«Путь Маркбора» Книга первая «Летописец»

Вместо предисловия.

 

В лазури поверхности озера отражались редкие облака, гонимые легким, еле заметным, словно дыхание, ветерком. Утро лучами солнца играло бликами зайчиков по мелким волнам. Вся поверхность водной глади напоминала изящно изогнутое зеркало, формой, смесь фигуры девушки и капли стекающей с листа росы.

В центре его, не нарушая всей гармонии, расположился квадрат большого, свитого из толстых стволов деревьев плот. Закреплённый мощной цепью, где-то в глубинах темной, теплой, июньской воды. Человек создавший этот плот и так его водрузивший здесь преследовал одну цель. Что приплывшие к нему люди смогут тут отдохнуть, понежить себя под солнцем, напитывай кожу бронзой загара.

Вся окружность озера была одета густым, девственным лесом. И лишь с трех сторон врезались замки готической формы, построенные древними зодчими. Два из них находящиеся друг против друга как добрые соседи. Украшали свои стороны берега, третий возвышался несколькими башнями над поверхностью воды. Но даже затопленный он не портил всей красоты пейзажа. На против, он своей грацией дополнял гармонию былого и настоящего.

Эта картина на всю жизнь запечатлелась в моей памяти. Я часто просыпаюсь с этим виденьем. Он не будоражит меня, этот сон, не пугает, не беспокоит. Это виденье даёт мне самое главное, что есть в нынешней жизни, память, а это значит, что я еще жив и в здравом уме. Я не разбитый годами старец, нет, мне тридцать пять и уже очень давно. Да мой дорогой друг давно… Я помню, когда мне исполнилось именно столько таким я и остаюсь поныне. Но в исчислении года, десятилетий и веков, эта цифра маленький миг всех мною прожитых лет. И тем не менее я все еще так же молод как тогда, во много раз крепче телом и душой. В твоих глазах читатель видна смесь удивления и недоверия к сказанному мною. Мои слова ты воспринимаешь как бред умалишенного человека. Что ж, разубедить тебя в обратном мне не составляет труда но и доказать правдивость не так просто. Надо лишь прочесть весь жизненный путь, пусть не в полной мере не со всеми подробностями. Вот, об этом я и хотел бы рассказать на страницах, что ты прочтёшь. А в конце, я надеюсь взглянув в твои глаза, увижу, уже совсем другое выражение, нежели сейчас. Или всё что я собираюсь рассказать, не тронет тебя и ты по прежнему останешься тем кем был сейчас. Не доверчивым или же, не верящим во всё это, считая историю небылицей.

Как измерить время, чем можно охватить настоящее и прошлое. Годами, это правильно. А если по стечению обстоятельств, тебя часто забрасывает далеко в будущее или намного лет назад, где как бы ты еще не родился, но живёшь, творишь, любишь и ненавидишь. Как измерить тот отрезок времени когда ты находишься не в этом мире, а его параллельном или многоэтажном, отражении при этом различном по укладу, быту. Другой культурой, но пожалуй объединённой одной для всех миров целью, нести на своих плечах возможность жить, тем кто населяет эти миры. Когда попадаешь в такие места, то  можешь пробыть там несколько дней или много лет. А вернуться либо в тот момент когда ушёл или же совершенно другое невидимое до селе время. Парадоксы пространства и времени, сплетение находок и потерь, радость встреч и горечь расставаний или же до на оборот. Все зависело от того с кем и когда.

Я увлёкся, прости читатель. Нельзя враз сваливать всю эту с позволения сказать, кашу, на твою голову. Это только запутывает, весь ход повествования.

И так… Позвольте представится. Я. Даниэль Викторович Смирницкий,  Тень, рыцарь властелина башни магов, Тадраг – железный дракон.

Так кто же я? Вот тут приходится сильно призадуматься самому. Смесь кровей разных народов в сосуде. Здесь есть от всех. Варварских казалось бы славян, элегантных французов, горячих испанцев, есть что то от востока. Все сложно но объяснимо.

С этим еще пол беды, я смеюсь, а вот характер и род моих занятий на протяжении всего времени это описать куда сложнее. И так я  попытаюсь рассказать все с самого начала, начиная с того момента когда мое пробуждение потянуло целую цепь событий.

 

Путь Маркбора.

Начало, но все изменчиво

 

Вначале вибрирующий импульс прошелся по руке, а за тем, словно вдогонку запиликал зуммер, оповещая о пришедшем сообщении. Ночь это не самое лучшее время получать корреспонденцию. Потому открывать глаза, и активизировать виртуальный экран совсем, не хотелось. Что там может быть хорошего в такое время. Очередное предупреждение из банка о невыплаченных долгах, или редактор выразит свое недовольство о ненаписанной статье к выходу завтрашнего номера новостей. Что может так раздражать, как напоминание кредиторов или ярость редактора….

Сигнал повторился. Надо открыть глаза и посмотреть. Голова ужасно тяжёлая, ей не хочется шевелить, такое простое, как поднять веки, вызывает ужасную боль. Нет, так пить нельзя. Но не пить, значит, придется смотреть на этот мир трезвым взглядом. А жить в таком разрушенном, некогда процветающем, а теперь убогом мире. Без бутылки дрянного, дешевого виски, не хочется. Но и за него надо платить, поэтому и приходится подрабатывать, пописывая статейки в газету. А значит надо сделать над собой усилие и открыть глаза и посмотреть, кто это так добивается.

Мозг начинает очень вяло но, тем не менее, думать. О чем писать. И так чтобы быстро, не сжато, но доходчиво, а самое главное не очень дешево. Пора бы уже как-то рассчитываться с банком. Иначе эти стервятники отберут последнее что есть, дом. Жить на улице, или в зачумленных ночлежках, под мостами в картонных коробках, мне совсем не хочется. Нет, пора подниматься, пора пересилить головную боль. Умыться сварить кофе и начинать работать.

Боже как же он противно звучит этот ПТК на руке. Это уже третье сообщение, кто там такой нетерпеливый. Нет, надо выходить из запойного состояния. С каждым разом, затянувшиеся попойки, дают о себе знать в состоянии здоровья. Все я встал, да можно сказать я встал, глаза открыты. Включать экран не буду, пока не приведу себя в более-менее порядочное состояние. Уже сижу на диване, спустив ноги на пол. Ловлю себя на мысли что рука начинает поиски бутылки, что должна стоять, где-то рядом. Нельзя, скомандовал мозг, весь организм напрягся. Да нельзя. Сейчас маленькая капля алкоголя  и все, можно считать я остаюсь без денег, без дома, без будущего.

Как же я опустился, до такого уровня. Уже плинтус на много выше меня. А ведь было время, я был на такой высоте. Что произошло. Что сделало меня таким, во что я превратился. Мне тридцать пять, а выгляжу и чувствую себя старой развалиной. Смотрюсь на себя в зеркало. Узнать в этой небритой страшно помятой, физиономии себя практически невозможно. Включаю горячую воду в кабинке душа. Стягиваю с себя старый халат, носки, плавки и лезу под обжигающие струи. Через полчаса, после контрастного душа из ванной комнаты вышел уже совсем другой я. Выбритый и посвежевший, с легким оттенком былой головной боли. Иду в кабинет, здесь все не так как во всем доме. Здесь я себе не позволяю пить алкоголь. За дубовыми дверями кабинета, совсем другой мир, вся его атмосфера пропитана литературой, Стены этого помещения заполнены до самого потолка книгами, стоящими в алфавитном и тематическом порядке, на своих полках. Здесь в былое время, я написал не мало статей и очерков. Здесь я мечтал, что когда прейдет время, я сяду за работу над книгой. Еще не знаю, о чем она будет, но я, ее напишу. Просто еще не пришло время.

Кофе, его аромат, наполнил мои ноздри, и словно мощнейший стимулятор, заставил сбросить последнюю пелену с мозга. И тот начал набирать, бешеные обороты. Первый глоток горячей, тонизирующей жидкости, как электричество, разливающееся по огромному городу, погруженному в темноту, привело в полную боевую готовность все тело.

Все я в порядке. Сижу за рабочим столом, гляжу на дисплей притушенного ПТК. Легкое, нажатие на сенсор, и предо мной на уровне глаз, образовался виртуальный экран. Весь прозрачный, светло-голубого свечения. Три сообщения. С чего начать, задумался я. Первое было от человека очень известного и в тоже время очень таинственного. Марк Александр Морель в мире считается человеком легендой. Весь мир практически принадлежит четырем корпорациям. Первая самая мощная по своим данным всецело находится под владением клана Морелей. Для того чтобы получить хоть маломальское интервью у представителей этой семьи, надо настолько вылезти из шкуры, что практически не возможно. А тут сам Марк Морель мне прислал сообщение. Первое мое желание было моментально открыть его. Но что-то удерживало, нечто похожее на нервную дрожь, смесь страха и любопытства. Второе сообщение из банка и третье от редактора. Эту парочку открывать сейчас совсем не хотелось. Статья еще не готова и потому редактору ответить нечего. А банку, тем более. У меня сейчас нет таких денег, что бы с ним рассчитаться. Где мне сейчас взять десять тысяч кредиток, и плюс проценты.

Такие деньжищи у меня давно не водятся. А испортить окончательно настроение не хотелось бы. Надо сначала состряпать статью для газеты абзацев десять двенадцать. А уж потом можно и отписать в банк, что на этой неделе я постараюсь отдать проценты. Хотя такой маленькой статейки вряд ли хватит на то, что бы заплатить такую сумму.

Взгляд снова остановился на первом. Что же пишет мне Марк Морель, нет, пока не буду читать. Сначала схожу, сварю себе еще кофе, а уж потом, я задумался, что же будет потом. Я хотел отключить экран, затем передумал, встал и пошел на кухню. Светло-голубой экран висел передо мной, не закрывая обзора. Я не спеша, заварил кофе, отхлебнул глоток, вытащил сигарету и закурил. После второй затяжки, я протянул руку и активизировал конверт от Мореля. Письмо развернулось, и я начал его читать.

Уважаемый господин,  Дениэль Викторович Смирницкий!

Мне очень неловко отнимать Ваше время. Но я внимательно слежу за вашими статьями и очерками. Мне импонирует тот стиль, с которым Вы пишите. В Ваших работах есть все, что присуще настоящему журналисту. Вы очень честно и прямолинейно отображаете все события, которые описываете.

            Не будете ли Вы так любезны, посетить меня в «Зеркальной глади». В любое для Вас удобное время, скажем завтра. Для этого Вам нужно просто отписать мне время, и машина будет ждать у Вашего дома, в назначенный час. Эта встреча не требует от Вас ни чего официального. Я бы хотел с Вами пообщаться, показать наше поместье и погулять по парку и прогулку на катере.

            Так как я ценю время. И не только свое, но и тех людей с кем имею дело. Я позволил себе, да прошу за это Вашего прощения, компенсировать тот час, что Вы потратили на прочтение этого письма. При любом Вашем решении я не буду в обиде на Вас. Прошу лишь отписать свое мнение на предложенное мною.

                                                                       С уважением:  Марк Морель.

Я достал еще одну сигарету и закурил. Было над, чем задуматься. Ведь это тот счастливый случай, за которым многие гоняются годами. Взять интервью у младшего сына главы корпорации «Морель – Эндастрион». И к тому же встретиться с ним в их родовом замке, да это удача. Как поступить, в котором мне времени удобно? Господи о чем я думаю да я готов хоть с самого рассвета быть у него перед дверью. Редактор просто задушит меня в своих объятиях, узнав, что я ему принес. И так с утра бежать в редакцию не буду, но в письме надо отписать главному, я уехал за репортажем бомбой. Я еще раз прочел письмо и только сейчас сказал себе. Он компенсировал мое время, как, каким образом. Взгляд перешел на следующее сообщение. Этот конверт был из банка. В голове вдруг появилось странное желание его открыть. Я  активировал второй конверт…

Господин Смирницкий!

Наш Банк высоко оценил то, что Вы выплатили всю сумму и проценты займа. Что составляло 12500кредитов (двенадцать тысяч пятьсот кредитов)

            Сейчас на вашем балансе сумма: 37500 кредит серебром (тридцать семь тысяч пятьсот серебряных кредитов).

            Руководство Банка благодарно Вам, за то, что Вы являетесь клиентом нашего банка.

                                                                       Управляющий отделом:  Семертон

Я сидел в ступоре, не замечая, что сигарета давно догорела, и цилиндр пепла слегка склоненный, готов вот-вот упасть на стол. Вот это и есть компенсация, моего времени. Боже да зачем же я ему так понадобился, что он платит такие деньги, лишь за то, что я прочел его письмо. Уже словно в тумане я, не задумываясь, активировал третий конверт. Его содержание было не менее шокирующим.

Дорогой Даниэль!!!

Ну, я даже не знаю, как тебя благодарить. Не знаю, каким образом тебе это удалось. Но сегодня вечером мне позвонил сам Марк Александр Морель. Ты представляешь, САМ и попросил моего участия в том, что бы я не возражал, в возможности твоего приезда к нему для взятия интервью. Ну, знаешь, я мог от тебя ожидать любых новостей, но такой… Ты даже не представляешь, на сколько это меня удивило и обрадовало. Даниэль, мальчик мой поезжай, встреться с ним, очень тебя прошу. Я буду держать для тебя всю первую страницу нашей газеты. Может быть, ты возьмешь кого-то из ребят фотографов, и сделаешь сенсационный репортаж. Даниэль порадуй старика, поезжай к Морелям, возьми интервью и сразу же пришли мне я его на первую размещу. Наши конкуренты просто повесятся на своих языках.

            Информируй меня моментально как все пройдет. О гонораре даже не думай, озолочу, только поезжай. Ты ведь знаешь как это ВАЖНО для нашей газеты.

                                                                                                                      Дж. Торренс

Да после таких новостей, поневоле стоит задуматься, над превратностью судьбы и ее сюрпризах. Больше не колеблясь, я вернулся к письму Марка Мореля и активировал на экране кнопку ответить. Прямо под руками образовалась виртуальная клавиатура. И я, немного подумав, написал коротенькое сообщение.

            Уважаемый господин Морель!!!

Я очень Вам признателен за приглашение в Ваш родовой замок. Еще не знаю чем Вам так обязан, но готов приехать. Если это не покажется Вам очень рано, то готов выехать с утра, скажем часиков в девять или десять.

                                                                                              Смирницкий

Отослав письмо, я, закурил, выключил,  виртуальный экран и клавиатуру, нажав на сенсорной панели ПТК. Подошел к плите приготовить себе кофе, на часах была половина пятого утра. Не прошло и трех минут, как зуммер дал знать, что мне пришло новое сообщение. Пришлось поставить чайник на огонь, и вновь включить экран. Очередной конверт от Марка Мореля. Я прочел

            Благодарю Вас!

Машина будет у Вашего дома в девять тридцать. Я очень рад, что Вы приняли мое приглашение, думаю, что польза от этой встречи будет обоюдной.

                                                           С уважением Марк Морель

           

Я задал в ПТК время  будильника и прихватив плед отправился спать в кабинет на диван. В спальне бардак, завтра прейдет уборщица и наведет порядок во всем доме. Она приходит два раза в неделю. За те гроши, что я ей плачу она, настолько порядочная женщина, кажется, вылизывает мою берлогу. И кроме моего дома у нее есть еще несколько мест, где она прибирает. Надо бы не забыть увеличить ей плату за такую роботу.

Я заснул, точно зная что, в восемь тридцать противный зуммер меня поднимет. И начнется новый день.

Так началась эта история. С противного звука и нервного дрожания ПТК на моем левом запястье. И кто знает, согласился ли бы я, зная наперед все события последующие за тем, куда приведет меня это приглашение….

(Просмотров за всё время: 97, просмотров сегодня: 1 )
10

Автор публикации

не в сети 1 месяц

AnryGed

72
Комментарии: 9Публикации: 2Регистрация: 17-07-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
12 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Крапива

Может, оно и интересно, но совершенно неприличное количество грубейших ошибок сводит на “нет” все старания автора.
Построения предложений ни к черту, количество запятых варьируется от “недосола” до “пересола” в зависимости от фаз Луны, наверное. Потому как никакой логики в расстановке оных я не увидела. Они в избытке присутствуют там, где их быть не должно, но зато отсутствуют там, где необходимы.
Далее, по смыслу. Есть правило “золотого сечения”: если вы не смогли заинтересовать читателя с первых пятнадцати строк, вы его уже не заинтересуете. Здесь у нас три абзаца описаний, которые к смыслу повествования имеют весьма посредственное отношение.
Как только я хотела написать, что хуже, чем начинать рассказ с просыпания ГГ,- это начинать рассказ с просыпания с похмелья, как тут же наткнулась на вот это –  Нет, надо выходить из запойного состояния.
Зачем было вот это вот всё, что сначала?
Можно было запросто начать с главного:

вибрирующий импульс прошелся по руке, а за тем, словно вдогонку запиликал зуммер, оповещая о пришедшем сообщении.

А все эти описания включать по мере действия. У вас герой проснулся с перепоя и с больной головой. Вы уверены, что с похмелюги можно так обстоятельно, до бликов на воде и форм излучины, описать свой запойный сон?

Прошу прощения за резкость, но мне кажется, что это литературный портал. Что предполагает хотя бы элементарную грамотность и владение словом.
У вас с этим пока всё грустно, поэтому, могу посоветовать побольше читать. И не Интернет, а печатные издания. Лучше классиков.

1
mgaft1

Привет,

На вашем месте, я бы начал с вот этого предложения.

Я не разбитый годами старец, мне тридцать пять и уже давно.

И с места в карьер рассказываете историю, а не обращайтесь через четвертую стену к читателю. Читатель сам решит, верить вам или нет.

1
Pearl

Тут народ поможет разобраться с мыслями😊

1
mgaft1

Мы все тут не Шекспиры. Но когда выставляешь свою работы (и я включаю себя в этот список) то хочется знать как её воспринимают другие. А дальше уже дело автора, с чем согласиться, а что и мимо ушей пропустить.

Я тоже не шипко грамотный, по причине удаленности от источника живого языка. И все поправки в этом смысле воспринимаю очень серьезно. Ну а само посторение, это уже дело хозяйское. Мне показалось так, а вам может быть иначе.

Успехов вам!

0
Крапива

Да ну, это не начало. Что значит “давно”? Неделя, месяц, квартал? Чтобы это объяснить, придется опять лезть в дебри и пять страниц рассказывать непонятно о чем. И потом герою не 35, ему столько лет, сколько он прожил, просто время для него замерло. На это и нужно делать упор.
И почему именно 35, а не 36? Потому что именно “таким” он себя и помнит? А каким таким? Чем 35-летний человек отличается от 36-летнего? Было бы понятно, если бы это был “день сурка”, но время вокруг ГГ не остановилось, если он пишет статьи и его хотят выгнать из дома. Здесь логическое несоответствие, которое сразу бросается в глаза.
Начинать надо либо с действия, либо с интриги. Здесь ни того, ни другого. Потому что ГГ 35, “он так же силен и молод”, а через два абзаца он “чувствует себя старой развалиной”. Читатель не любит быть в дураках и не понимает, кого ему хочет показать автор – то ли молодого красавца, то ли опухшего алкаша неясно выраженного возраста.
Всю информацию надо подавать по мере действий героя и в том виде, в каком она должна быть.

Надо выходить из запоя. Чувствую себя старой развалиной, хотя мне всего тридцать пять. Ухмыляюсь своему небритому отражению – мне уже лет двести как тридцать пять. Это был мой последний день рождения, который я помню.Правда, толком не помню, где и в каком времени я его отмечал, всех остальных у меня не было.

Всё. Читатель получил необходимую информацию о том, что герою очень много лет, тот таскается по мирам и пьет. Читатель заинригован, он хочет узнать, в чем секрет вечной молодости героя продолжает читать.

1
mgaft1

На мой взгляд, не нужно за автора ничего переписывать. Я выбрал его собственную фразу, с которой можно начать. “Давно” здесь работает, потому что сам ГГ мог так выражаться. Пусть автор пишет в соответствии со своим стилем. Его нужно только немного направить в нужном направлении.

1
Крапива

Конечно, это дело автора – писать свой собственный роман.

1
Крапива

Вы ошибаетесь.

0
Шорты-9Шорты-9
Шорты-9
АП ФиналАП Финал
АП Финал
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

12
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх