Звонок в прошлое

Когда я был маленький, отец рассказывал мне множество интересных историй. Он говорил об индейцах, их жизнях и легендах, об огромных динозаврах, бороздивших бесконечные джунгли, о прекрасных садах древней Греции… Если я хотел узнать о каком-нибудь знаменитом человеке прошлого, то всегда обращался к папе. И он всегда отвечал. Отвечал так, будто лично знал этих людей долгие годы, и через многое прошел вместе с ними. Случалось, что он говорил то, чего невозможно найти нигде. И хоть любой бы сказал: «Ты это выдумал» – но только не я. Не знаю почему, но именно отцу я доверял больше, чем любому историку, отдавшего жизнь на изучение прошлого.

Сейчас отец лежит в больнице. Каждые выходные я приезжаю к нему, и мы отправляемся на прогулку. Он сидит в своем кресле, тело его обмякло на столько, что больше похоже на желе. Те яркие, пылающие глаза прошлого потухли, стали безжизненными и пустыми, будто стеклянными. Я качу кресло вперед, любуясь красотой местного парка, щебетанием птиц, и приятным теплым ветерком.

– Представляешь, сегодня Люси сказала свое первое слово! Сэм так радовалась, когда услышала это радостное «мама». Все-таки, как быстро растут дети.

Он никогда не отвечает. С тех пор как отца отправили в психиатрическую больницу, он лишь парой фраз со мной обмолвился. В основном, это поздравления. На мои дни рождения, когда мы начали встречаться с Самантой, или когда родилась Люси. Почему-то, когда мы поженились, он лишь помрачнел… Впрочем, это не так важно, ведь эти поздравления ни разу не были больше двух слов.

Отец стал таким после смерти матери, когда мне было семнадцать. Сначала он впал в депрессию, после стал… Странным. Он вечно сидел за какими-то бумагами, что-то лихорадочно и болезненно записывал. Так продолжалось три дня. Папа практически не отходил от стола, не ел и почти не пил. И с каждым днем, каждым часом, это безумное рвение в его глазах превращалось в безумное отчаяние. В конце, он потерял контроль над собой. Начал крушить все вокруг, рвать на себе волосы, избивать себя. Даже пытался повеситься, но я остановил его. После всего, отец отправился лечиться, полностью потеряв себя.

– Папа… Я… Я бы так хотел, чтобы ты увидел ее… Свою внучку. Чтобы мог рассказать ей все те же истории, что рассказывал мне…

Вспомнив прошлое, в горле застрял ком, и я не выдержал. Из глаз потекли слезы, капающие на ручку кресла, тихо разбиваясь с оглушительным звоном.

– Если бы я только мог… Мог сделать хоть что-то… Хоть как-то помочь… Мог ли я тогда спасти тебя? Мог ли не дать стать таким? Я ведь даже не пытался… Просто забился в угол, и боялся. Боялся тебя… Прости, папа. Прости…

Было сложно говорить. Я уже ничего не понимал, разум был покрыт острыми осколками прошлого. Я ничего не видел, глаза заливали соленые капли отчаяния.

– Может… Ты можешь – мое сердце остановилось, будто его высосали, оставив только пустоту, которая разрасталась все больше. – Только… Дай обещание… – собрав силы, я постарался успокоиться.

– Что угодно, – голос все еще дрожал.

– Лишь раз… Ты воспользуешься этим. Обещай.

– Я не понимаю о чем ты…

– Обещай, – отец хотел повысить голос, но был слишком слаб, и тяжело закряхтел.

– Хорошо, я обещаю.

– Сейф. Дата смерти твоей матери. Дата твоего рождения. Все наоборот…

– Отец…

Вернувшись домой, я направился в подвал. Много лет там стоит сейф с шестизначным кодом, который я никак не мог угадать. Сколько-бы не просил отца рассказать, он вечно молчал. Неужели там нечто настолько ценное? Опустившись к железному ящику, я трясущимися руками набрал задом наперед две даты, и замок щелкнул. Внутри лежало лишь две вещи: телефон, очень старой модели, и записка. Взяв листок, я прочел: «Колин, если ты читаешь это, значит, я сошел с ума. Прошу тебя, ни в коем случае не пользуйся этой вещью. Ты знаешь, сколько времени я положил на алтарь науки, и результатом моих трудов стало это. Мне удалось изобрести машину времени. Она не такая, как представляют ее многие фантасты, нет. Моя машина совсем иная, как ты видишь. Я настроил телефон, чтобы принимаемые частоты искажали пространство. Я не хотел, но получилось так, что искажение слишком сильное. В итоге, набирая вместо номера желаемую дату, на которую ты хочешь вернуться, и, нажимая вызов, происходит перемещение. Что удивительно, работает это только с устаревшими телефонами. Я пишу это, чтобы предостеречь тебя. Повторюсь: ни в коем случае не пользуйся этим! Надеюсь на твое благоразумие».

Я не знал, что мне делать. Неужели это правда? Папа создал машину времени? В голове всплыли его слова: «Лишь один раз». Как же поступить? Может, все таки… В нерешительности я замер, но через пару секунд, глубоко вдохнув, потянулся за телефоном.

– Значит, просто ввести дату…

Нажав кнопку вызова, я ощутил, как меня что-то обволакивает. Через пару мгновений дыхание перехватило, и глаза закрылись от боли.

Очнулся я от крика, что разрывал плоть. Я находился все там же, в подвале, однако… Обстановка изменилась. Сейф пропал, вещи передвинулись, а сверху доносились вопли. Неужели, я вернулся назад во времени? Взглянув под ноги, я увидел тот самый телефон. Подобрав его, я направился наверх. И вправду, все так же, как девять лет назад. Подвал, кухня, зал… Все вернулось во времени.

Скорее всего, сейчас я из прошлого в своей комнате. Можно не бояться, что увижу сам себя. Подойдя к комнате отца, сердце начало бешено биться. Собравшись с мыслями, чтобы успокоиться, я открыл дверь. От вида папы мне стало не по себе. Безумие и отчаяние слились воедино, отразившись на его теле. Ногти отца впивались глубоко в кожу и каждый взмах рук, подобно кисти, озарял все красным. Он скалился, как дикий зверь, а из глаз его будто вытекал раскаленный метал.

– Папа!

Он замер на месте. Повернувшись, отец увидел меня, заплакал, и упал на пол. Я боялся, но сел рядом, сжимая его руку.

Через некоторое время папа успокоился и сел.

– Значит, я все рассказал… Что со мной произошло…

– Ты девять лет молчал. Лишь мои слезы и желание помочь вызвали в тебе чувства.

– Я… Прости меня, Колин… За последние… десятилетия я видел столько… Я боялся, что ты пройдешь через то же, что и я. Поэтому мне не хотелось рассказывать.

– Я понимаю тебя. Не беспокойся.

– Спасибо… Знаешь, я пытался наладить свою жизнь. Много раз пытался. Мне стыдно это признавать, но… В какой-то момент я даже от тебя отвернулся. Решил начать всю жизнь заново. И я начал. Просто говорил себе прошлому, что делать, а что нет. Однако ничего не доставляло удовольствия. Я понял, что без тебя и Люсинды, у меня нет жизни. Тогда, я прошел весь этот путь еще раз. Это даже пошло на пользу. При первом твоем рождение, когда ты подрос, отношения у нас были совсем плохие. А сейчас вон как, я даже поведал тебе свой секрет…

– Скажи, ты пытался спасти маму?

– Да… После всех неудачных попыток наладить жизнь. Я взял охапку бумаг, сел за стол, и стал записывать все, что происходило со мной. Сложно сказать, сколько прыжков я сделал… Больше тысячи. Однако, как бы я не старался, ни в одной из реальностей Люси… Она всегда умирала. Не понимаю этого… Причины всегда разные, но результат один. Я так устал, Колин, так устал… Неужели, это неизбежно? Неужели, судьба и вправду существует?

Я долго молчал. От этих слов становилось тяжело дышать. Разум был затуманен, и все же, я смог сказать хоть что-то.

– Наш мир, состоит из набора случайностей. И за всю историю накопилось так много этих случайностей, что кажется – все предрешено. Даже обладая машиной времени, не так просто взять, и изменить прошлое. Однако абсолютно любой человек может изменить будущее. Ведь не редко, мы сами выбираем, какие случайности с нами происходят. Так что… Пожалуйста, не стоит отчаиваться.

Отец долго молчал, потом, неожиданно рассмеялся.

– Что смешного?

– Ничего, просто… Я горд, что вырастил такого сына.

– Вот как… Тогда, прошу, не зарывайся в себя, останься со мной. Ты был мне так нужен…

– Конечно, сынок. Прости за все, через что я заставил тебя пройти. Обещаю, этого больше не повториться.

– Я тебе верю.

– У тебя машина времени с собой?

– Да, – я протянул ему телефон.

– Отлично… Тогда, до встречи через девять лет.

Он нажал на какую-то кнопку, и я потерял сознание.

Приятных запах трав и моря… Теплый ветерок треплет волосы… Открыв глаза, я очутился на краю обрыва. Вдаль раскинулась бесконечная синяя гладь. Я осмотрелся, рядом была моя Саманта и… отец. На руках он держал спящую Люси. Заметив мой растерянный взгляд, он улыбнулся.

– Я выполнил свое обещание?

– Да, да…

В голове плавали воспоминания, которых не было раньше. Я видел, как отец благословлял нас, как был на свадьбе, как радовался рождению внучки… Значит, он был рядом со мной все эти годы… Я вновь посмотрел на него, и на лице появилась улыбка.

(Просмотров за всё время: 18, просмотров сегодня: 1 )
0

Автор публикации

не в сети 5 дней

Харин Данил

49
Настоящее искусство всегда рождается из боли.
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 17-05-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
БФ-2 ФиналБФ-2 Финал
БФ-2 Финал
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх