Рассказ №6 Искусство паузы

Количество знаков : 14941

Воскресенье
Мини-маркет был похож на узкий аквариум. Я представил себя крабом, застенчиво внедрился в торговый закуток, улыбнулся продавщице и ткнул пальцем в кусок докторской колбасы за стеклом.
– Вы что, глухонемой? – спросила продавщица.
Я чуть не ответил «нет», но, спохватившись, кивнул.
–Сто шестнадцать рублей, – сообщила продавщица.
Я указал на ломтик соблазнительного сыра.
– Сто тридцать восемь рублей.
Я кивнул, протянул карту. Пик-пик. Девушка выдала пакет, и я торжественно удалился.
Ни разу не проговорился!
Торопливо отправился домой.
У подъезда меня окликнул дворник:
– Гордэй! У тэбя вода утрым быль?
– Да, – ответил я на автопилоте и прикусил губу.
Вот тебе и тренировка молчания.
Ладно. Завтра уже начну преображаться всерьез.
Дома достал пачку бумаги, на каждом листе красным фломастером намалевал одно слово, облепил этими плакатами всю квартиру и даже туалет.

Ночью приснилось бескрайнее поле. И речка.

Понедельник
Первый день – самый сложный. Проснулся, сел, нашаривая тапочки, чуть не ругнулся. Но передо мной на стуле красовалась бумага с большими красными буквами «МОЛЧАТЬ!». Да уж, придется себя постоянно контролировать. Ну, как может человек круглый день хранить абсолютное молчание? Даже насвистывать нельзя!
Это все равно, что резко бросить курить. Или запретить алкашу опохмелку. Зависимость болтливости тоже ломает.
Мои плакаты выдержали первый психологический натиск. Стоило раскрыть рот, как я натыкался взглядом на призывы молчать.
Надо было чем-то отвлечься. Заварил чай, построил бутерброд, пожарил яичницу. Почистил зубы и неожиданно побрился. Раз десять успел себя одернуть, когда хотелось беззлобно матюкнуться или начать напевать под нос.
Отключил телефон. Кому надо – пусть пишет эсэмэски.
Бродил по квартире задумчивый, мысли в голове плескались карасями в садке.
Из организма постоянно рвались наружу хмыканье, свист, реплики типа …итить твою.
Невольно задумался: сколько словесного мусора и убогих звуков мы изрыгаем в сутки.
Сел было играть в «world of tanks», но спустя несколько минут укусил себя за палец. До сих пор не обращал внимания, что игры активизируют массу бранных комментов.
Почитал про обеты молчания, позавидовал и разозлился.
Завязал шарфом челюсть, словно при больном зубе. Стало хуже. Рот распирало толпой арестованных слов. Через час сорвал повязку, снова почистил зубы.
С трудом дотерпел до вечера. Но все же был доволен.

Ночью приснился высокий старик с пышной белой бородой. Он шел по огромному полю.

Вторник
Проснувшись, чуть не крикнул: «Блин!». Побежал под душ, ожгло холодом, ударился коленом, прикусил полотенце.
Отправился в маркет, купил две курицы, три батона, гречку, макароны, большой пакет картофеля и двадцать яиц. Проигнорировал пиво. С продавщицей общался указательным пальцем и улыбками.
Приготовил обед, съел обед, вымыл посуду, пытался читать, писать, смотреть порнушку.
Без пива было скучновато, но терпимо. Зато не тянуло на бла-бла. Вспомнил старую смешную песенку про старика и старуху, которые играли в молчанку, не реагируя на воров.
Очень хотелось обругать упавшую вилку, свернувшуюся подмышкой майку, зависшую на мониторе картинку, громкое бибиканье во дворе, капающий кран.
Сдержался, аж вспотел. Здоровенный мужик, а не дурак ли? Нет, успокоил себя, не дурак! Каждому по жизни необходима хоть одна пауза – что бы это не значило.

Считал на спичках свои грешки: люблю сладкое, играю в танчики, листаю порносайты, не люблю строгих теток. Не люблю нотации, очереди, сборы подписей и мнимую свободу личного выбора.
Вечером звонила мама из Красноярска.
Отписался, мол, форс-мажор, веду срочный телефонный разговор с заказчиком статьи. Хотя врать тоже не люблю. Особенно своим.
Представлял себя разведчиком в лапах врага. Они допрашивают, угрожают, пытают, а я торжественно молчу и сдерживаю стоны. Стало немного легче. Вытянувшись на диване, торжественно молчал – ни слова не услышите, гады!
Задумался над фразой «фильтровать базар». Кому доступно сие искусство? Ворам в законе. Наверное, еще дипломатам, переводчикам, театральным суфлерам. А кто вечный молчун хаоса словоизвержений? Монах-отшельник. Представил себя монахом.

Ночью белобородый старик рассказал мне, почему дворовые кошки стараются перебежать людям дорогу слева направо.

Среда
Под утро приснилось, что разговариваю с покойной бабушкой. Проснулся в поту. Подумал, что почтальон, соседка, инженер ЖЭУ, неожиданный приятель могут спровоцировать беседу. Положил у двери на табурет тряпку и бинт. Позвонят – обмотаю лицо, типа инвалид. Может, отпугну.
Дважды звонил Ромыч. Потом написал, звал на пиво. Я отписался, что работаю, важный заказ. К своему удивлению, и вправду сел за комп, два с половиной часа составлял обзор рынка недвижимости. Рынок знобило и корежило, что я и подчеркнул в итоге. На кураже отправил работу в маклерскую контору «Дом-3», неожиданно получил благодарность шефа и гонорар в пять косарей.

Пришивал пуговицу к брюкам, укололся, смолчал. Смотрел боевик с Джеки Чаном и комедию с Луи де Фюнесом. Еле сдержал смех.
Вечером вышел на балкон. Пьяный сосед этажом ниже общался по телефону с пьяным приятелем. Я невольно стал считать матюки и мусор типа «в натуре», «этта, как его», «слышь, че», «с хрена ли».

Поиграл немного в танчики, бросил. Зашел на форум ответов. Скучно. Бросил.
Нашел в инете моделирование хорошего настроения. Очертил мысленный круг, выдумал табличку «Нетоксично!», сидел полчаса в этом пространстве. Приманивал положительную энергию, расслаивал ее, увеличивая периметр. Встал, зажмурился, распахнул руки и начал поворачиваться против часовой стрелки. Чудом не расквасил нос.

Ночью белобородый объяснил, почему невозможно чихнуть с открытыми глазами.
Кажется, я узнал его!

Четверг
Проснувшись, возгордился. Четвертый день эксперимента. Я пока не сдался. Наверное, помогло, что идеально вписался в рамки испытуемого: возраст от сорока до пятидесяти, обязательно гетеросексуал и желательно интроверт.

Грызя куриную ножку, восхитился языком глухонемых. Какая изящная эффектность в их жестах! Насколько стремительны и элегантны движения гибких пальцев. Словно пианист-виртуоз исполняет универсальный концерт.

Достал из секретера потертый зеленый альбом с фотографиями. Открыл первую страницу: карапузы, розовые попки, улыбки, сияющие глаза… У меня была уморительная клоунская шапочка с помпоном. Мама такая юная, тоненькая. А у папы усики ниточкой, как у итальянского актера.
А это что за старик? Держит меня на плечах. Мне лет пять, я размахиваю флажком и радостно кричу.
На обороте карточки надпись карандашом: «Васяша и Гордейка на параде, 9 мая, 85».

Да это же сводный брат деда, Василий Макарыч! Как Шукшин. В нашей семье его ласково звали Васяшей. Память осторожно, как ночная фиалка, раскрывала лепестки. Васяша в сорок третьем сбил фашистский истребитель мессершмитт. После войны строил знаменитый Волго-Донской канал. Помогал милиции ловить грабителей. Дед Васяша жил бобылем, был строг, честен, беден. Умер в нулевых.

Я забыл о форуме, наплевал на танчики, не подходил к компу полдня и чувствовал себя прекрасно. Потоки невысказанных слов утратили силу горных ручьев и преобразовались в чистые струи лесного родника, что поит травы, цветы и березы. Стремление опорожнить организм уступило желанию его облагородить. Сотни скабрезностей сменились десятками образов. Мне казалось, что душа перестраивается, благополучно меняет облезлый и заплеванный интерфейс на блестящий смокинг.
Я думал о Ларисе и Майке, живущих в Праге. Лариса год, как замужем. Майка учится на архитектора. Вспоминают ли?

Ночью Василий Макарыч показал мне сон, который часто видят слепые. Я заплакал.

Пятница
Настолько обрыдло сидеть взаперти, что решил утром обежать вокруг дома. Поднялся в шесть тридцать, облачился в синюю майку с девяткой на спине, черные трусы и старые кеды. Вылетел во двор довольный, чуть не крикнул: «Свобода!».
Побежал. Оказалось, что народ не спит.
«Эй, девятка, привет Роналдо!», – крикнул Колян с балкона. Я улыбнулся, махнул ему рукой.
– Гордэй! – вопросил дворник со шлангом. – У тэбя вода утрым быль?
Я улыбнулся и кивнул на бегу.
– Дядя, сколько время? – откуда-то вылез карапуз с крошечным пуделем.
Я улыбнулся и на бегу сожалеючи развел руками.
Топая, миновал ворчливого Мигунова, протиравшего капот древнего «жигуленка».
– Осторожнее! – рявкнул Мигунов, а я ему улыбнулся и помахал.

Британские физиологи и астрологи якобы доказали, что если человек семь дней подряд молчит, то у него резко возрастает уровень дофамина, гормона счастья. Словно в груди расцветает маковое поле. Улучшается сон, пробуждается радость, человек осознает себя личностью. Он реально ощущает приток сил, а если еще сумеет отринуть все личные мысли и переживания, то в определенный момент может почувствовать себя… БОГОМ!

За эти дни неприятная тяга к матерщине сменилась желанием читать стихи. Оказалось, помню много хороших умных стихов. Не зря учился в школе?
Я стал, шевеля губами, беззвучно декламировать лермонтовское «На смерть поэта». Потом вспомнил есенинского Черного Человека и мысленно швырнул ему в морду трость. Переключился на Пастернака и вышел на театральную сцену с тысячью биноклей на оси.
Вокруг вращался, задевая меня опахалами и крыльями, иной мир… настолько родной и близкий, деревянно-лубочный, посконный, впечатляющий, что я чувствовал его, осязал всем телом – наверное, так пловец растворяется в соленой глубине, когда ныряет за крабами.
В голове шумел весенний ветер: я вспоминал подряд «Письмо матери» и «Письмо к женщине», «Песнь о вещем Олеге» и фрагменты из «Василия Теркина», смешной «Диалог у телевизора» и безликого сероглазого короля. Это изобилие опьяняло похлеще пива. Неужели столько лет во мне хранились ресурсы драгоценной лирики? Удивившись, прозрел: почудилось, что последний человек на Земле любуется сокровищами цивилизации.
А потом до самого сна напевал про себя, как мохнатый шмель – на душистый хмель…

Ночью мы с Васяшей били фашистов, строили Волгодон, стояли в очереди за селедкой.

Суббота
Я стал готовиться к озарению, просветлению и трансформации. Завтра, самое позднее послезавтра, у меня расцветет дофамин… и тогда нужно суметь отринуть все мысли. Смогу ли?
Раскаиваюсь: все эти годы изрыгал мегатонны, лавины, потоки примитивных слов, фальшивых звуков. Разговоры и сплетни в курилке, пьяные беседы ни о чем, что забываются спустя час, вежливые телефонные разговоры, похожие на болото. Поучения, советы, напоминания, суть которых – не мешай, не болей и почему. Споры с Ларисой. Скандалы с Ларисой.
Зато теперь множество никчемных слов, богохульств и глупостей умерли во мне, растворились и вышли с калом и мочой.
Прибил полочку в коридоре. Лариса, привет!

Уронил на ногу крышку с кастрюли. Врезало по щиколотке. Боль прянула, будто плетью хлестнуло. Я крикнул. Господи, я крикнул! Никто бы не устоял. А… нет, успел зажать рот. Руки вместо того, чтобы обхватить ушибленную ногу, метнулись к лицу. Я стоял, согнувшись, будто при рвоте, зажимал рот и мотал головой. Но удержал все слова. Я смог!

Не понимаю, какая тут связь с ушибленной ногой, но, растирая щиколотку, вспомнил, что Василь Макарыч ругал песню «Как упоительны в России вечера». Более четверти века миновало, а я это вспомнил – словно из проруби вытянул увесистого карпа – возмущение Макарыча, когда по телеку звучали «упоительные вечера». К первой строке у него не было претензий. Но весь последующий текст подвергался остракизму и гневному осмеянию. Густой рокочущий бас точь в точь напоминал голос Бориса Андреева в старом фильме «Два бойца». Богатырский голос!

– Нельзя такое петь, неправильно! – негодовал старик и бил мосластым кулаком по столу. – Издевательство! Наш характер, русскую душу и веселье сравнивают с шампанским да французскими булками?! Послушать Шуберта славянину – пуще восторга нет? А потом подхватить гулящую девку, да в бордель?! Провокация!!!
В то время песня уже была отредактирована: пролетки и нумера заменили на «лакеев» и «юнкеров», но Васяша громил первоначальный текст.
– Москва златоглавая, – бас Макарыча переполнял комнату и рвался за окно, – вот славная песня! Не смотри, что от эмиграции! Написана давным-давно, а вот поди же, и сегодня дорога всем! И слова в ней правильные, весомые. Каждое любо-дорого! Конфетки, бараночки… звон колоколов… аромат пирогов!
Еще больше шума дед устраивал, восторгаясь «Подмосковными вечерами». Прохожие останавливались под окнами.
– Это наша гордость! – бушевал старик, будто поднимался в атаку. – Гимн отечеству и российская слава. Это уважение моей душе и красота честной песни! Речка движется и не движется! Вся из лунного серебра!

Ночью мне снилась речка под луной. Я сидел на берегу и смотрел на спящую воду. Тишина была теплой, тревожной, бескрайней.

Воскресенье
…и вдруг я испугался. А если все неправда и морок?
Может, я пил беспробудно целую неделю, и теперь у меня реальность мешается с пьяным бредом? Хотя уже много лет знаю норму.
Или это галлюцинация игромана (есть такие MMORPG, где у людей срывает крышу, и они путают оба мира). Измерил температуру. Тридцать шесть и девять.

Дофамин формирует ощущение предвкушения наслаждения, подобное тому, которое испытывают люди перед оргазмом. Гормоны активизируют биохимическую реакцию, а людям кажется, что они проникли в лучший из миров.
После того, как в прошлую пятницу врач сообщил, что у меня опухоль ложная и резать ее не надо, ко мне вернулись желания, вернулся кураж.
Мы порой думаем – с кем бы я хотел откровенно поговорить, кому доверить свои проблемы? Есть такие люди? Есть. Но почему не ищем того, с кем можно помолчать? Разделить на двоих тишину и понять друг друга без слов? В каждом безмолвии своя красота и мудрость. Омой душу молчанием, сказал кто-то из великих, пауза подчеркивает красоту мелодии.

Сны осторожно рассказывают о прошлом. Эти кадры невозможно забыть, они впиваются в память, живут вечно и сопровождают тебя после смерти – пока скелет не сгниет в могиле. Прошлое в большинстве случаев окрашено негативом, омрачено истязаниями богов и людей. …мне в ладони забивают железные штыри, сжигают на костре, затаптывают слоном, варят в масле, кидают в львиные рвы. Будущее же характеризуется концом света, типичными признаками грядущей катастрофы. Короче, все умрут.
Я себя ощущал странным приматом, что прыгнул в небо с верхушки дерева, но завис над планетой. Это было сродни боязливому ликованию – словно пузырьки шампанского в носоглотке… они тихо лопаются и вспыхивают колкими искрами осеннего костра.

Вот! Сообразил. В бабушкиной комнате сохранились старые обои. Когда клеили новые, не хватило половины рулона. И оставили довоенные в цветочек за бабушкиным шифоньером – все равно никто не видит.
Я зашел в комнату, сохранившую сонное достоинство и наивность. С трудом отодвинул шифоньер, он со скрипом и вздохами полз по полу, я его обнимал и утешал. Переступая пуговицы, катушку желтых ниток, открытку, два карандаша, медный пятак и косточку сливы, подошел к стене, казавшейся фрагментом иной эпохи. Пыльно, сухо, робко. Паутина.
Розовые обои в цветочек… сколько лет прошло? Бумага шелушилась, вздувалась плоскими пузырями, но в целом держалась молодцом. Я тогда был совсем мелким… дедушка, помнится, сказал, что старые уже тридцать лет висят и хоть бы хрен, а мама его одернула, при ребенке не выражайся.
Но тогда получается, газетам, наклеенным под старыми обоями, почти век?
Смочил губкой квадрат стены и стал ждать.
Розочка взбухла и отекла под пальцами, обнажилось окошко, на меня воззрилась черно-белая физиономия. Я отшатнулся. Нет, всего лишь газетное фото. Я содрал влажный слой. Газетный заголовок гласил, что в борьбу с прорывами необходимо вовлечь и жен рабочих.
Сначала я усмехался. Потом морщился. Потом погрустнел.
Заголовки из прошлого жили вечно, были настоящими, искренними. Им верилось!
«Вместе с мужьями – на штурм трудностей».
«Добиться перелома на селе. Поднять волну колхозного движения».
«Грош цена коммунисту, который не умеет возглавить борьбу масс за промфинплан».
«Разрушить осиное гнездо разгильдяйства».
«Все в поход за трудовую доблесть!».

А ведь не соврали ученые или кто там из предсказателей. Я стал чувствовать себя гораздо лучше, появился позитив, интерес к жизни, творчеству. Перестал покалывать правый бок. Сон… словно в роскошной постели отеля.
Осталось главное.
Почувствовать себя богом. Хоть на мгновение… что оно подарит?
Абсолютное чувство власти? Пронзительное понимание всего сущего и всяко мыслящего?
Тайну конца света и возрождения новой цивилизации?
И еще. День моей смерти.
Но ведь придется стереть нынешние размышления, очистить разум, оскопить мозг.
Выходит, отказаться от воспоминаний и радостей, замуровать гены. Возрождение культуры предков угаснет, не получив инерции.
Не слишком ли высокая цена за риск?
Одна моя часть кричала: «Нет, невысокая цена! За такое знание и перевоплощение все можно отдать, поставить ва-банк!».
Другая робкая, наивная, отважная шептала без остановки – мама, дочь, предки, Василий Макарыч, потертый зеленый альбом с фотографиями. У меня есть прошлое. Оно переполнено стихами, смехом, молодостью и подмосковными вечерами.

Газеты опали клочьями и в стене открылся проход, похожий на узкий тоннель. Там клубился туман, над которым сияло кукольное солнце. Вдали двигались люди с флагами, цветами и детьми на плечах. Я слышал звон колоколов, вдыхал ароматы пирогов и домашнего варенья.
Войти? Вернуться?
Подумал. Пожал плечами – какая чушь. Усмехнулся …и шагнул в проем.
Хотя нет, не успел. Потому что звякнул мобильник.
Я посмотрел в телефон, замешкался, а потом одним плечом, как Геракл, придвинул шкаф к стене.
Нажал кнопку и сказал громко:
– Привет, Майка! Рад тебя слышать, доча!

Подписаться
Уведомить о
20 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Кирин59

Внимание: субъективность данного комментария может превышать значение, допустимое для принятия моего мнения во внимание.

В каждом безмолвии своя красота и мудрость.

А в “безмолвии” Рассказчика притаилась невероятная ностальгия, которая, впрочем, не лишена своей красоты и мудрости.
Пусть текст поначалу кажется несколько однообразным и простым, даже суховатым (это стилистика повествования), пусть финал получился вполне ожидаемым (если он был бы иным, то рассказ, пожалуй, мигом бы растратил все свое очарование), пусть герой так и не “подумал” о том, для чего ему понадобилось просветление (пожалуй, это история из тех, когда важнее путь, а не его цель).
Повествование оказалось достаточно увлекательным, чтобы пронести меня через все семь дней молчания. Рассказчик оказался достаточно интересным человеком (полагаю, он значительно старше меня), чтобы его “выслушать”. И рассказ оказался достаточно хорошим, чтобы с интересом и любопытством дочитать его до конца, не взирая на свои субъективные предпочтения.
Можно теперь и помолчать – уверен, Автор услышит больше, чем я сказал)

2
UrsusPrime

Ух сколько тут личного. Словно автор распахнул двери в ту самую пыльную, пахнущую старыми вещами и детством квартиру. Заходите, можете обувь не снимать. Смотрите! Нюхайте! Впитывайте! Вот это вот всё – это Я.
Стиль дневника с развитием, где от реальности постепенно переходим в мистический план. У Сорокина такое есть.
Сложное произведение и вновь, как предыдущее, очень многогранное. Тоже кажется совершенно бесконечным и с пятницы где-то начал кусками проматывать, чтобы только уже посмотреть чем кончилось. Кончилось окошком в прошлое. Ожидал? Да, скорее всего. ГГ так уверенно пытается отринуть настоящее, в котором опухоль, что все дальше и дальше проваливается в воспоминания, материализуя их и делая их главными. И только дочь удерживает его от последнего шага. Сильно, чего уж.
Но уж простите, не мое. Мне грустно и больно такое читать – ибо тоже есть такая же стена, пуговицы, камушки и иголки. И я, пока по крайней мере, не могу также легко как ГГ к этому всему вернуться. А иногда хочется. Правда, потом болит сердце.
Короче, не нада такое писать. Вот будет тоже 56, буду фрустрировать и старые газеты читать. А пока нада работать – солнце еще высоко.
З.Ы. Хотя кого я обманываю… в Саду сидел читал На Смену! и Уральский рабочий 89-90 года которые старые хозяева оставили на растопку. Там люди верят в светлое будущее и что ЕБН все сделает как надо…

3
Альберт фон Гринвальдус

Всплывшая без спросу ассоциация: “Я вспомнил о той… эх, канальство!.. ничего, ничего… молчание.” *с)
Сюжет – народная сказка “Наговорная водица”.
Техническая аллюзия – юмористические миниатюры А. Трушкина.

1
Good Reading

Доброго дня, уважаемый автор!
Понравилось. Атмосферно и оригинально. Зачитался.
Возможно Ваше произведение войдёт в мой ТОП-5 на голосовании.
Успехов в творчестве!

0
Александр Прялухин

Ощущение, что откусил огромный кусок черствого хлеба и долго-долго глотал (да, не только автор умеет в метафоры).
Не косноязычно, все слова (почти) знакомые, откровенных стилистических ляпов нет. Казалось бы – с такой реализацией мысль должна лететь по тексту, ан нет! Одно и то же предложение перечитываю по несколько раз, с трудом перехожу к следующему, там та же история… Из человеческих конструкций только одна строка – последняя, конечно же.
Тяжело, автор, очень тяжело! И я знаю, что есть идея, есть смысл, даже какие-то литературные находки, которые в большинстве других конкурсных рассказов днем с огнем не сыщешь, но все эти достоинства раздавлены и погребены под многотонной тушей монолитного, почти беспряморечного, мутно-философского размышлизма.
Автор могёт, но в данном конкретном случае утомил.

3
UrsusPrime

Я б скорее с лакричными конфетами сравнил. Первое ощущение: гадость. Второе: но что то в них есть. Третье: хочу еще!!! Четвертое: да не, все таки гадость. Пятое: если я хотя бы увижу еще одну конфету меня стошнит. А, и так последняя осталась? Ну давай сюда её.

2
Митриса

История напомнила недавний конкурс Контраст, в котором было про незначительное событие, способное изменить жизнь к лучшему, и в том числе мой опус по теме – про отказ от мата на спор (прошу прощения у автора за подобное сравнение).
ГГ проводит эксперимент с молчанием, который, якобы, делает людей счастливее.
В итоге ГГ ментально очищается и возвращается в свою молодость, едва не уходит в “портал” за шкафом – в прошлое.
Красивый текст, особенно заключительная часть. Рассказ пронизан воспоминаниями и ностальгией. Вложено много личного, это чувствуется, и это хорошо (и то, что вложено, и что чувствуется).

0
Polo4anin

Доброго времени суток!
Удивительное рядом, вот буквально на стене за бабушкины шифоньером. Стоит лишь неделю помолчать и переосмыслить свою жизнь.
Мне было интересно читать и наблюдать за трансформацией гг.
Да, к некоторым моментам есть вопросы. Ну, исключительно из жизни. Есть сомнения, что неделя молчания может из игромана-матершинника сделать Будду. Не верю, например, что у среднестатистического человека всплывут в памяти когда-то вырученные школьные стихи. Тем более “На смерть поэта”.
Субъективно, очень понравилась часть рассказа про смерть, и осталась непонятной часть про появившуюся бабушкину комнату. Такое ощущение, что она лишь для окошка-туннеля придумана.
Метафору смены интерфейса на смокинг я бы тоже, наверное, переделал.
А так, круто. Умно и красиво. Почему-то сложилось мнение, что автор строго противоположного пола с гг.
Автору удачи!

0
Эллен

На какую тему рассказ? Удивительное рядом? Не подходит. Даже к такой обширной теме не всё можно привязать. Общее впечатление хорошее.Свой дневник перечитываю с удовольствием. В нём родная, выстраданная ностальгия. Совсем другое дело – чужие дневники.Если с твоими ощущениями не совпадает, то вместо ностальгии одолевает скука. Дозировка здесь очень важна, а она превышена. Мысль “молчание – золото” стара как мир. Концовка понравилась. Вернуться в прошлое – да, хочется. И остаться там, например, на год сурка. Но недавно, перечитывая свой дневник, обнаружила, что прошлое было не таким безоблачным, как вспоминается сейчас. Живи настоящим – правильный вывод.

1
mgaft1

По стилю написано красиво и умело. В целом – упражнение по стилистике. Типично для человека, который любит писать, но которому нечего сказать.

Какой там дофамин? Когда жена уезжает могу по месяцу ни с кем не разговаривать, и что?

Думаю, “молчание” здесь, просто рамка для оформления каждодневных мыслей, воспоминаний про дядю Петю и тётю Клаву. О чем то все равно думаешь. Ну вот автор за неделю перед конкурсом и зафиксировал. А потом распределил и оформил, что, якобы, есть какой-то смысл.

3
mgaft1

Надо было другую рамку сделать. Якобы чувак летит в ракете, и све тоже самое думает. А в конце рассказа открыть, что это просто шизофреник, сошедший с ума в тюрьме.

0
Alex N

Замечательный рассказ. Спасибо!

Удачи автору!

0
Windfury

Этот рассказ очень неплох. Я бы его рекомендовала к прочтению, но с пояснением. Отличный язык, легкий юмор, читать очень приятно. К сожалению, основная мысль раскрывается лишь в конце. Почему к сожалению? «Вот это поворот», « сохранить интригу» ведь считается плюсом? Вообще да, но не в этом случае. Постараюсь объяснить свою мысль как умею. Все-таки речь идет о «высоких материях». Вот представьте себе, в конце автор последовательно утверждает читателя в мысли, что «молчание золото». В таком случае, учитывая нынешние условия существования, рассказ сразу бы перешел в разряд полит. пропаганды. Что может быть краше для властей( не важно какого государства) чем заставить всех людей заткнуться? Рассказ держит в напряжении в плохом смысле, что мешает насладиться изяществом стиля. Жаль, но посмотрим)))

0
alla

Самое лучшее, чем ты можешь помочь миру, — это успокоить свой ум.(с) Немного не так я представляла себе осуществление обета молчания. По мере его нарастания, ум успокаивается, очищается, безмолвствует. Ты проникаешь в тайны Вселенной, которые невозможно выразить словами, только почувствовать сердцем. А тут получилось слишком многословно. Но это выбор гг, имеет право, все мы разные. Но читать было очень интересно, претендент на голос. Спасибо!

1
Valico

Рассказ написан очень хорошим языком. Автор много чего туда вложил.
Но было такое ощущение, что он написан только ради тренировки. После некоторого количества всех этих красот я стал немножко уставать. Хотелось чего-то большего.
Красиво и почти ни о чем – так можно продолжать и продолжать и написать таким языком бессюжетный роман, а потом, возможно,  выиграть премию «Большая книга». Главное в конце оставить фразу «Привет, Майка! Рад тебя слышать, доча!»
Но язык – очень даже. хотелось бы потом и другие вещи автора почитать.

1
Емша

Стиль соответствует содержанию. А содержание… чем меньше болтаешь, тем больше погружаешься в себя. Чем больше погружаешься в себя, тем глубже уходишь в прошлое. И где-то там, в прошлом, другой, изрядно забытый мир. А для тех, кто этого мира не знает, там дверь. Но так просто её не открыть. Но это уже совсем другая история:


0
tmp552-7.jpg
Мира Кузнецова

Я в восторге от этого словопада, в который меня привели, бережно держа за руку. Брызги этих слов, еще долго будут блестеть, отражая мир вокруг меня.

Удачи, Автор, и вдохновения.

0
Мишка Пушистая

Сколько удивительных людей рядом. Каждый мается, как он хочет. И никто не знает, в каким выводам приводят эти самые самоэксперименты.
Я вам вместо комментария стих подарю. У вашего героя пропали слова, но осталось дыхание.

ВЫДЫХАЙ

Выдыхай!
Даже если давно уже бросил
Сизым дымом коптить над собой потолок.
Выдыхай!
Отдохни, пережди эту осень.
Пусть хреново и больно, но что же с того?

Выдыхай!
Ты уже ничего не изменишь.
Шарик крутится, желтым горит светофор.
Выдыхай!
И засни на холодной постели,
Вспоминая холодный как лёд разговор.

Выдыхай!
От тебя ничего и не нужно.
Просто сбрось этот день, словно пыльный мешок.
Выдыхай!
Пусть в груди так привычно натужно
Свое делает дело твой вечный движок.

Выдыхай!
В разговорах извечных с собою – 
Белоснежным клеймом ностальгии печать.
Выдыхай!
С тихим выдохом лучше порою
Просто, глядя в окно, ни о чем помолчать.

0
Террапевт

Признаться, и сам практиковал нечто подобное:) Только не полное молчание, а сто слов в день! Любопытный опыт.
Ассоциативно же для меня, это смесь «Дня без вранья» Токаревой и «Горизонтального положения» Данилова.
К сожалению(наверное, для меня, потому что это черствость, наверное) портал в стене воспринял как нечто неорганичное и инородное. Не проникся, тксссть… Воспринимаю это как поражение техническим нокаутом автора от себя же самого! Возможно, не оценил красоту и глубину замысла, но мистическая составляющая возникла здесь как… гонец из Пизы… Неподготовленно и в плохом смысле неожиданно. Вот если бы герой ушёл в исихию потрясённый смертью бабушки… На сороковины, к примеру… Впрочем, это уже другая история…

0
Мушавер

Атмосферный, но несколько скучноватый рассказ. На мой взгляд довольно много лишних рассуждений. В общем:  “мне было скучновато читать мысли человека, которого я не знаю и с которым не на одной волне” © Annet Horol

0
Шорты-34Шорты-34
Шорты-34
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

20
0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх