Секретное мастерство

Юрий Петрович Рогов ожидал, что под конец недели на его объекте что-то случится, так оно и вышло. Вообще-то Юрием Петровичем Рогов числился только по документам. Не наработал ещё на полноценного Петровича, молод. Институт закончил вот только-только и полугода нет. Не великих габаритов очкарик, с набором предусмотренных программой строительного факультета знаний в курчавой голове. Однако руководитель, не большой, но всё же. Получил место прораба на строительстве склада на окраине города.
Предполагая по размерам котлована, Юрий Рогов сразу прикинул, что на будущем складе вполне могли хранить несколько авианосцев сразу. Дело за малым: после возведения наземных конструкций оставалось только прокопать к ближайшему морю канал в пару тысяч километров длиной, соответствующий по глубине и ширине, чтобы корабли в пути чувствовали себя комфортно. А как подойдут, сразу под арку.
В подчинении Юрия оказалась бригада тёртых, заветренных мужиков: монтажники, сварщики, каменщики, бетонщики, две крановщицы… и Семёныч.
Семёныч – бригадир. Если бы не он, то Юру Рогова строители, среди которых большая часть приобретала строительный опыт работы по ходатайству прокуратуры и направлению суда, так вот этот контингент, мягко говоря, мог молодого специалиста серьёзно не воспринимать. Нет, конечно же, выполняли бы, наверное, распоряжения, но с ленцой, без особого рвения – какие тогда планы. Какие сроки?
Иное дело, когда командовал Семёныч. И вроде голос не повышал, и не загибал подолгу словесной многоэтажности, а скажет и всё – что пропечатал. А бывало, что лишь кашлянёт, чтобы дело сдвинулось. Кашлял, правда, он своеобразно. Смотрел не прямо, а вниз, трогая двумя пальцами, но не отлепляя от губы, сигарету, с которой почти не расставался, покачивался на крепких ногах с пятки на носок, и затем, чуть скосив глаза в сторону рекомендуемого направления движения, произносил длительное горловое рокочущее: «кхыммм» – то ли медленный кашель, то ли разминка перед серьёзным рыком. И уже после этого пристально смотрел на мужиков рыжими глазами. Не зло, даже как-то устало. У Семёныча глаза были как у тигра. Кроме того, от него, несмотря внешнюю неторопливость, исходило ощущение, словно мог мгновенно выбросить вперёд лапу с острыми когтями и размотать по земле одним движением. И как-то всё это вкупе (рык, взгляд, поза) способствовало тому, что работа начинала выполняться гораздо быстрее, чем до этого. А ведь тоже не богатырских статей человек, но энергетика атомная – других заряжала, всем хватало.
Когда только познакомились, Семёныч, обратив внимание на излишнюю и нервную суетливость Юрия, успокоил: «Всё будет тип-топ. Ты говори чего надо, начальник, порешаем. И эта… Щеки-то зазря не надувай». Юрий поначалу опешил и не нашёлся что сразу сказать для поддержки своего начальственного авторитета. Упустил момент. А потом работа затянула, не до того стало. Оказалось, что и не нужно было ничего выяснять: всё выполнялось в срок, Семёныч бригаду держал. И рабочие спокойно на молодого прораба реагировали, даже Петровичем иногда величали. Что им такое Семёныч сказал, про то особо не распространялись.
Но тот день оказался особый. И не потому что четверг – после обеда бригада что-то отмечала. Начала в обед. День рождения чей-то, чью-то годовщину на свободе или просто хорошая погода нашептала – не известно.
Юрий выглянул в окно из вагончика, а на стройке никого, только два небольших пыльно-растрёпанных пса, отзывающихся на любое имя, лишь бы кормили, позёвывали возле приоткрытых ворот въезда на площадку. Рогов выскочил из своего центра управления строительством и помчался по территории.
Рабочих не нашёл, но зато встретил бригадира. Семёныч стоял в проходе пьяный настолько, что по ощущениям Рогова, если бы не заскорузлые монументальные по своим характеристикам сапоги и такая же бронированная и несгибаемая от цементной пыли куртка, мужчина должен был принять положение «лёжа» без какой-либо команды. Однако он не падал – внешний ли каркас держал или внутренний стержень – стоял, почти не шатаясь.
Юрий хотел было высказаться по поводу времени, рабочей дисциплины и сроков установки опорных свай, и уже открыл было рот, но Семёныч опередил. Он в предупреждающем жесте вскинул руку и резко очертил видимую лишь ему самому границу. При этом поднял голову и мотнут ею словно откинул пряди мешающей смотреть в светлое будущее шевелюры. Возможно, эти два жеста должны были обеспечить балансировку сил, стремящихся свалить мужика, и ведь обеспечили-таки бригадиру устойчивость – устоял. Глаза, правда, не фокусировались, смотрели куда-то в неизвестность.
– Завтра, – буркнул Семёныч.
– Что завтра? – машинально спросил Юрий, кипящий справедливым гневом.
– Будь спок, – попытался посмотреть на него бригадир.
– У нас же сроки, – сквозь зубы проскрипел прораб.
– Петрович, я сказал… – и Семёныч замолк.
По всем признакам он заснул. Стоя и ни на что не опираясь. Рогов плюнул в сердцах и вернулся в свой вагончик. Вот же бригада. Так его подвести. Неделя заканчивается. Начальство может потребовать отчёт, а то и лично нагрянуть. А сваи ставить это не песок под дренаж на дорогу насыпать. Оно конечно и с песком тоже соблюдать кое-какие нормы нужно. Но сваи… Их же по отвесу выверять, по уровню…
От невозможности на чём-то или ком-то выместить злость Юрий нырнул в папку с документацией и начал прикидывать во что может вылиться простой бригады в течение полутора суток. Почему полутора? А как? Вечер четверга и считай вся пятница.
Прошло часа три. На стройке тишина. Ближе к семнадцати в вагончик протиснулся хмурый Семёныч. Посопел виноватым медведем, потоптался у стола с разложенными чертежами и повторил то же, что говорил несколько раньше:
– Завтра всё сделаем. Сегодня всё одно ничего делать не стоит.
Наутро пятницы Рогов ожидал, что бригада будет в состоянии угнетённого духа, который у каждого должен был вызвать, если не чувство раскаяния, а элементарный тремор и сушняк. Но прораб ошибся – все находились на местах, приступили к работе без обычной раскачки и перекура. По плану следовало установить несколько рядов вертикальных опор. Юрий обратил внимание, что Семёныч руководит установкой, не используя какого-либо даже самого простенького измерительного инструмента – издалека машет рукой и крановщице, и такелажникам, а те гвоздят многометровые балки, что свечки в торт.
«Наделают сейчас», – мелькнула у Рогова и он поспешил непосредственно к бригадиру.
– А чего по уровню не центруете?
– То есть, – изобразил непонимание Семёныч.
– Без нивелира, без уровня, без отвеса…
– А-а, так он не нужен. Я и так ставлю ровно.
И тут же прищурив один глаз начал командовать:
– Слева ещё ударь. Так, ещё. И ещё чутка. Стоп!
Рабочий у основания балки замер в кувалдой, которой забивал деревянные клинья. Семёныч отошёл на несколько шагов в сторону и снова прищурился:
– Мальца справа дай. Так. Ещё. Хорош! Прихвати!
Это он уже сварщику.
– Погодите, – крикнул Юрий почти Павлович и подскочил к опоре.
Приложил уровень – в ноль. С другой стороны – без отклонений.
– Начальник, я говорил, всё чики-пуки, – усмехнулся Семёныч. – Сегодня сделаем за два дня, не боись.
– Да как же без инструмента?
– Ты же видишь, ровненько, – подмигнул тигриным глазом бригадир. – Так быстрее. Будь спок.
К концу смены два ряда опор стояли словно солдаты на параде: один к одному, по одному стандарту.
Молодой специалист не мог поверить, что бригада мужиков после вчерашнего всё сделала и не допустила брака. Несколько раз выскакивал перепроверять, но работы не останавливал и мерял уже закреплённые балки. Чётко.
– Как это у вас получилось, на глазок, но без перекоса? – поинтересовался он у бригадира, когда уже расходились с объекта.
– А ты не понял?
– Нет.
– Тут особое мастерство требуется и секретные курсы заканчивать, – пряча улыбку посмеивался Семёнович.
Вокруг скалились не успевшие разойтись рабочие.
– И всё-таки, – настаивал Рогов.
– Ладно, пойдём, – пыхнул сигаретой бригадир, – покажу.
Подошли к одной опоре.
– Иди сюда, – поманил Семёныч. – Смотри туда.
Юрий приблизился, пока ешё ничего не понимая.
– Ну? Смотрю и чего.
– Ты дальше смотри.
– Куда?
– Да вон же дом. Видишь угол? Вот тебе и вертикаль. Совмещай и по ней прикидывай. А по вот тому краю другую сторону ровняешь.
Юра посмотрел, точно, так и есть. И на душе отлегло: так вот оно секретное мастерство. Опыт. Его, как говорится, не пропьёшь.

10

Автор публикации

не в сети 2 года

Я.ЛОН

117
Комментарии: 4Публикации: 3Регистрация: 20-07-2022
Подписаться
Уведомить о
4 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Олег

Олег, замечательно. Держи десяточку…

0
const

Опыт не пропьешь. Хотя попытки были.
Привет коллегам-строителям!

1
Good Reading

Написано приятным языком.
Прочитал с интересом.
Спасибо, автор!

2
Шорты-39Шорты-39
Шорты-39
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

4
0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх