – они все время падают. Это в тексте написано, что мост терпких ароматов “естественно новый”. А людишки в такое как раз смогли – у них весь город такой полу складной со сложными конструкциями. И в сопромат они могут. Вот эта штука и наладила с ними обмен знаниями, что человечки помогают спроектировать нормальный мост, который не будет падать. А что тут “Хрущи” так это глокая куздра.

1
Эллен

Эта самая куздра и есть проблема. Именно это вызвало у меня такую реакцию. Но в том, что тема здесь отражена, Вы меня убедили.

0
UrsusPrime

По-моему, всякие бабочки и прочая летаяющая шелупонь в качестве контраста с человеками очень даже забавно смотрится. И придираться вообще желания нет. А пушистый усик это даже сексуально – наверняка у Церёшки это эрогенная зона:)

0
Эллен

От всей души пытаюсь примирить себя с этим текстом.В детстве (очень глубоком дошкольном) несколько раз мне снился кошмар: огромный жук (больше меня ростом) вертикально танцует на двух задних лапках, остальными размахивает в воздухе.Ничего подобного мне не читали и не показывали. Откуда взялся этот образ? В общем, у каждого свои тараканы в голове.

1
UrsusPrime

В СССР были самые первые мультики 30х годов черно-белые еще – там как раз жуки танцевали всякие довольно адское зрелище. Не могу найти сходу. Может в детстве совсем раннем краем глаза зацепилось и на подкорку…

0
Lepetenok

А мультик про “Дюймовочку” посмотрите. Там очень даже симпатичные жуки и бабочки танцуют. А саму малышку считают уродиной. ?

0
Эллен

Знаю, что антропоморфизм в литературе возник очень давно и набирает популярность. Видимо, всё дело в моей нелюбви к сказкам (с детства) и насекомым (слишком сильно впечатлилась личинками). Я из тех странных, которые задают вопросы. Например, почему в моём любимом мультфильме (советском) о Винни-Пухе поросёнок, медведь и кролик на двух ногах, а осёл на четырёх. Постараюсь, чтобы мои субъективные тараканы, не слишком повлияли на оценку.

0
Windfury

На мой субъективный взгляд этот рассказ не состоялся. Жаль, начало было многообещающим. Прекрасный стиль – читаешь, получаешь удовольствие. Интересные, необычные образы. Намеки-наметки на толстые обстоятельства… Но – потом началась инженерия и частные вопросы моста, в конце все оборвалось – может найдем какие-то места, а может и нет… Я чувствую себя обманутой. Меня кинули, опрокинули и заставили страдать. Я надеялась на большее. Ладно, не буду мучить автора, я думаю, он не успевал написать что-то более масштабное, поэтому вышло как вышло. 

0
Александр Прялухин

Самое главное впечатление от рассказа – оу, это всё?! Честно, когда он закончился, я глазам своим не поверил. Только сюжет разворачиваться начал, я целиком в историю погрузился, и… Всё. Конец. Ну как же так? Понятно, что ограничение по знакам, что и так почти все 15 тысяч букофф израсходованы, но все равно обидно. И это даже на грани фола, потому что по правилам “к участию не допускается часть крупной формы, выдаваемая за рассказ”, а тут явно просится продолжение, и даже не просто просится, а прям кричит! И если его (продолжения) и не существует, то лично я уверен – автор собирается его написать, то есть все равно это произведение выглядит как кусочек чего-то большего. Причем я не настаиваю на нарушении правил, не требую каких-то санкций, просто мне, как читателю, обидно за прерванную историю. Ну ладно, чего уж теперь.
Похоже, это первый рассказ, стопроцентно попадающий в мой топ-5. Хорошо написано, интересный мир придуман (не знаю кто как, а я особенно ценю необычные миры). Есть даже что-то от Чайна Мьевиля с его городами, наполненными разными, необычными существами. Названия, которые сначала показались чуть странными (они кажутся мне похожими на грузинские), потом даже понравились, особенно церёшка )) Не всегда у писателя, придумывающего имена и названия “с потолка” получается благозвучно, тут же вполне норм и даже мило.
Конечно, множество вопросов по этому миру осталось, даже не буду пытаться их все перечислять. Это как раз из-за незаконченности произведения, одного (главного) из двух минусов, которые я заметил. Второй – все-таки масштабирование до мизинца неправильно, это слишком крупный объект. И потерять его на листе бумаги невозможно, и община из существ такого размера получится слишком большой. Тут скорее подойдет величина с ноготь, или даже половину ногтя.
Автор, вы меня своим рассказом одновременно очаровали и разочаровали. Эх…

2
Good Reading

Доброго дня, уважаемый автор!
Какой прекрасный фэнтезийный мир! Это первый рассказ, в который погрузился мыслями полностью. Всё стройно, увлекательно и мастеровито. Надеюсь, что когда-нибудь прочитаю окончание истории.
Возможно Ваше произведение войдёт в мой ТОП-5 на голосовании.
Успехов в творчестве!

0
Клиентсозрел

Замечательно!

Уникальный мир, неожиданный сеттинг, вполне достойная экспозиция.
Недавно писал, сейчас повторюсь – тот случай, когда текст полон недоговоренностей и теней, что, на мой взгляд, как ни странно, лишь обогащает атмосферность. Читатель сам додумывает, дорисовывает, дописывает сюжет и героев – и это отнюдь не в тягость. Даже наоборот…словно чувствуешь себя соавтором.

Читается со вкусом (хотя стилистику можно было бы немного пересмотреть).
Чем-то уверенно напомнило “Жилищный вопрос” Каттнера.
Самое страшное разочарование… история оборвана, приключение осталось за кадром. Это серьезный минус для конкурсного рассказа.
Допускаю топ.

1
alla

как же так, взяли и оборвали рассказ. Поначалу Алиса в стране чудес привиделась, но нет. Тут интереснее и усики, и Йоле с веревочками. Замечательное повествование, может и не надо заканчивать, наверняка у царешки все получится с проектом, ведь она такая дотошная. Искренне завидую фантазии автора. Наверное круто вот так жить неизвестными мирами и творить их.

0
Емша

Прочитал текст, прочитал комментарии. Весёлые такие местами)) И что вы думаете, так и не нашёл ответа на простой вопрос – прошла она второй уровень или нет? А чо с работой по резонансу. Резонанс – это круто. Вот только мост, насколько я помню, не всадники завалили, а пехота, шедшая в ногу, создающая колебательную волну опасной для строения частоты))) Длина черточек – это, наверное, длинна волны, к слову))
Фантазия отличная, а текст… Ну что текст… Наживное же дело, да. Всему своё время, короч.

1
UrsusPrime

Мне кажется они их просто прямыми строили и без катков на краях. Вот и падало. А человеки изгибали. А ваще да интересно тут про мосты порассуждать. Названия кстати относят нас к европейским мостам, которые по сути являлись улицами с магазинами и торговыми рядами.

0
Емша

Они, походу, просто не знали, что некоторые резонирующие с объектом частоты надо гасить в зародыше. Ну, это как колёса на машине балансировать, иначе трындец подвеске. А вообще тут есть кое-какие маркеры, по которым угадывается Швейцария. Человеки просят внимания словом “увага”, то есть “вага”)) Интересный рассказ)

1
UrsusPrime

Насчет частот – сопромат писан кровью)
И тоже про Швейцарию подумал при “ваге” – плюс в пользу этой версии и единственный усик на лысой голове…

На столе перед ректором лежал отчёт о её, Соретты, квартальной успеваемости. Палец правой руки ректора скользил вдоль аккуратных строчек. Второй рукой он, словно дерижер, отправлял в рот вареники, которые предварительно сами макались в сметану. Капли сметаны беспрестанно сыпались на отчёт, что Соретту изрядно раздражало. Но виду она не подавала.

1
Мира Кузнецова

Живописный мирок. Вероятно можно было бы создать целый мир. Чувствую себя церёшкой, разглядывающей город из палочек и тряпочек. Стильно написано и язык хороший.

Удачи и вдохновения.

1
Valico

Поменять плюс на минус и сделать людей объектом исследований – идея не новая. Но довольно оригинальное исполнение. Правда, непонятно – как мотыльки и кто там еще был строили города, чертили схемы и все такое, откуда у них взялись мизинцы, например. Или это были не насекомые?
Что это за университет такой, чему в нем учат? Абитуриент  для самостоятельного проекта берет не близкую для него тему наобум и от фонаря начинает рисовать чертежи.
Написано хорошо, однако в целом рассказ не особо зацепил. Автор взял тему, идею, но не нашел решения и оставил все как есть. Может быть, с продолжением было бы интереснее.

1
Мишка Пушистая

Не моё

0
Террапевт

Кто о чем, а я о… Зачем насекомым мосты?)))
Интересный мир! Зачетная работа со словом! Спасибо автору за фантазию, за то, что «окунул» меня в атмосферу сказки. Погружение прошло не совсем гладко, но это не вина рассказчика, а беда читателя!)))

0
UrsusPrime

А кто тебе сказал, что это насекомые? Это как я уже где-то выше писал глокая куздра.

0
Террапевт

Да, подумал потом, что это может быть некая энергетическая эманация, сущность, субстанция. Тада да))))

1
Мушавер

Прямо скажу — смысл рассказа я не уловил. Слишком много вопросов, слишком мало ответов. Пытался напрягать свой СПГС, но цельной смысловой цепочки не получилось. Рассказ ощущается как набор отдельных кусков какого-то крупного произведения.

1
Шорты-34Шорты-34
Шорты-34
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

34
0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх