Из поколения в поколение

Апрель 2002 года

Артём Быков сидит, держа голову прямо, взгляд направлен прямо на преподавателя истории, всё в позе мальчика говорит о том, что он с интересом и безотрывно слушает. На долю секунды он, не поворачивая головы, лишь скосив глаза, смотрит на висящие над выходом из класса часы. До конца урока, последнего на сегодня, остаётся две минуты.
Всё также изображая интерес, Артём аккуратно, так чтобы не зашелестели страницы, закрывает тетрадь и учебник. Затем полностью замирает секунд на десять. Нельзя, чтобы кто-либо заметил его столь ранние сборы — Ольга Петровна может сделать замечание, а одноклассники — догадаться, что он надеется не дать им настигнуть себя после уроков.
Боковым зрением мальчик оценивает реакцию остальных ребят на его манипуляции, а пальцы тем временем сами собой делают несколько ловких движений, и стопка из учебника и тетради оказываются на краю парты. Молнию на рюкзаке Артём предусмотрительно оставил открытой ещё до начала урока. Он прислушивается к происходящему за спиной — сидя на второй парте сложно незаметно посмотреть, что творится сзади. Если бы Сапатов или кто-то другой из классных заводил что-то заподозрили, то точно бы попытались нашептать остальным. Ничего такого Быков не услышал.
Ольга Петровна никогда не задерживает их после звонка, так что план такой: сразу после её привычного «Спасибо, урок окончен», смахнуть всё в рюкзак, схватить его и рвануть из кабинета. Застегнуть и накинуть портфель можно и на ходу. Кабинет истории почти напротив лестницы, так что до раздевалки можно домчать очень быстро.
Разумеется, переобувать сменку нет времени — благо апрель выдался тёплый и туфли ничуть не хуже ботинок. Ветровку тоже можно не надевать, только перекинуть через руку. Достаточно незамеченным выбежать за территорию школы и есть шанс, что никто не поймёт по какому маршруту Артём побежал домой. Главное уже на подходе не столкнуться с Сапатовым и Уваровым — оба живут в соседнем подъезде, вот уж повезло так повезло…
Размышления Артёма прерывает протяжная мелодия школьного звонка. Учебник и тетрадь тут же улетают внутрь рюкзака и мальчишка буквально вылетает в коридор. Конечно, Ольга Петровна успеет отметить, что Быков сорвался первым, да ещё и бегом. Может даже чуть-чуть обидится, но скоро будет итоговая контрольная и он легко вернет её расположение.
Последние две-три ступеньки каждого лестничного пролета мальчик преодолевает одним прыжком. Опасно, конечно, в туфлях можно и заскользить, но что делать? Окриков или топота погони не слышно, а вот уже и распахнутая дверь школьной раздевалки. Артём ещё утром ухитрился повесить сумку со сменкой и ветровку с краю, чтобы не терять много времени. Вот прямо слева от входа… Быков бегло оглядывает висевшие на левой стороне куртки, затем ещё и ещё раз. Его одежды нет! Но он же точно помнит, что вешал её тут! Артём не замечает, что задышал в два раза чаще, а руки быстро-быстро раздвигают чужие куртки, в надежде, что за ними будет знакомая тёмно-синяя ветровка и серая сумка-мешок со сменкой. Но нет…
За спиной вдруг раздаётся противный смешок:
– Потерял, что-то Телёнок?
Ну, конечно — Гена Сапатов! На лице противная ухмылочка, в тёмных глазах читается злорадство. За высоким — выше всех в классе — Генкой маячат, выглядывая из-за его спины, и другие пацаны.
– Ты перевесил?! — голос Артёма звучит глухо, не так как всегда.
– Я. Ещё утром. А ты от нас что ли щемил? — Сапатов подходит всё ближе и Артём невольно отступает на пару шагов в глубь раздевалки.
– Говори, куда повесил?! — спрашивает он при этом.
– А. То. Что? — смакуя каждое слово и улыбаясь всё шире, отвечает Гена.
Наглый вид обидчика, вся эта ситуация с позорной, откровенно говоря, попыткой бегства, поднимает внутри Быкова что-то для него непривычное, горячее, рвущееся наружу. Сам того не ожидая Артём, наносит удар, метя в противную ухмылочку. Вернее пытается нанести, так как опытный хулиган готов ко всему. Сапатов играючи перехватывает руку Артёма и тут же резко и сильно заламывает её.
Это оказывается так больно, что мальчик даже не успевает понять, как именно он оказался сидящим на полу, на коленях, а Генка стоит с боку, согнувшись над ним, продолжая заламывать руку.
– Смелости, набрался, что ли?! А ну пендалей ему, пацаны! — кричит Сапатов.
Артёму толком не видно, кто именно, но четверо ребят со смехом пинают его ниже спины. Большинство скорее обидно, чем больно, но от одного удара, зад просто вспыхивает, и даже боль в заломленной руке вспыхивает ещё сильнее. Артём уверен, что это Уваров.
– Дайте вещи забрать, придурки! — раздаётся малознакомый девчоночий голос, должно быть кого-то из параллельных классов.
Руку наконец-то отпускают, одноклассники раступаются. Артём поднимается, пытаясь сдерживать слёзы, но выходит так себе.
– Удачи в поисках, Телёнок! — ржёт Сапатов.
Куртку и сменку Артём находит в раздевалке старшеклассников. Повезл ещё, что на «мелкого» там лишь покосились, не задав вопросов. Пока он искал вещи, ему досталось несколько взглядов одноклассниц — смесь жалости и презрения — и несколько грубых смешков от одноклассников.
Сильно задерживаться в школе после уроков никто не хочет, поэтому как только Быков находит сменку и ветровку, обидчики теряют к происходящему интерес и расходятся.
Спешить теперь нет смысла и Артём, не поднимая головы, переобувает сменку, накидывает куртку и выходит из школы. Также понуро — глядя только себе под ноги — он бредёт домой. На сегодня его решили оставить в покое — у подъезда никто из обидчиков его не ждёт.
Хорошо хоть мама ещё на работе, иначе сразу бы поняла — что-то случилось. В холодильнике ждёт обед — достаточно только разогреть — но аппетита, естественно, нет.
В комнате Артёма царят книги — они стопками лежат на письменном столе, на подоконнике, на диване. Даже мама уже смирилась с тем, что те буквально повсюду.
Когда мальчик не учится и не играет в компьютер — мама копила на него год! — он читает. Сегодня не хочется ни того ни другого.
Переодевшись в домашнее, Артём лёг на диван и уставился в потолок. Как ему всё это надоело! Радует только одно — близится конец учебного года, а значит ещё чуть-чуть и он целых три месяца не увидит чёртовых одноклассников!

 

***
Июнь 2002

Мало что может наполнить сердце бабушки большей радостью, чем приезд внука. Вот и Лида с утра пораньше еле слышно напевала что-то себе под нос. Артёмка приехал! В этом году останется на всё лето, нет у него никаких лагерей да поездок, вот уж радость!
Дед с самого утра утащил его рыбачить на речку, наверняка и не покормил мальца толком. Значит, надо успеть наготовить вкусненького, всё, что внучок так любит. Возилась Лида по хозяйству, готовила, напевала еле слышно, да только нет-нет да прерывалось тихое пение и улыбка с лица сползала.
Беспокоил её вчерашний разговор с дочкой. Рассказывала Оля, что не ладит Артём с одноклашками, друзей почти нет и чувствует мать, что его и обижают в школе часто. Он ничего такого не рассказывал никогда, да сердце матери чувствует всё равно. Вон внук какой худенький, невысокий, тихий. Легко такого обижать.
Дочь-то всё себя винит, мол, на работе постоянно, времени на сына едва найдёшь. Был бы, говорит, муж жив, может оно и по другому всё было. И слезинку, бедная, прячет. Вспомнишь, сердце разрывается.
Руки, месившие тесто, вдруг замерли, Лида нахмурила брови, задумалась. Глупость, конечно, страшная в голову пришла, но почему бы и нет? Она не особо верила матушке, когда та делилась секретом семейного снадобья-отвара. Но ведь когда Петя её в конце войны вернулся из госпиталя Лида всё же отпаивала его тем самым семейным средством. Он же худющий вернулся, изможденный, она на всё была готова. Муж тогда оправился от ран очень быстро. Кто знает, может и от отвара тогда был толк? Использует же она в быту другие матушкины травки да настои.
Лида даже отложила готовку, решив сразу проверить есть ли в её запасах всё необходимое. Из сарайчика, к которому она направилась, уже на подходе чувствовался стойкий и приятный аромат. Здесь на чердаке, под самой крышей, висели пучки самых разных трав и кореньев. Кой-какие нужные специи есть на кухне, а сушеные ягоды — в подполе. Может и правда сварить для внука то снадобье? Оно ведь и вкусное, как хороший травяной чай. Хуже-то точно не будет, плохого покойная мать никогда не советовала…
***
– Вкусно, бабушка. А чего ты раньше такого не готовила? — спросил Артём, очередной раз отхлебнув из кружки ароматного напитка.
– Да вот вспомнила чего-то сегодня. Это старый рецепт, семейный. Маме моей, прабабке твоей, её родители передали. Она всегда повторяла, что отвар вообще полезный, но особо как-то для мужиков. А уж если мальчишки его пьют, то вот вообще польза им будет. Мужают они быстрее, крепкими растут…
– И ты в это веришь, бабушка? — удивился Артём.
Бабушка ответить не успела, в разговор вмешался дедушка.
– А ведь, Артёмка, помню я этой чаёк. Я когда с фронта вернулся, после ранения был, да ещё и тифом переболел, едва богу душу не отдал. Мне врачи тогда говорили, что как домой попаду, полгода, не меньше, буду пластом лежать, сил набираться. Ан нет, уже через два месяца по хозяйству хлопотал, будто и не было ничего. Меня Лидка тогда аккурат травками-то своими отпаивала. Так что пей, внучок, прабабка твоя мудрая баба была, хоть и вредная…
– Сам ты, Петька, вредный! Чёрт старый! Негоже так о покойнице говорить! — воскликнула бабушка, пригрозив мужу морщинистым кулаком. Пётр лишь усмехнулся в пышные седые усы.
Артём поймал себя на мысли, что даже вот такие вот перепалки дедушки и бабушки он готов слушать часами. И сделал ещё один маленький глоток горячего и пряного отвара…

***
Через пару дней после того, как бабушка сварила для него необычный травяной чай, Артём гулял вдоль берега местной речушки. Он и раньше любил взять с собой книжку, пройтись по ведущей вдоль огорода тропке, пересечь луг и устроившись на берегу углубиться в чтение. Но сегодня Артём почитал с полчаса и понял, что ему неудержимо хочется пройтись. Минут через десять ему вдруг вспомнился момент из фильма Форест Гамп, где главный герой решил бежать и бежать вперёд просто потому что может… Влекомый странным порывом, мальчик поудобней перехватил книжку и неспешно побежал по идущей вдоль берега тропке.
Увы, как и всегда раньше, уже через минуту, в боку проснулась колющая резь, а дыхание стало тяжёлым. Ещё несколько секунд он упрямо бежал, но потом всё же перешёл на шаг, жадно глотая воздух.
На уроках физкультуры Артём всегда прибегал одним из последних… Вспомнить об этом почему-то оказалось особенно неприятно, мальчик почувствовал какую-то странную злость на самого себя. Пару минут он неспешно шёл, но как только дыхание выровнялось, а боль в боку немного улеглась, вновь перешёл на лёгкий бег…

***
Артём не первый раз проводил каникулы в деревне и это лето на первый взгляд мало отличалось от предыдущих: он в меру сил помогал дедушке и бабушке по хозяйству, рыбачил, много читал.
Однако же, кое-какие перемены всё же наметились — раньше он мог подолгу сидеть на берегу всё той же речки, швырять в воду камешки, да предаваться размышлениям. Или же сидеть на скамейке перед домом и вырезать что-то на палочках и дощечках крошечным перочинным ножичком, подаренным когда-то дедом. В этом же году в его привычки вошли ежедневные пробежки. Как оказалось, размышлять о прочитанном или фантазировать о чём-то, можно и вот так — на бегу.
Затем Артём, совершенно неожиданно для себя, начал регулярно делать зарядку, отжиматься, приседать и даже качать пресс. В нём словно появилась новая, неведомая доселе энергия, которая требовала своего выхода.
Апогеем стала попытка подтянуться на низко расположенной ветке дерева, растущего на границе огорода и сада. Артём терпеть не мог подтягивания — на уроках физкультуры он с трудом подтягивался один раз, что вызывало смешки одноклассников и ворчание учителя физкультуры. Не произошло чуда и в этот раз — Артём не без труда подтянулся один раз и ещё несколько секунд безуспешно напрягал руки и раскачивался, силясь придать телу достаточный импульс, чтобы вновь поднять подбородок над толстой веткой. Мальчик разжал руки и неловко приземлился на ноги, едва не потеряв равновесие.
– Ты чего ж так мучаешься, Тёмка? Давай я тебе турник поставлю!
Артём вздрогнул от неожиданности. Как он не заметил дедушку? Тот стоял, глядел на внука и привычным движением расправляя усы.
– Да зачем мне турник, если я подтягиваться не умею?
– Неправда. Только что смог. Давай-ка, прыгни посильней и ещё разок тянись.
Артём хотел возразить, но затем оттолкнувшись от земли, ухватился за ветку и используя полученное от прыжка ускорение пусть и с крайним трудом, но смог, буквально на долю секунды, поднять голову над веткой. Затем он сразу же разжал ладони и аккуратно приземлимся на ноги.
– Вот видишь, смог же ещё раз, — сказал дедушка.
– Да, потому что с прыжка! — возразил Артём.
– Москва не сразу строилась. Смотри, сделаем турник. Будешь по началу как получается — хоть с прыжка, хоть по одному разу, но делать. Прыгнул, подтянулся, снова прыгнул. Так и научишься, — растолковал внуку Пётр.
…Турник сделали очень быстро. Между курятником и летним душем имелся узкий проход. Пётр просто закрепил между бревенчатыми постройками обрезок крепкой металлической трубы и всё было готово.
Дед оказался прав. Как только у Артёма получилось первый раз подтянуться без прыжка и без раскачиваний, тренироваться стало куда легче.
С непривычки болели и ныли мышцы. Как-то Артём уже пытался заставить себя заниматься и эта боль быстро его отвадила. Стоить ли потеть, напрягаться, тратить время, если взамен каждая клеточка тела начинает болеть?
В этот раз боль злила, дразнила и заставила стиснуть зубы. Оказалось, если заниматься более-менее регулярно боль остаётся, но приглушается и её уже практически не замечаешь.
Мальчик и до этого прекрасно ладил с дедушкой, а тут у них появилась ещё одна общая тема. В молодости Пётр активно занимался спортом, долгие годы сохранял отличную форму и охотно делился внуком знаниями о том, как лучше тренироваться.
…А ещё Артём очень полюбил необычный, вкусно пахнущий травяной напиток, который бабушка ему периодически готовила. Особенно приятно было неспешно потягивать горячий отвар перед сном, сидя на лавке и поглядывая на высыпающие на небе звёзды…

***
Август 2002

Конечно же Ольга прекрасно понимала, что подростки порой растут очень быстро, а Артёмке совсем скоро тринадцать. Но всё же её поразило то, насколько сын возмужал за лето. Дело было не только в том, что он заметно вырос. В движениях обычно неуклюжего мальчишки появилось какая-то новая, незаметная ранее уверенность и даже пластичность.
Ещё больше она удивилась, когда отец с гордостью за внука рассказывал, что тот не только помогал по хозяйству, но и всё лето упорно тренировался, добившись хороших результатов.
Уезжал Артём с грустью. Не хотелось расставаться с дедушкой и бабушкой, не хотелось возвращаться в школу и видеть ненавистных одноклассников. Одно он знал точно — тренировки он и в Москве не забросит. А ещё подумалось, что будет немного скучать по вкусному бабушкину «чаю». После этого травяного настоя так чудесно спалось!
***
Прямо напротив подъезда, в котором жил Артём располагалась детская площадка. Помимо горки, качелей-каруселей и прочей ерунды для малышей там стояли несколько турников разной высоты и брусья. Именно сюда мальчик и пришёл потренироваться.
Он уже неплохо размялся дома, сделав небольшую зарядку, и поэтому сразу приступил к делу. Лёгкий прыжок и вот ладони уже крепко схватили перекладину. Раз! Голова Артёма поднялась над металлической трубой и медленно опустилась вниз. Два! Всё повторилось. Три, четыря, пять…
– Ну, ни фига ж себе ты даёшь! — раздался рядом знакомый голос.
Артём от неожиданности разжал руки, но на ноги приземлился довольно ловко. Рядом стоял коренастый Боря Уваров и смотрел на него как на фокусника, достающего кролика из пустоты.
– Офигеть, Тел… Тёмыч! Ты ж ни разу толком подтянуться не мог, — сказал он. На имени Боря немного запнулся, словно хотел сказать другое, но в последний момент передумал.
– Привет. Да, не мог, — сказал Артём. Он смотрел на одноклассника и не знал как себя вести. Они никогда не ладили, но в этот раз Боря общался вполне мирно.
– Красавчик! Уважаю! — воскликнул Уваров, — А ты давно приехал? Я тут неделю парюсь уже, скучно ппц…
– Вчера из деревни вернулся, — сказал Артём, — а Сапатов как же? Отдыхает ещё?
При упоминании самого ненавистного обидчика мальчик даже поморщился.
– А ты чё не в курсе? У него отца в Питер перевели, переехали они. А ты — красавчик! Я даже не поверил сначала, что это правда ты!
В эту секунду Артём окончательно поверил, что Уваров и правда даже не думает над ним насмехаться…

***
Артём твердо решил разобрать оставшиеся бабушкины вещи. Прошло уже полгода с дня её смерти и три месяца, как они с мамой продали дом и участок в деревне. Всё более-менее ценное и памятное Артём вывез в Москву на собственном авто. Вещей получилось не то, чтобы много, но разобрать последние коробки всё никак не доходили руки. Бизнес, тренировки и ежедневная рутина съедали почти всё свободное время. Алина — его жена — возилась с их полуторагодовалым сыном Петей, а стало быть свободных минут у неё было ещё меньше. Да и как бы она решила за мужа, что из вещей ЕГО бабушки ценно, а что нет?
На этих выходных Петю на несколько часов забрала к себе мама Артёма. У молодой пары появилось немного времени разобраться-таки с оставшимися вещами.
С одной стороны, занятие это пробуждало много приятных, тёплых воспоминаний из детства, с другой наполняло грустью и болью. Бабушка пережила мужа всего на полгода. Артём очень любил и деда и бабушку и безмерно по ним скучал.
В одной из коробок хранились в основном различные документы, старые фото, несколько книг и какие-то тетради. Мужчина водрузил её на массивный письменный стол, за которым обычно работал дома, и принялся неспешно всё это разбирать. Алина в это время занималась уборкой, начав с этой же комнаты.
Она протирала пыль и особенно много времени ушло на большой шкаф, стоящий вдоль стены. Здесь за стеклом стояло несколько кубков выигранных Артёмом в старших классах на школьных и районных соревнованиях по лёгкой атлетике и несколько наград, которые он получил будучи уже студентом на турнирах по воркауту. Алина неспешно и тщательно протирала пыль с кубков и медалей и иногда кидала на мужа полные гордости и любви взгляды.
***
…Среди кучи документов Артёму попалась потрёпанная толстая тетрадка в клетку, исписанная почти до конца. Кое-где кроме записей от руки встречались вклеенные вырезки из газет и журналов.
Буквы крупные, почерк очень аккуратный, но при этом словно какой-то детский. Стоит ли этому удивляться, если бабушка закончила всего четыре класса? Артём с улыбкой листает ветхую тетрадь, периодически вчитываясь в отдельные страницы. В основном тут рецепты различной «консервации», но нет-нет да встречается что-то вроде «растирок» от боли в спине или настоек от простуды.
Артём не замечает, что из тетради на пол вылетел сложенный пополам, пожелтевший и немного потрепанный лист. Зато это видит Алина и подняв его, разворачивает и начинает читать. Артём, заметив это, тоже заглядывает в листок.
– О, да это же бабушкин травяной чай! Я его помню, она поила им всегда, как я в деревню приезжал! — говорит Артём.
– Сколько там все намешано-то, он хоть вкусный был? — спрашивает Алина.
– Очень вкусный. Бабушка верила, что он ещё и полезный очень. Мол, мальчишки от них растут и мужают, — отвечает Артём.
– Глупость какая! — улыбается Алина, а её взгляд тем временем продолжает изучать ветхий листочек.
– Зря смеёшься, — Артём приобнял жену за плечи, — это старинный семейный рецепт, передаётся из поколения в поколение….
– Да? Ну, выкидывать такое нельзя, это ж связь поколений.Я сфотаю рецепт, может, когда-нибудь для Пети сварим…

(Просмотров за всё время: 55, просмотров сегодня: 1 )
10

Автор публикации

не в сети 2 часа

AiRon88

3 516
Маст дай, отстой, кг/ам и т.д. и т.п. ты можешь круче сочинить, а хуже #$% тебе! (с) Иван Алексеев
Комментарии: 595Публикации: 23Регистрация: 28-02-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
5 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Бессонова

Это так мило и по-доброму написано. Вроде бы первая часть вовсе не весёлая, да и весь рассказ покрыт дымкой ностальгической грусти, но так легко читается. Словно детство помахало рукой. Спасибо:)

3
belogorodka

Читала вчера и не нашлось слов. Пишу сегодня. Тема подростковых отношений всегда сложная, читать о таком всегда больно, но ваш рассказ понравился. Чудотворный чай тут, как символ скорее, основное – сам человек, его воля, стремление чего-то достичь, это хорошо считывается. Эх, если бы читали такое подростки…

1
belogorodka

“каждый стремится делать свои ошибки и хорошо, если успеет их исправить…” это из меня)))

1
БФ-2 ФиналБФ-2 Финал
БФ-2 Финал
Шорты-8Шорты-8
Шорты-8
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

5
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх