Дипломатия мирного времени

Инопланетяне были для Кейт чем-то далеким и непостижимым, когда она была студенткой. Именно поэтому она включила в программу обучения курсы общей ксенопсихологии и истории галактики. Для нее факты из жизни иных рас звучали волшебной сказкой, иногда захватывающе интересной, иногда занудной, но все же никак не относящейся к реальности.

Все должно было измениться, когда она приступила к работе на станции «Санктуарий» и начала каждый день сталкиваться с представителями галактического сообщества. Но нет, инопланетяне все еще оставались загадочными и таинственными, и порой Кейт задавалась вопросом, сможет ли Земля вписаться в их круг.

Ее работа в качестве третьего помощника дипломатического атташе была не слишком почетной и оплачивалась далеко не так хорошо, как ей бы хотелось, но Кейт чувствовала, что она занята важным делом для всего человечества. Вокруг творилась история.

 

Земля впервые вступила в контакт с иными цивилизациями двадцать лет назад, всего пять лет назад землянам разрешили открыть посольство на космической станции «Санктуарий», в центре политической, культурной и торговой жизни всей галактики. И земляне ухватились за свой шанс обеими пятипалыми руками, выгрызая все возможные привилегии у Совета Старших, комитета, состоящего из представителей пяти лидирующих рас. Кейт была горда тем, что она является небольшим, но значимым винтиком в машине, формирующей будущее всех землян и жителей земных колоний.

Очень небольшим винтиком. До сих пор в круг ее обязанностей входило делопроизводство, приготовление кофе, сервировка обедов и время от времени разбирательства по поводу неправильно занятых парковочных мест.

А это утро выдалось на редкость спокойным: закончился традиционный аврал в конце календарного года, еще не поступило никаких срочных депеш, и не случилось чрезвычайных происшествий. Кейт достала из ящика стола вязание и принялась вдумчиво набирать петли, слегка позвякивая металлическими спицами.

К вязанию ее приохотил коллега из силурского посольства. Силури были очень дружелюбной расой, несмотря на некоторые свои сложности в общении с инопланетянами. Их обмен веществ был невероятно быстрым, им требовалось получать пищу каждые три часа и спать каждые шесть часов. Силури быстро говорили, быстро думали и очень быстро теряли терпение, общаясь с менее скоростными представителями других биологических видов. Чтобы избегать постоянных нервных срывов, силури все время находились в поиске новых медитативных и релаксирующих техник, и однажды кто-то из землян научил их вязать. Инопланетяне, внешне похожие на зеленых лысых белок, с восторгом восприняли свежую идею. Веяние оказалось заразным и в кратчайшие сроки захватило станцию, теперь чтобы найти силури, нужно было всего лишь прислушаться и идти на стук спиц, которыми те орудовали с бешеной скоростью.

− Отличное занятие, просто отличное, − щебетал Кан Тха’Ден, показывая Кейт, как правильно держать спицы. − Руки заняты, голова занята, можно не кипятиться из-за бесконечных задержек, медленных лифтов, долгих ответов. Просто считаешь петли. Медитация! Расслабление!

Кейт только одного не могла понять: куда девались уже связанные вещи. Силури их не носили, предпочитая тонкие синтетические ткани. Может, распускали, чтобы заново что-то связать? Или просто выбрасывали?

Но не успела Кейт додумать эту мысль и углубиться в кропотливое занятие подсчета петелек, как в кабинет вошел посетитель.

Ох, и вошел же он!

Визитер ворвался алым вихрем меха, рогов и клыков, и Кейт подавила инстинктивное желание нырнуть под стол. Нельзя было ее в этом винить, разъяренный вельгианин в замкнутом помещении был страшнее гранаты с сорванной чекой.

− Я требую вашего босса, − прорычал он, нависая над столом служащей. Кейт пискнула:

− Атташе сейчас на совещании, я могу вам чем-то помочь?

− Вы обязаны ее приструнить, или я подам жалобу! Я до Старших дойду, если потребуется! Я – уважаемый коммерсант, я не позволю, чтобы какая-то… Чтобы обо мне распускали грязные слухи! − шерсть инопланетянина стояла дыбом, увеличивая и без того солидные размеры ее обладателя. Кейт смутно припоминала, что вельгиане вообще-то вегетарианцы, но сейчас в это верилось с трудом. Посетитель скалил большие и острые зубы, а цвет его шкуры неприятно совпадал с цветом артериальной крови землян. Но все-таки он был разумным существом, соблюдающим законы, так что не съест же он помощницу прямо в посольстве? Кейт собралась с духом:

− Расскажите, что произошло, и в случае необходимости мы составим жалобу. Как вас зовут? Кто распускает о вас слухи?

Вельгианин усилием воли заставил стоящую дыбом гривку на макушке улечься и чуть более спокойным тоном представился:

− Я Шимашион Дшалиош Одиннадцатый Суиша, торговый представитель фирмы «Водные сады Суиша». Мы специализируемся на водоочистных сооружениях. Сейчас мы ищем субконтрактора для производства микроконтроллеров.

Кейт смотрела на него круглыми глазами, пытаясь разобраться, какое это отношение имеет к грязным слухам.

− Водяные чипы, − вставила она слово, чтобы дать понять, что следит за мыслью.

− Верно. Мы ищем поставщика водяных чипов, − качнул гривой вельгианин. − Во время переговоров я познакомился с землянкой по имени Марла Зверолюбова.

Инопланетянин протянул к Кейт когтистую лапу, демонстрируя изображение молодой женщины на наручном инфокомме.

− Мы пообщались, несколько раз выпили в баре и…

Вельгианин прищурил свои желтые с оранжевыми нитями зрачков глаза, раздумывая, как объяснить дальнейшее.

− Провели вместе ночь, − со вздохом закончила за него Кейт. Межвидовые романы были гораздо меньшей редкостью, чем можно было подумать.

Психологи заявляли, что это девиация, которую следует немедленно лечить, религиозные активисты разных рас и вероисповеданий заявляли, что межвидовые связи грешны и аморальны, но между тем количество пар (троек и групп), презревших законы биологии, росло. Некоторые земляне объясняли свой сексуальный интерес к иным расам тлетворным влиянием древних сказок: русалочка влюбилась в человека, Красавица полюбила Чудовище, а принц поцеловал лягушку. Различия в физиологии не могли стоять на пути истинного чувства. Или хотя бы истинного интереса к инопланетной экзотике.

Минусом в такого рода отношениях были глубокие культурные различия. Не все воспринимали эти связи одинаково, не все понимали, во что ввязываются, когда соглашаются «пообщаться и выпить в баре».

− Словом, когда я спал, она влезла в мой настольный инфокомм и узнала кое-какую личную информацию, которую теперь распространяет с немалой долей выдумки. Правды в ее словах достаточно, чтобы все верили ее лжи, и я требую, чтобы вы заставили ее прекратить, − вельгианин снова распалился и теперь обводил кабинет безумным взглядом, словно ища что-нибудь хрупкое, чтобы расколотить в дребезги.

Кейт как раз чувствовала себя очень хрупкой, поэтому решила немного успокоить агрессивного посетителя.

− Может, стакан воды? − предложила она.

− Не нужна мне вода! Мне нужно, чтобы вы занялись моим делом немедленно! Она должна принести мне официальные извинения!

− Я доложу атташе, когда он…

− Немедленно! − взревел инопланетянин.

Кейт мысленно составила список всех сотрудников посольства, которым она могла бы перепоручить злого пришельца с его любовными проблемами, и поморщилась. Сейчас как раз шли дебаты относительно недавно открытой планеты с кислородной атмосферой. За планетой уже закрепилось имя Ойнос. Из девятнадцати рас, чьи посольства располагались на «Санктуарии», кислорододышащими были тринадцать, поэтому интерес к потенциальной колонии был особенно горячим, и переговоры грозили затянуться на целую вечность, Совет бомбардировали запросами, требованиями, предложениями об обмене, и земное посольство не могло не включиться в игру. Атташат был полностью задействован в этом процессе, кроме Кейт как самой младшей сотрудницы.

− Если, − с угрозой выложил последний козырь Шимашион. − Вы откажетесь, мой троюродный брат по пятой линии, совладелец «Широкой полосы», расторгнет контракт с вашими колониями.

А вот это было серьезно. Вельгиане, припомнила Кейт, держались за родственные связи очень крепко, а «Широкая полоса» − это небольшой флот, который за весьма разумную плату занимался грузоперевозками. В частности, он играл немалую роль в жизни новых земных колоний «Терра Инкогнита» и «Море Спокойствия», перевозя все необходимое для жизни колонистов, которые еще не перешли на самообеспечение.

− Хорошо, − вздохнула Кейт. − Я лично займусь вашей проблемой прямо сейчас.

С некоторым усилием она вытолкала шумного визитера за дверь, сложила вязание обратно в ящик стола, налила себе кофе и принялась изучать файлы через посольскую инфосеть.

Марла Зверолюбова оказалась уроженкой Марса, первой земной колонии, работала на фирму «Микротек-ноль» и имела несколько неоплаченных штрафов за парковку. Ничего особенного ни в ее биографии, ни в снимках, запечатлевших улыбчивую темноволосую женщину чуть за тридцать. Неужели она из тех безумных любительниц инопланетян, что ошиваются в барах при космопортах? Как вообще можно подцепить инопланетянина? И как это все происходит при такой-то разнице в культурах, обычаях, а порой и при физиологической несовместимости? Не то, чтобы Кейт действительно интересовалась, но любопытство свойственно женщинам. А может, и людям вообще.

Дверь с шипением снова распахнулась. Кейт испытала приступ дежавю. В ее кабинет, собственный, спокойный, тихий крошечный кабинет снова ввалился взбешенный инопланетянин. Этот день определенно стоило пометить в дневнике красным цветом.

К счастью, на сей раз это был не вельгианин. Перед ее столом бесновался и подпрыгивал в комичной ярости горнок. Он едва был выше ее стола, кругленький и пузатенький, он вопил:

− Вы должны немедленно! Немедленно! Найти виновного!

Неужели его тоже оболгала любовница-землянка? Воистину, на вкус и цвет…

Горноки были рыбами. Конечно, земная классификация видов пасовала перед обилием и разнообразием жизни в галактике, но у Кейт складывалось именно такое ощущение. Может, дело было в обвислых, вяло шевелящихся усах, которые вкупе с выпученными глазками напоминали аквариумного сомика. И прихотливая вязь мелких чешуек, покрывающая голову и руки этого горнока, была переливчатого синего цвета и вызывала морские ассоциации. Словом, рыба же.

− Здравствуйте, я третий помощник дипломатического атташе при посольстве Земного Содружества Кейт…

Инопланетянин не дал ей договорить:

− А ну заткнись! Вот, полюбуйся, что ваши натворили!

Он сунул пораженной девушке под нос свой инфокомм, для чего ему пришлось подпрыгнуть и подтянуться, практически улегшись на ее стол.

Кейт уже видела горнокские корабли, поэтому даже не улыбнулась. Этот корабль был типичным выходцем с верфей Горно: вытянутый, с утолщением на одном конце и двумя полусферическими отсеками для двигателей на другом. Земляне и несколько других видов находили эту форму забавной в отличие от самих горноков.

Но конкретно этот корабль отличался от остальных сияющей золотой надписью вдоль борта. Надпись была на одном из земных языков, в ней было всего одно слово, три буквы, выписанные по трафарету красивым и прекрасно читающимся шрифтом. Несмотря на то, что она прекрасно дополняла панораму горнокского корабля, Кейт была уверена, что владелец судна назвал его как-то иначе.

− Граффити и порча чужого имущества – это преступление, вам стоит обратиться в полицию, − с каменным лицом произнесла Кейт. Она не была уверена, насколько хорошо сердитый горнок разбирается в человеческой мимике, поэтому не рисковала показать даже тень улыбки. Как бы этот снимок у него выпросить? Лорейн, ее подруга, со стула упадет. Она обожала юмор такого непритязательного сорта.

− Думаешь, я не обращался? − возмущенно забулькал кораблевладелец. − Ждите, сказали они. Нехватка сотрудников, ха! Они там сидят и смотрят на свои мониторы, впятером делают то, на что хватило бы одного самого дешевого ИИ. А мне улетать завтра, я и так задержался. Пока они почешутся, мой контракт прогорит. Так что или вы находите преступника до завтра, или я пишу жалобу в Совет о расовой дискриминации. И добьюсь, чтобы лично тебя выпнули с этой станции, да так, что ты будешь лететь до своего комка грязи быстрее космолета!

И ведь напишет, с тоской подумала Кейт. Половина жалобщиков на всей станции – горноки. Они в бюрократической машине плавали, как… как… ну да, как рыбы в воде.

К огромному облегчению помощницы атташе к ней зашел ее непосредственный начальник, Лукас Рутгер, с внушительной стопкой распечаток.

− Здесь документы по… о, здравствуйте, − он заметил пришельца.

− Господин Рутгер, нам нужно поговорить, − выпалила Кейт и утащила начальство в угол за большой генномодицированный фикус. Она вкратце описала сегодняшние происшествия и умолкла, глядя на дипломатического атташе умоляющими глазами.

− Ты еще не слышала новости об Ойносе? − невпопад спросил он.

− Нет, но какое отношение… − забормотала девушка.

− Силурские корабли-разведчики уже осмотрели систему и обнаружили три новых перехода в ГП, − оборвал ее шеф.

Даже при сверхсветовых скоростях межзвездные путешествия занимали бы годы, если бы не гиперпространственные двигатели. Использовать их можно было только в точках перехода, которые открывали путь от одной системы к другой. Определять, куда ведет свежеоткрытый переход приходилось методом проб и ошибок, зато чем больше точек перехода у системы, тем экономически выгодней основать в ней поселение. От Солнца вело всего два пути к звездам, а «Санктуарий» располагался на пересечении одиннадцати маршрутов.

− Быстро они. Систему только недавно открыли, − заметила Кейт.

− Они все делают быстро, − поморщился Рутгер. Он не любил инопланетян, как и многих людей, но придерживался той точки зрения, что взаимная неприязнь только стимулирует плодотворность переговоров. Меньше времени тратится на сантименты и расшаркивания.

− Но какое…

− Теперь Ойнос находится всего в двух переходах от нашей военной базы, − снова перебил атташе. − На посла уже наседают с Земли. Если раньше мы участвовали в дележке планеты только для того, чтобы о нас не забывали, то теперь этот кусок камня стал стратегической точкой.

− А вельгианин и горнок?..

− Весь штат занят в переговорах. Ты и не представляешь, на какие уступки мы идем и о каких одолжениях просим, − Рутгер устало потер лоб. − А это значит, что с нашей стороны не должно быть никаких мелких заминок, понятно?

− Понятно, − пробормотала Кейт.

− Вот и хорошо. Пора тебе проявить себя, разберись с этими делами и не дай им замутить воду в нашем пруду, − начальник кивнул и вышел.

Все было кристально ясно. Теперь присутствие двух злых инопланетян в ее кабинете объяснялось очень просто: они наверняка сначала обратились в собственные посольства, где их отправили к землянам, чтобы немного подсыпать песка в дипломатический механизм конкурентов. А если Кейт не разберется с их проблемами, не утешит и не успокоит жалобщиков, то ее сбросят с тройки на съедение волкам: принесут официальные извинения чужим посольствам, свалят всю вину на некомпетентного сотрудника, которого и уволят с позором. В конце концов, она была самым младшим и самым легкозаменимым членом команды.

Кажется, придется попотеть, чтобы доказать, что Кейт не зря добивалась именно этой должности. И если придется разбираться с загадочными инопланетянами, то так тому и быть.

С делом Уи Цверцвара, как представился горнок, все оказалось проще, чем боялась Кейт. Круг подозреваемых сузился с восьми тысяч человек, находящихся сейчас на «Санктуарии» по данным посольства, до одной рабочей бригады, которая ремонтировала корабль. По словам господина Уи, они расстались не очень хорошо: заказчик был недоволен качеством полученных услуг, а бригадир – оплатой.

Итак, с чего же начать? С любовницы вельгианина или с обманутых рабочих? Кейт не пришлось долго думать, поскольку она так и не подобрала слов, с которых могла бы начать беседу с гражданкой Марлой Зверолюбовой. Некоторое время служащая посольства колебалась, нагрянуть лично к бригадиру или поговорить с ним по инфокомму, но ее сомнения решились в пользу личного визита, когда она узнала, что в данный момент бригада занята работой в доках.

Чтобы добраться до нужного места, Кейт пришлось опуститься на несколько уровней на общественном лифте, а затем еще добрых двадцать минут трястись в вагончике рельсового мобиля. «Санктуарий» был действительно большим местом. Его построили более трехсот лет назад совместными усилиями пять Старших рас, с тех пор станция росла и расширялась, обрастая новыми доками, модульными жилыми секциями и ангарами.

− Ты, что, туды твою-растуды, слепой? А ну, разворачивай! − еще на входе в нужный отсек услышала Кейт зычный глас бригадира. В доке кипела работа, за которой наблюдала группка боссиан. Судя по некоторым нецензурным идиомам, бригадир не забивал себе голову попытками произвести на инопланетян наилучшее впечатление.

Кейт дождалась перерыва в криках и улучила момент, чтобы представиться и сообщить причину своего визита. Бригадир, крупный мужчина с вызывающе торчащими черными усами, захохотал во все горло, увидев снимок горнокского корабля.

− Я поставлю выпивку тому, кто это сделал, − отсмеявшись заверил он. − Этот мелкий гад нас надул со сверхурочными, зря в две смены пахали. Только ему подгадил не я и не мои ребята, это точно.

− Почему вы так уверены? − заинтересовалась Кейт.

− Да этот тип уже приходил, прыгал тут, ну я и смотался к его причалу, глянуть самому. Покрашено-то нанокраской.

− И что?

− Это такая краска из наноботов, − терпеливо объяснил рабочий. − Ее только недавно стали выпускать. Хорошая, да, самозалечивающаяся, ей любая атмосфера ни по чем. Но стоит, как половина космолета, дорогая кому-то шутка вышла. Мои ребята не станут тратить недельный заработок на мелкую пакость, нам семьи кормить. Мы ж не на станции живем, а по контракту работаем, кто домой деньги отсылает, кто копит на учебу или еще что.

Кейт уныло кивнула. Контрактные рабочие приезжали сюда ради высоких заработков, но зачастую с них взимали плату за жилье, питание и воздух, поэтому им приходилось экономить на всем, что не было жизненно необходимо, чтобы вернуться домой с прибылью.

− А вы поспрашивайте во «Всестрое», − доброжелательно посоветовал бригадир, глядя на погрустневшее личико девушки. − Это магазин стройматериалов недалеко от доков. Нанокраску мало где продают и спрос на нее невелик, вдруг продавец вспомнит, кто брал у них недавно баллончик.

− Спасибо, − приободренная Кейт улыбнулась усачу. − Вы мне очень помогли!

Найти магазин «Всестрой» оказалось несложно, ручной инфокомм высветил карту, и Кейт уже через несколько минут стояла перед сияющей разноцветной вывеской. Даже не входя в магазин можно было догадаться, что владельцем был силури по яркости оформления витрин. Силури просто обожали кричащие расцветки.

− Нанокраска? − продавец даже отложил вязание ради перспективной клиентки. − Конечно, у нас есть нанокраска. Прекрасный выбор. Стойкая. Яркая. Не облезает, сама затягивает царапины, меняет цвет по выбору владельца.

− Нет-нет, − остановила тараторящего продавца Кейт. − Я просто хотела знать, часто ли ее покупают. Например, позавчера кто-нибудь брал эту краску?

− Я могу проверить записи, − чирикнул силури.

− Хотя ее могли купить где угодно, − скорее себе, чем инопланетянину пожаловалась помощница атташе.

− Нет, на «Санктуарии» нанокраска продается только у нас, − гордо заявил силури, снова берясь за вязание. − Позавчера никто не покупал эту краску, но два дня назад был сделан заказ с доставкой. К сожалению, я не могу сообщить адрес. Политика компании.

− Но мне нужно знать, − Кейт была почти в отчаянии. Это была единственная ниточка, ведущая ее к разгадке.

− Сожалею, − присвистнул силури, выражая сочувствие. Его спицы замелькали в воздухе, давая понять, что разговор окончен. Но от Кейт оказалось не так-то просто отделаться.

− А скажите, много ли ее требуется для надписи вот такого размера? − Кейт продемонстрировала снимок злосчастного корабля с граффити. Силури навел на надпись свой инфокомм, чтобы получить перевод, а затем громко застрекотал, что соответствовало дикому хохоту.

− Немного, − признал он отсмеявшись. − Один баллончик. Распыляется очень тонким слоем. Только вам теперь понадобится не менее десяти дней, чтобы свести эту красоту.

− Почему? − удивилась Кейт. − Неужели нельзя просто закрасить?

− Нанокраска по сути и не краска вовсе, а множество наноботов, которые могут принимать разные расцветки, − принялся объяснять продавец. − Ею красят дорогие авто и аэро, парадные доспехи или церемониальную броню. Она отталкивает воду, грязь и прочие субстанции. Землянки, кстати, начали красить ею ногтевые пластины, а вельгиане наносят узоры на рога. Все баллончики одинаковые, цвет покупатель выбирает на прилагающемся минипаде.

Он нырнул куда-то под прилавок и вернулся с баллончиком краски и куском пластика.

− Выбираем, к примеру, этот цвет. Или лучше, этот узор, − он ловко зацокал коготками по клавишам минипада. − А заодно и форму. Смотрите.

Он направил баллончик на тестовую поверхность и нажал на распыляющую головку баллончика. На белой полосе появились ровные и аккуратные иероглифы силурского языка. Надпись переливалась всеми оттенками зелени. Кейт направила на ние инфокомм и прочла перевод: «Нанокраска».

− Этой краске не нужен трафарет и палитра цветов, просто выбираете цвет или узор, рисунок или надпись, − восторженно щебетал силури. Кейт осторожно потрогала надпись кончиками пальцев.

− Время на высыхание ей тоже не нужно, наноботы уже закрепились на своих местах.

− Она даже к ногтям крепится? − не поверила Кейт.

− Дайте вашу руку, − силури набрал что-то на минипаде и капнул краской на ноготь ее большого пальца. Краска расплылась по розовому лаку, которым был покрыт ноготь, и сложилась в изображение стилизованного цветка.

− А почему нужно десять дней, чтобы свести ее? − припомнила девушка.

− У каждого баллончика свой собственный случайно генерирующийся код, − начал объяснять силури. − Если под рукой есть оригинальный минипад от баллончика, то нужно всего лишь…

Он снова зацокал по приборчику, а затем достал тряпку и просто стер надпись с пластика. Кейт вытаращила глаза: краска осыпалась без всякого сопротивления.

− Отсылаем сигнал прикрепившимся наноботам, и они отключаются, становясь сухой безвредной пылью. Но если минипада с кодом нет, то придется расшифровывать требуемый сигнал с помощью инфокомма, а это занимает много времени.

Кейт некоторое время стояла, переваривая информацию и пытаясь понять, как ей это может помочь в расследовании. Силури уже вернулся к спицам и теперь не обращал на посетительницу никакого внимания.

− Огромное спасибо, − пробормотала Кейт и собралась уходить, но в дверях задержалась на мгновение. − Скажите, а что вы делаете со связанными вещами? Вы же их не носите.

Силури тихо застрекотал.

− Мы отправляем их в благотворительные организации на Земле и ваших колониях. Нас благодарят.

Кейт ошеломленно кивнула и ушла.

Поскольку дело с граффити зашло в тупик, пришла очередь любительницы вельгиан.

Над пластиной настольного инфокомма в кабинете Кейт возникло изображение привлекательной молодой женщины.

− Сволочь шерстяная, − высказалась она в ответ на сообщение о жалобе от Шимашиона Дшалиоша Одиннадцатого Суиша. − Это я должна на него жаловаться, лживая скотина.

Кейт сморгнула, не сразу догадавшись, что оскорбления относились не к ней.

− И я не шпионила за ним, а просто хотела поставить будильник, потому что у моего инфокомма сломался аудиовыход. Но то, что я увидела, − Марла задохнулась от ярости. − Он убеждал меня, что контракт уже у меня в кармане. Его фирма хотела заказать у нас партию водяных чипов, знаете ли. Я так расписала руководству прибыль от грядущей сделки, так гордилась успешной сделкой, а эти гады лохматые просто использовали меня! Они и не собирались заключать договор, а просто хотели, чтобы их обычный поставщик сбросил цену, узнав, что они ведут переговоры со сторонней компанией! Я видела переписку!

− И вы стали об этом рассказывать? − уточнила Кейт.

− Что? Нет, − Марла фыркнула. − Я просто рассказала девочкам на работе, что у Шимы целый гарем из инопланетянок, судя по его записям. Даже силури есть, а ведь у них нет женщин, они гермафродиты.

− Господин Суиша сказал, что распространяемые вами слухи неправдивы, − заметила служащая посольства, старательно сохраняя серьезное выражение лица.

− А что ему оставалось делать? В любом случае, он мне нанес гораздо больше ущерба, − Марла скривилась. − Я не представляю, как объяснить руководству, что проект, над который угрохано столько времени, лопнул.

− Вы не можете принести извинения, чтобы не раздувать дипломатический скандал? − без всякой надежды спросила Кейт.

− Вот еще! − фыркнула женщина. − Это он должен извиняться!

У Кейт окончательно упало настроение. Кажется, она не решит ни одну из поставленных задач, за что ее непременно уволят.

Марла протянула руку, чтобы отключиться, но Кейт заметила блеснувшие золотом ногти.

− Стойте, − выпалила она. − На ваших ногтях – это нанокраска?

Марла Зверолюбова удивленно изогнула идеальную бровь.

− Да, ее недавно стали выпускать, вам нравится?

− Очень красиво, − искренне похвалила Кейт. − И вы покупаете ее во «Всестрое»?

− Конечно, нет, зачем она мне в таких количествах? Я делаю маникюр в салоне «Свежесоль». Думаю, это неправильный перевод, но местечко популярное. Шима тоже туда ходит, полирует рога. Вот он где-то сам покупает нанокраску и наносит узоры на рога и когти.

У Кейт начала формироваться какая-то неясная идея. Она отключила связь и задумалась. По привычке потянулась за вязанием, но замерла, так и не открыв ящик стола.

А кто, собственно, такой этот Уи Цверцвар? Горнок, жертва неизвестного граффитчика, а дальше?

Посольская инфосеть сообщила, что ее жалобщик был одним из акционеров фирмы «Хлошанс», поставщика микроэлектронного оборудования. Именно у них «Водные сады Суиша» заказывали свои микроконтроллеры раньше.

Ощущение смутного подозрения у Кейт усилилось.

Она снова набрала номер Марлы.

− Что еще? − женщина растеряла остатки любезности и смотрела откровенно враждебно. Кажется, Кейт оторвала ее от какого-то занятия.

− А вы не видели в записях Шимашиона, на каком этапе сейчас его переговоры с «Хлошансом»? − поинтересовалась ассистентка атташе.

− Уже обо всем договорились, хотя Шима еще пытается сбить цену до подписания договора, − стала припоминать Зверолюбова. − Кажется, его будут подписывать на планете через несколько дней. Не помню на какой. Чем ниже цена от поставщика, тем крупнее премию получит Шима от своего начальства. Это все?

− Еще кое-что, − добавила Кейт с мрачной ухмылочкой. − Вы не подскажете адрес Шимашиона?

Марла продиктовала адрес и отключилась с какой-то упрямой решительностью, из чего следовало, что больше Кейт от нее ничего не добьется.

Кейт пролистала кое-какие справочники, оставшиеся у нее со студенческих времен, и получив подтверждение своей догадке, набрала номер «Всестроя».

− Я к вам сегодня заходила, − сказала она появившемуся изображению силури.

− Помню-помню, − силури не отрывался от мерного постукивания спиц. − Землянка, интересующаяся нанокраской. Хотите сделать заказ?

− Не сегодня, − Кейт печально улыбнулась. − Но вы говорили, что пару дней назад кое-кто заказывал эту краску. Если я назову адрес, вы сможете подтвердить, что она была отослана именно туда?

Силури заколебался. Он даже поднял глаза от вязания и нервно затеребил кончик бледно-салатового носа.

− Я не буду ссылаться на вас, − добавила Кейт, и инопланетянин сдался. Девушка надиктовала полученный адрес Шимашиона. − Здоровенный такой вельгианин. Это он заказывал краску?

− Да, − чирикнул силури. − Я еще подумал, зачем ему столько, он недавно лично покупал баллончик.

Кейт снова улыбнулась, медленно и очень хищно. Ей не нравилось, когда на нее кричат большие горластые типы, будь то люди или инопланетяне, и скоро у нее будет шанс отыграться.

После заверений продавца в том, что теперь она будет всем рекомендовать только его товары, Кейт связалась с вельгианином.

− Господин Шимашион Дшалиош Одиннадцатый Суиша, − поприветствовала его Кейт с ехидной улыбочкой. − Я разобралась в сути вашей жалобы.

− Да? − недоверчиво прорычал инопланетянин. Теперь Кейт обратила внимание на яркие лаковые узоры, покрывавшие рога вельгианина. − Она прекратит распространять слухи? И я требую извинений!

− Их не будет, − Кейт переждала бурю эмоций, которая последовала за этим заявлением. − Будет только жалоба и, возможно, уголовное дело.

Вельгианин заткнулся. Ни один представитель разумных видов не любил иметь дело с полицией, особенно находясь в роли подозреваемого.

− Мне поручили разобраться с делом о граффити. У меня только один вопрос: почему вы написали на корабле горнока непристойность именно на земном языке?

Вельгианин прижал уши и съежился. Он колебался, стоит ли признаваться, или, может, нужно все отрицать.

− Я был так зол на Марлу, что сделал надпись на ее родном языке, − нехотя выдавил он.

− Вы хотели шантажировать Уи Цверцвара? Хотели отдать ему минипад с кодом в обмен на снижение цены? − это был уже второй вопрос, и хотя Кейт обещала только один, вельгианин, казалось, не возражал.

− Нет! Он бы расшифровал код и убрал надпись за несколько дней, я просто пытался вывести его из равновесия, горноки такие тщеславные, сами знаете. Так он бы лучше поддавался нажиму и все-таки сбавил цену, чтобы быстрее заключить договор и убрать свой корабль с глаз долой.

Кейт кивнула. Как-то так она и думала. В ее старых справочниках был отмечен тот факт, что горноки – невероятные гордецы, они не переносят насмешек и крайне чувствительны к любой мелочи, касающейся их внешности. Кейт предположила, что корабль тоже можно считать деталью внешнего вида.

− Вы заберете свою жалобу из посольства и разберетесь с Уи Цверцваром, − холодно отчеканила Кейт. − И тогда я не стану подавать жалобу в ваше посольство.

Вельгианин зарычал, но все же кивнул − жест, явно подхваченный у землян.

Непостижимые инопланетяне оказались… не столь непостижимы. Они лгали, занимались интригами, злились. Они любили деньги и секс. Каким бы странным ни был их внешний вид, какими бы загадочными ни казались их привычки, многое роднило этих непостижимых таинственных инопланетных существ с людьми. Кейт казалось это успокаивающим. Все-таки люди займут свое место в галактике, нам не привыкать иметь дело с пороками.

Тут перед внутренним взором Кейт появилось видение: толпа детей из детского дома на прогулке, таких же, какой когда-то была и она. И на каждом – яркий цветастый свитер, связанный суетливыми четырехпалыми руками силури. Инопланетянам не чужды были и добродетели: бескорыстие, забота. Эта мысль окончательно привнесла мир в душу служащей посольства. Этот сумасшедший денек многое прояснил для Кейт.

Она откинулась в кресле и потянулась к ящику с недовязанной шалью. И заметила кое-что интересное. На ее пальце, там, где силури-продавец нарисовал цветок нанокраской, белели полоски. Осыпавшись, нанокраска заодно прихватила с собой и слой лака, на который была нанесена.

У горнока нет времени перекрашивать корабль. И почему-то Кейт не испытывала к нему никакого  сочувствия.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

(Просмотров за всё время: 4, просмотров сегодня: 1 )
0

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Ирина Мягкая

92
Кто здесь?
flag - РоссияРоссия. Город: Петрозаводск
Комментарии: 8Публикации: 8Регистрация: 23-01-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Лао-1Лао-1
Лао-1
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: