Рассказ №1 Последний срок

Количество знаков : 13267

Впервые за долгое время я проснулся не под вой корабельных сирен. Должен был наконец отдохнуть, но голова буквально раскалывалась на части, а багровые звезды перед глазами вовсе не поднимали настроение.

Вдох. Выдох. Тупая боль в груди, скованной ремнями безопасности. Будь мы на пассажирском корабле, можно было бы посмеяться над излишней предосторожностью. Вот только «Победоносный» — чертов флагман, без остановки летящий от битвы к битве.

Был. Я попробовал слово на вкус, и оно отдало железом и солью. Звёзды перед глазами померкли, обратившись в шарики крови. Моей крови. Попытался дотянуться до раны на голове, а в ответ мне помахал манипулятор за тонкой преградой щитка.

Заметив тонкую сеть трещин на прозрачной поверхности, я окончательно проснулся. Само собой, меня не разбудили сирены. Их не было, как и удобной койки, как и толстых бортов «Победоносного». Только тонкие стенки СРОКа и я, распятый в его нутре, молящий всех богов разом, чтобы узор на щитке не становился больше. Нужно спешить обратно на борт флагмана, иначе несдобровать.

Руки сами собой выбили привычные последовательности на контроллерах для диагностики, словно я только готовился выйти в космос, а не болтался в СРОКе за бортом. Буквы забегали по мониторам, вынося безмолвный приговор.

Манипуляторы в норме.

Двигатели в норме.

Кислород закончится через час и семь минут… две минуты.

Усилием воли я заставил себя дышать медленней.

Запас энергии: пять процентов.

Связь с кораблём отсутствует.

Неужели меня бросили? Не смогли связаться, и оставили. Нет-нет. Главное правило в моей работе — страховка. Никакой работы в открытом космосе без соответствующих процедур и мер предосторожности.

И тут память подсунула причину моей разбитой головы. Торпедная атака, прорвавшаяся сквозь заградительный огонь,вышедший из строя силовой щит,взрывы по всей поверхности “Победоносного”, кусок его брони, от которого я не смог увернуться.

А вот и он, болтается совсем рядом, один из множества обломков былого величия, коим был “Победоносный”. Мой СРОК превратится в такой же мусор с трупом внутри через жалкий час, если не произойдёт чудо.

***

И оно не замедлило явиться. Предо мной, прямо среди змеящихся трещин, выплыл из ниоткуда белоснежный корабль. Стоило порадоваться столь быстрому спасению, но вот беда — как бы ни паниковал я из-за бедственного своего положения, внутренний голос пел совсем иную песню.

Корабль шёл неправильно. С отрубленными движками, сшибая на пути обломки. Единственное возможное объяснение — поднятый на полную мощь щит, из-за которого возможностей реактора не хватает для питания основных двигателей. А такой щит требуется только в двух ситуациях —отчаянный бой, в котором команда уже не надеется уйти, или пробитый борт. В последней ситуации гибель корабля практически гарантирована, если только поблизости не болтается случайно оказавшийся рядом СРОК.

Его пилот не спешил прийти на помощь. В одиночку на место гибели могли прилететь разве что мародёры. Только вот они имели привычку маскировать свои корабли, а не рассекать космические просторы на вызывающих айсбергах. Оставался один вариант, самый невозможный из всех, — орден госпитальеров. Сумасшедшие фанатики своего дела, являющиеся на места самых отчаянных битв.

Стиснув зубы, я перенаправил часть энергии на передатчик, не рассчитывая особо на разговор с белоснежным кораблём. Будет большой удачей найти общий канал связи, да ещё и не зашифрованный, ведь…

— … «Катерина». П-повторяю, код РД, — зря опасался. Летающий айсберг вещал на всех возможных частотах, отчаянно заикаясь. — «Преподобная Катерина» всем б-ближайшим кораблям…

— Довольно, капитан, — в эфир вдруг ворвался другой холодный голос. — Никто уже час не выходит на связь.

— Если п-получим ответ через пять минут, ещё есть шанс, д-доктор. К-код РД, повторяю…

— Замечено движение! Приближается объект! — третий ломкий звонкий голос. Кого они усадили на мостик? Заику и маленькую девочку?

— Раст-тояние?

— Двадцать метров! Десять!

— Мина! — взвизгнул капитан. — П-приготовиться к удару!

Сейчас-то, при поднятом на полную щите, мина только и способна, что потрясти слегка корабль. Просто сожрёт часть энергии и уменьшит срок работы щита. Чего боятся?

— И где удар, позвольте спросить? — доктора впору было наречь Скептиком. — Куда подевался объект?

— Снизил скорость перед ударом и смог пройти сквозь щит. Пытаемся вывести изображение для идентификации.

Экипаж «Катерины» замолчал, ожидая разгадки. Мне тоже было о чём подумать. Например, о вдолбленных в училище рефлексах. Стоило услышать про код РД, как тело начало двигаться само по себе.

Разгерметизация. Дети на борту.

— Получено изображение! Вывожу на экран.

Новая порция тишины уничтожена вдруг истеричным хохотом капитана. А девчонка продолжила свой доклад

— Объект возобновил движение! Направляется к пробоине, теплового следа не наблюдается.

Закрепив крюк гарпунной пушки, я тут же прицелился другой и устремился вслед за сверкающим копьём, вонзившимся в белую броню. Не так много у меня энергии, чтобы двигателями пользоваться. Торможение перед щитом оставило СРОКу только четыре процента жизни.

— Может, прекратите истерику и объясните, в какой заднице мы оказались? — под хохот капитана у доктора сдали нервы.

Послышался глубокий вдох, а затем свист.

— П-прошу прощения. Не сдержался. «Преподобная Катерина» вызывает неопознанный скафандр ремонтный для открытого космоса. Повторяю, «К-катерина» вызывает СРОК. Как слышно?

***

Слышно было хорошо, но с обратной связью вышла неувязочка. Пока «Катерина» вещала на всех частотах, я мог говорить только на канале «Победоносного». Того самого, чьи обломки сочли достаточно важными, чтобы заминировать, а меня меж тем оставили болтаться словно мусор в открытом космосе.

— Почему он не отвечает? Уверены, что это СРОК, а не десантный бот? — вопросы лились сплошным потоком, я даже перестал различать голоса.

— Тишина! — первым терпение лопнуло у капитана. — Вызываю СРОК. Если меня слышно, под-днимите два манипулятора. Отлично. Давайте так. Один манипулятор — нет, два — да. У нас есть шанс спастись? Так. Почему п-поднято три манипулятора?

Махнув запасной рукой для лишней убедительности, я молча продолжил путь. Если бы начал описывать все трудности ситуации, никакой энергии не хватило бы.

— Он не знает, — вновь позволила себе вмешаться доктор. — СРОК ещё не достиг пробоины, а вы требуете отчёта.

Но мой подлёт к месту взрыва мины не помог определиться. Дыра, открывшая отличный обзор сразу на две палубы «Катерины», могла вместить дюжину СРОКов. Но об этом я подумал не сразу. Сначала, обомлев, несколько минут пялился на людей, не прекращающих заниматься своим делом, словно от космической бездны их не отделяла всего лишь зыбкая преграда силового щита. Под светом аварийных ламп госпитальеры непрестанно орудовали скальпелями среди бесчисленных рядов коек, на которых лежали раненые, ведь на лазерные резаки перестало поступать питание.

Мне доводилось слышать про космических скитальцев, во имя безумной идеи рыскающих от битвы к битве, подбирая чудом выживших пилотов и солдат, жертв крушений и самоубийственных атак. Но воочию это безумие поражало.

Судя по коду РД, «Катерина» спасла ещё и гражданских на своём пути сюда. А потом наткнулась на защиту от мародёров или несдетонировавший снаряд среди обломков огромного флагмана.

Мягко оттолкнувшись от почерневшего в месте взрыва борта, я поплыл прочь, проскользив сквозь щит. Остаётся надеяться, свою удачу я не исчерпал при гибели «Победоносного».

— СРОК отошел от корабля, повторяю…

— Д-довольно. Вы видели д-дыру. Сам п-по себе он ничего не сделает.

Пускай и заика, но капитан знал космос. Я же устремился к листу брони «Победоносного», лениво вращавшемуся неподалёку. Два гарпуна, чтобы остановить вращение. Затем внимательный осмотр листа. Слегка покорёженный, но, на удивление, без лишних дырок. Малая часть погибшего флагмана с лёгкостью закроет пробоину в «Катерине».

И тут меня как из ушата окатило. Медленно повернувшись к белоснежному кораблю, я невольно оскалился. Старенький корвет, чей возраст выдавала не краска, но конфигурация. Два стандартных шлюза для выхода в космос, два стыковочных для станций и других кораблей. Вместе с этой дырой я закрою и единственную надежду попасть на борт в своём СРОКе, место которого в ангаре с истребителями.

Плевать. Пристроившись за листом брони, принялся разгонять его в сторону «Катерины». Есть свои преимущества в работе в открытом космосе. На планете СРОК ни за что не сдвинул бы такую громадину.

До «Катерины» груз я дотащу. Только вот передо мной возникла очередная проблема, словно на сегодня их было мало. Затормозить, чтобы плавно пройти сквозь щит, уже не смогу, энергии у движков не хватит.

Погеройствовали — и хватит. Слишком быстрый объект от силового щита отскочит как миленький.

— Внимание экипажу. П-приготовиться к отключению щита и удару. Пять. Четыре.

Проклятье. Капитан завоёвывал моё расположение с каждым словом.

— Один! Щит отключён!

Жалко, за грузом я не мог разглядеть, что творилось на палубах. Даже имей такую возможность — не посмотрел бы, слишком занят собственным манёвром. Как только подошли на достаточное расстояние, отцепился от листа и тут же впился в броню «Катерины» обеими пушками, молясь, чтобы отскочивший от борта груз не снёс меня в ближайшую звезду.

Последовал удар, от которого застонал весь корпус СРОКа. Я не смел открыть глаза, вслепую подтягивая себя на тросах, в обнимку с листом, всё ближе и ближе к «Катерине».

— Щит на полную!

Только теперь можно вдохнуть воздух, в котором прибавилось крови. Искусал губы или она уже из легких? Неважно. После такой стыковки работа сварочным аппаратом показалась рутиной, разве что на последнем шве аппарат выдал печальную искру и отказался работать, но на это у меня имелась клейкая лента, среди ремонтников прозванная изолирующей. Фиговая работа, конечно, но в ближайшее время дорога «Катерины» лежит к верфи, а не на планеты с атмосферой.

— В-вызываю СРОК. П-подтверждаем отсутствие утечек. Хорошая работа. В-всю энергию на двигатели! Рассчитать курс до флота!

— Капитан, замечено движение!

***

— Замечено движение! — зазвенел девичий голос. — Прямо по курсу! Скорость одна десятая световой, продолжает разгон!

Эйфория от возможного спасения улетучилась, едва голова сделала мне одолжение и принялась работать как полагается.

Мины среди обломков «Победоносного» значили ровно одно. Командование не желало видеть здесь ни противника, ни мародеров. Но мины — только первый эшелон защиты столь важного мусора. Второй куда опасней.

— Д-дрон, — выдохнул капитан. — Мы на прицеле д-дрона.

— Ерунда какая-то, — в эфир вернулась доктор. — Согласно конвенции, мы имеем полное право…

— Это д-дрон, ему п-плевать на всё, кроме программы! Время?

— Расчётное время подлёта — десять минут. Выход на боевую позицию — восемь.

Голос девушки потускнел, но она явно старалась держать себя в руках. В отличие от доктора.

— У нас целых восемь минут для манёвра. Уводите нас отсюда, скорее! — крикнула она.

Горький смех капитана, куда лучше понимавшего ситуацию.

— Думаете, д-дрон просто так оказался у нас на курсе? Толку к-крутиться, если чёртовы машины повсюду?

— Но мы же пролетели через заслон, и они не атаковали. Почему сейчас?

— «Катерина» – СРОКу. У нас поврежден м-модуль свой-чужой. Рекомендованная дистанция от нашего корабля — сорок километров, с-стандарт, сам понимаешь. Будем н-надеяться, другие корабли флота будут удачливей.

Кашлянув в щиток новой порцией крови, я отцепился от борта обречённого корабля. Капитан сказал всё верно. Выйдя на боевую позицию, дрон выпустит торпеды, и они разорвут «Катерину» на кусочки. Потом подойдёт ближе, добавит залп лазерных батарей, испепеляя обломки. Никакой пощады, чистая программа.

Помнится, давным-давно, будучи мальчишкой, бегал с друзьями на космодром, поглазеть на погрузку и взлёт кораблей. Пока все бредили капитанским должностями и лихими приключениями, я лелеял мечту иную. И сейчас, когда сердце било набатом в уши, отказываться от неё не собирался.

— Вызываю СРОК! Уходи, п-повторяю, уходи! — но мой скафандр уже мчался под ритм гарпунных пушек, чьи крюки беспощадно вспарывали белоснежную броню, придавая моему псевдокораблику импульс и направление куда лучше движков. Если останется кто способный жаловаться на покарябанную поверхность — пускай жалуется.

Когда затормозил у силовой линии, самой близкой к поверхности «Катерины», до гибели корабля оставалось пять минут. До моей смерти — чуть больше, судя по показателям. Посвятив всю жизнь ремонту и защите кораблей от повреждений, не собирался в последний момент всё бросить.

Резак упоённо вгрызся в металл, радуясь предоставленной работе, и вскрыл нежную начинку корвета. Переплетение проводов, среди которых скрылся единственно нужный.

— СРОК, п-повторяю, — оказывается, всё это время капитан оставался на связи, — Б-бесполезно. Совершенно. Блок опознавания у нас совсем в д-другом месте стоит, там только кабели, и всё. Спасайся.

Фыркнув, снова поднял резак. Будь у меня возможность, прочитал бы гневную отповедь о длинном списке сведений, необходимых для качественной работы каждому ремонтнику. И как сильно всё зависит не только от компании-производителя, но и планеты, на которой запчасть изготовлена. О секретности систем свой-чужой, о которых не положено знать, как они выглядят.

Или сколько раз я разбирал свой скафандр, и как прекрасно знаю все его внутренности. Особенно место, где он не соответствует спецификациям.

Но у меня нет ни связи, ни времени. Из резака бьёт струя плазмы, обращая в ничто два сантиметра металла. Именно столько отделяет меня от космоса. Будем надеяться, мягкая оболочка пару минут выдержит. Как раз столько, чтобы вслепую, но наизусть, поковырять манипуляторами в нутре СРОКа.

Со временем сильно ошибаюсь, но это не страшно. Именно в тот момент, когда блестящая от масла коробка занимает своё место в мешанине проводов, а мой манипулятор нежно находит правильный разъём, звучит голос девчушки:

— Выпущено две торпеды. Удар через тридцать секунд.

Движки на полную мощность, и я начинаю удаляться от «Катерины».

— Лучше п-поздно, чем никогда, верно? Спасибо за п-попытку.

Молчу, ведь нет никакого смысла произносить хоть что-то.

— Двадцать секунд. Торпеды меняют курс!

Мой скафандр — почти корабль. Его не должны подбить свои в пылу битвы, пока я пытаюсь чинить звездолёт-носитель.

— Цель — СРОК. Повторяю, торпеды идут к СРОКу!

Выжав из батарей последние капли энергии, под прощальное мерцание мониторов повернулся к белоснежному кораблю с красными крестами на корпусе. Посреди одного из них стояла чудовищная заплата моего авторства.

— Десять секунд до удара.

— Он снял свой б-блок опознавания, — шепчет на всю округу капитан.

Довольный его прозорливостью, вскидываю манипулятор в бессмысленном салюте, но искусственная рука застывает на полпути. Моё время в роли ангела-хранителя подошло к концу.

— Ноль.

Белая вспышка, ослепившая меня. И наступило великое Ничто, нарушаемое лишь дыханием израненного и измученного человека. Когда способность видеть вернулась, тёмный корпус дрона уже скользил на фоне «Катерины» ко мне, выходя на позицию для батарейного залпа.

Новая вспышка, силуэт«Катерины» всё дальше, а на её фоне появляются обломки, только что бывшие дроном. Мимо меня один за другим скользят СРОКи вперемешку с истребителями, беря залатанный корабль в кольцо. Все издевательски белоснежные, с красными крестами на спинах.

— «Мария Богородица» – неопознанному СРОКу. Приготовьтесь к стыковке.

Госпитальеры, мать вашу. Рыцарский орден грёбаных защитников сирых и убогих — вот моя последняя мысль, прежде чем магнитный захват утягивает застывший СРОК в ангар флагмана Ордена, а я теряю сознание.

Подписаться
Уведомить о
29 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр Прялухин

Сквозь непонятки начала рассказа продрался, идею и смысл примерно понял. Что мы имеем? Самопожертвование – как один из самых душещипательных литературных приемов. Немного тускнеет из-за спасения ГГ, ведь если бы он погиб, то героя было бы жальчее и читательских эмоций выплеснулось бы больше. Но автор не Джордж Мартин, решил оставить всех живыми.
Стиль чуть суховат, много технических пояснений, мало живых человеческих слов.
К теме “тюремный космонавт” немного притянуто за уши (все-таки здесь скорее космический узник, а это несколько разные вещи). Для притягивания же служит и название скафандра, но это не существенные детали, какого-то явного противоречия с темой я все-таки не вижу.

2
Valico

Хороший рассказ. Хорошая космическая фантастика, все как я люблю.
Тема, которая просматривается на протяжении всего сюжета — самопожертвование, даже не ради друзей или любимых, а просто ради незнакомых людей.
Героев, хоть и не видно (они же по радио общаются), но диалоги живые и рождают в голове образы. Хотя местами диалоги сухие и чисто технические, но это, наверное, отпечаток суровой профессии. 🙂
Язык не сказать что очень уж понравился, но читалось хорошо. Простенький такой язык, без особых изысков — наверное, в самый раз для динамичного сюжета. Хотя немного спотыкался на некоторых фразах типа «причина моей разбитой головы».

Не понятно почему люди обращаются к скафандру, а не к человеку внутри. Это же не корабль, не катер, это скафандр. Это как если бы на улице обращаться: «Джинсовая куртка, закурить не найдется?» Хотя понятно, что автор пытался обыграть игру слов в названии.
Но в целом весьма неплохо.
Тема, конечно, не просматривается. Это точно не “тюремный космонавт”, но, может быть, «Удивительное – рядом»?

0
UrsusPrime

“Вдох. Выдох.”
И мы опять играем в любимыхcomment image
Короче, очередной спинофф “Die hard” (Крепкий орешек), где супергеройский Джон МакКлейн спасает корабль, на котором летит его жена.
Я прям представляю как он в одной майке-алкоголичке в скафандре этом СРОКе показывает фак летящим торпедам и говорит свое коронное “Yippee ki-yay, motherfucker!”.
Несмотря на непрырывной экшОн читать скучно и до зевоты утомительно. Орал в голос с момента, где он за пленкой щита видит через дыру палубу, где делают операции. Это прям топ. Те взрыв токо корпус повредил – отсеки сохранили целостность, все столы кушетки “лазерные скальпели” все целым осталось. Не сдуло все как пушинки и разметало, а просто корпус тюк тихонько. Какая интересная мина или что там им борт пробило? Ну пускай, может “технологии будущива” и ПТЗ хитрая.
А когда отключили щит – все что было в поврежденных отсеках в космос не высосало? А почему?
Капитан и рулевая истерички. Орудия стреляют только в бок – до турелей еще не додумались бедолаги. Видимо изначально, это был парусник госпитальный, а нападали пираты. А ГГ пластырь из куска своего фрегата “Викториас” накладывал.
Ну и в конце чудесное спасение обесценивает подвиг и все прочитанное. Те и без него бы “Святую Катерину” (которой послали дворянина) спасли. И ГГ зря корячился.
Так то неплохо – хоть не про котов. Но автору нужно при подготовке к таким рассказам почитать что-нить из грандов современной космической фантастики вроде Атаманова или Руса. А то пахнет это все Карибами, Саббатини со Стивенсоном и американскими боевиками.
P.S. Казалось бы, при чем тут Warhammer 40000…

0
Кирин59

Внимание: субъективность данного комментария может превышать значение, допустимое для принятия моего мнения во внимание.

мой манипулятор нежно находит правильный разъём

– таким, вероятно, мог стать подход этого рассказа к читателям. Но мой “разъем” оказался явно “неправильным”.
Первую четверть истории приходилось усиленно морщить лоб, чтобы вникнуть в происходящее и идентифицировать “причину разбитой головы” Рассказчика, благо он скоренько поведал о торпедной атаке. А потом появились новые персонажи, которых Рассказчик только слышит, и мародеры. И понемногу ситуация стала проясняться.
Но почему-то легче от этого не стало. Чего не сказать про Рассказчика. Это и удивительно, потому что я как-то упустил момент, когда он – раненый, брошенный, отчаянно нуждающийся в спасении (в чуде, как он сам говорит) – вдруг решает сам сделаться “ангелом-спасителем” и пожертвовать собой ради незнакомого экипажа.
Не иначе, как именно это решение и привело в финал рассказа госпитальеров, мать их, чтобы спасти благородного Рассказчика.
Как говорится, интересно, но ничего не понятно. Вроде все жИво и динамично, но субъективный взгляд Рассказчика не дает охватить всю картину и не передает подлинный масштаб происходящего вокруг. Ну хоть текст приличный оказался (хотя я и немного недолюбливаю повествование от первого лица).

2
Эллен

С рассказов, участвующих в основном конкурсе, особый спрос. Ведь они уже прошли один этап отбора – значит лучшие. Приступим.
Такой скукоты о космосе я ещё не читала никогда. Сюжет можно описать двумя (а если постараться, то и одним) сложносочинёнными предложениями. ГГ выполнил свой долг, но его личность так туманна, что никаких эмоций это не вызывает. Все силы и знаки ушли на описание технических подробностей, которые тоже довольно унылы. Повествование от первого лица (в данном случае) усложняет восприятие и тоже безэмоционально. Даже счастливый финал не радует. Космонавт присутствует, тема отсутствует.

3
Good Reading

Я пока прочитал только этот рассказ. Думал над комментом. Пожалуй, лучше мне не сформулировать. Если автор литбес, прошу простить.

3
Александр Михеев

Предупреждение уважаемому автору: я комментирую рассказы не с личной точки зрения, а с точки зрения массового читателя.Пытаюсь спрогнозировать — зайдет рассказ аудитории, или нет.

План комментария к рассказу

Тема
Идея
Композиция
Герой
Прочие персонажи
Сеттинг
Сюжет
Динамика
Язык произведения
Законченность
Вывод

Рассказ №1

Тема: Я бы обозначил ее как “Самопожертвование”. Не самая популярная тема у широкой аудитории по причине того, что так или иначе связана со смертью. А умирать никто не любит. С другой стороны, людям нравится знать, что есть кто-то, кто умрет за них — это придает их существованию дополнительный смысл. Так что успех зависит от того, на что автор сделает упор.

Идея: Идея — это мнение автора по обозначенной теме. В данном случае автор говорит, что имеет смысл пожертвовать своей жизнью ради спасения других людей.
Большинство людей назовет этот вывод спорным. Да, он упорно прививается средствами пропаганды. Но искреннего отклика не находит по причине того, что людям не нравится умирать — как и всему живому. В связи с этим, куда лучше заходит тема компетентного спасения. Когда герой и всех спас, и сам остался жив и награжден. 
В теме самопожертвования огромное значение имеет выбор объекта спасения. Согласитесь, мы всегда выбираем — за кого бы отдали свою жизнь, а за кого — нет. И человека, согласного пожертвовать жизнью ради спасения вообще все равно кого — считаем не слишком умным.
Автор сделал умный ход — назначил объектом спасения детей, сыграв, таким образом на инстинктах. Но было бы лучше персонифицировать этих детей для героя, показать — почему ему так важно спасти именно их.

Композиция: линейная. Я считаю это лучшим вариантом композиции — читателю проще всего вжиться в рассказ и наполнить его своими эмоциями

Герой: безупречен в решениях и поступках, но недостаточно эмоционален. Смотрите — он обрекает себя на верную смерть одним-единственным словом “Плевать!” Даже не пытается найти вариант, при котором он мог бы спастись вместе с остальными.
Эмоции — единственное средство, которое позволяет читателю отождествить себя с героем. Пренебрегать ими нельзя, их надо показывать подробно и достоверно.
Недостаточно мотивированные поступки героя непонятны читателям.

Прочие персонажи: с ними автор попал в ловушку повествования от первого лица. При такой форме прописать других персонажей трудно — особенно, если герой их не видит.
Подсказка: в данном случае нам важны не сами персонажи, а то, как герой воспринимает их эмоционально. Не видит? Так позвольте его воображению дорисовать картинку испуганных, растерянных детей. Так похожих на детей героя. Или на него самого, когда он был ребенком.
Чувствует, как сразу поднялась эмоциональность? Только не скатитесь к “аднаногой сабачке” — во всем должна быть мера.

Сеттинг: вполне стандартный для космофана. Хорош тем, что не отвлекает необычными деталями от смысла повествования. Позволяет нарисовать леденящие душу картинки глубокого космоса. Деталь с пробоиной неправдоподобна, но хороша — картинка людей, которые работают за тонкой пленкой силового поля, очень впечатляет.

Сюжет: умело сконструирован из событий, которые побуждают героя действовать и раскрывать идею автора. Лишним видится только финальное появление корабля госпитальеров. Вытащить такой рояль из кустов — все равно, что расписаться в своем неумении сделать эффектный, драматичный и правдоподобный финал.

Динамика: выстроена очень хорошо. С одной стороны — не дает читателю заскучать, с другой — позволяет осознать происходящее и выстроить в голове картинку. Появление дрона ускоряет темп, и это великолепно.

Язык произведения. Хотелось бы чуть большей лаконичности и выверенности предложений одновременно с эмоциональностью и красочной картинкой. 

Законченность: присутствует. Сюжет доведен до логического конца, дальше начинается совсем другая история.

Вывод: рассказ построен на спорной предпосылке, которая недостаточно хорошо аргументирована, чтобы читатель мог всей душой к ней присоединиться. Если обогатить предысторию героя родственными связями, добавить живых эмоций и заменить провальный финал на более логичный хэппи-энд — получится прекрасный образец космической фантастики. Жанр в настоящее время не очень популярный, но имеет свою аудиторию.

3
Альберт фон Гринвальдус

Всплывшая без спросу ассоциация: “Святая Катерина, пошли мне дворянина…””
Сюжет: эпизод битвы в космосе по типу “Гипериона” Симмонса.
Технические аллюзии: работа на обломках корабля в “Затерянных у Весты” Азимова.

3
Polo4anin

Доброго времени суток!
Автору повезло или не повезло оказаться первым в списке. И хоть каждый читает рассказы по своей системе, уверен, что большинство начинает по классике.
Итак, космофантастика, да ещё и боевая. Корабли, сражения, вакуум и неминуемая смерть в наличии. К сожалению, достаточно много роялей, появляющихся очень воаремя: первый корабль, кусок обшивки, знания по системе своей-чужой, второй корабль. По-моему, многовато в рассказе на 13.3к знаков.
Впрочем, это обилие событий играет на динамику и разбавляет несколько сухой тон повествования.
Вл время чтения случилось 2 неожиданности: доктор оказался женщиной ближе к концу, а также хеппи-енд.
Действительно, кажется, что смерть гг была бы более искренним финалом.
В технических аспектах не силён, но в той космофантастике, которую читал, бои в космосе проходят на огромных расстояниях в тысячи километров. Поэтому некие торпеды выглядят, так сказать, несколько архаичными рудиментами.
В целом рассказ неплох, тема, правда, очень условная, тюрьмы как таковой и не было.
Автору удачи!

0
Митриса

Мне кажется, не зря “Последний срок” поставили первым в конкурсе. Очень добротный рассказ, выдержан по стилю по всему тексту, ничего не “выпирает”, не кажется чужеродным.

Да, “вхождение” в чтение не стало для меня легким, однако далее все пошло намного проще. Повествование набрало темп, к финалу уже вместе с ГГ летишь, тормозишь, взгрызаешься и проч.

Идея сампожертвования ГГ не показалась странной. Я вижу основной контекст в гуманистической идее работы госпитальеров в космосе. На их фоне действия ГГ кажутся вполне логичными и, безусловно, благородными, как и деятельность тех, ради кого он жертвует жизнью.

То, что героя спасают, тоже не кажется мне неверным ходом. Хороший финал опять-таки “заточен” на подчеркивании роли госпитальеров.

Эмоционально рассказ тронул, особенно, заключительные фразы.

Конечно, обилие технических подробностей неподготовленному читателю кажется малоинтересным аспектом, но в данном случае это важно (мое мнение).
Единственный вопрос по этой части – как отключение силового поля, даже на секунды, влияет на герметичность корабля, возможно ли это в принципе (даже в фантастическом ключе).
В целом рассказ очень понравился, автору удачи.

0
Windfury

Первому рассказу всегда достается по полной, так что автору терпения. Рассказ написан добротно, но мне как женщине было очень скучно его читать. Торпеды, СРОКи – напомнило фильм про какую-то войну, где все время стреляли, убегали, стреляли… Три раза меня заставляли смотреть и три раза я засыпала под убаюкивающие монотонные выстрелы. А все потому, что я глупая женщина, но я тоже люблю фантастику. Лично мне не хватило чего-то еще кроме “стыковки”, “скафандра”, “дрона”, “флота”, чего-то менее технического. В общем мое мнение, что рассказ на любителя именно такой фантастики.

0
Мира Кузнецова

Почему-то подумалось, что это девочки флиртуют с НФ.

Рассказ добротный и лет может быть в тринадцать образ безликого героя заставил бы моё сердце биться. Но сердце биться перестало от подростковой прозы в жанре фантастики уже давно.
Вопрос автору – как долго ваш ГГ кровоточит? В человеческом организме есть такая система – гемостаз. Эта система включает гемокоагуляцию, т.е. начинает процесс свертываемости, тем самым спасая человека от потери крови. Ваш ГГ уже должен был выблёвывать сгустки крови.

В общем и целом – всё ровно. Именно такие рассказы, возбуждают желание в юных сердцах побороздить просторы космоса. Почему бы и нет?

Удачи и вдохновения.

1
Мишка Пушистая

Не очень жалую такую фантастику. СРОК так и остался для меня нерасшифрованным, придется пройтись по комментариям. Тема присутствует. Мотив героя ясен – тут и мечта детства, и взрослая осознанность в принятии решения отвести беду ценой собственной жизни. Читалось затруднительно, в душе не отозвалось. 

1
UrsusPrime

«Преподобная Катерина» вызывает неопознанный скафандр ремонтный для открытого космоса. Повторяю, «К-катерина» вызывает СРОК. Как слышно?
Профессор конечно Лопух, но аппарутура при нем, при нем, как слышно?:)

1
Мишка Пушистая

Юстас Алекса понял, принял, осознал  ? 

1
UrsusPrime

“Юстас Алексу – вы козел!”
Над этой шифровкой три дня ржал весь Абвер. И только Штирлиц плакал – он стал отцом…

1
Мишка Пушистая

 ? 

0
Alex N

Признаюсь, что “космовояжи” всегда тяжело мне давались. Будь то даже известная книга или фильм. Возможно, что я просто слишком “земной” и лишён способности оценить красоту подобных сюжетов. Не знаю. Но так или иначе я не ЦА таких историй, и прежде чем оставить комментарий, решил написать об этом.

Что касается конкретно этого рассказа, то интереса он, увы, также не вызвал. Вероятно, что причина описана выше. Но так или иначе всё же прошу простить за честность.

Удачи автору!

1
Террапевт

Благодарочка автору за погружение в мир космоса. И сам посыл рассказа достоин и заслуживает…
Я не специалист по техническим вопросам. Тем более, космическим. К тому же, фантастическим. Но, как мне кажется, разгерметизация космического корабля в открытом космосе (чуть не написал – конкурсе))) – приводит к более серьезным последствиям и требует гораздо более серьезных усилий для устранения. Впрочем, об этом уже писали.
Множество технических терминов заслуживает уважения с одной стороны(автор ничего не разжжовывает), но и вызывает раздражение с другой(чтобы петлять в закоулках научпопа требуется опыт и заряд читательской выносливости)))

1
UrsusPrime

Ага! все таки решился на комментарии:)

1
Мишка Пушистая

А он что, хотел отлынивать? ? 

0
UrsusPrime

Ну уж скоро закат… Смеркалось, так сказать.

0
Террапевт

Решил всё прочитать сначала;)

2
UrsusPrime

Потом ощущения блекнут… Уже комменты не те получаются.

1
Террапевт

Значит, будут поблекшие увядающие комментарии))

1
UrsusPrime

А еще можно (о Ужас!!!) начитаться чужих комментариев, понять что не понял сам и комментарий написать не в стиле “тупое гавно непонятное автор выпий йаду” а “очень тонкая игра смыслами, понял с третьего прочтения и с помощью коллег. высший балл”

2
Террапевт

Раскусил)))

1
Мушавер

Довольно атмосферный рассказ. Единственное, переговоры читать было несколько утомительно, пытаясь удержать нить повествования. Но в данном случае подобное повествование вполне обосновано. В целом, впечатление от данного рассказа хорошее.

0
Kortes

Неплохо написано, даже увлекательно, но герой надолго застрял, продираясь сквозь силовой щит. Настолько надолго, что не хватило знаков объяснить нахождение на мостике девочки, врача и заикание капитана. Хотя честь и хвала герою, пожертвовавшему собой для спасения госпитальеров. И в финале эскадра роялей из кустов подпортила впечатление. Но драйв есть.

0
Шорты-38Шорты-38
Шорты-38
ФФ-2ФФ-2
ФФ-2
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

29
0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх