Парковка

Парковка

– Придурок! Короче, если, он завтра будет опять на меня свои зенки пучить и краснеть, уволюсь! Говорить надо было, кому я должна звонить! – Ольга негодовала! Виктор Вадимыч, начальник управления долго на неё смотрел налитыми кровью глазами, весь раскраснелся, ничего не сказал и ушёл. Ну да, ошиблась, вместо заказчика позвонила субподрядчику и сказала сумму, стоимость контракта. Капиталисты драные…
Ольга, лихо крутила руль, Ситроена С3, въезжая во двор на парковку, возле своего дома.
Это что ещё за мудак моё место занял? – На том месте возле клумбы, где Ольга привыкла ставить свою машину по соглашению с соседями, каждый имел условно своё место, стаял «Форд».
Ольга объехала двор два раза, увидела место возле другого подъезда и припарковалась.
Наверное, в гости кто-то к кому-то приехал — подумала она.
Хотя все соседи даже своим гостям говорили, где есть общие места, чтобы не было напряжения между жильцами. Вот и сейчас Оля припарковала машину на общем месте, и негодовала, что кто-то занял её. – Надо будет в окно посмотреть, кто это машину впихнул.
Когда она уже подходила к подъезду, из него вышел Семёныч. Старичок был как из старого советского фильма “Потерянное время”, в белых парусиновых штанах, рубашке с коротким рукавом, и соломенной шляпе.
– Здрасте Павел Семёныч, у нас к кому-то гости? – она бросила взгляд на серый «форд».
– Нет Оленька. У нас новый сосед в пятнадцатой. – слегка причмокивая старческим голосом, сказал сосед. – Елена Петровна к дочери перебралась, а квартиру в аренду сдали.
– Да? И кто там? Семья?
– Не знаю, непохоже… По-моему, только парень. Они весь день сегодня коробки таскали. Только парни. Женщин и детей я не видел.
– Ага, спасибо, место моё занял, пришлось возле 32-го парковаться.
– Он с утра тут как поставил, так и стоит — старичок махнул рукой — они большой машиной вещи привозили — дедушка аккуратно примостился на лавочку.
– Хорошо, спасибо дядя Паш, завтра скажу ему, что это моё место. – Оля вошла в подъезд и легко взбежала на второй этаж.

Утром после душа, с закрученным на голове полотенцем и косметичкой в руках она подошла к окну на кухне, место было свободное, «форд» уехал. – Может, сам поймёт, не надо будет говорить и ругаться — подумала она.
День был совсем хреновый, Вадимыч орал на всех, все ходили по офису на полусогнутых, боясь попасться ему на глаза. Все договоры с субподрядчиком пришлось пересмотреть. Все сотрудники шептались между собой, тайком поглядывая на Ольгу, и любой человек, владеющий способностью читать речь по устам, удивился бы преобладанию в мимике одного слова, – овца.
После работы Оля привычно зарулила во двор, поехала к своему месту, там стоял «форд».
–А-а а! Я его убью! – закричала Оля в машине, стуча кулачками по рулю.
Бросив машину во дворе, она бегом побежала на четвёртый этаж, туда, где жил новый сосед.
Как нож в грудь врага, она вонзила палец в дверной звонок, и не отпускала его, пока дверь не раскрылась. На пороге стоял высокий, плечистый парень, с длинными вьющимися волосами, голубыми глазами, майке на шлейках и шортах.
– Это моё место! Понял! Убрал машину!
– И вам здрасьте.
– Ты не понял? Я сказала, машину убра-ал…
– Куда?
– Это моё место!
–А где моё?
– Нет твоего, у Елены Петровны не было машины.
– Тогда теперь это место моё – и он захлопнул дверь перед самым носом Ольги.
Она от злости стала одной рукой звонить, другой стучать и пинать ногой дверь.
– Овца – послышалось из-за закрытой двери.
Долго воевать она не могла, её машина перекрывала въезд во двор, и надо её скорей оттуда убрать.
Ольга по ступенькам побежала вниз, всем своим существом праведно, как ей казалось негодуя.
– Козёл! – Выругалась она.
Как назло, все места были во дворе заняты. Оля выехала на проезжую часть и припарковалась на набережной под высокими деревьями.

Утром прямо из кровати она подбежала к окну, «форд» уехал, – Козёл – выругалась она, потом побежала в туалет и ванную.
Подводя глаза тушью и накладывая лёгкий макияж, Оля думала, как она отомстит соседу за его вероломство. – Все четыре колеса проткну! – Она представила как ночью, в чёрной одежде, с повязкой на лице как у ниндзя она тайно, никем не замеченная острым шипом протыкает все четыре колеса, и исчезает во мраке, а утром в красивом лёгком летнем платье как ни в чём не бывало выпархивает из подъезда, видит красивого соседа с гаечным ключом в руках, озадаченно пялящегося на проткнутые колёса. – Ой — приложив ладошку к щеке, скажет она, – хулиганы какие-то, вам колёса проткнули. – А во внутри неё злобный монстр будет громко хохотать — Ха-ха… «Поставь ещё раз машину на моё место»!
Закончив утренний моцион, выпив ароматный кофе, Оля взяла сумочку и пошла к дальней парковке, где, ночевал её Ситроен.
Оля была девушкой красивой, но красивой не гламурной красотой прудовой утки, и не инфантильной, породистой бурёнки, а живой, слегка пацанячьей, с живыми выразительными глазами, хулиганской смелостью, подчёркивающую её индивидуальность.
Одетая как того требовал дресс-код фирмы, в тёмную юбку чуть выше колен, белую блузку, стильный пиджачок под цвет юбки в туфельках на небольшом каблучке, она птичкой порхала через двор. Перебежала через дорогу, остановилась, вспоминая, где оставила машину. Когда сообразила, что смотрит на свою машину, коленки подкосились. Из тёмно-зелёного Ситроен превратился в бело-серо-желтый. Он был весь обосран птицами. Гнездо находилось на ветке прямо над машиной.
– Ах вы ж ссуки!!! Я вам жопы заклею гады! – Её возмущению не было предела…
Пошарив в сумочке рукой, не отрывая взгляда от ужаса, творящегося на машине, она нашла ключ, нажала на брелок, машина, весело пикнув, моргнула приветственно жёлтыми фарами.
– Да уж милая — тихо сказала Оля, открывая дверь — нас обосрали.
Она завела мотор, включила дворники и стала пшикать пахнущую жидкость на стекло. Вышло ещё хуже. Теперь не было видно ничего, птичий помёт ровным слоем распределился по всему переднему стеклу.
– Надо домой сбегать за водой и салфетками, иначе ничего не выйдет. – Оля захлопнула дверь и побежала домой.
Как назло, дома не оказалось ни одной пластиковой бутылки. Оля слила все свои шампуни в блюдца, набрала в тюбики воды, схватила на кухне бумажные полотенца, побежала обратно к машине.
– Сейчас ласточка моя я тебя почищу, и поедем на мойку, если этот гад снова наше место займёт, я его убью! – Она аккуратно, чтобы не запачкать одежду брызгала воду на стекло, наклонившись над капотом, салфетками протирала растёртый помёт. Сверху на дереве что-то каркнуло или чирикнуло, Оля почувствовала, как что-то густое жидкое и вязкое ляпнуло ей на затылок и потекло по шее и плечу. Оля застыла, боясь поверить, что это реальность, с подбородка на капот упала капля птичьего помёта… – Твою ж мать! – заорала Оля.

Тёплая вода стекала по лицу вместе со слезами обиды. А ещё теперь было непонятно, где шампунь, где кондиционер и где гель для тела, всё было в одинаковых блюдцах. На работу безбожно опоздала, и не позвонила никому. Короче! Всё это из-за этого козла! Оля стояла под душем, и когда его вспомнила, почувствовала лёгкую истому внизу живота… – Так, это глупости, только не он. Он враг, захватчик моей парковки! С захватчиками надо поступать как наши деды, гнать с нашей территории! – Но тягучая приятная щекотка в животе почему-то не видела врагов.
К концу третьей четверти рабочего дня Оля вошла в офис. Первой подбежала к ней Ленка, высокая блондинка с большими аргументами быть секретаршей и попкой стульчиком. – Оль, тебя шеф ждёт.
– Понятно. Хоть кто-то меня ждёт в этом мире. – Ольга, приветствуя всех поднятой ладонью, быстро прошла в кабинет начальника.
Вадимыч не отрывая глаза от монитора, сказал — Расчёт получишь завтра на карту, сегодня не в счёт. Если пойдёшь работать к конкурентам, я дам тебе лучшую рекомендацию, только ты способна разрушить любую фирму в считаные дни, там ты для нашей фирмы будешь полезнее.
Оля подошла к своему столу, стала собирать вещи — Что теперь будешь делать? – Выглянув из-за монитора, спросила Светка. – Хочешь дам телефон знакомого, он в новый офис сотрудников ищет.
– Слушай Свет, знаешь, что я всё время хотела сделать, пока тут работала?
– Что?
– Сказать тебе, пошла ты на хер! Вот, теперь говорю! Света! Иди на хер!

Большая картонная коробка никак не хотела лезть в багажник. – Надо было всё выкинуть — подумала она — сколько барахла накопилось.
Захлопнув багажник, она села за руль, посмотрела на часы — он ещё, наверное, не приехал, моя парковка сегодня будет моей!
Оля поймала себя на том, что совсем не волнуется, о том, что её уволили, скорей ей важно свободно ли место на парковке.
Заезжая во двор, Ольга издалека увидела, что форд стоит на её месте.
– Ах ты паразит! Это война! Жестокая!
Она сразу вырулила к 32-му дому и припарковалась на ничейной земле.
– Завтра с утра займу своё место и буду на такси ездить, работу искать, но ты моего места не увидишь! Гад!
Она шла по тротуару к своему дому как раз мимо «форда». Оглядевшись чтобы, никто не видел, со всей силы треснула сумочкой по задней арке автомобиля. Ручка сумочки предательски порвалась и все вещи из неё полетели под машину. Чёрт! – выругалась девушка, стала спешно подбирать всё обратно. Собрав и запихав всё в сумочку, Оля заметила, что нет ключей от Ситроена. Она нагнулась ниже и увидела, что связка ключей лежит ровно на середине под ненавистным «фордом». Ещё раз оглядевшись, она встала на четвереньки и глубоко засунув руку под машину, стала шарить, пытаясь достать ключи.
– Вы на мою машину молитесь, или это намаз вечерний? – Услышала она его голос.
– Иди в жопу — не отрываясь от поиска ключей, ответила она.
– Это путь или предложение? Если предложение, то мы пока не так близко знакомы…
Ольга резко вскочила и выпрямилась — Дебил! Там ключи мои!
– Что они там делают?
– Ничего! Машину убери с моего места! Понял?
– Слушай, я отъеду, забирай свой ключ и давай так, место это не твоё, кто первый, того и тапки. Понятно?
– Мудак!
– А я Андрей, неженское у тебя какое-то название. – Он запрыгнул в машину и сдал назад.
Ольга схватила ключи и не оглядываясь побежала к себе домой.
Вечером Оля сидела в халате на кухне, стирала с лица макияж то и дело, поглядывая в окно, на ненавистный «форд».

Группа “Сплин” пела “Я был влюблён в вас”. – Нет, надо выпить. А то я сдурею… – Ольга открыла холодильник, там стояла бутылка “Jack Daniels”. Из морозилки она достала кубики льда, налила виски в широкий стакан, накидала туда льда, первые два глотка были невкусными страшно. Не аристократично она отрезала большой кусок колбасы вспомнив, что весь день ничего не ела. Напиток пробежал по жилкам, даже пальчики защекотало, страшно захотелось кушать. Оля широко распахнула холодильник и стала всё подряд накладывать в тарелку. Посмотрев на то, что она наложила, она немного подумала, потом сказала – а пофиг… Всё равно такие, как он на таких, как я не смотрят…- и налила себе в стакан на две трети коричневатого напитка. Отпив почти половину содержимого, она откусила огурец, потом колбасы, сыра, зелёного лука и чёрного хлеба. Закрыв глаза с наслаждением, жевала, откинув голову на спинку стула и зажмурив глаза.
– Дзынь-дзынь — взорвался в её голове дверной звонок.
– Какого хрена! Если это баба Клава за солью или Колька просить в долг, я стану серийным убийцей соседей — Оля пошла к двери. Не спрашивая, кто там, так как все в доме друг друга знали, Оля открыла дверь. Там стоял он.
–Чё надо? – спросила Оля
– Слышь соседка, давай это, не ссориться с самого начала. Покажи, где есть общие места, я свою ма… – он носом втянул воздух, который, шёл с кухни – а, понятно, не сегодня… Давай короче завтра, выспишься и мы машины переставим.
– Выпить хочешь? Меня с работы выгнали…
– За что?
– Из-за тебя. Мне возле речки птицы машину обосрали, и я договора слила.
– А я тут с какого боку?
– С прямого не хрен было моё место занимать.
– Связь трудно уловима, для целостности этой информации надо проводником закинуться.
– Заходи, виски будешь?
– У тебя есть из чего выбирать?
– Не-а.
– Тогда чё спрашивать? Наливай.
Они вместе прошли на кухню.
– Ух ты, у тебя столько еды, можно я тоже немного поем?
– Ешь.
Он взял нож, доску и из всего, что было на столе, сделал очень красивые маленькие бутербродики.
Ольга смотрела, как он ловко управляется.
– Ты повар?
– Нет, я айтишник.
– Я так и думала, что ты компьютераст.
– Ух ты, ты обо мне думала?
– Да, я хотела сжечь тебя с твоей машиной и плясать в языках пламени над твоими корченьями в муках злобно хохоча.
– Как романтично.
– Так ты готовить сюда пришёл или выпьем, открой шкафчик, там стакан как у меня, в морозилке лёд. Меня Оля зовут.
– Это красивей, чем-то как ты первый раз представилась.
– Дурак.
– Знаю — он налил себе и ей виски, кинул лёд — давай за знакомство.
Они чокнулись, и Оля сделала два глотка, не успела поставить стакан на стол, как он скомандовал — быстро открой рот — Она от неожиданности по команде, как маленькая раззявила рот, и он ловко сунул туда маленький бутерброд — жуй!
Разжевав, она почувствовала приятный вкус с долгим послевкусием украшенный виски. Проглотила. – Ух ты, как вкусно, где ты так научился?
– Потом расскажу.
Эти слова, как и алкоголь согрели её вены, значит, будет какое-то потом. Да нет, бред. У него наверняка кто-то есть.
– Ты женат?
– Нет.
– Голубой?
– Розовый
– Это как?
– Лесбиян, вокруг смотри как много красивых мужчин, а меня к бабам тянет — он засмеялся.
– Чё ржёшь, мне и так хватает весёлых моментов в жизни, не хватало мне, чтоб ещё твои подружки мне космы драли.
– Не бойся, а у тебя кто, то есть, мне готовиться к дуэли?
– Не я своего мачо прогнала уже три месяца назад.
– Мачо? Это как?
– Как в анекдоте.
– Не слышал.
– Ну это как алкаши во дворе пили и один говорит — настоящего мужика бабы называют, Мачо. – Самый плюгавенький воспрянул, говорит — так это… это я. Меня жена так называет. Тут окно раскрылось, и жена кричит. – Эй, чмо, а, ну домой…
Андрей весело рассмеялся. – А с работы серьёзно выгнали?
– Да.
– Жалеешь?
– Не, не знаю, как маме сказать. Мой шеф, друг отца, это как сын маминой подруги, во всём положительный. Такой пример… Скажу, что он меня выгнал, начнётся. Непутёвая… и прочее. Эх…
– Так не говори пока, найдёшь другую работу, тогда скажешь.
– Я-то да, только он отцу скажет, и тогда мне хана. Дятлы всех лесов прилетят клевать мой мозг.
– У тебя он есть?
– Кто?
– Мозг?
– Ты чё, офигел?
– Нет, я просто вспомнил, как ты мою машину сумкой била, я в окно видел — Андрей засмеялся.
– Потому что ты меня бесишь.
– И сейчас?
– Немного.
– Слышь Оль, давай я такси закажу, поедем в клуб, потанцуем. Как ты?
– Такая?
– В смысле?
– Ну мне накраситься надо.
– Давай, ты красься, я пойду переоденусь и такси вызову.
– А тебе завтра на работу не надо?
– Я договорюсь, у меня гибкая система.
Через пятнадцать минут Андрей заглянул в дверь.
– Готова?
– Нет ещё.
– Ладно, я на улице подожду, такси внизу. Ты давай побыстрее, ок?
– Сейчас накрашусь и спущусь.
Оля нанесла последние штрихи боевой раскраски, оценивающе себя оглядела. Блеск хмеля в её глазах озарял путь, цели у того пути не было. – Я долбаный самурай. Вжих-вжих — покривлялась она перед зеркалом как бы махая в воздухе воображаемой катаной. Хлопнула входной дверью и легко по лестнице сбежала со второго этажа вниз.
Андрей разговаривал с таксистом, увидев Ольгу, открыл дверь своего «форда» и сказал — Всё, что ты взяла с собой, оставь здесь.
– Что всё?
– Ключи, карточки, документы, возьми то, что не жалко потерять.
– Ты собрался меня напоить до беспамятства?
– Это ты сделаешь сама, я не хочу завтра весь день ездить это всё искать.
– А как я без денег?
– Не бойся, это я тебе за аренду места парковки компенсацию выплачу.
– Ох, какие мы благородные…
– Есть малехо… Ладно, не выделывайся, оставь всё здесь, вернёмся, всё возьмёшь назад.
– Предупреждаю, не надейся, между нами, ничего не будет. Понял?
– Ты тоже не надейся, поняла?
– Как это?
– Так это. Давай, ложи всё в бардачок, поехали, такси ждёт.
Таксист вырулил со двора, и машина понеслась по ночному городу.
– Куда мы едем? – Оля посмотрела на Андрея.
– Давай сначала пожрём. Ты что хочешь? Кебаб, пиццу или шаурму?
– Как правильно шаурма или шаверма?
– Если, будем её есть сидя на бордюре, тогда шаурма, если на поребрике, тогда шаверма.
– Понятно.
Таксист остановил машину в центре города. Ольга с Андреем направились к ярко украшенной аппетитными картинками витрине. С горячими свёртками в руках они устроились на лавочке, и запивая минералкой, с аппетитом молодых людей слопали каждый свою порцию.
– Куда теперь? – спросила Оля
– Забыл спросить, ты привита?
– Да, у меня QR код в телефоне.
– Фух, здорово. Тогда давай, тут есть один хороший клуб, и мне дай свой номер, а то потеряешься, где тебя потом искать?
– Заботливый?
– Не прикалывайся, я серьёзно. Без тебя мне в наш дом возвращаться нельзя, соседи решат, что я тебя из-за парковки в речке утопил, или на органы продал. А если серьёзно, то это на всякий случай ты мой тоже запиши.

В клубе громко играла музыка, диджей что-то зажигал… Низкие звуки басов заставляли громко говорить.
Андрей с Ольгой, подошли к барной стойке, Андрей заказал два коктейля. Оля попробовала, было вкусно.
– Идём танцевать — предложила она.
– Пошли — Андрей спрыгнул с высокого стула, подал ей руку, и они задвигались в ритм музыки.
Тут неожиданно Ольга встала как вкопанная, раскрыла рот и приложила к нему сложенные ладошки. Андрей тоже остановился, глядя на неё недоумённо.
– Что?
– Мой шеф с Ленкой! – она схватила Андрея за руку и утянула обратно к барной стойке. Смех распирал её.
– Что будем делать?
– Сейчас — она махом допила свой коктейль — идём.
Виктор Вадимович с пышногрудой секретаршей ушли в самый конец зала за столик с мягкими диванами, к ним мигом прибежал официант, а Ольга с Андреем незаметно по периметру обошли зал и очутились у начальника с секретаршей за спиной.
Встав сзади Виктора Вадимовича, Ольга одним пальцем постучала начальника по лысине. Он резко обернулся и увидел Ольгу.
– Добрый вечер, Виктор Вадимович, я извиняюсь, увидела вас и хотела спросить, что мне папе с мамой сказать? За что меня уволили? – она невинно подняла глазки кверху.
Здравствуй, Оленька — заёрзал бывший начальник — Ничего не говори, ты не уволена. Ты в отпуске до понедельника, по семейным обстоятельствам – в уме он добавил, по моим — Вот я специально секретаршу Леночку с собой взял, тебя ищу, чтобы тебе это сообщить. Хорошо, что тут тебя встретил. Лена — обратился он к спутнице — подготовишь соответствующие документы.
– Ага — хлопая большими ресницами, ничего не понимая, ответила Лена.
– А ты тут одна? – спросил он у Ольги.
– Нет, с захватчиком.
Виктор Вадимович вопросительно посмотрел на Ольгу и симпатичного парня у неё за спиной.
– Это захватчик, он мою парковку у дома захватил, мне пришлось машину возле речки под деревом ставить, там её птицы обосрали, потом меня… тоже. Вот поэтому я так поздно пришла.
– А-а, теперь понятно, это мы оформим как производственная необходимость, негоже сотрудникам солидной фирмы на грязных автомобилях к офису подъезжать. Лена, это тоже отметь, и сегодня на 100% к оплате. Поняла?
– Да Витя, ой, Виктор Вадимович…
– Ну вот и славненько! Производственные вопросы порешали, а теперь по домам! К семьям, жёнам и детям! Так что Оля после короткого отпуска жду тебя отдохнувшей и посвежевшей в офисе.
Он встал и пошёл к выходу. Официант с подносом замер посреди зала. Лена неуклюже на длинных шпильках засеменила за начальником следом.
Андрей махнул официанту рукой, и они с Ольгой хохоча рухнули на мягкие диваны.

Оля проснулась с трудом, через головную боль открыла глаза. Ну как открыла? Свет в них попадал. Горло болело, нёбо жгло, в ушах звенело. А о запахе во рту лучше не упоминать. Страшная мысль молнией мелькнула в голове, она резко двумя руками подняла одеяло, трусы и лифчик были на ней. Облегчение прокатилось по организму, хотя это ничего не доказывало. Потом стала возвращаться память, клуб, танцы, коктейли, потом такси, за ним поочерёдно, то белый унитаз, то белая ванная и его большие ладони умывают ей лицо. Он держал её за нос и заставлял высморкаться, потом она пила воду, и снова он нёс её к унитазу, там поддерживал, и снова умывал…
– У-ууу – завыла она, вспоминая, весь этот кошмар.
На кухне что-то звякнуло. Ольга натянула одеяло до подбородка, боясь пошевелиться.
– Проснулась? Жива?
– Ничего мне не говори и уходи — тихим голосом проговорила она.
В руках у него была литровая банка, наполненная на треть водой, а в другой столовая ложка с прозрачной жидкостью. Он опустил ложку в воду и стал быстро мешать. Вода зашипела и вспенилась — Пей быстро!
Она сухими губами прильнула к банке и с наслаждением большими глотками пила сладковато-кисленькую шипящую воду. Выпив почти до конца, она громко нечаянно отрыгнула — Ой — посмотрела на него виновато.
– Жить будешь! Всё, я домой, спать… Возле кровати минералка, на тумбочке парацетамол. Отдыхай. Чё надо, звони. – Он встал и пошёл к двери.
Предательский низ живота снова напомнил о себе.
Весь день Оля провалялась в кровати, то засыпала, потом потела, пила минералку и хотела забыть навсегда этот кошмар. Вечером стало лучше, она вылезла из кровати и долго стояла под тёплыми струями воды. Села на кухне и написала ему сообщение.
* Привет*
* привет * – пришёл ответ
* что делаешь? *
* о тебе думаю*
* придёшь? *
* да*.

(Просмотров за всё время: 8, просмотров сегодня: 1 )
7

Автор публикации

не в сети 8 часов

METRVKUBE-VIKTORAS

177
Комментарии: 66Публикации: 4Регистрация: 12-05-2022
Подписаться
Уведомить о
2 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
alla

глупость конечно, но так живенько написано, читала с большим интересом. “Ложи” поправьте) вот здесь “– Так это. Давай, ложи всё в бардачок, поехали, такси ждёт.”

0
Шорты-19Шорты-19
Шорты-19
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

2
0
Напишите комментарийx
Пролистать наверх