Рассказ №11 Некрономикон

Количество знаков : 14960

Маленький кабинет статистики огласила трель смартфона, став роковой не только для двух специалистов.
Сердце зашлось гулкими ударами, когда Саша прочитал уведомление на экране. Текст короткий и простой, но он перечитывал снова и снова, боясь поверить в написанное.
«Заказ № ЛВ-426/19 (отправитель 14warlock08) прибыл в пункт выдачи».
Она пришла, наконец-то. Книга, за которую пришлось выложить в сомнительном интернет-магазине приличную сумму. Русское издание «Некрономикона» Ганса Гигера.
– Ты в порядке?
Саша поднял взгляд на коллегу.
– Да. Всё норм, Витёк.
– А я уж подумал, что кто-то умер. Ты как будто даже побледнел, как прочитал. Кстати, что там?
– Ничего серьёзного. Почтовое уведомление.
Саша убрал смартфон.
– Не знал, что почта начала пользоваться передовыми технологиями, – Витёк хохотнул и снова уткнулся в экран компьютера.
Саша лишь улыбнулся и тоже вернулся к отчету. Смотрел на столбцы цифр, пальцы зависли над клавишами. А мыслями находился на пути в пункт выдачи.
«Она приехала!»
Мысль будоражила до мурашек на спине. Уже сегодня Саша возьмёт в руки «Некрономикон». Не тот, которым Лавкрафт занимал умы читателей и воображение коллег-авторов. Не тот, который популяризировал своим фильмом молодой режиссёр Сэм Рэйми. Но тот, которым талантливый швейцарский художник восхищал и ужасал весь мир.
Многие считают, что Гигер писал Зло. Механика, изощрённо сплетённая с биологией, вкупе с богохульственными мотивами и ужасающими сюжетами, воплощалась художником в чудовищных образах. Причастия и распятия выворачивались наизнанку, а страдания, разложение, убийства и механический секс стали лейтмотивами всего творчества. Но для Саши Гигер стал не столько провидцем эстетики ужасного, сколько гениальным борцом со Злом.
Ещё мальчишкой, познакомившись с работами швейцарца в Голливудских фантастических хоррорах, он многое узнал о художнике. О жизни, о работах, о безумных теориях, витавших вокруг столь неординарной персоны. Но всегда считал эти жуткие работы неким способом одолевать Зло, а не потворствовать ему. Гигер придавал Злу форму и запирал на своих полотнах, лишая силы.
Это мало кто понимал, кроме Саши. Замкнутого гика тридцати трёх лет, прозябающего в отделе статистики. С которым в постоянном контакте были лишь мама, Витёк, да Настя, подруга по переписке, разделяющая его увлечения.
Колющая боль за правым ухом вывела из оцепенения. Саша потёр голову и привычным движением потянулся за пузырьком с обезболивающим.
– Снова мигрень? – Витёк поднял сочувственный взгляд над монитором, услышав шелест таблеток. – Чувак, что-то часто у тебя эти приступы…
– Всё норм, – ответил Саша, проглотив горький кругляш. – Конец дня просто, устал. Отчёт ещё на носу.
– Точно? – в голосе друга послышались нотки недоверия.
– Ага.
Саша не поднимал глаз. Витёк мог прочитать в них ложь и страх. Головные боли, начавшие мучить год назад, усиливались. Временами из уха сочилась кровь, капилляры в правом глазу стали регулярно лопаться, окрашивая белок в алый и ухудшая зрение, а ночью порой не получалось заснуть из-за рвотных позывов.
Дрянные симптомы. Очень дрянные. Настолько, что Саше просто не хотелось узнавать диагноз. Едва ли он может быть оптимистичным при современном уровне медицины в небольшом российском городке.
Витёк снова застучал по клавиатуре. Саша незаметно выдохнул – пронесло. Ему не хотелось, чтобы близкие знали об этих проблемах. Тем более что и сам он о них только догадывался.
Помассировав виски, Саша закрыл таблицу отчёта и откинулся на спинку стула. Сейчас, очень скоро, пойдёт за книгой, о которой давно мечтал. Губы невольно растянулись в осторожной улыбке.
– Закругляйся давай, – сказал вдруг напарник. – Без пяти уже.
И правда, оставалось четыре минуты до конца рабочего дня. Саша выключил компьютер, таблетка начала действовать, приглушая боль.
Выйдя из здания, Витёк похлопал коллегу по плечу, обратил внимание на его уставший вид, долго смотрел вслед. Он так и не сказал, что правый глаз друга снова стал красным.
***
Всю дорогу к пункту выдачи улыбка не сходила с лица. Забыв ненадолго о недугах, Саша представлял момент, когда будет открывать дома упаковку. Но музыкальная тема Шира из «Властелина колец» остановила на ступеньках отделения доставки. На звонок пришлось отвечать в двух шагах от мечты.
– Витёк?
– Привет. Санька, а ты не думал к доктору сходить? Ну, там, анализы сдать и всё такое. Провериться короче.
«Хреновый из тебя конспиратор», – укорил себя Саша, а вслух сказал:
– Не думал. Таблетки выручают.
– Просто беспокоюсь за тебя.
– Я в норме, – эта ложь звучала правдиво, но Витёк не собирался сдаваться так просто.
– Просто я заметил, что у тебя слишком часто стала голова болеть. И глаз сегодня был красный.
– Это от работы. Навалилось что-то.
– Да уж…
– Лучше бы бабу мне нашёл.
Собеседник громко поперхнулся в трубку.
– Мне бы кто нашёл. Да прячутся, видать, как ниндзи.
Они засмеялись.
Чувство вины тонкой иголочкой поскребло в груди Саши. Секрет остался секретом. А Витёк наверняка бы поддержал и помог, если нужно. Ведь хотелось же рассказать о своих опасениях. О болях и тошноте, о возросшей утомляемости, о двоении в глазах и недавнем приступе дезориентации. Но что с этого изменится? Ничего. Всё будет как раньше, только начнут переживать, беспокоиться, спрашивать. А этого совершенно не хотелось.
Смена темы помогла замять разговор, и, попрощавшись, Саша вошёл в отделение доставки.
***
Он купил книгу в один особенно тяжёлый вечер, когда решил, что скоро умрёт. Что жизнь его закончится в муках, и день этот уже не далёк. Голова болела с самого утра. В глазах появилась пелена. А от постоянного ощущения тошноты пришлось сидеть на полу возле дверей туалета, утирая сочащуюся из уха кровь.
Тогда-то, роясь в магазине для гиков, чтобы отвлечься от боли, он и наткнулся на «Некрономикон Ганса Гигера». «Лимитированное русскоязычное издание», – гласило объявление.
Саша подумал: «Почему русскоязычное-то? Это же чёртова книжка с иллюстрациями!» Но зная работы художника, зная его репутацию у мировой общественности, он вдруг решил, что книга стала бы отличным подарком. Отличным последним подарком.
И он купил её, спустив практически все деньги и ощущая себя Уолтером Уайтом, пустившимся во все тяжкие. Не сдержав радости, тут же написал Насте. Конечно, она восхитилась, и каждый день спрашивала, не пришёл ли заказ, ожидая книгу вместе с ним.
***
Коробка едва ли не жгла ладони. Саша перекладывал её из руки в руку так бережно, словно внутри находилась фарфоровая ваза. Он и не заметил, как добрался до квартиры.
Но первым делом включил ноут. А пока старенький аппарат «заводился», Саша вскрыл коробку, вынул плотный пакет с книгой. Обложка оказалась твёрдой, выполнена под кожу, только совершенно чёрная с готическими красными буквами на переплётной крышке: «Некрономикон».
Саша ощупывал поверхность, чувствуя тяжесть.
«Тяжесть ужасов, запертых внутри».
Система ноутбука автоматически открыла мессенджер, тут же пискнувший новым сообщением. Настя коротко спрашивала: «Пришла?» Она была онлайн.
Саша опустил книгу рядом с ноутбуком и отправил лаконичное «Да».
Через секунду в чате появился смайлик с вытянутым лицом и широко распахнутым ртом, а следом за ним сообщение: «Как она? Крутая?»
«Боюсь открывать», – написал Саша с улыбкой.
«Жду завтра фото! А сейчас я спать. Не увижу утром фоток – объявлю тебя в розыск».
Через пару секунд Настя вышла из сети.
Саша выключил ноутбук. Пальцы тут же скользнули по краю альбома. Только сейчас он заметил, что размер книги чуть больше привычного А4. Уже от этого маленького отхождения от нормы держать её в руках становилось немного дискомфортно.
Открыв форзац, Саша сразу обратил внимание на сероватый цвет страниц – как у мёртвой кожи. Текст на титульном листе отсутствовал, и сразу за ним последовала первая чёрно-белая иллюстрация.
На тонкой перекладине сидело существо, явный демон. Ноги исчезали в ряде черепов. Козлиная голова изображена чёрным, а всё остальное тело оставалось белым и обозначалось лишь контурами. В живот демона будто вросли младенцы, а растущие из паха змеи изображали восьмёрку. Правая рука, оттопырив указательный палец, указывала вверх, где между длинных рогов находился белёсый силуэт обнажённой девушки. Фигура её, словно на распятии, раскинула руки с зажатыми короткими клинками и ноги, между которых исчезал третий чёрный рог демона.
Иллюстрация, чрезвычайно детализированная, приковала взгляд, он скользил по изгибам и линиям, по теням и очертаниям. Саша забыл о времени и не замечал вернувшейся боли. Не в силах пресытиться изображением, он не сводил с листа глаз.
Когда почудилось, что опущенная вниз левая рука демона чуть шевельнулась, Саша вздрогнул. Потерев веки, посмотрел снова. Конечно, ничего необычного не увидел. В виске стучало, наращивая силу.
– Что-то новенькое, – пробормотал Саша, рука привычно массировала висок в тщетной попытке унять боль. Раньше зрение только ухудшалось и никогда не добавляло ничего «нового».
Он вернулся к изучению альбома, но уже на третьей иллюстрации пришлось прерваться и пойти за таблетками.
Тяжело дыша, Саша стоял с бутылкой минералки, приложенной ко лбу. Сердце тянуло к книге, а разум требовал покоя и забвения.
«Пожалуй, лучше лечь спать. Она ведь никуда не денется», – решил он и отправился в постель, поглядывая на «Некрономикон», чьи страницы, казалось, заметно потемнели.
***
Будильник вытащил из сна, словно утопающего из бурлящего омута. Саша как раз отчаянно спорил о своём диагнозе с красномордым рогатым козлом, заявляя, что хочет жить, когда Элтон Джон заверил из смартфона, что всё ещё держится.
Выключив сигнал, Саша с удивлением заметил, что чувствует себя лучше некуда. Собираясь на работу, едва не забыл сделать фото альбома.
Мессенджер первым делом выдал сообщение от Насти: «Где фото, Лебовски?»
Улыбаясь, он отослал снимок и вышел из дома. Пятница обещала стать редким хорошим днём. Голова не болела.
За работой время шло быстро. Отчёт споро составлялся, начальник сообщил о сокращённом дне. Витёк до обеда был хмур, погрузившись в дела. Однако после известия о сокращении дня повеселел, угостил напарника кофе и шутил о наличии бога, давшего людям пятницу и короткие дни.
Вскоре после обеда Саша завершил отчёт и мог пофилонить. Достал смартфон.
«Круто! Круто!!!»
Настя была в сети, и Саша быстро напечатал ответ.
«Вчера на первой же странице показалось, что изображение шевелится!»
В ответ получил лишь удивленный смайл. А затем и большой палец.
***
Голова начала гудеть по дороге домой. А таблетки остались на работе. После прекрасного рабочего дня Саша вдруг ощутил себя разбитым, вернулось бессилие и чёртова головная боль.
Придя домой, он исторг в унитаз обед. Голова грозила разломиться надвое, выплеснув содержимое черепной коробки на пол. Саша едва добрёл до дивана. Чувство тошноты не проходило.
«Настя наверняка что-то написала».
Найдя в себе силы, Саша сел за стол. Но вместо ноутбука открыл лежащий рядом «Некрономикон», перелистнув уже просмотренные страницы.
Змееподобное нечто за механическим постаментом скалило острые зубы безглазой головой. Позади него располагались похожие силуэты, словно существо декламировало им, как пастырь пастве.
Хвост червеобразного монстра извивался щупальцем в нижнем левом углу иллюстрации. Кончик вылез за пределы страницы и мазнул чёрным по столешнице, затем вернулся на лист, обтираясь о его край.
Саша коснулся пятнышка на столе и поднёс палец к глазам. Подушечку окрасила чернильная клякса, липкая, словно старая свернувшаяся кровь. Потерев её большим пальцем, он вернулся к книге.
Существо с иллюстрации снова елозило по столу хвостом, а головой скользило по краю ноутбука, оставляя чёрные влажные следы. Раздался тихий скрип зубов по пластиковому корпусу. Безглазая голова, разевая пасть, впилась в ноут, пытаясь откусить кусочек.
С поднятой рукой Саша наблюдал за этим действом. Из правого уха сочилась кровь. Туман в правом глазу сгустился, не давая рассмотреть копошащуюся на странице змею, или червя. Нечто вдруг обратило круглую тупую голову к человеку, и он захлопнул альбом, отдёрнув руку.
На крышке обозначилось тёмное пятно, а из-под книги показался краешек чернильной лужицы.
«Чёрт, да у меня глюки», – подумал Саша, с ужасом рассматривая альбом.
«Этого всего не может быть», – крутилось в голове.
Он смотрел на чёрную кожаную поверхность. Книга настоящая – глаза не могли обманывать. Собственно, сейчас только она и казалась единственным реальным предметом в квартире. Но так ли это? Мог ли он выдумать сообщение, посылку, саму книгу? Или болезнь, сидящая в мозгу, играет с ним? Или Зло, запертое на плотных страницах, нашло способ освободиться, сбросить оковы чернил?
Глаза застлала тонкая дымка, за ухом нестерпимо пульсировало болью. Она мешала думать, не давала рассуждать. Саша ощутил головокружение и новые рвотные позывы. Тело начало неметь.
Он ощутил, что проваливается в небытие, теряет сознание. Но лучше уж пустота, чем эти муки. Ему стало неинтересно, почему в мыслях засело слово «жертва», когда боль вдруг утихла, и не осталось ничего.
Саша бессильно склонил голову и почти рухнул на стол, упершись лбом в «Некрономикон».
***
Два толстых, как канализационные трубы, белёсых червя ползли по полу комнаты из кухни. Гладкая кожа влажно поблёскивала, оставляя следы на ковре. Тела сжимались и растягивались, толкая червей вперёд, к спящему за столом человеку.
Передние концы венчали безглазые кукольные лица. Маленькие детские носики раздували ноздри, принюхивались, не втягивая воздух. Широкие рты с тонкими губами безмолвно раскрывались, как у выброшенных на берег рыб, обнажая ряды мелких зубов и вздувшийся обескровленный язык. Черви раскачивали головами из стороны в сторону, словно искали хозяина комнаты, хвосты по-прежнему терялись в кухне.
В полуметре от человека лица потянулись вверх, в немом крике разевая рты. Языки вывалились, капая слюной. Черви тянулись, намереваясь лизнуть щёку. Крупная капля слюны упала на колено, ноздри обдало смрадным дыханием из разверстых пастей.
Витёк открыл глаза.
***
Саша вздрогнул и резко выпрямился, едва не упав со стула. Комнату окутывала ночь, нежно успокаивая прохладой потную кожу. Тихим шелестом разгоняла тишину покачивающаяся перед открытым окном занавеска.
«Слава богу, приснилось», – подумал Саша и содрогнулся.
На миг вернулось видение ночного кошмара. Истекающего кровью Витька, как плюшевую куклу, затягивают в книгу два уродливых червя. Обвивают телами, хватают зубами и тянут, разрывая одежду и плоть. Хрустят кости, мужчину сминают, словно пакет.
Саша потряс головой, отгоняя кошмар. Щёлкнул выключателем ночника. И закричал.
Вся комната оказалась залита чёрным. Пол сплошь покрывала высыхающая лужа. Стол влажно поблёскивал, пятна на стенах, на занавесках, на стуле, брызги на потолке. Майка на Саше тоже в чернилах, руки покрывали засохшие брызги.
Он не заметил, как вскочил на ноги.
– Нееет.
Никто не услышал этот жалобный стон. Квартира пустовала. Только Саша, ужас и «Некрономикон».
– Нет, нет, этого не может быть.
Он шагнул к столу. Босые ноги прилипали к чёрно-бордовой луже. Книга лежала совершенно чистая, словно только что вышедшая из типографии, словно её ни разу не открывали.
– Нет, этого всего нет, – бормотал Саша. – Это всё у меня в голове. Я болен, мне… Мне кажется…
«Неет, это мы спасли тебя», – прошелестел в голове голос.
– Что? – Саша уставился на «Некрономикон».
«Мы спасли тебя. В твоей голове росла опухоль, ты сам это знаешь. И она убила бы тебя уже завтра. Теперь её нет. Мы спасли тебя».
– Этого не может быть.
«Ты хотел жить, – продолжил голос. – Мы дали тебе жить. Но смерть требует жертв, которых ты не хотел приносить. И мы забрали её сами.
Перед мысленным взором вновь предстал Витёк.
– Нет, этого всего нет. Я не верю…
«Ты хотел жить. Мы дали тебе жить».
– Нет.
«Дай и нам жить, – потребовал голос. – Дай нам жизнь. Мы вернём всё назад».
– Что? Нет. Ни за что.
«Дай нам жить. Дай нам жизнь!»
– Нет! Этого не может быть! Это не реально!
«Тогда мы заберём твою».
«Некрономикон» распахнулся, из книги хлынули чернила. Жидкость текла на пол, просачиваясь между досок, впитываясь в бетон и между плит ниже по этажам.
За ухом Саши взорвалась боль. Пол покачнулся под ногами, бросив на диван. На плечи посыпалась штукатурка. Стены начали раскачиваться, а мужчина не сводил взгляда с истекающей чернилами книги. Правый глаз был красным.
***
Валентина Степановна снова не могла заснуть. Сосед – некогда хороший парень, а теперь больше походивший на наркомана – снова что-то учудил, и пожилую женщину это тревожило.
Сперва на ночь глядя пришёл этот его «друг с работы» – Валентина успела увидеть его в глазок. Потом они начали топать, греметь, что-то кричали. Она уже собиралась звонить в полицию, когда всё стихло.
«А ну как поубивали друг друга», – думала женщина, глядя в потолок. Но звонить всё не решалась.
Она едва не подскочила на кровати, когда наверху раздались крики, исчерпав последнюю каплю терпения и сомнений. Валентина потянулась за телефоном.
Но не успела его взять, как весь дом задрожал, наполнился хрустом крошащегося бетона и скрипом дерева. Сверху что-то закапало, посыпались куски штукатурка. Стёкла в окнах звонко затрещали, лопаясь и осыпаясь на пол, панельные стены заходили ходуном.
Закричав от ужаса и забыв про соседа, женщина бросилась к дверям. Когда она выбежала на лестничную площадку, дом начал складываться, словно карточный домик, забирая десятки и сотни жизней – всех, кто был внутри.
***
Телефон издал короткую трель, разбудив Настю. Мысленно поблагодарив его за избавление от кошмара, в котором она никак не могла убежать от чего-то страшного, девушка посмотрела на экран.
«Здравствуйте. Вам направлено почтовое отправление. Отправитель Александр К. Вложение, указанное отправителем: «Некрономикон».

Подписаться
Уведомить о
33 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
J.T.Wiking

Спасибо автору! Никогда бы не подумал, что мне удастся подержать в руках томик “Некрономикона” Рассказ “Некрономикон” кажется перегруженным и излишне депрессивным, увлекаясь мрачностью сюжета настолько, что читатель может почувствовать себя утопающим в безысходности – по-лавкрафтовски=) Персонажи выглядят однобоко, без возможности для эмпатии или понимания их мотивов. Тем не менее, автору удается создать ощущение нарастающего напряжения и ужаса, которое держит в напряжении до самого конца.

0
Клиентсозрел

Такое дело. РУГАТЬ ЭТОТ РАСК НЕЛЬЗЯ!
Попробую малой кровью.
НАЧАЛО. Человек за компом обычно работает.  Ну, может, играет в нечто увлекательное. Тем более, что «стучит по клавиатуре. А тут приятель/коллега/напарник постоянно отрывается от работы, проявляя аж материнскую заботу о главгере, такое внимание, такое беспокойство, что впору задаться вопросом его характеристики. Он так и вьется возле гг – и трогает его, и заглядывает в глазки, и угощает кофейком, и звонит через несколько минут после расставания, короче,  весьма подозрительное такое дружелюбие.

О боги и демоны! Случилось то, чего я особо боялся. Начался обстоятельный разговор о книге. Облизывание и описывание обложки, переплета, шрифта, картинок. Право, сразу вспомнились кулинарные передачи, где ленивые, но хитрые операторы накручивают кадры, обстоятельно показывая, как они режут лук и чистят картошку, что приводит в неистовство тысячи зрителей.
В таком формате повествования финал тоже продемонстрировал всяческую фантазию.

– Нет, этого всего нет. Я не верю…

– Ты хотел жить. Мы дали тебе жить.
– Нет.
– Дай и нам жить.
– Что? Нет. Ни за что.
– Дай!
– Нет!
– Дай!
– Нет!
– Дай!
– Не дам!
– Дай, дай, дай, дай!
– Нет, нет, нет, нет!

Главгер очень сильно болеет, бедняга. Даже еще явственнее и опаснее, нежели персы Джерома. Его ломит, крутит, гнетет и пучит. Из него вытекают жидкости. Он классный ипохондрик, и мы все хором ему сочувствуем (попробуй иначе – автор немедленно снимется с конка).
Как тут не вспомнить монолог Ломова из чеховского «Предложения»?

Холодно… Я весь дрожу, как перед экзаменом. у меня уж начинается от волнения шум в ушах. У меня порок сердца, постоянные сердцебиения, я вспыльчив и всегда ужасно волнуюсь… Сейчас вот у меня губы дрожат и на правом веке живчик прыгает… Но самое ужасное у меня — это сон. Едва только лягу в постель и только что начну засыпать, как вдруг в левом боку что-то — дерг! и бьет прямо в плечо и в голову…

Каково?
Один в один!
Браво! Чехову.
А вам, дорогой ба… автор, здоровья и всяческого оптимизма вперемешку с рыцарской доблестью.

1
Альберт фон Гринвальдус

“Такие дела…” (с)

1
Dude

автор немедленно снимется с конка

Это не он.

1
Клиентсозрел

Ишь…ё! Родного братика Колю не признал.
Эхх…старею, вестимо.
Вечор навострился Аксютку в сенях пошшупать, да портянкой в дыню прилетело.

1
Dude

– А где Аксинья?
– В амбар пошла, за водкой. Сейчас придёть.

1
Альберт фон Гринвальдус

Не, это “девятую” Бетховена где-то рядом включили.

1
staretz

Был на “Пролёте фантазии”, кажется, такой рассказец, где мальчик нашёл шкатулку с танцующей балериной. И эта шкатулка как-то там всех убивала. Вот там был нежданчик. А с этой оккультной книженцией как-то не получилось.
Главгеру сочувствовал. У самого что-о вроде того, только за левым ухом. И подобные книженции никакоже не заказываю. Последнее, что заказал в доставке – два герметичных контейнера “Butterfly” по 0,75 л для того, чтобы брать на работу домашнюю еду. Думаю, это полезнее.

0
KAPITAN_PILIGRIMA

Вот тебе мильён, – говорит сатана, – взамен умрёт кто-то из близких.
Мужик почухал репу: а в чём подвох?
Если бы впервые читал подобное, то ладно. А так, при уважении к труду и старанию автора, нет.

0
Аноним 3

Не повезло соседке тёте Вале:
Полна пятиэтажка всякой швали!
Вселили б лучше Хрюшу со Степашкой,
Ничто бы не стряслось с пятиэтажкой.
А тут кругом – больные наркоманы,
Хрущовку расшатавшие помалу.
Спроси такого: “Саш, а где Витёк?”
“Витёк?… В канализацию утёк!”

2
Chess-man

Не повезло автору.
Пять лет назад на просторах интернета появилось произведение Михаила Елизарова “Некрономикон” И вот сейчас читаю я этот текст и в голове сами собой звучат строчки песни.
И я понимаю всю разницу. Там где у Елизарова события общероссийского значения, у автора трагедия какого-то ноунейм айтишника, которых сейчас как собак нер на пучок десяток в общем.
Скучно и неинтересно.
Ну и никого не жалко, никого. Ни тебя, ни меня, ни его.
На будущее, чтобы читателю было страшно, больно, волнительно – он должен переживать за положительного героя. Вас же, уважаемый автор, вряд ли волнует жизнь детей на литиевых рудниках в Конго или быт австралийских аборигенов.
Вот и для читателей ваш герой, это такой же абстрактный африканский ребёнок и австралийский абориген.
Сдохнет, и слава богу.
Чтобы читатель начал сопереживать, вы, как автор, должны показать, что этот герой такой же, как читатель, как сосед читателя по лестничной клетке, друг, коллега по работе.
Посмотрите на досуге как этого эффекта добивались Чехов, Лесков, Андреев – мастера короткой прозы.

0
Кирин59

А вот и долгожданный хоррор. Ну наконец-то.
Пожалуй, автор хотел соригинальничать (в плане источника хоррора), и это в определенном смысле получилось. Но необходимость хоррор сцен, видимо, отняла половину дозволенного лимита знаков, раз эффективный финал оказался не таким эффектным, как описания иллюстраций – ему просто не хватило места.
Впрочем написано атмосферно и интересно, хотя кое-где остались-таки подлые опечатки.
Я даже не поленился снова погуглить книгу – когда-то натыкался на нее (наверное, когда Гигер умер) – и посмотрел картины с приятным после рассказа узнаванием. Спасибо.
О, кстати, еще понравились узнаваемые маленькие детали, тут и там разбросанные по тексту. Киноману в моем лице было чрезвычайно приятно. Пожалуй, пару баллов сверху накину только за них.

0
Стас Кру

Не пугает, не заставляет сопереживать. Но очень толково и красиво написано. Читать интересно, и у рассказа явно есть потенциал. Если доработать, будет хороший рассказ.

0
Нескучно

Первую, наверное, половину рассказа мне было очень интересно. Тем более, что написано аккуратно. Действительно аккуратно. Приятный язык. Милые отсылочки – уважаю.

Описание иллюстраций книги… очень спорно, как по мне. Вот прям не зацепило и не сложилось в воображении в образ, а ресурсов потратило достаточно и настроение подсбило.

Несколько сомнений по логике происходящего. Где же мама главного героя? Они же в постоянном контакте, а о ней не слова. А сила из книги – непрошено лезет с помощью и требует награду, а когда герой отказывает просто берет силой все и даже больше? Мотивацию зла бы подкрутить и, как следствие, вторую половину с финалом.

Произведение мне больше понравилось, чем нет.

0
Betweenk-a

Мотивацию зла бы подкрутить и, как следствие, вторую половину с финалом.

С языка сняли. Полностью согласна.

1
Betweenk-a

Даже злу нужна какая-то мотивация и некая логика поступков. Если же в рассказе хаотичное зло, то фокус должен быть не на нём, а, например, на борьбе героев, эмоциях, попытках найти выход и т.д. А на это нужны знаки.
Закольцовка сюжета, кстати, получилась бы изящнее, если бы ГГ тоже получил книгу от кого-то из давнишних друзей, например. Но тут я не знаю авторской задумки. Может, там какая-то подоплека именно в заказе этого издания. Зло продает свои ростки, а дальше они укореняются сами.

В целом же получилось неплохо. Мне кажется, что если дать этому больший объем, то можно было бы лучше увидеть авторский замысел. Сейчас, на мой взгляд, вторая половина рассказа выглядит ужатой.

0
nfytxrf8691

Вроде хоррор, но не страшный, а противный. Хотя начало втянуло, но дальше логика для моего разума расползлась червями по соседям и знакомым. Почему пострадал Витя, а не Настя? Чего на самом деле хотел Саша? Какой вывод из прочитанного? Ау, автор, помогите!

0
Митриса

Как поклоннице Лавкрафта и любительнице бумажных книг мне близок ГГ., его ожидания и чувства, которые он испытывает, когда получает долгожданную книгу. Не скажу, правда, что сама приобрела бы эту (тем более после этого рассказа).Но за тему и исполнение – респект. Есть, конечно, недоработки, не без этого, но в целом впечатление хорошее. Спасибо.

0
Штольц

В принципе тема не нова, очень часто ребята, особенно больные, обращаются к черной магии, как будто бы случайно, а потом кто-то раз и откинулся. Ужастики люблю, но финал вызвал разочарование. Ну, что это за жертвы? А где логика? А почему Витёк? Вообще вопросы есть. Но написано хорошо, особо нигде не спотыкаюсь (тут, даже великие мэтры, сходство  с Чеховым нашли). Над баллом подумаю. Автор, вам удачи.

0
UrsusPrime

Больше всего конечно покоробил сюжетный ход с:
-Нет, я не буду приносить людей в жертву.
-Тогда ты умрешь.
-Ок.
*Умирает.
титры.
Сцена после титров: вручение книги Насте.
Понятно откуда такой, как выражалась Диана Литтл из Капуцинов “монтаж” – чик, и никаких тебе уговоров, попыток договорится, совращений и подкидывания мотиваций – просто “я твой дом шатал” – буквы кончились. И это печально, ибо уже не первый раз за этот конкурс остаемся без значимого куска интереснавава. Хотя “интересным” происходяще можно назвать с большой натяжкой – все эти Фаусты читаны перечитаны в сотнях вариациях – тут трудно что-то еще придумать сверху. Автор попробовал в Гигера. Не самая плохая попытка ибо Гигер – психбольной, но талантливый. Но и каких-то эмоций особо это все не оставило – в основном, именно за счет скомканной тыктотакойдовайдосвиданиевой концовки и отсутствия иллюстраций.
А еще, для меня Некромикон это прежде всего Эш, бумпалка и армия зловещих мертвецов.
comment image

1
Barash

Написано приятным языком. Это хорошо. Идея рассказа, как затасканая до дыр половая тряпка, куда даже помойные коты брезгуют сцать. Это минус. Но надо признать, чем-то рассказ всё-таки привлекает. Оценка +-6.

0
Roman Ra

Написано недурно и подано хорошо, но есть над чем работать: много не совсем стройных предложений в описаниях, встречаются повторы — очень отвлекает. При таком акценте на описания состояний это прям критично.

Теми же описаниями текст как-то перенасыщен, успеваешь заскучать – не хватает действа. Про сам некрономикон не хватило: картинка всего одна, явили они себя скупо… На мой взгляд, эта часть недоработана, хотя должна бы быть самой сильной.

0
Александр Михеев

Первое впечатление: написано неплохо, но за каким хреном я читал этот бред?
Хотел этим и ограничиться, но понял, что могу ввести автора в заблуждение. Он решит, что недостаточно поработал. И закопается еще глубже.
А мы ведь здесь помогаем друг другу, правда?
Так вот!
Написано отлично! Живо, образно, связно. И мотивация героя есть – хотя и обозначена, почему-то, в середине рассказа.
Ощущение бреда вызвала сама история.
Галлюцинации умирающего, серьезно?
А зачем?
Во-первых, это вранье – если только автор не умер, поставив точку.
Во-вторых, какой смысл? Напугать меня смертью?
А оно мне надо? Сейчас я живу, и не собираюсь умирать раньше времени.
Вызвать сочувствие к умирающим?
Оно и так у меня есть, а вот педалировать его не нужно.
В конце концов, еще ни один человек не избежал смерти. И требовать жалости на том основании, что ты смертен – это к Всевышнему.
Или ты для него и писал?
Тогда при чем тут я? Чтобы оценить качественно ли ты молишься?
Слушай, ну ты же отличный рассказчик!
Расскажи мне что-то обнадеживающее, дружеское. Умное, в конце концов. Причини мне своим текстом тепло и радость. На худой конец, пользу.
Или отстань)))

1
saturansky88

Уважаемый автор, прочёл ваш рассказ. Сдаётся мне рассказ написан под воздействием просмотра фильмов и сериалов про “Некрономикон” и, в частности, приключений Эша. Тот только руки лишился, а Саша и сам Некрономиком убился и стольких невинных людей жизни лишил. И ради кого?.. Не получилось.

0
Аноним 2

Тут 14960 — это мало. Только погрузился в текст.
Тысяч 30 000 — самое то.

0
SKuturlin

История в жанре ужасов с большим количеством мелких внимательных деталей. Сюжет и вся история мрачны и конец закономерен. До последнего надеялся, что главный герой все-таки одержит верх.

0
Аноним 10

Удивили комментарии о хорошем языке рассказа.

Маленький кабинет статистики огласила трель смартфона, став роковой не только для двух специалистов.

По-моему, можно было обойтись без второй части предложения. Тут не то что забегание вперёд – скачок. Зачем? Да и со специалистами мы ещё не знакомы.

Это мало кто понимал, кроме Саши. Замкнутого гика тридцати трёх лет, прозябающего в отделе статистики. С которым в постоянном контакте были лишь мама, Витёк, да Настя, подруга по переписке, разделяющая его увлечения.

Да, большие и сложные предложения лучше разбивать на несколько простых, но это тоже нужно делать по правилам. Нельзя просто ставить точки вместо запятых.

Она едва не подскочила на кровати, когда наверху раздались крики, исчерпав последнюю каплю терпения и сомнений.

Крики исчерпали последнюю каплю терпения и сомнений??

Майка на Саше тоже в чернилах, руки покрывали засохшие брызги.

По всему тексту прыгает время – то оно настоящее, то прошедшее, причем без какой-нибудь логики.
В общем, над рассказом ещё работать и работать.

0
Kortes

огласила трель смартфона

Да, сразу настраивает на ироничный тон, хотя рассказ, вроде, не смешной.

0
Kortes

Язык хороший, автор умело нагнетает напряжение, но в рассказе логические неувязки. Сотрудник статистического отдела болен. Возможно, у него заболевание мозга (меньше нужно пялиться в экран). Он покупает книгу. Во время чтения книги у него начинаются глюки. Видимо, человек он внушаемый, а заболевание прогрессирует. Соседка видит, что к нему приходит друг. Они шумят, а потом дом рушится. Как эти события связаны между собой? Парень, видно, купил по дешевке квартиру в ветхой хрущобе, а такие строения могут сложиться в любой момент от незначительного подземного толчка.
От парня осталась только книжка. Надеюсь, Насте (милый персонаж) она понравится.
Что хотел сказать автор? Что не стоит работать мелкими клерками в статистических отделах? Что не нужно жить в хрущовках? Сон разума, даже не сон, а легкая дремота, у автора налицо.

0
Chess-man

Подытоживая.
Никого не жалко никого. Ни тебя, ни меня, ни его!
Плевать мне на ваших героев, уважаемый автор, с высокой колокольни.
И хочется только одного, найти этот “Некрономикон” и хоть что-то полезное сделать, как Елизаров в своём гениальном тексте!

0
TochkaG

Опять рассказ-крепкий середняк. Ладно скроен, крепко сбит, но середняк. До уровня лидера конкурса ещё очень много работы, но то, что есть, уже не так уж и плохо.

0
Alex N

Хороший рассказ. Даже познавательный, ибо о злополучной книге я прежде не знал. Жаль только, что сам сюжет ничем новым не удивил и вышел абсолютно предсказуемым. Но написан рассказ достаточно прилично, чтобы порадовать его автора хорошей оценкой.

Удачи автору!

0
Большой Шлепа

Очень даже неплохой, жуткий рассказ. Главный герой хорошо прописан, я верю в его трудности, а эти его проблемы со здоровьем, брр… Рак всегда пугает сильнее всяких вымышленных монстров. Респект автор, пока что это первый рассказ из всех мною прочитанных, которому хочется поставить десятку.
Автор спасибо и удачи!

P.S. Может я что-то путаю, но по-моему Гигер рисовал не демонов, а всяких ужасных гибридов людей и машин. И немного непонятно, что произошло с Витьком. Он приехал, что ли к главному герою и вместе с ним погиб? Или его таки загрызли черви в собственной квартире?

0
Шорты-36Шорты-36
Шорты-36
БоК-6БоК-6
БоК-6
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

33
0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх