Олимунт

Десять пар босых ног, по колено почерневших от налипшей грязи, уверенно хлюпали по глинистой траншее, прорытой гигантским стальным ковшом много лет назад. 

Казалось, длиннющему рву, по дну которого протекала странного цвета жидкость, не будет конца – он тянулся на многие километры. Но жилистые ноги людей упрямо месили своими ступнями влажную глину, расплёскивая вокруг себя жирные брызги. 

Они знали, что выбранный ими путь будет не самым коротким и не самым чистым, но зато самым надёжным. Поэтому никто не обращал никакого внимания ни на жидкость странного цвета, ни на грязь, ни на моросивший дождь, ни на кислотный запах, исходивший со всех сторон. 

*** 

Перед долгим походом всех их собрал пожилой вожак. Звон, исходивший от стука огромного молота по чугунной пластине, известил жившее под землёй племя маянов (*1) о сборе. Из разных нор, служивших жилищами, повылезали сотни исхудавших и бледных существ в поношенных одеждах. Среди них были женщины и мужчины разного возраста, а также молчаливые детишки с испуганными глазами, державшиеся за руки своих родителей. У каждого из них на голове красовался пластмассовый головной убор, походивший на каску шахтёра. Обступив своего вожака, стоявшего с тяжёлым молотом в руках возле каменного возвышения, они с большим вниманием уставились на него. 

– Маяны, – подняв руку, сжимавшую кувалду, вверх, охрипшим голосом пророкотал предводитель, – время пришло! 

По толпе, чьи тёмные лица едва освещались в подземелье, пронесся слабый вздох удивления. Тусклый свет, исходивший от пыльных био-ламп, протянутых вдоль стен, бросал зловещие тени на фигуры людей, собравшихся в просторном внутреннем зале их убежища. Откуда-то раздавался протяжный гул воздушных турбин и био-генераторов, находившихся на пару десятков метров выше нор маянов. 

– Мы ждали этого часа несколько поколений, – опустив молот, продолжил вожак. – И вот, наш главный скаян (*2) провозгласил добрую весть. Благодатный день настал! 

Он обернулся к стоявшей рядом с ним тощей женщине и кивнул ей головой. Женщина-скаян нагнулась к каменному возвышению, на котором лежал серебряного цвета ящик, и что-то проделав с ним, открыла его откидную крышку. Изнутри коробки вырвалось лёгкое облачко пара, и она осветилась голубым сиянием. 

Тут же всё собравшееся племя ахнуло. Они хорошо знали легенду, но содержимое серебряного контейнера никто никогда не видел. Скаян быстрым, но аккуратным движением рук, вытащила из чемоданчика прозрачную колбу и высоко подняла её над головой. 

В сумерках подземелья никто из собравшихся не смог разглядеть содержимое стеклянного сосуда, но по рядам людей пронёсся радостный шёпот: “Это – Зерно, это – Зерно!”, – говорили они, скрывая на своих чумазых лицах довольные улыбки. 

*** 

Когда скаяны проверили старинные карты, они указали вождю на ровную линию, начинающуюся недалеко от самого входа в их шахту и тянущуюся ровной линией через всю израненную технологическими отходами зону. Эта тонкая черта, прорисовывающаяся словно хирургический шрам на карте, оканчивалась далеко за пределами цели их похода. Десяти избранным из племени нужно было пройти по траншее около шести майялов (*3), а затем выбраться из неё на поверхность и двигаться к заданным координатам через заражённую зону с особой осторожностью. Колбы с зёрнами во что бы то ни стало необходимо было доставить в полной сохранности к указанному скаянами месту. 

– Почему не выбрать путь по прямой? – спросил лидер избранных, прочертив грязным пальцем неровную линию на карте. 

Вождь вопросительно посмотрел на женщину-скаян. 

– Прямой путь короче, – ответила она, – но намного опаснее. Шансы и так малы – ваши защитные костюмы могут не выдержать столь долгий путь по зоне. 

– Двигаясь внутри рва мы потратим больше времени, – заметил другой из избранных. 

Скаян немного задумалась и покачала головой: – Мои расчёты показывают, что очистители вдоль траншеи всё ещё работают и опасность заражения ядовитыми химикатами внутри рва лишь немного выше дозволенного уровня. Поэтому мы… – тут она замялась и неуверенно посмотрела на вождя. 

– Поэтому, – уверенно продолжил он, – мы выбрали самых сильных из нашего племени. По траншее вы пойдёте без обуви, защитные костюмы понесёте в рюкзаках. И только перед тем, как покинуть ров, вы облачитесь в костюмы и наденете антикислотные сапоги. И молитесь подземному Орткваку (*4), чтобы хоть кто-то из вас добрался до цели живым и донёс зёрна до ухода Лаяфа(*5). 

*** 

Десять пар ног упрямо двигались вперёд по траншее.  

Две трети пути уже была пройдена, когда заморосил дождь и по дну рва, смешиваясь с отфильтрованной водой, капающей из очистительных труб, потёк грязный ручеёк, насыщенный кислотными выделениями.  

– Что будем делать? – крикнул кто-то из группы. – Мой счётчик приближается к красной отметке. 

Скаяны не предупреждали их о таком, и они не были подготовлены к создавшейся ситуации. 

Лидер группы, идущий первым и нёсший серебряный контейнер, лишь махнул рукой вперёд и ускорил шаг. Без лишних вопросов отряд последовал за ним. Возвращаться было поздно и все были решимости выполнить возложенную на них миссию – событии, о котором говорили их отцы и отцы их отцов, начиная с самых первых маянов. Второй шанс мог выпасть вновь только лишь через двести семь лет. 

Дождь усиливался, а с ним увеличивалась и концентрация сероводородной кислоты в воде. Быстро идущим людям теперь обжигало не только ноги, но также спину и лицо. Ядовитые капли проникали в организм через поры на коже; каждый вдох обжигал лёгкие; всё тело горело. 

И вот траншея забрала свою первую жертву. Издав клокочущий звук, совсем ещё молодая девушка рухнула на дно рва лицом в струящийся ручей. За ней, раздирая до крови кожу на лице, замертво упал коренастый паренёк. Затем, харкая кровью, ещё двое.  

Лидер группы молча снял с мёртвых тел своих товарищей рюкзаки и дал команду четверым из шести оставшихся облачиться в защитные костюмы и одеть антикислотные сапоги погибших. Сам он и ещё один маян, не выказывавший особых признаков отравления, продолжили путь без защитных одежд до самого места выхода на поверхность зоны. 

*** 

Пять невысоких фигур, с ног до головы облачённых в химкостюмы, стояли у края рва. Их неуверенные позы и лица, спрятанные за гермошлемом, выражали большую озабоченность от развернувшегося перед ними пейзажа. 

Они много слышали и даже видели редкие видеокадры заражённой зоны, но одно дело – рассказы и картинки, а другое – реальность, представшая перед их взором. 

Всё видимое пространство представляло из себя мешанину останков некогда блестевших на солнце машин и зданий. Груды разбитого стеклобетона, искорёженного железа и расплавленного пластика в беспорядке громоздились друг на друге, создавая первозданный фантасмагорический хаос. Из всего этого, словно гигантские рога или хоботы какого-то мифического левиафана, торчали трубы всевозможных размеров и диаметров, источавших жирную жидкость, так и не смытую многими годами. Только гермошлем спасал людей от ядовитого смрада некогда великой индустрии, а химкостюмы защищали жалкие органические тела людей от соприкосновения со смертельным выдохом погибшей техно-цивилизации. 

Далеко-далеко над всем этим кладбищем погибших чаяний прошлого возвышался Олимунт (*6). К нему то и держала свой путь половина из тех, кто появился из недр земли. 

*** 

У каждого из пяти, кроме одного, державшего серебряный контейнер, на плечах висел рюкзак с запасной защитной одеждой. Внутри гермошлемов раздавалось хриплое дыхание маянов не привыкших к длинным и быстрым переходам. К тому же их лёгкие были переполнены ядовитыми испарениями. 

Лидер поредевшего отряда обвёл взглядом неуверенные фигуры своих товарищей. 

– Вы готовы исполнить предначертанное? – переводя дух спросил он. 

В его шлеме послышался шум динамиков. В голосах его попутчиков звучала физическая боль снедаемого химикатами организма, но несмотря на это, все как один выражали твёрдую решимость идти до конца. 

– Тогда идём! – крикнул глава группы и быстрым шагом двинулся вперёд. 

В отличие от траншеи, траектория которой шла по прямой, а ногам не мешали никакие препятствия, движение по поверхности заражённой зоны было затруднено нагромождением полуразложившихся отходов промышленности. Каждый шаг таил в себе опасность: здесь можно было порезаться об один из острых штырей, вдоволь усеивающих свалку; провалиться в скрытую яму, наполненную ядовитым раствором; попасть под обвал рухляди и быть заживо погребённым… 

С большим трудом и осторожностью группа продвигалась вперёд. Тем не менее, медлить им было нельзя – у лидера, в отличие от остальных, не было запасного химкостюма: когда они потеряли последнего – пятого члена отряда, у них было время только на то, чтобы снять с него рюкзак, оставив тело погибшего лежать в защитном костюме. 

Хриплые вздохи и звуки кашля беспрерывно раздавались в гермошлемах. Они проходили между двумя проржавевшими ковшами гигантских экскаваторов, когда послышался страшный треск и чей-то предсмертный возглас в динамиках. Остановившись лишь на пару мгновений, группа обернулась и молча посмотрела на то место, где всего лишь пару секунд назад шёл их товарищ, а сейчас зияла глубокая яма, засыпанная строительным мусором. 

В глубоком молчании, нарушаемом лишь хрипом динамиков, они упрямо шли дальше. Дальше, к Олимунту. И вот, когда до подножия горы оставалось каких-то пару сотен метров, лидер, тяжело дыша, опустился на колени. 

– Возьми! – задыхаясь произнёс он, протягивая контейнер одному из склонившихся над ним. – Доставь зёрна. 

Он так и остался стоять на коленях, даже когда последний вздох покинул его израненное тело. 

*** 

Они стояли на вершине Олимунта, представлявшей из себя небольшую ровную площадку квадратной формы. В самом центре этого плато, словно могильный камень, располагалось искусственное возвышение со светящимся дисплеем. 

– Счётчик показывает чистую атмосферу, – произнёс один из добравшихся до цели похода. 

Они сняли гермошлемы и защитные костюмы, и глубоко вдохнули живительный воздух. Их исстрадавшиеся лёгкие болели, а кожа была изъедена кислотными испарениями. Капли дождя грязными ручейками сбегали по их лицам, впервые, за долгое время похода, светившимися от счастья 

Скаяны не ошиблись, – облегчённо произнесла светловолосая девушка, подходя к дисплею. 

– Что ты видишь на экране? – потирая слезившиеся глаза спросил третий из маян – жилистый мужчина среднего возраста. 

– Зелёная полоса и мерцающий знак Священной Паяны (*7)! – ответила девушка. 

Лаяф ждёт. Приступим! – жилистый открыл контейнер и раздал каждому по десять колб с зернами. 

Они бережно опустили их в лунки, расположенные вокруг возвышения, и молча встали возле дисплея, наполненные волнением от предстоящего. 

Жилистый маянец кивнул головой и светловолосая девушка медленно, словно растягивая удовольствие, прикоснулась к изображения Паяны на экране. 

– Процесс запущен, – произнёс приятный мужской голос, раздавшийся откуда-то из гладкой поверхности камня. – Терраформирование начнётся через десять минут. Просьба отойти к краю площадки. 

Изображение на экране сменилось меняющимися цифрами. Подняв голову кверху, троица медленно отошла к границе плато. 

*** 

– А что потом? – с трудом подавляя зевоту, спросил засыпающий ребёнок. 

– И тогда, – отец закрыл книгу и погладил малышку по волосам, – разрывая тучи, из неба, прямо на камень в центре плато, спустился жёлтый столп света. Олимунт содрогнулся и начал испускать из отверстий с зёрнами густой зелёный пар, окутавший всю гору. Этот пар, насыщенный живительной амброзией, медленно опустился вниз и постепенно очистил всю заражённую зону от многовекового яда. 

– А что стало с маянами? – дочка потёрла сонные глаза и в который раз посмотрела на свою любимую статуэтку на столике. 

– Они через пару месяцев вышли на поверхность и начали возрождать нашу планету. 

– Спасибо тебе! – прошептал ребёнок, посылая воздушный поцелуй коленопреклонённой фигурке на столике. 

*** 

Все названия придуманы автором и происходят от английских слов: 

*1 – Маяны (Miner – шахтёр) 

*2 – Скаян (Science – наука) 

*3 – Майял (Mile – миля) 

*4 – Ортквак (Earthquake – землетрясение) 

*5 – Лаяф (Life – жизнь) 

*6 – Олимунт (Holy mountain– Святая гора) 

*7 – Паян (Pine – Сосна) 

(Просмотров за всё время: 85, просмотров сегодня: 1 )
8

Автор публикации

не в сети 24 минуты

Revaon

431
Ржу во ржи
flag - ИзраильИзраиль. Город: Ришон ле-Цион
Комментарии: 225Публикации: 7Регистрация: 22-01-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
16 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр Михеев

Очень понравилось! Спасибо!

1
AiRon88

Есть некоторые моменты, которые немного резанули:
“…ни на кислотный запах, исходивший со всех сторон” – запах, наверное, всё-таки кислый, а не кислотный. Я понимаю, что автору хотелось подчеркнуть, что вокруг агрессивная среда, в которой много кислот (в почве там и вообще). Но всё-таки думаю, что запахи всё-таки кислые.
“…скрывая на своих чумазых лицах довольные улыбки” – непонятно почему они скрывали улыбки/радость. Звучит так, словно их осудят за это.

В остальном очень даже. Мне понравилось. Сохраняется интрига: интересно узнать на 100% что именно такое есть “зёрна” (предположения есть, но хочется их подтвердить или опровергнуть), выполнят ли избранные миссию и т.д.
Ну и концовка в виде сказки на ночь очень классная. Показывает, что кризис и катастрофа были преодолены, т.е. финал прям счастливый-счастливый. Что радует и вселяет оптимизм:)

1
Мира Кузнецова

“почерневших от налипшей грязи, уверенно хлюпали по глинистой траншее (с)( глина обычно имеет коричневый цвет в разных оттенках),

“охрипшим голосом пророкотал” (с) ( хрип и рокот два взаимоисключающих слова. Хрип – сиплые и глухие звуки, рокот – гром, грохот, перекаты низких звуков. Два в одном не бывает),

концентрация сероводородной кислоты в воде” – эта кислота слабая и неустойчивая. От нее не умрешь. К тому же она вступает в реакцию с кислородом. А ваши герои идут без скафандров. Но если в воде есть соли ( хлорид меди), то сероводородная кислота вступит с солью в реакцию с образование соляной кислоты. А вот эта уже сильная кислота. И Вам нужно откорректировать смерть избранных. Высококонцентрированная соляная кислота представляет собой едкое вещество. При попадании на кожу вызывает сильные химические ожоги. Особенно опасным считается попадание в глаза (в значительном количестве).(с). Но опять же откуда там концентрированная? Но я думаю, что за те количество лет, в кислой среде металл давно бы уже коррозировал и превратился в труху.

У каждого из пяти, кроме одного, державшего серебряный контейнер, на плечах висел рюкзак с запасной защитной одеждой.

С этой фразой нужно поработать. Она – “деревянная”.

Общее впечатление? Воображение и фантазия есть. Хорошо, что в финале перевели основную сюжетную линию в предание. Но, там еще работать и работать.

Простите, но я за то и не люблю фантастику, что очень часто она удручает нелогичностью и придуманностью.

1
Мира Кузнецова

Скажите, а Постапокалипсис – это научная фантастика? Если, да, то , в моем понимании, вы, как автор, должны быть точны особенно в темах, связанных с наукой.

Понимаете, высококонцентрированная или даже концентрированная соляная кислота в грязной луже даже при условии, что хлорид меди будет составлять 10% от объема (чего в принципе не может быть) не получится. А слабая концентрация соляной кислоты находится у нас в желудке. Я не помню точно, химию неограническую последний раз учила в 82-м в институте, но кажется то ли 5%, то ли 0.5%. Думаю, что скорее 0,5%. И стенки желудка она не разъедает.

Далее, у вас идет дождь. Слабый дождь – 2 мм/час, сильный дождь – 8 мм/час. Сколько сероводородной кислоты должно вылиться, чтобы произошла реакция? Тогда уж пусть льет ливень из серной кислоты, хотя и это невозможно. Почему? Кажется там достаточно сложный процесс производства.

И опять же, если у вас идут кислотные дожди, то весь металлический мусор давно уже превратился в пыль.

P.S. Иногда, безупречный слог, не растиражированный сюжет, мастерская подача материала, живые персонажи заставляют не замечать технические нюансы ( в конце концов не все помнят химию со школы и знают интенсивность ливневых стоков), но тогда автор работает со словом, как высококвалифицированный мозаичник, складывая слова в предложения, имеющие безукоризненную форму.

Я вас не ругаю. Я просто пытаюсь показать, те камни на которых можно споткнуться.

1
Агния

Если представить этот текст комиксом, то должно получится интересно)
Достаточно сочные образы, любопытный сюжет. Но если рассматривать текст сам по себе – то для меня слишком много “не верю”, слишком много неточных выражений.

1
Агния

ОК..но коротко.

Произвольно выбираю абзац:

Он обернулся к стоявшей рядом с ним тощей женщине и кивнул ей головой. Женщина-скаян нагнулась к каменному возвышению, на котором лежал серебряного цвета ящик, и что-то проделав с ним, открыла его откидную крышку. Изнутри коробки вырвалось лёгкое облачко пара, и она осветилась голубым сиянием.

В рядом стоящих предложениях один и тот же человек назван по-разному, это создаёт путаницу. Так не стоит делать.
Тощая – уничижительная характеристика, вы это хотели? Наверняка нет, вот и неточность.
Серебряный цвет.. – нет, так не говорят и тем более не пишут. Открыла откидную крышку – зачем здесь откидную? Это важно? Нет, вряд ли, тогда зачем этот повтор?
Изнутри коробки – из коробки – это во-первых, а не изнутри, и у вас только что был ящик – куда он делся? это во-вторых.
Пар мог вырваться, если там что-то кипело, у вас кипело? вряд ли, значит это был газ, а не пар.
Вы очень неточны в выборе выражений, поэтому нет доверия к тексту. Но если всё передать картинками, то будет нормальненько)) Успехов)

1
Александр Михеев

Если позволите… вместо “тощая” можно сказать “измождённая”, и всё встанет на свои места.

1
Агния

Синонимические ряды в русском огромны местами, но синоним не значит – то же самое. Есть разница какая-то всегда. В вашем случае непонятно – с чего бы ящик превратился в коробку и какой смысл в этой смене понятия?
Всё это мелочи в целом, но их слишком много. Слова должны быть подобраны точно – это и есть работа писателя – одна из сторон. Участвуйте в конкурсах, там вам разъяснят, и начнёте видеть неточности.

1
Кирин59

По тексту.

Предупреждаю сразу, замечаний много, поскольку я записывал их отдельно по мере чтения, а не делал общее подведение итогов после прочтения.

Итак, второй абзац:

«Но жилистые ноги людей упрямо месили своими ступнями влажную глину, расплёскивая вокруг себя жирные брызги.»

Своими, вокруг себя – ненужные уточнения.

«повылезали сотни исхудавших и бледных существ в поношенных одеждах. Среди них были женщины и мужчины разного возраста, а также молчаливые детишки с испуганными глазами, державшиеся за руки своих родителей.»

Я бы убрал «среди них» поскольку в моем понимании получается, что среди существ были мужчины, женщины и дети, что вызывает вопрос: кем являются остальные существа? Можно поставить двоеточие вместо точки в первом предложении и убрать «среди них были». Можно Заменить «среди них» на «это». И «своих» – очередное лишнее уточнение.

Как и следующие примеры:

«У каждого из них на голове» – из них

«Обступив своего вожака» – своего

Вот эту фразу, кажущуюся несколько усложненной:

«подняв руку, сжимавшую кувалду, вверх, охрипшим голосом пророкотал предводитель»

я бы перефразировал. Скажем так: подняв кувалду вверх (или воздев над головой), пророкотал предводитель охрипшим голосом.

В этом предложении:

«Откуда-то раздавался протяжный гул воздушных турбин и био-генераторов, находившихся на пару десятков метров выше нор маянов.»

Я бы убрал неопределенное наречие «откуда-то», поскольку из этого же предложение становится понятно, откуда именно доносится шум – сверху. Так почему бы его и не использовать? А чтобы избежать возможного повторения сверху-выше, «выше» можно заменить, например, на «над».

Далее:

«Он обернулся к стоявшей рядом с ним тощей женщине и кивнул ей головой.»

«с ним» и «головой» – очередные ненужные уточнения.

«открыла его откидную крышку» – снова уточнение «его», без которого можно обойтись. И без откидной, кажется, тоже можно обойтись.

«Изнутри коробки» – не могу пояснить, чем мне не нравится слово «изнутри», но применительно к коробке оно звучит как-то не благозвучно. Это чисто субъективно, поскольку я бы скорее сказал «из коробки» чем «изнутри».

«аккуратным движением рук, вытащила из чемоданчика прозрачную колбу» – лишняя запятая.

«по рядам людей пронёсся радостный шёпот: “Это – Зерно, это – Зерно!”, – говорили они, скрывая на своих чумазых лицах довольные улыбки.» Снова субъективное суждение: я бы двоеточие заменил на точку и косвенную речь начал с нового абзаца. Потому что первое предложение, на мой взгляд, выглядит вполне законченным, да и у речи есть достаточно лаконичная атрибуция, чтобы начать ее с новой строки.

«пройти по траншее около шести майялов (*3), а затем выбраться из неё на поверхность» – очередное лишнее уточнение «из нее».

«– Двигаясь внутри рва мы потратим больше времени,» – деепричастный оборот отделяется запятыми, но этот момент оставляю на суждение Автора, поскольку он касается прямой речи, а люди, как известно, могут говорить как угодно.

«Две трети пути уже была пройдена, когда заморосил дождь и по дну рва, смешиваясь с отфильтрованной водой, капающей из очистительных труб, потёк грязный ручеёк, насыщенный кислотными выделениями

Сложное предложение, пропущена запятая перед «и». И лучше сказать «были пройдены две трети» или «миновали две трети пути».

Можно разделить на парочку предложений, которые не перестанут быть сложными, но немного упростят повествование: «Две трети пути были пройдены, когда заморосил дождь. По дну рва, смешиваясь с капающей из труб водой, потёк грязный ручеёк, насыщенный кислотными выделениями.»

«Возвращаться было поздно и все были решимости выполнить возложенную на них миссию – событии, о котором говорили их отцы и отцы их отцов, начиная с самых первых маянов.» – первое: пропущена запятая перед «и все были»; второе – пропущено «полны» перед словом «решимости»; третье – повторяется «их» (первое можно убрать), и «были» (второе можно вообще убрать); четвертое – «возложенную на них» лишнее уточнение, поскольку это и так само собой разумеется. У событии неверное окончание, потому что по смыслу идет выполнить миссию – выполнить событие.

«Ядовитые капли проникали в организм через поры на коже; каждый вдох обжигал лёгкие; всё тело горело.» – в этом предложении простое перечисление, поэтому можно было обойтись простой запятой вместо точки с запятой. И чье тело горело – тело одно, а миссионеров десять.

«И вот траншея забрала свою первую жертву.» – считаю «свою» нужным уточнением.

«И вот траншея забрала свою первую жертву. Издав клокочущий звук, совсем ещё молодая девушка рухнула на дно рва лицом в струящийся ручей. За ней, раздирая до крови кожу на лице, замертво упал коренастый паренёк. Затем, харкая кровью, ещё двое.» – в начале абзаца говорится о первой жертве, а по ходу описывается аж четыре. Нужно либо разделить на два абзаца, либо перефразировать первое предложение (начала собирать жертвы или как-то так).

«снял с мёртвых тел своих товарищей рюкзаки» – лишнее уточнение «своих».

«Сам он и еще один маян» – они же вроде майялы.

«Пять невысоких фигур», «половина из тех (десяти), кто появился из недр земли», «у каждого из пяти»- А где еще один?

«Их неуверенные позы и лица, спрятанные за гермошлемом, выражали большую озабоченность от развернувшегося перед ними пейзажа.» Их – лишнее уточнение. Может, за гермошлемами, раз их пятеро? «Лица, выражающие озабоченность», «большая озабоченность от пейзажа» – не совсем благозвучные фразы, на мой взгляд. Не лучше, например, «От увиденного пейзажа на лицах за гермошлемами застыло выражение растерянности».

 «Все видимое пространство представляло из себя», «Из всего этого», «над всем этим» – ну, Вы понимаете, к чему это. А видимое пространство можно назвать просто рвом, у края которого стояли миссионеры. Кстати, насчет рва. Вот они стоят у края и озирают раскинувшееся внизу кладбище цивилизации. А далеко над ним возвышается Олимунт. Так и напрашивается: может Олимунт был за ним, а не над ним.

 «К тому же их легкие были переполнены ядовитыми испарениями» – очередное лишнее уточнение и пассивный глагол (это когда с подлежащим предложения что-то делают, а подлежащее просто допускает, чтобы это произошло), которого надо избегать. Напишите лучше «к тому же легкие переполняли ядовитые испарения».

«неуверенные фигуры своих товарищей» – как фигуры могут быть неуверенными? И очередное лишнее уточнение, которые дальше не буду обозначать (думаю, Вы и так поняли, почему они лишние).

«движение было затруднено» – пассивный глагол, который тянет в текст очередную «былку».

«штырей, вдоволь усеивающих свалку» – не думаю, что «вдоволь» подходящее слово для контекста, скорее «сплошь».

«когда они потеряли последнего – пятого члена отряда» – тут я совсем запутался в количестве миссионеров. Когда остается последний член отряда, отряда как такового уже нет – есть один человек, и кто тогда эти они, что потеряли последнего?

«Хриплые вздохи и звуки кашля беспрерывно раздавались в гермошлемах. Они проходили между двумя проржавевшими ковшами» – вздохи и звуки проходили между ковшами?

«Остановившись лишь на пару мгновений, группа обернулась и молча посмотрела на то место, где всего лишь пару секунд назад шёл их товарищ, а сейчас зияла глубокая яма, засыпанная строительным мусором

Совет, который я всегда даю в таких случаях: пишите проще – меньше шансов запутаться в словах, и что они сложатся в нечто нелитературное. Как Вам такой вариант этого предложения: «Группа остановилась лишь на пару мгновений, чтобы вместо товарища увидеть позади глубокую яму.»

«до подножия горы оставалось каких-то пару сотен метров» – не лучшее построение фразы. Либо оставалась пара сотен, либо оставалось пройти пару сотен метров – не оба варианта одновременно.

«по их лицам, впервые, за долгое время похода, светившимися от счастья» – лишние запятые.

«Жилистый маянец кивнул головой и светловолосая девушка медленно, словно растягивая удовольствие, прикоснулась» – тавтология и пропущена запятая.

«мужской голос, раздавшийся откуда-то из гладкой поверхности камня.» Лишнее уточнение несколько другого рода, поэтому обращу Ваше внимание. Откуда-то – лишнее, поскольку в этой же фразе Вы уточняете откуда – из поверхности камня. Избегайте их, поскольку, как я часто говорю авторам, они выдают в Вас боязнь выразиться недостаточно точно, чтобы читатель понял. Это не полезно ни для Вас (поскольку в попытках выразиться точнее авторы зачастую начинают вводить в текст лишние слова, порой очень много лишних слов), ни для читателей (внимание которых из-за нагромождения слов отвлекается от самой истории).

«Подняв голову кверху, троица медленно отошла к границе плато.» Другой пример лишнего уточнения, ну и очередной с неправильным окончанием. Подняли кверху, а могли поднять книзу? Троица подняла одну голову – чью?

По повествованию.

Скажу, что оно было бы куда лучше линейным. Это чисто субъективное замечание, исходящее из убеждения, что короткие истории лучше воспринимаются без скачков в повествовании, одной из отличительных черт которого является видоизмененный лексикон. Это относится к началу, а не к концовке – она неплоха.

Другое субъективное замечание – это как раз выбор слов. Видоизмененный лексикон персонажей и описание их общины говорят о том, что человечество, загнанное глобальной катастрофой глубоко под землю, сильно деградировало.

Вожаки, скаяны, священные миссии, маяны (или майялы). И тут же колбы (почему не сосуды?), био-генераторы, био-лампы, технологические отходы, хирургические шрамы, заданные координаты, антикислотные сапоги, отфильтрованная вода из очистительных труб, концентрация сероводородной кислоты и прочее.

Как-то не вяжется первое со вторым, несмотря на концовку, которая при фантазии читателя может прояснить выбор слов для повествования, но лишь при ней. Если и рассказывать эту историю, как притчу или миф, то делать это на все сто процентов, а не превращать в финале рассказ в былину. Вот дополнительный довод в пользу линейности повествования.

По сюжету

Задумка не новая, но могла бы достаточно интересно получиться, если бы были запоминающиеся персонажи. Миссионеры (которых, к слову, слишком много для короткой истории) абсолютно безлики. О них читателю ничего не говорится, хотя имена героев должны были запомнить на несколько поколений вперед.

Развивается вполне предсказуемо – герои преодолевают трудности и спасают мир. Не стану утверждать, что это плохо для данной истории, но было бы интересней, если бы в сюжете была интрига.

Финал оставил один вопрос: кому принадлежала коленопреклоненная фигурка, которую благодарила девочка после рассказа отца? И за что она ее благодарила? Статуэтка никак не вяжется у меня с историей десяти миссионеров.

История, если Вы хотите увлечь ею читателей, требует доработки.

Чтобы оживить историю о Святой горе, я бы предложил ее изложить так, каковой она предстает в финале – в виде рассказа отца дочери, с начала и до самой горы, как сказку.

Еще уменьшить количество миссионеров, добавив им характеров, больше самопожертвования (мол, сами героически вызвались в смертельное путешествие, не все прошли нечеловеческие испытания, ожидавшие в пути, но один герой спас-таки всех – ему-то и принадлежит фигурка, хотя об остальных тоже помнят), больше эмоций, чтобы они что-то чувствовали не только физически, но и эмоционально.

И уделить больше внимания самому тяжкому пути и его преодолению. Хотя центром истории, как и любой другой, останутся персонажи.

Итог

Я дам шесть баллов из десяти: три за лексикон (он действительно неплохо продуман и органично звучит в рамках истории) и за несколько необычный взгляд на тему техногенного апокалипсиса и его последствий.

0
БисерБисер
Бисер
Шорты-4Шорты-4
Шорты-4
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Научи робота говорить по-русски! Эксперимент

16
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх