Письмо

Здравствуй милый мой кузен Андрэ.

Спешу поделиться с тобой событиями, что происходят в моей бренной жизни. Как ты знаешь, ввиду природной стеснительности, в период юности и в молодые годы у меня практически не было отношений с женщинами.

Однако, едва возраст мой перевалил за тридцатилетний рубеж, словно что-то во мне произошло. Не знаю почему, но менее чем за год я стал вдруг любимцем дам.​ Я с легкостью завожу романы и так же легко прекращаю их, возможно разбивая сердца бедняжкам. Но не имею в том никакого злого умысла, все происходит само собой. Да еще и эти постоянные переезды из города в город по долгу службы. В какой то миг я всерьез задумался над своим поведением. Решил, что пора остепениться, ибо тот путь, что веду я указывает прямиком в бездну.
И вот, мое очередное пристанище, небольшой городок К. что ютится на побережье, в окружении соснового бора. Ах кажется я уже несколько лет не вдыхал столь чистый воздух, не отведывал изысканной кухни и не пил таких разных вин. А какие тут девушки, милый мой Андрэ…
Впрочем не стану вводить тебя в искушение, и очень надеюсь, что этот разговор останется в тайне. Не хотелось бы объясняться перед твоей благочестивой супругой​ Шарлоттой, изумительной красоты женщиной, которую я люблю так же сильно, как и тебя, дорогой мой кузен.
Так вот, произошедшая со мной ситуация в полной мере обескураживает и я никак не могу найти верное решение. Однако, я забегаю вперед. 

С месяц назад, сразу после моего прибытия в замечательный город К. я отправился на прогулку после обеда. И в парке повстречался с обворожительной мадемуазель… Я пожалуй не буду уточнять ее имя. Скажу лишь, что это было мое Первое знакомство в этот день.​ Мы мило провели время, гуляя вдоль цветущих аллей, моя спутница оказалась образована, общительна и интересна. В ее светло-голубых глазах отражались бегущие по небу облака, столь же чистые и белоснежные, как ее душа. Так не хотелось расставаться, но меня ждал долг службы и мы договорились встретиться в то же время на следующий день.

Вторая встреча, случилась буквально через четверть часа, в нашей конторе, где мне было поручено вести дела.​ В помощницу мне дали неутомимую мадемуазель… впрочем, и ее имя тоже не стану афишировать. Ах, она оказалась так умна, искрометна и, казалось, понимает меня не то что с полуслова, а даже с полмысли. Мы славно поладили, и я бы даже сказал, стали дружны. Вечером моя помощница вызвалась провести небольшую экскурсию по городу и глядя в ее горящие янтарные глаза, я не смог отказать.

Конечно, милый мой кузен ты догадываешься, что произошло дальше и я не ищу оправданий своим поступкам. Очень быстро у меня вспыхнули два романа одновременно: с милашкой из парка и моей новой помощницей. Я сам не заметил, как попал в этот водоворот. Разрываясь между Первой и Второй я никак не мог поставить точку с одной из них, чтобы целиком посвятить себя другой.

Это  некое безумие, доселе мне незнакомое, волны которого захлестнули меня с головой.

И чем больше я узнаю каждую из них, тем более разными они предстают мне.
Ах какой жгучий характер проявляет Первая, сверкая своими голубыми глазами, и каким нечеловеческим терпением обладает Вторая, скрывая все свои эмоции под благодушной улыбкой. Они так взаимодополняют друг друга, что ​ я скачу между ними как теннисный мяч – безостановочно. 

Первая манит и тут же отталкивает. Надувает свои прелестные губки, мечет молнии, через миг смягчается, улыбается и смеется словно ничего и не произошло. Она напоминает небо, которое то заволокут грозовые тучи, то рассеются, зазывая лучом солнца в бесконечную синь.

Она из тех, кому мало, просто разбить твое сердце. Намеренно уронив его на гранитный​ ​​ ​пол, она  с упоением будет крошить его своим каблучком, до тех пор, пока осколки не превратятся в песок, а песок в пыль.

Она может с легкостью оскорбить, дать пощечину и даже не постесняться в крепком моряцком словце. А потом, вдруг все меняется… Все начинается с ее улыбки. И томного голубоглазого взгляда, в котором отражаются белые и чистые, как ее душа, облака. И я снова тянусь к ней, будто росток к весеннему солнцу, вмиг забыв обиды и разочарования. ​ Нежность ее ладоней возносит в трепет, а уста целуют и шепчут до дрожи в коленях. Она говорит, что любит меня.

Возвращаясь ко Второй я попадаю, наверное, в рай. С ней так спокойно и уютно. Она принимает меня любым. И никогда не скажет дурного слова в мой адрес. Ни одной претензии. Ни одного упрека. И даже если я позволяю себе в дурном настроении накричать на нее, она не вспылит в ответ, не повысит голос. Лишь молчаливо встанет у окна, пряча в его отражении горячие слезы. Она каждый раз новая, каждый раз не такая, как была вчера. Она чувствует меня. Она может часами рассказывать, перепрыгивая с темы на тему и каждая занимательнее​ другой. А может просто молчать и быть рядом. И держать за руку. Она дорожит мной.​ И напоминает мне спокойное штильное море, бескрайнее, бездонное, сильное, но и ласковое. А когда мы близки, то ее нежность, это… Это как… Я даже не подберу эпитетов. ​ Она тоже говорит, что любит меня.
Первая рвет мою душу в клочья, а Вторая, сама того не зная, лечит эти раны.

Первая поступает по своему разумению, совершенно не считаюсь с моими чувствами и мнением. Кажется ей приносит удовлетворение моя жалкость и каждый раз я обещаю, и даже клянусь себе, что на этот раз с ней точно покончено. И знаешь, что самое странное? Едва я оказываюсь в объятиях Второй, в ее обволакивающей, словно колыбель, нежности, я ​ начинаю тосковать по Первой. По ее встряскам и хлестким, как пощечина словам. Ее урагану, неожиданно сменяющемуся погожим приятным днем. Может это наказание для меня, за содеянные грехи? Я не знаю, дрогой мой Андрэ. Увы, не знаю. Как не знаю и то, что мне теперь делать. И как поступить.

К исходу этого месяца я покидаю гостеприимный город К. Долг службы зовет меня дальше.
Мне нужно что-то решить. Кого-то выбрать и позвать с собой. Или бросить карьеру и остаться тут, между ними двоими, пока судьба  сама не выведет на правильный путь.  

Вот такая история, мой милый друг. Я не спрашиваю совета и не прошу помочь. Просто мне нужно с кем то поделиться всем этим. А ближе чем ты, мой дорогой Андрэ у меня никого нет.

На сим позволь откланяться. Передавай мой самый пламенный привет благочестивой Шарлотте. Целуй неугомонных двойняшек Марию и Анну. Очень хочу увидеть Вас всех и крепко обнять. Может и удастся выкроить пару недель и приехать к вам в гости. Но вначале разберусь с собой и с этим всем… 

Прощай, дорогой мой Андрэ. Искренне твой кузен Жак.

 

P.S. И знаешь, разумом я понимаю, что единственный благоразумный вариант – это остаться со Второй. Но вот только тянет меня все время к Первой…. 

 

(Просмотров за всё время: 20, просмотров сегодня: 1 )
9,5

Автор публикации

не в сети 2 дня

Ермак Михалч

412
Комментарии: 98Публикации: 20Регистрация: 29-01-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
5 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Мира Кузнецова

Замечательный эпистолярный стиль.

1
Мира Кузнецова

Да. Обязательно. При случае.

1
Александр Михеев

Очень хороший рассказ. И главный герой – олицетворение большинства стареющих мальчиков) Спасибо!

1
БоК-3БоК-3
БоК-3
Шорты-6Шорты-6
Шорты-6
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

5
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх