Рассказ №17 Устала

Количество знаков : 11653

***
Если так подумать, в произошедшей трагедии целиком и полностью виноват отец. Разбери он вовремя козлы, как неоднократно просила мать, то эта мысль никогда бы не пришла мне в голову. Хотя… Кого я обманываю? Не эдак, так иначе… Но, обо всем по порядку.
***
Еще до рождения братец успел попортить нам всем немало крови. Мать тяжело переносила беременность. Она думала, что просыпается и встает раньше всех. В утреннем мраке раздавались тяжелые шаркающие шаги, скрип половиц под отяжелевшим телом, шум воды в туалете… Эти звуки пугали, и только из-за них я уже невзлюбила брата. До сих пор помню материны глаза по утрам: белки в красных прожилках, набрякшие, с синевой мешки под ними, тусклый блеск поселившейся усталости.
Тяжело вздыхая, она кое-как готовила завтрак. Отец наскоро глотал комковатую пресную кашу, целовал мать и сбегал на работу – пропасть до глубокой ночи. Она стояла у плиты с пустым взглядом, а я жалела ее и со злостью смотрела на едва округлившийся живот.
Это можно считать началом: хмурые осенние утра, отекшая измотанная мать, и отсутствующий отец. Мы не всегда были такими. Совсем недавно красавица-мама вела меня в кино, а самый сильный на свете папа нежно держал за руку. В выходной день мы часто ходили гулять все вместе и даже иногда катались на колесе обозрения. Помню свой визг, и бесконечный восторг от высоты. Все выше и выше, и выше! Вспотевшие ладони едва заметно подрагивали, а сердце замирало от неземного счастья! Все изменилось в ожидании ребенка.
Материн живот рос, а вместе с ним и моя ненависть к брату. Совсем скоро на меня переложили домашние обязанности – мама в положении, маме нужно помогать. А кто подумал обо мне? Хочу ли я этого? Кто-нибудь спросил моего мнения? Бежать после школы домой чтобы что? Сварить куриный суп, потому что матери, видите ли, надоел вчерашний, наготовленный на несколько дней вперед, борщ. Наскоро поесть чтобы? Правильно! Успеть вымыть полы и начисто протереть пыль. Да не приведи Господь пропустить что-то: вой поднимется. Ребеночку пылинка может повредить. Теперь можно и за уроки? Как бы не так! Стирка. От мыльных брызг щиплет в глазах, ледяная стужа сводит влажные пальцы, а ветер уныло рыдает в оголенных ветвях… Изо дня в день, изо дня в день…
Потом я кое-как делала уроки, прислушиваясь к скрежету и стуку по соседству – отец занимался ремонтом в детской. Я не могла сосредоточиться ни на чем: ни на истории античной Греции, ни на решении уравнений, ни на упражнении по русскому… Вздрагивала от каждого удара и думала только об одном: теперь будет еще больше пыли, еще больше…
***
– Внученька, помощница, – бабкина фальшивая улыбка мне сразу не понравилась, – посмотрите-ка: вытянулась как, невеста! Как есть – невеста!
Мать уже лежала в роддоме, а отец торопился закончить ремонт: по квартире распространялся стойкий аромат свежей краски.
– Седни, отдохну с дороги. А завтра, по утречку, с тобой на базар пойдем – говядинки купим, холодец приготовим. Мама с братиком ужо скоро возвернуться… А пока постели мне – отдохнуть надобно.
Стоит ли говорить, что бабка поселилась с мной в одной комнате?
Все придет в норму – долго верила я. Брат родится, мать вернется, отец закончит ремонт и все встанет на свои места. Будет как раньше. Ну, или почти как раньше.
Тогда я еще любила бабушку, но жить с ней мне не понравилось.
– Куды столько срезаешь? – нависала она надо мной, придирчиво разглядывая очищенную картошку. – И кто только тебя учил-то…
А меня никто и не учил. Обо мне вспоминали только если нужно было что-то сделать. И уже давно.
– Тряпку-то выжимай как следует! – доносился с дивана строгий окрик: – Чего мокроту развела? Да воду поменяй.
Я послушно давила тряпку руками, пропуская мутные ручейки грязной воды меж пальцев.
– Свет кто за тобой выключать должон? Чать, денег стоит! – и я мигом срывалась исправлять оплошность.
Бабушкин зоркий глаз всюду следовал за мной, подмечая каждую мелочь. Сначала я думала, что действительно делаю что-то не так, потом пыталась угодить, а позже просто выполняла сказанное машинально, как робот, не думая и не стараясь. Зачем? Все равно найдется повод для недовольства.
***
Брат мне сразу не понравился. Маленькая сплюснутая головка с реденьким пушком черных волос торчала среди вороха пеленок. Лицо какое-то плоское, некрасивое. Постоянно приоткрытый рот, с высунутым кончиком языка, в любую секунду готовый распахнуться в оглушительном крике.
– Иди, погляди на братика-то, чего застыла, – позвала бабушка.
Я наклонилась над кульком, еще не осознавая, что ничего не закончилось, а, наоборот, только начинается.
Забот прибавилось. Стирки, в основном. Братец гадил на выстиранные пеленки с удивительной частотой. А вот спать я стала наоборот – меньше. Много меньше. К ежедневным походам на молочную кухню я отнеслась безэмоционально – какая разница, если ничего не изменить? Отец вновь стал пропадать на работе – не помню его вообще в то время. Тогда-то, наверное, и появилась моя первая искренняя детская мечта: жить как раньше. Без брата.
Просыпаясь ночами на влажных от пота простынях, я прислушивалась: не зовут ли? Не кричит ли ребенок? Иногда он вопил. Часто. Да каждую ночь, чего уж. До сих пор помню этот приглушенный визг вперемешку с бабкиным храпом. Чертовски хотелось спать, но уснуть не получалось.
Скоро я превратилась в настоящего робота: без чувств, мыслей и эмоций. Не заметила, когда уехала бабка. Уехала? Да и черт с ней, скатертью дорога!
Братец спал очень плохо, а вместе с ним и мать. Шуметь строжайше запрещалось. Стоило по неосторожности громыхнуть случайно кастрюлей или ведром с водой, как маленький засранец начинал противно визжать и долго не затыкался. Кое-как успокоив его, выходила злющая мать:
– Совсем сдурела? – яростно шептала она, и я, сжавшись в трясущийся комок, смотрела на нее снизу вверх. – Я спрашиваю тебя: ты совсем сдурела или еще нет?
Я не знала правильного ответа. Результат всегда был одинаков: дрожащее от гнева материно лицо, блестящие глаза в обрамлении черных синяков. Примерно тогда она впервые ударила меня. Звонкая пощечина оставила на щеке багровый след. В этом я тоже винила брата. Кого ж еще?
***
– Он уже давно должен садиться, – услышала я материн голос, домывая полы в коридоре. – Ты заметил бы, бывай чаще дома. Тебе просто наплевать…
– Мне надо кормить вас всех, – оправдывался отец. – Сама знаешь как нынче тяжело с работой – нигде не платят. Может, если бы твоя мама немного помогла…
Тогда мне было не понятно, о чем разговор. Одно я знала наверняка: опять братец. Все проблемы в нашей семье связаны только с ним. Я отжала тряпку и осторожно приблизилась к неплотно прикрытой двери.
– Надо вести по врачам, – хриплым голосом говорила мать. – Это не нормально, слышишь?
– Ну, запишись в поликлинику… что ты от меня еще хочешь?
– Скотина! Ненавижу тебя! Это все ты, ты! «Сына, сына хочу», – передразнивала мать. – «Наследника»! Наследника чего? Дырявых штанов? Или пустых бутылок?
– Да заткнись ты уже! – вскипел отец.
Братец немедленно вмешался в разговор – заверещал как резанный. Я успела отскочить в сторону и склониться над ведром, когда дверь распахнулась, и взбешенный отец протопал по свежевымытому полу к выходу.
– Принеси молока, – закричала, обращаясь ко мне, мать. – Живее!
Я увидела ее мокрое от слез лицо, когда подавала бутылочку.
***
Братец сумел сесть только через год. Пошел еще через полтора. Отец не увидел этого – пропал. Бросил нас. Я не думала об этом, только иногда завидовала немного. Бабка переехала к нам насовсем, но меня это уже не заботило – могла ли жизнь стать от этого хуже? Вряд ли. От этого – вряд ли.
Мама на работу так и не вышла – все свое время посвящала брату. На что мы жили тогда? Не знаю. Знаю, что донашивала одежду добрых чужих людей. Питалась, в основном, макаронами да картошкой. Порхала по квартире как привидение. Удобное такое привидение – прислужник. Внимание на меня обращали только по необходимости.
Брата я старалась избегать – этот толстый пацан с вечно слюнявым ртом внушал мне отвращение и ужас. Ночами часто снились черные, лишенные блеска осознанной мысли глаза. Я просыпалась от страха и долго плакала, сдавленно хлюпая в подушку. Мать же, как будто издеваясь, все больше времени заставляла заниматься с ним. Упражнения дурацкие какие-то… Будто это ему могло помочь. Будто ему вообще что-то могло помочь! Он же или тупо сидел, уставившись в окно, или внезапно, беспричинно бросался на меня, стараясь побольнее укусить кривыми зубами. Когда этого не удавалось, орал как резанный. Только мать могла его успокоить. Она что-то негромко напевала, поглаживая спутанные волосы, и бросала на меня полные ненависти взгляды.
– Ты обязана помогать брату. Он не такой как все. Ему требуется помощь и внимание, – вдалбливала мать не по одному разу на дню. – Заботиться о нем. Ты же старшая сестра!
А пацан становился все более и более агрессивным к любому кроме нее. К любому? Да у нас никто и не бывал. В своей жизни, кроме нас с бабкой, он видел лишь нескольких врачей.
Я слушала, кивала головой и внутренне тряслась от ужаса – проводить с ним больше времени было для меня величайшей пыткой.
***
В школе я училась неважно: кое-как перебивалась с двойки на тройку, но учителя, в конце концов, всегда вытягивали. Шептались за спиной, мол, какая у девочки нелегкая судьба. Бросали взгляды полные фальшивого сочувствия, когда думали, что не вижу. Я давно привыкла к такому отношению. Смирилась и принимала его как должное.
Все изменилось с приходом новой англичанки. Неброско, но со вкусом одетая женщина мне сразу же понравилась. Лет ей было чуть за сорок, но выглядела она гораздо моложе. Говорила всегда тихим и спокойным голосом, обращаясь к ученикам исключительно на «вы». Одного этого в нашей школе достаточно чтобы запомниться.
Как-то в середине марта, когда солнце игриво заглядывало в просвет рванных облаков, а домой не хотелось особенно сильно, англичанка попросила меня задержаться после урока. Он был последним, а домой я совершенно не торопилась.
– Я не хочу лезть не в свое дело, – начала она, – но считаю своей обязанностью поговорить с вами и не буду ходить вокруг да около.
Я вскинула вопросительный взгляд.
– Ваши знания абсолютно запущены, – я, к собственному удивлению, покраснела. – Они обрывочны и хаотичны, но я вижу в вас большой потенциал и способности к иностранным языкам.
Тогда я сильно удивилась. Не знаю уж чему больше: вере в меня или доброму слову.
– Немного наслышана о вашем… эм… положении, и не собираюсь лезть в душу.
Не в силах выдерживать спокойный взгляд из-за стекол очков, я опустила глаза. Защипало в носу. Я чувствовала огромный стыд за себя и свою семью. И ненавидела брата. Боже, как я ненавидела его в этот момент!
– Впереди у вас девятый класс – еще есть время подтянуться. С вашими способностями – это вполне реально. Это позволит получить достойное и востребованное, по нынешним меркам, образование. Подумайте об этом, – она осторожно подняла мое лицо за подбородок и заглянула в глаза. – Я помогу.
Я залилась пунцовой краской, а в глазах стояли слезы. Она отпустила меня и отвернулась к окну. За это я буду благодарна ей до самого конца.
Глядя в оконную даль, она добавила:
– Обучение, правда, в другом городе. Придется пожить в общежитии, но, уверена, вы справитесь.
Ошарашенная от счастья, я не смогла произнесла ни слова.
***
Мать старалась говорить спокойно – братец копошился возле нее, к удивлению, не обращая на меня никакого внимания.
– Английский, говоришь? – пацан с трудом вскарабкался на диван, размазывая длинную соплю по пути.
Я кивнула.
– Русского не хватает? – он с восторженным ревом спрыгнул на пол, ударился головой и заревел. – Тш-тш-тш! Осторожнее, малыш, – мать погладила ладонью лоб, и брат просиял кривой слюнявой ухмылкой. Меня передернуло.
– Зачем тебе, я спрашиваю, – голос матери дрожал от злобы.
Он вновь принялся покорять вершину.
– Смогу выучиться, найти хорошую работу…
– У нас нет на это денег, – отрезала мать, а брат опять неуклюже свалился.
– Можно учиться и бесплатно, – я попыталась отстоять мечту, – я смогу. Есть общежитие для тех, кто из другого города…
– Ах, вот оно что!
Брат проковылял мимо меня – я не смогла сдержаться и едва заметно дернулась.
– Осторожнее, там высоко, не надо, – устало попыталась остановить его мать.
Тут же грянула буря: слезы, сопли, ослиный рев. Ладонью одной руки он сгреб волосы, а кулаком другой принялся беспорядочно лупить себя по голове.
– Видишь, что ты наделала! Тш-тш-тш! И думать забудь! – она подбежала к сыну, стараясь успокоить. – Ты нужна мне здесь! И будешь здесь!
Тогда мне показалось, что глаза братца злорадно блеснули из-под материной руки.
***
Кажется, будь у меня немного больше времени! Будь у меня возможность перевести дух в этом чертовом нескончаемом забеге внутри колеса…
Несколько дней после запрета матери прошли как тумане. Я чувствовала себя опустошенной и обманутой. Кто обманщик? Англичанка, давшая ложную, но столь упоительную надежду? Или мать, отнявшая ее? Я не могла ответить на эти вопросы. Слишком устала. Не могла и не хотела больше думать ни о чем.
Я бродила как сомнамбула: готовила, убирала, занималась с ненавистным братом, спала… На третий день, возвращаясь из школы, я увидела в подъездном коридоре старые козлы отца. Заляпанные известью и покосившиеся, они будто бы смеялись надо мной.
– Сбежал, – скрипели они. – Сбежал!
Я открыла дверь и услышала в спину:
– А ты – нет!
Как через толстое одеяло, доносился издалека голос матери, и довольный нечленораздельный лепет братца.
– Бу-бух! – громкий стук ознаменовал приземление покорителя вершин на пол, и сразу в след –громкий рев.
Мои руки бессильно повисли.
– Отец сбежал, и мне надо, – прошептала я.
– Дочка, ты пришла? – позвала мать из комнаты. – Разогрей покушать!
– Да, мама, – не раздеваясь, бросила на кухонный стол эту тетрадь. Достала из ящика моток бельевой веревки.
Заканчивая свою писанину, слышу бабкин громкий храп – опять дрыхнет. Поглаживая веревку, ощущаю каждое грубое волокно. Надеюсь, что и я, наконец, скоро смогу отдохнуть.

Подписаться
Уведомить о
30 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
J.T.Wiking

Спасибо автору! История оставляет тяжелое послевкусие, обрастая излишне мрачными деталями и событиями, что делает ее пугающе реалистичной, но в то же время тягостной для восприятия. Негативные эмоции главной героини передаются читателю слишком сильно, оставляя мало места для надежды или разрешения конфликта. Тем не менее, нельзя отрицать глубокую проработку персонажей и их внутренний мир, а также умение автора создавать напряженную атмосферу и поддерживать ее на протяжении всего рассказа.

0
Клиентсозрел

Ложное представление овладевает Варькой. Она встает с табурета и, широко улыбаясь, не мигая глазами, прохаживается по комнате. Ей приятно и щекотно от мысли, что она сейчас избавится от ребенка, сковывающего ее по рукам и ногам… Убить ребенка, а потом спать, спать, спать… Смеясь, подмигивая и грозя зеленому пятну пальцами, Варька подкрадывается к колыбели и наклоняется к ребенку. Задушив его, она быстро ложится на пол, смеется от радости, что ей можно спать, и через минуту спит уже крепко, как мертвая…

Прекрасно.
Люблю Чехова.
(Я решил было, что “Уроки французского” перевесят драму… нет, не вышло. Не возражаю)

0
KAPITAN_PILIGRIMA

Про жизнь, безнадёгу и грусть. Автор выговорился, а читателю хоть в петлю… И так каждый день новые развалины, убитые и раненые. Хочу-у фантастику-у! Про надежду!

1
Pearl

Устала…

0
staretz

Получается так, что об обучении в другом городе с ЛГ разговаривал братец? Не хватает уточнений при прямой речи, а именно:

– Английский, говоришь? – мать говорила, а пацан с трудом вскарабкался на диван, размазывая длинную соплю по пути.
Я кивнула.
– Русского не хватает? – при этих словах матери он с восторженным ревом спрыгнул на пол, ударился головой и заревел.

Лимит знаков вполне позволяет внести подобные посильные исправления, да и исправить опечатки во многих местах не мешало бы.

0
Chess-man

Простите меня пожалуйста, автор, но не могли бы вы прочитать рассказ Антона Павловича Чехова “Спать хочется”
Он коротенький, может быть даже короче вашего.
Потом сравните свой текст с тем текстом, найдите десять отличий.
причём, я даже поверю, что тот рассказ вы не читали – вы искренне написали своё.
Вот только история, рассказанная Чеховым мне, почему-то кажется правдивей той истории, которую написали вы.
Извините меня пожалуйста.
Это сугубо моё личное мнение.

0
Штольц

Ужасы, самые настоящие ужасы. Беспросветная жизнь золушки с плохим, очень плохим концом. Эмоции переданы хорошо, но вызывает большие вопросы реалистичность произведения. Хотя, спорить не буду, возможно, есть семьи, где действительно так и есть. (У подруги сын аутист и старшая здоровая дочь, всё совсем по-другому.) Рассказ оставляет много горечи в душе, перечитывать его, желания нет, хочется поскорей закрыть и забыть. Над баллом подумаю. Автор, вам удачи.

0
Betweenk-a

Тяжёлый рассказ. Написан хорошо.
Такое ощущение, что на этом конкурсе авторы решили собрать все самые тёмные стороны бытия. Пойду искать доброе и светлое, и хоть бы оно было так же гладко, атмосферно и эмоционально написано.

0
Aegis

Рассказ по атмосфере идентичный «Гаденышу». С той разницей, что несмотря на чернуху, там победила любовь, а здесь ненависть. Автор пишет так, что ненависть просыпается ко всем персонажам, даже к учительнице. Написано хорошо, но я против размножения ненависти. Ее и так дохрена!

0
Roman Ra

Не рассказ, а прямо крик души. Написано, однако, прилично, из явных претензий только немногочисленные ошибки-опечатки и исключительно деревянная речь учительницы. Понимаю, что это была попытка передать её политес, но не вышло, вместо этого речь получилась нечеловеческой.

Но в остальном – для рассказа вполне достойно.

0
Стас Кру

Написано хорошо, правдиво. Но после Чехова этот рассказ трудно воспринимать. Не сказать, что это пересказ, тут есть и свои идеи. Чересчур утрированная история, буквально сочится ненавистью. Не скажу, что так не бывает, но как-то уж всё слишком однозначно и однобоко.

0
Нескучно

Страшно, страшно, очень страшно.
Почитал комментарии: действительно есть некое сходство с рассказом Чехова, но рассказы почти совершено о разном. Здесь как, правильно заметил Стас Кру, все сочится ненавистью.

Чтение оставляет горькие размышления, в которые совсем не хочется вдаваться.

Написано неплохо, но есть ощущение, что автор устал – вторая половина рассказа слабее первой. Нужно больше детализации и продуманности.

0
nfytxrf8691

М-да, жизнь – она такая, пережует и выплюнет. Можно дать иной финал: ГГ в последний момент замечает нечто жизнеутверждающее – розу в вазе, голубей на подоконнике, детскую фотографию – и проснётся. Читатель облегчённо вздохнет и перестанет выть на луну.

0
Митриса

Конечно, тоже подумала сразу о чеховском рассказе. Но разве только у его героини было такое детство? И было ли оно вообще?
Таких семей пруд пруди, в разных вариациях, естественно.
Сама боюсь писать на такие темы, даже для себя, слишком это тяжело для меня. Но очень признательна тем, кто тратит свою душу на то, чтобы рассказать о неизвестных (реальных или придуманных, но которые вполне могли быть реальными) трагедиях обычных людей – маленьких и взрослых.
Автору респект!

0
Chess-man

В том-то и дело, что во времена Чехова такие истории происходили минимум раз в месяц. Чехов писал бытовуху.
А вот сегодня смерть ребёнка от суицида или от убийства другим ребёнком в рамках России происходит 1-2 раза в месяц. И за последние лет восемь, что я работаю с детьми, я похожей истории в реальности не помню в рамках ЦФО ( Центрального Федерального Округа)
Дело в том, что каждая подобная ситуация разбирается, и потом в педагогических коллективах проводятся совещания на тему предупреждения подобного.
Так что автор написал чернушную фигню на конкурс.
А Чехов ткнул современное ему общество в реальную болячку, от которой это общество презрительно отворачивалось.

0
Нескучно

В том-то и дело, что во времена Чехова такие истории происходили минимум раз в месяц.

Заинтересовался вашим комментарием. На первой странице поиска не нашел подтверждения не то что такой частоте подобных историй, но и самому факту реального основания Чеховского рассказа. Следует ли из этого, что написано было ради “12 копеек за строку”? Думаю, нет.

А Чехов ткнул современное ему общество в реальную болячку, от которой это общество презрительно отворачивалось.

Если реальное основание истории сомнительно, делается ли от этого хуже “тычок”? Думаю, тоже нет.

0
Chess-man

Ну так вы не то гуглили. Погуглите “Детская смертность в Российской Империи в начале 20 века” И дальше пройдитесь по источникам. Ну, то есть, прочитайте не только сам текст нагугленного, но и найдите те тексты, на которые ссылаются авторы статей. (Если таких ссылок нет – то это голимая копипаста – ищите следующий источник)

Ну и если реального основания данной истории нет – то это голимая пожалейка. “Аднаногая сабачка”
Когда автор умышленно сгущает краски ради хайпа и одной страдательной ноты, которой не существует в реале.
И ведь сегодня же куча реальных социальных проблем в обществе. Как и во времена Чехова было много социальных проблем. Чехов писал про то, что существовало реально. Данный автор высасывает проблемы из пальца.

0
Нескучно

Ну так вы не то гуглили. Погуглите “Детская смертность в Российской Империи в начале 20 века” И дальше пройдитесь по источникам. Ну, то есть, прочитайте не только сам текст нагугленного, но и найдите те тексты, на которые ссылаются авторы статей. (Если таких ссылок нет – то это голимая копипаста – ищите следующий источник)

Может быть если вы проделывали такую работу сразу скинете несколько источников в подтверждение частоты смертей детей от рук других детей? Эта тема, конечно, очень интересная, но дефицит времени не располагает к полноценным изысканиям.

Данный автор высасывает проблемы из пальца.

Уверен, что вы неправы: и в обычных-то семьях взаимоотношения между членами семей могут быть очень, мягко говоря, натянутыми, а уж в семьях с особенными детьми (или, например, лежачими престарелыми близкими родственниками), особенно отягощенных материальными сложностями или чем-то подобным – вообще легко.
При этом я, естественно, не утверждаю что у всех все идет по одному негативному сценарию.

0
Barash

Ух и тяжкий рассказ. Тяжкий в смысле эмоциональной наполненности и безальтернативному движению сюжета к плохому концу. Брррр, аж передёрнуло. Написано технически хорошо, но мастерство пущено на чернуху. А чернуху не одобряю, её и так хватает.

0
Кирин59

Рассказ точно способен вызвать эмоции. Пусть и в основном отрицательные.
По тексту. Есть парочка ошибок, несколько повторений (мне почему-то то и дело кололо глаз “материн”), лишних уточнений. Но в целом неплохая работа.
По повествованию. Оно тоже достаточно складное, но есть у меня несколько придирок. Например, в разговоре с матерью об учебе в другом городе атрибуции диалогов явно недостает ясности – кажется, что слова матери принадлежат брату. Но меня больше смутило другое. В самом начале Рассказчица говорит о “произошедшей трагедии”, как об уже свершившемся действии. Но повествование приходит к тому, что Рассказчица решает покончить с собой, хотя напрямую этого и не происходит. То есть она либо рассказывает (даже пишет, как окажется позже) обо всем уже после собственной смерти, либо в начале говорила о какой-то другой трагедии, о которой в рассказе ни словечка, что в общем-то глупо. Если же откинуть глупую версию и допустить, что свою историю она все-таки рассказывает посмертно, то вот эта фраза:

бросила на кухонный стол эту тетрадь.

в финале заставляет немало призадуматься, чтобы понять: а какую тетрадь-то? В которую после смерти записала этот рассказ?
Зачем эти сложности с записыванием? Можно же было просто изложить всю историю простым рассказом от первого лица погибшей девочки – она же и так изложена от первого лица. Может, Автор потом прояснит этот момент.
По истории. Тут уж наверняка все все сказали уже. Беспросветно мрачно, отвратительно реалистично и самоубийственно депрессивно. То, что рассказ не вызывает приятных чувств, на самом деле не плохо. Это его цель, и он ее достиг – а вот это хорошо. Все остальное уже из области субъективного, так что не стоит ждать, что рассказ будут нахваливать больше, чем я.

1
UrsusPrime

Ух какая темнуха. Не чернуха, а темнуха. Я вообще ждал, что она братцу козлы подставит и он с них навернется с ожидаемым исходом. Но тут “мыло душистое и веревка пушистая”. Не понравилось – слишком все ужасно и беспросветно, а брат скорее на демона похож.
Есть мультик в “Горе самоцветов” Птичья нога. Там вот ребенка подменил Дев на змею – тут что-то такое-же. Плюс схожая тема есть про Подменыша (в игре “Черная книга” про них есть целая глава) – когда ребенка на полено подменяла нечисть.
“Во всех сказках и быличках подменыши сильно отличаются от нормальных человеческих младенцев. Подменыши непременно уродливые, с непропорционально большой головой, тонкими руками и ногами, оттопыренными ушами, вздутым животом. Эти слабые существа много едят, но при этом не растут, и постоянно плачут”.
Можно было бы эту карту разыграть – было бы интереснее.
comment image

0
Александр Михеев

Знаешь, автор – не тронуло.
Чем больше будешь давить из меня внимание и жалость, тем меньше получишь.
Мне настолько все равно, что я даже единицу тебе не буду ставить.

0
Аноним 2

11653 — несколько многовато.
Сократить текст тысячи на три-четыре.
В таком виде оставлять нельзя.

0
Аноним 10

Прочитала этот рассказ раньше, не успела сразу прокомментировать. За это время другие сказали всё, что я собиралась. Кирин 59 очень хорошо всё расписал, мне остаётся только согласиться.

0
saturansky88

Уважаемый автор, прочёл ваш рассказ. Присоединяюсь к хору голосов, что рассказ – калька рассказа А.П. Чехова “Спать хочется”. Надо как-то непохоже сюжеты заимствовать, чтобы за оригинальные выдавать.

0
SKuturlin

Очень тяжелое повествование. Мрачное, можно даже сказать беспросветное. Полная противоположность предыдущему рассказу.

0
Мира Кузнецова

Беспробудно. Раньше я думала, что беспробудным может быть пьянство. А тут быт. Беспробудный, монотонный, беспросветный и жалостливый.
“Жалко мне себя, ЖАЛКО” – стонет ваша ГГ и поглядывает на читателя: ” А тебе меня жалко?”.
-Не-а. Вот совсем. Не получается у меня любить трусливых эгоистов. Никак не получается. Увы.

Удачи и вдохновения.

0
TochkaG

Симпатичный рассказик, такой горький, но приятный. Как грейпфрукт. Есть в нём талант, искорка. Этого уже немало.

0
Alex N

Сильный рассказ. Написано умело и проникновенно. Однозначно беру в ТОП.

Удачи автору!

0
Большой Шлепа

Этот рассказ наполнен мраком и депрессией. Однако написан талантливо и читать его мне было интересно. Автору спасибо и удачи!

0
Шорты-36Шорты-36
Шорты-36
БоК-6БоК-6
БоК-6
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

30
0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх